19 сентября 2020 06:02 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

АРХИВ НОМЕРОВ

Содружество

Автор: Павел Евдокимов
ЗАЧИСЛЕН ПОД №1

1 Июля 2009
ЗАЧИСЛЕН ПОД №1

С него в буквальном смысле начиналась Группа «Альфа». Он был первым сотрудником, зачисленным в состав подразделения в июле 1974 года, и до прихода Героя Советского Союза В. Д. Бубенина занимался формированием первого антитеррористического подразделения в нашей стране.

ИЗ ДОСЬЕ «СПЕЦНАЗА РОССИИ»

ИВОН РОБЕРТ ПЕТРОВИЧ

Родился 17 января 1937 года в деревне Затон Архангельской области. В 1954 году поступил в Калининградское военное пограничное училище. После его окончания в 1957 году был направлен в Отдельный офицерский батальон Управления коменданта Московского Кремля. Непродолжительное время был командиром взвода Отдельного полка специального назначения (ныне Президентский полк). Вследствие хрущевского сокращения Вооруженных Сил переведен в Отдельную мотострелковую дивизию особого назначения (ОМСДОН) МВД.

В 1961 году подал рапорт о переводе в КГБ СССР. Был зачислен в Седьмое управление, где до прихода в «Альфу» прошел путь от рядового сотрудника до начальника 10 го отделения 5 го отдела. Входил в десятку лучших многоборцев ведомства.

В Группе «А» — с момента создания 29 июля 1974 года. Был назначен заместителем начальника. До утверждения в должности В. Д. Бубенина активно участвовал в разработке нормативных документов, регламентирующих деятельность подразделения, и решении вопросов, связанных с комплектованием его личным составом.

В апреле ноябре 1977 года — командир Группы «А».

В БОРЦОВСКОМ ЗАЛЕ

— Роберт Петрович, Вы ведь были первым сотрудником, кого зачислили в штат «Альфы», так?

— Да. Потом В. П. Емышева и С. А. Голова. Остальных ребят отобрали чуть позже, — и мы начали нести боевое дежурство.

— На момент создания и потом, на протяжении семнадцати лет, Группа «А» была «приписана» к 7 му управлению КГБ СССР. Чем это было вызвано?

— Здесь легче было соблюдать конспирацию (ни родные, ни близкие не знали, где служат ребята), а также и то, что сотрудникам, которым предстояло участвовать в боевых действиях, год службы засчитывался за полтора. Хотя поначалу об этом и речи не шло.

— На кого легла основная нагрузка при подготовке документов по Группе «А»?

— На одного из офицеров 5 го отдела «семерки» полковника Варникова Михаила Алексеевича. В этой работе также принимал участие полковник Дёмин Николай Григорьевич, который внес существенные коррективы. Это были люди большого и острого ума. В Положении о Группе «А» был предусмотрен весь комплекс вопросов: от целей и задач, включая тактику ведения борьбы с террористами, до вооружения, оснащения и материального обеспечения. С начала сентября 1974 года в эту работу активно включился первый командир группы «А» Виталий Дмитриевич Бубенин, Герой Советского Союза, отличившийся во время боев с китайцами на острове Даманский.

— А Вы не удивились названию подразделения? И не пытались разгадать, что означает литера «А»?

— Скажу честно, мы долго думали, почему такое название, но потом решили: просто «группа Андропова». Юрий Владимирович пользовался исключительным уважением у сотрудников КГБ. Я знаю, что некоторые молодые люди, дети1990 х, прочтя эти строки, скривятся и выскажутся в нелицеприятном духе. Что ж, это их право. Но наше право в свою очередь рассказывать о том, что было на самом деле. Если сузить тему, то заслуга Юрия Владимировича в создании такого элитного подразделения спецназа очевидна и несомненна. Прирожденный аналитик, он сумел предугадать тот вал терроризма, что в скором времени обрушится на страну, и сделал надлежащие выводы. Андропов лично интересовался состоянием дел в Группе «А». Кстати, без ведома Председателя КГБ это подразделение нельзя было использовать. Так было записано в Положении о Группе «А».

Была поставлена задача — собрать людей из «семерки», добровольцев. Дело в том, что сотрудникам этого управления довольно часто приходилось принимать решения в сложных ситуациях — на постах охраны дипломатических представительств и при проведении наружного наблюдения. Естественно, что кандидаты в Группу «А» должны были иметь положительные характеристики по работе, прослужить в органах не менее трех лет, выдерживать высокие физические и психологические нагрузки. Быть, что называется, коммуникабельными и уживчивыми в коллективе.

— Иначе говоря, нужно было отобрать весь цвет Седьмого управления КГБ.

— Верно. Но все ли командиры были готовы отдать лучших сотрудников? Вот в чем вопрос. Конечно, не все. Тогда еще мало кто знал, какими вопросами будет заниматься наше подразделение. Да и преступлений подобного рода в стране практически не случалось. Потом, естественно, отношение коренным образом изменилось.

— Давайте, Роберт Петрович, назовем фамилии первых командиров смен. Ведь поначалу были смены, а не отделения.

— Первыми были: Изотов Юрий Антонович, Афанасьев Александр Сергеевич, Голов Сергей Александрович и Леденёв Дмитрий Александрович. За исключением Голова, которого порекомендовал лично заместитель председателя КГБ, все ребята первого набора были из Седьмого управления. Все они являлись хорошими спортсменами, имели богатый опыт и обладали организаторскими способностями. Многих мы знали по их участию в составе сборных команд по легкой атлетике, лыжным гонкам, борьбе, стрельбе и т. п. на уровне перворазрядников, кандидатов и мастеров спорта, способных в бронежилете двадцать километров пробежать и не умереть. Поэтому первые тридцать человек мы набрали очень быстро.

— Какие нибудь сложности материального характера при создании подразделения возникали?

— Руководство Комитета оказывало большую помощь. Серьезных затруднений, чтобы нам чего то не сделали, отказали или не додали, — не было. Не помню, во всяком случае. Все наши предложения и заявки, касающиеся вооружения или, скажем, экипировки, максимально выполнялись. Более того, к нам приходили и спрашивали: какой вид вооружения вам требуется? Мы говорили о средствах индивидуальной защиты и специальных средствах для ведения борьбы с террористами. Особенно нас интересовало мощное и бесшумное оружие.

Были проблемы с размещением. Сначала группа располагалась в 5 м отделе. Потом нас переместили в борцовский зал, который служил нам базой и «конспиративной квартирой». Мы там дежурили, питались, отдыхали на раскладушках. И месяц занимались только физической подготовкой. Затем нам выделили здание, где раньше «квартировал» 3 й отдел Седьмого управления. Это уже потом были относительно комфортабельные условия. Хотя с нынешним объектом «Прибой» они, естественно, не идут ни в какое сравнение. Жили аскетами и были счастливы.

— Расскажите, пожалуйста, по какому принципу строилась повседневная работа Группы «А»?

— Первоначально было создано пять отделений: одно находится на круглосуточном дежурстве, второе — отдыхает после смены, третье — готовится заступить на вахту, четвертое — выходное и пятое — на боевой учебе. Мы должны были быть готовыми к действиям в случае захвата самолета, наземного транспорта, зданий. При освобождении человека с его головы не должен был упасть ни один волос. Такое непременное условие поставил перед нами Ю. В. Андропов. Командиры групп всегда стремились обеспечить безопасность заложников — это абсолютный приоритет. И, разумеется, сохранить личный состав.

ПЕРВЫЕ УЧЕНИЯ

— В чем заключалась подготовка сотрудника Группы «А»?

— Мы пытались учесть все нюансы, предвидеть все неожиданности, которые могут возникнуть по ходу дела. Готовили людей таким образом, чтобы помимо добротной индивидуальной подготовки, каждый офицер мог командовать подразделением. Требования к индивидуальной подготовке предъявлялись очень высокие: стрельба из всех видов оружия, вождение автомобиля, бронетранспортера, танка, умение десантироваться с вертолета и самолета, плавать под водой. Поэтому знания и навыки отрабатывались до автоматизма. Кроме специальных дисциплин, изучали воинские уставы и наставления, опыт Великой Отечественной и послевоенных лет. В дальнейшем все это очень пригодилось.

Вначале у нас не было никакой материальной базы. И мы на первых порах не знали ни Тулы, ни Ярославля, ни Новой деревни (места проведения огневой, военно-инженерной подготовки, минно-подрывного дела и тактико специальных учений. — П. Е.). Не проходили мы и обкатку танками. Она у нас стала практиковаться после откомандирования в состав Группы «А» Виктора Фёдоровича Карпухина из Бабушкинского пограничного училища, где он являлся командиром роты боевых машин. Главная задача, которая стояла перед нами тогда — отработать тактику обезвреживания террористов и освобождения захваченного самолета или здания.

— Не случайно операции, проведенные в 1980 х, являются настоящей классикой освобождения заложников в зданиях и на транспорте. Действительно, без мощного фундамента 1970 х подразделение «А» просто не состоялось бы потом как знаменитая «Альфа».

— Вот почему мы начали с изучения самолетов различных типов, отечественных и иностранных — расположение входов, люков, наиболее уязвимых мест, внутреннего пространства. Осваивали аэропорты, приглядываясь, как идет рулёжка, посадка… Старались найти направления, по которым можно было бы скрытно подбираться к самолетам. Глубокая конспиративность при занятии исходных боевых позиций и внезапность действия — это главный принцип в тактике спецназа, и всегда сотрудники «Альфы» оказывались на высоте. Консультировались по этому поводу с конструкторами, техниками и пилотами, и те показывали нам такие «слепые» места. Мы нашли восемь таких мест. В самолет сажали наблюдателей по всем бортам. Они следили за действиями сотрудников группы, и если кто то из них замечал продвигающегося к борту сотрудника, то вся операция считалась сорванной.

— Но ведь даже первый учебный «блин» не вышел комом, не правда ли?

— Да. Хорошо помню, когда мы проводили первое такое учение. На борту самолета разместились сотрудники 5 го отдела во главе с полковником В. Я. Левшовым, который специально открывал двери и пытался засечь продвижение спецназа. Ну и, как фронтовик, он хотел нас, молодых да необстрелянных, что называется, уесть. Смотрел туда сюда… Даю команду: «Вперед!». Ребята с крыльев влетают внутрь и накидываются на В. Я. Левшова. «Ну, такого я не ожидал», — несколько раз восхищенно повторил он. То есть до открытия люков наблюдатели не заметили, как бойцы Группы «А» приблизились к самолету.

Отрабатывали и тактику действий при штурме здания. В Царицынском парке Дмитрий Леденёв разыскал полуразрушенное кирпичное строение недалеко от железной дороги. Недостроенный царский дворец. Там мы также проводили интенсивные тренировки. Несколько позже мы ездили в Тулу, где на базе дивизии ВДВ организовали проведение десантной подготовки. В этом нам помогли сотрудники Третьего управления КГБ СССР, работавшие в войсках. Потом состоялась поездка на остров Майский, это уже при Геннадии Николаевиче Зайцеве. Там с 1977 года готовили боевых пловцов при помощи специалистов Министерства обороны. В составе первой группы такую подготовку прошли В. П. Емышев, секретарь партийной организации, В. М. Панкин и А. Н. Плюснин.

— Вы начинали с нуля. На Западе тем временем подобные подразделения уже существовали. Что то удалось почерпнуть из их опыта?

— Сейчас в это трудно поверить, но о террористах мы знали только по книгам, фильмам и сообщениям прессы. Что касается опыта западных команд спецназа, то нам его никто не передавал, шла Холодная война. Что могли узнать, например, по линии разведки, то, естественно, старались применить в своей работе. В основном же до всего доходили сами. Или такой немаловажный вопрос: требовались особые виды оружия, и мы их заказывали. Скажем, понадобилась бесшумная снайперская винтовка, нам ее изготовили. Понадобился пистолет, пробивающий бронежилет, он тоже был создан. В вооружении и оснащении «Альфы» большую помощь оказали Андрей Петрович Быков, который впоследствии стал заместителем директора ФСБ, Михаил Романов, Виталий Лёвочкин, Виктор Медвецкий и многие другие специалисты.

Экипировку подбирали на складах Минобороны. У летчиков нам понравились меховые куртки и брюки — в них на снегу можно спать. Или синие береты, которые носили женщины; мы их взяли — и они на долгое время стали частью нашей формы.

— Чем была для Вас Группа «А»?

— Я горжусь тем, что приложил определенные усилия и свои способности, чтобы выполнить важные государственные задачи. Я их выполнил, и совесть у меня чиста. И перед Родиной, и перед родными, и перед товарищами. Я горжусь, что был в этом подразделении и со мной работали исключительно честные и порядочные офицеры.

ИЗ ДОСЬЕ «СПЕЦНАЗА РОССИИ»

17 декабря 1976 года участвовал в сопровождении и обмене в Цюрихе (Швейцария) советского диссидента Владимира Буковского на генерального секретаря компартии Чили Луиса Корвалана.

Участвовал в нейтрализации террориста Юрия Власенко, проникшего 28 марта 1979 года на территорию американского посольства в Москве и угрожавшего привести в действие самодельное взрывное устройство.

В 1984 году назначен начальником отдела Службы ОДП Седьмого управления КГБ. В 1991 году по выслуге лет уволился из органов госбезопасности в звании полковника. Награжден орденом Красной Звезды, двенадцатью медалями. Почетный сотрудник госбезопасности.

В 1990 х годах возглавлял Фонд социальной поддержки ветеранов подразделений специального назначения, правоохранительных органов и спецслужб «Благородство и Вера». 21 мая 1999 года избран председателем ЦК Общероссийского профсоюза работников негосударственных организаций безопасности и находился на этой должности до 29 мая 2003 года.

На протяжении многих лет являлся вице-президентом и членом Совета Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа». В свободное от работы время много занимается военно-патриотической работой среди учащейся молодежи.

Оцените эту статью
1557 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Читайте также:

Автор: Анастасия Иванова
1 Июля 2009
УРАЛЬСКИЙ «НАБАТ»

УРАЛЬСКИЙ «НАБАТ»

Автор: Николай Поляков
1 Июля 2009
МЫ ПОМНИМ!

МЫ ПОМНИМ!

Автор: Павел Евдокимов
1 Июля 2009
ЧЕТЫРЕ ГОДА ВОЙНЫ

ЧЕТЫРЕ ГОДА ВОЙНЫ

Автор: Федор Бармин
1 Июля 2009
ГЕНЕРАЛ ИЗ ГРУППЫ «А»

ГЕНЕРАЛ ИЗ ГРУППЫ «А»

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание