26 марта 2017 17:59 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

Какими Вы видите народные республики – Донецкую и Луганскую?

АРХИВ НОМЕРОВ

Антитеррор

Автор: СЕРГЕЙ ПОЛЯКОВ. ФОТО АННЫ ШИРЯЕВОЙ
ПОМНЯ БУДЁННОВСК

31 Мая 2016
ПОМНЯ БУДЁННОВСК
Фото: Владимир Соловов (справа) прославил Пехлецкую землю

ОТ СВЯТОГО КРЕСТА ДО ПЕХЛЕЦА

Летом 1995 года мы только вернулись из Будённовска и приехали домой к семье погибшего Владимира Соловова. Мы — личный состав отдела, кто остался в строю. И перед его родителями мы преклонили колена. Все до единого.

ПЕХЛЕЦКИЙ МЕРИДИАН

Прошло двадцать с лишним лет, но память о нашем сослуживце не только не померкла, но и прославила его малую Родину. В селе Пехлец Кораблинского района Рязанской области его именем названа средняя школа — первая, кстати, по времени среди «альфовских» именных и подшефных.

Там же, в Пехлеце, весной каждого года проводится «Школа безопасности и туризма», она же Пехлецкая зарница — детище Международной Ассоциации «Альфа», Управления «А» ЦСН ФСБ и УФСБ по Рязанской области. Поддержку Зарнице оказывают районная и сельская администрация, местное церковное благочиние.

Герой Спецназа майор Владимир Соловов

Не стал исключением и май 2016 года.

Единственное, что пошло не по плану — полевой выход в урочище Папортное, где традиционно проводится вторая часть состязаний — марш-бросок, переправы, стрельба, метание учебных гранат, спуск по подвесной системе и многое другое. Двухдневный ливень сделал невозможным эту увлекательную часть первенства.

Но и того, что было, хватило для общего настроения участников. Организаторы, и это в первую очередь Пехлецкая школа, постарались на славу. Молодцы!

По результатам соревнований в старшей группе призовые места распределились следующим образом: 1-е место — Пехлецкая школа, 2-е место — Ватутинская школа имени Д. В. Рябинкина (новая Москва), 3-е место в этом году не присуждалось.

Средняя группа: 1-е место — гимназия № 7 г.Воронежа имени В. М. Воронцова, 2-е место — Свердловская школа имени М. П. Марченко (Московская область), 3-е место — Пехлецкая школа имени В. В. Соловова.

Как и в прошлые годы, мы остановились дома у Солововых. И наша радушная хозяйка, Мария Григорьевна — мама Владимира, была рада гостям.

Все вместе мы помянули тех, кого нет среди нас — Солововых, сына и его отца, Виктора Архиповича, а также всех погибших и умерших сотрудников Группы «А».

И каждый раз, когда я приезжаю в Пехлец, я вспоминаю тот бой… Собственно, он всегда со мной, но именно в Пехлеце он заставляет раз за разом переживать те события, которые могли привести, согласно предварительным расчетам, к гибели 70 % личного состава нашего подразделения.

В БУДЁННОВСКЕ — ТЕРАКТ!

О том, что назревает какая-то ситуация, я узнал, когда был с Александром Горбачёвым (он был у нас начальником отдела кадров) в Бабушкинском пограничном училище и вместе с ним подбирал кандидатов в Группу. Мы тогда входили в Главное управление охраны. Я поднялся в кабинет командира «Альфы» Александра Владимировича Гусева, он сообщил: в Будённовске — теракт! Произошел захват заложников, ситуация пока непонятная, однако мы, скорее всего, туда не полетим.

Я вышел из его кабинета на третьем этаже, рядом был кабинет начальников отделения. У кого-то был день рождения, я поздравил, а буквально через минуту прошел сигнал боевой тревоги. В целом, личный состав был готов: они уже несколько часов пребывали в состоянии «поедем — не поедем».

Вылетали из Москвы. Ближе к полуночи весь личный состав прибыл в аэропорт Будённовска. Сразу под нас выделили транспорт. До начальника Управления довели оперативную обстановку: Шамиль Басаев с большой группой террористов находится в больнице, захвачено более двух тысяч заложников. Здание подготовлено к обороне.

Мы загрузились и колонной выдвинулись в сторону ОВД. Город был фактически не освещен. Повсеместно было «разлито» напряжение. Кое-где была слышна стрельба. Прибыли к зданию ОВД. Были видны следы боя: с одной стороны лежали погибшие милиционеры, с другой — террористы. Расположились недалеко от здания городского отдела Федеральной службы контрразведки, штаб находился именно там. Личный состав «Альфы» разместился рядом, в автобусах и на лужайках.

15-го числа ситуация начала проясняться, в город прибыли министр внутренних дел Ерин и руководитель ФСК Степашин. Начальником штаба операции стал Михаил Константинович Егоров — первый заместитель министра внутренних дел. Руководителем операции был назначен Ерин, а Степашин его заместителем.

С учетом того, что сил милиции не хватало для блокирования территории, было принято решение наших сотрудников поставить на «блоки». Мой 1-й отдел расположился со стороны детского сада, а 2-й отдел Александра Георгиевича Репина — со стороны завода.

Подарок от «Альфы» директору Пехлецкой школы Наталье Сорокиной

Руководство нашего штаба включилось в работу по подготовке предложений по освобождению заложников. Мы не представляли, что происходит в больнице, поэтажные планы получили, но — старые! Предварительно оценивали силы террористов в пределах ста человек. Через парламентера удалось договориться с Басаевым об установке прямой телефонной связи.

РАЗГОВОР С БАСАЕВЫМ

Весь день наш штаб отрабатывал варианты силовых действий, если вдруг случится что-то непредвиденное (как, например, 

Благочинный протоиерей Пётр Лесников и настоятель Тихвинского храма иерей Василий Осяк кропят святой водой участников первенства

потом в Беслане). После получения данных от журналистов, которые ходили записывать обращение Басаева, штаб подготовил аналитический расчет: если мы будем штурмовать «до конца», то потеряем 70 % личного состава и более 50 % заложников. Мы надеялись, что этот вопрос будет решаться в мирном русле. Эту же позицию мы доложили начальнику ГУО Барсукову Михаилу Ивановичу.

Ельцин в это время находился с рабочим визитом в Канаде и обозначил жесткую позицию: Пехлецкая зарница всегда начинается с конкурса строя и песнитеррористов не выпускать, если они не будут принимать мирные инициативы, вопрос решить силовым путем. Чтобы в следующий раз у них не было даже мысли сделать подобное.

15-го вечером я находился вместе с сотрудниками нашего отдела. Тогда уже установили телефонный кабель. В это время произошел инцидент: как утверждал Басаев, раздался выстрел в сторону больницы, в ответ — пулеметный огонь в нашем направлении. Басаев по телефону вызвал офицера. Там находилось два оперативных сотрудника. Они не могли сказать: Возложение цветов к мемориальной доске Владимиру Солововуобождите, мол, наши переговорщики еще не готовы (должны были подъехать специально обученные люди). Они — мне: «Сергей Андреевич, Басаев беснуется, требует кого-то из офицеров».

Я взял трубку, представился полковником Петровым, и Басаев начал кричать: «Вы обещали! Почему нарушаете? Вы провоцируете нас на огонь. Всех, кто появится вблизи больницы, мы будем уничтожать!» Используя эту ситуацию, я стал говорить о том, что в больнице раненые, дети, роженицы: «Ведь я — офицер, вы — офицер, давайте отпустим этих людей. Они ведь ни при чем». Так я ему говорил, хотя Басаев, конечно, никакой не офицер. Но нужно было найти верную тональность.

Басаев ответил, что российская авиация бомбит их мирные села, убивает женщин, детей, и теперь он хочет, чтобы российские солдаты сами уже убивали своих детей и женщин. Я его заверил, что с нашей стороны стрельбы не будет и на этом разговор закончился. Я вернулся в штаб и доложил о разговоре.

В БОЙ ПОШЛИ ВСЕ

Нас все-таки сняли с блокпостов. Всех сотрудников разместили в интернате, все это время личный состав находился практически на улице, не отдыхали. Местные жители настолько прониклись к нашим бойцам, что приносили еду, очень сопереживали и готовы были на руках носить. Город пребывал в состоянии страха и паники, различные слухи ходили о силах Басаева, боялись того, что нагрянут еще террористы.

Выступает глава Кораблинского муниципального района Светлана Николаева

У каждого басаевца был автомат с подствольником, боеприпасов, сколько душа пожелает, много пулеметов. Подвалы были заминированы. Здание было подготовлено к обороне. Их главная задача — нанести максимальный морально-психологический урон руководству страны, и если бы погибло много людей, то это бы им удалось.

Для сотрудников «Альфы» это была первая ситуация такого масштаба, да и в мире таких терактов не происходило. Мы, как профессионалы, понимали, что только силовым путем разрешить кризисную ситуацию не представляется возможным. У нас штурмующих сотрудников порядка 150 человек, а с той стороны около 200 человек, плюс большая плотность заложников. Свои аргументированные опасения мы высказали в специальной записке, предупредив: даже если мы не будем бросать гранаты и стрелять, многие заложники погибнут.

Обращаясь к личному составу, сказали: кто не готов идти на выполнение боевого задания, пусть выйдет из строя, и тому не будет никаких санкций! Мы понимали, что силовым путем такой вопрос не должен решаться. Жестко поставить вопрос, что не будем штурмовать, этого мы не могли — ведь недавно, в октябре 1993 года, «Альфа» и «Вымпел» отказались штурмовать здание Верховного Совета России.

Воин-мученик Евгений Родионов стал одним из символов Первой Чеченской войны. Православные почитают его в России и далеко за её пределами

Провели совещание, настрой был боевой, и все были готовы выполнять задачу по освобождению заложников. Под началом Кумова Андрея Николаевича была небольшая группа молодых сотрудников, которые не прослужили и года.

Так вот, Кумов лично обратился к руководителю штаба, чтобы их пустили для выполнения боевой задачи. Ребятам дали добро, и они участвовали в операции.

Мы должны были подняться на второй этаж, где находилось родильное отделение, и все там зачистить. Шли практически наобум, проводников как таковых не было. Фактически мы первый раз видели своими глазами расположение корпусов.

Отдел Репина работал по корпусам, и там произошла ситуация с отделением Келексаева: они зачистили два корпуса, вплотную подошли к больнице, но там их остановили. Все отделение оказалось под шквальным огнем. Дима Рябинкин с колена уничтожил пулеметчика и сменил позицию, но получил пулю в голову, в каску. Во всяком случае, своими действиями он спас целое отделение.

После отчаянной атаки Ш. Басаев снял все политические требования и думал только о том, как унести ноги обратно в Ичкерию

Подобное же получилось с Владимиром Солововым. Передовая группа: Соловов, Руденко, Литвинчук. Когда их обнаружили, Руденко и Литвинчук заняли позицию за кучей песка, а Соловов прошел вперед и оказался отрезанным от песка и пищеблока. Фактически он вызвал огонь на себя и более часа вел бой, дав возможность отделению сделать маневр и зайти за гаражи и выдвигаться в сторону пищеблока — чтобы занять исходную позицию для штурма.

Сюда проникло пять сотрудников во главе с Дёминым: Христофоров, Савчук, Милицкий, Корольков. Они проскочили к пищеблоку. Пищеблок был пристроен к корпусу больницы, он был ниже, дверь — закрыта! Крыша нависала, а сверху и сбоку начали вести массированный огонь. Наши бойцы не могли уже оттуда никуда деться.

Это все продолжалось несколько часов. Появились проблемы с боеприпасами. Несколько групп подошли вплотную к больнице, но внутрь никто не зашел. Мы запросили боеприпасы, но БМП подбили, майор-водитель сильно обгорел и умер. Машину мы успели отогнать. Вообще, машины они жгли очень профессионально и умело. Получилось, что техника отдельно, люди — отдельно.

Мария Григорьевна и Виктор Архипович Соловов на крыльце своего дома в Пехлеце. Фото из архива «Спецназа России»

Дмитрий Бурдяев находился в составе снайперской группы и ему поставили задачу поддержать огнем группу Дёмина с раненым Милицким. Активная фаза штурма закончилась, и было принято решение, чтобы Михаил Гущин и Сергей Дяченко на «броне» забрали группу Дёмина, а также Руденко с Литвинчуком. Бурдяев же погиб, когда менял позицию — его сразила пулеметная очередь.

Итоги штурма: трое погибших, двадцать один раненый сотрудник «Альфы». Басаев понял, что нужно идти на уступки в переговорах. Однако для террористов это была победа. Если бы их оттуда не выпустили, не произошло бы захватов больницы в Кизляре, не было бы чудовищных терактов в Беслане и на Дубровке.

Если штурм дворца Амина был первым боевым крещением созданного в 1974 году подразделения, то освобождение заложников в Будённовске явилось фронтовым крещением. После этой операции Группа «А» окончательно сформировала доктрину деятельности и доработала моменты по оснащению и формированию. После Будённовска нас подчинили ФСБ.

НЕБЕСНАЯ ДРУЖИНА

В прошлом году в составе большой делегации мы посетили город Святого Креста. Мы — это ветераны и действующие сотрудники, члены семей погибших. Поездку организовал Алексей Филатов, который в Будённовске был пулеметчиком и находился на переднем крае, работая по окнам больницы.

На «альфовской» Зарнице и спецназ настоящий

Возложив цветы к местам гибели наших товарищей, мы ходили по территории больницы и поражались, как тогда, летом 1995 года, сотрудники «Альфы», не погибли от рук террористов — ведь наступавшие были буквально на ладони, как мишени в тире! Вот почему после всего пережитого многие из нас уверовали в Бога или же стали относится к этому серьезно.

В Будённовске произошло мистическое пересечение нескольких исторических событий. Но об этом до сих пор очень мало кто знает. В древности на месте Будённовска был город Маджары, входивший в состав Золотой Орды. В 1318-м или в 1319-м году, когда из Орды везли на Родину тело убитого великого князя Михаила Тверского, на одну ночь повозка остановилась в районе Маджар. И той же ночью над ней произошло свечение, как сообщают летописи, от тела убитого мученика «воссиял огненный столб до неба».

Награждение проводит полковник Сергей Поляков

Спустя века в память о событии на том месте в 1884 году был учрежден Мамай-Маджарский Воскресенский монастырь, а до этого, в 1799 году, населенный пункт по Указу императора Павла I получил название Святой Крест.

Позже, после революции, Святой Крест переименовали сперва в Прикумск, а потом в Будённовск. Воскресенский монастырь был разрушен, а из кирпичей разобранного Преображенского собора построен первый корпус больницы, которую в июне 1995-го и захватил Басаев. И вот в эту больницу террористы и загнали всех заложников, которых хватали на рынках, вытаскивали из домов — почти две тысячи человек.Приз «За волю к победе» из рук представителя УФСБ по Рязанской области

После Будённовска многие из нас узнали, что такое молитва. И стали понимать, что среди небесных покровителей «Альфы» есть и Михаил Тверской, который положил душу «за други своя». У него ведь был выбор: либо, будучи в Твери, скрыться от ордынцев, но тогда бы пострадали все его близкие и земляки, либо… Князь знал, что скорее всего погибнет, но все равно поехал в Орду, принес себя в жертву, чтобы сохранить свое княжество и подданных.

ВЕРА И ВЕРНОСТЬ

…В этом году мы отметили две даты. Первая — это 20-летие операции в селе Первомайском (Дагестан), где объединенные силы, включая «Альфу», вели бой с бандой Салмана Радуева, прежде захватившей заложников в больнице города Кизляра.

В Первомайском, уничтожая нечисть, погибли достойные офицеры. Наши невосполнимые потери — это майоры Группы «А» Виктор Воронцов и Андрей Киселёв.

И вторая дата, она приходится на 23 мая — это двадцать лет со дня мученической гибели в плену воина-пограничника Евгения Родионова и трех его сослуживцев.

Женя не изменил Вере. За это был обезглавлен в день своего 19-летия, когда христиане отмечают Вознесение Господне. Андрея Трусова, Игоря Яковлева и Александра Железнова расстреляли. Трупы сбросили в воронку от авиабомбы и засыпали землей на скорую руку.

Вскоре после пропажи сына Любовь Васильевна, продав квартиру, приехала в Чечню — на поиски.

Ее чеченский марафон длился девять месяцев. Как осталась жива, ведомо, наверное, одному Богу. Жила то у федералов, то у «чехов». Своеобразной охранной грамотой Матери служила снятая на «Полароид» карточка, где Родионовой отчаянной хитростью удалось сфотографироваться рядом с Черным арабом Хаттабом.

Вице-президент Ассоциации «Альфа» Владимир Игнатов чествует победителей

Чтобы узнать место захоронения, ей пришлось заплатить боевикам деньги. Тело сына Любовь Васильевна опознала по нательному кресту. Стоя на краю могилы, она скажет фразу, которую запомнят солдаты-добровольцы, выкапывавшие тела из земли, офицеры Вячеслав Пилипенко и Дмитрий Попов: «Если не будет крестика на теле, то это не он».

При свете фар армейского «Урала» среди опавших листьев, перемешавшихся с землей, солдаты закричали: «Крестик, крестик!» Было одиннадцать часов вечера.

Тело Евгения Родионова было привезено домой 20 ноября 1996 года, в день памяти мучеников Мелитинских — они были воинами-христианами Римской армии, и за отказ отречься от Христа им отсекли головы.

Один из этих тридцати трех воинов носил имя Евгений.

Посмертно рядового Родионова наградили орденом Мужества и орденом «Слава России». А православный народ почитает его в лике святых.

Газета «Спецназ России» была одним из первых изданий, рассказавших о жизни, смерти и подвиге Жени. Тот очерк, называвшийся «Три дуба под Бамутом», был нашим скромным вкладом в дело почитания воина-мученика Евгения.

…Осенью 2010 года в городе Кузнецке Пензенской области был открыт и освящен памятник воину Евгению Родионову. На это знаковое событие (его и казен­ным-то словом «мероприятие» не назовешь) приехала Любовь Васильевна Родионова, и мы, группа ветеранов «Альфы», были вместе с нею.

Это далеко не первая поездка вместе с ней. Мы давно знакомы с этой удивительной женщиной, поражающей своей мягкостью и одновременно мужеством. Осенью 2009 года мы вместе с ней проводили Вахту памяти на территории Воловского района Липецкой области — это малая Родина сотрудника «Альфы» Олега Лоськова, спасавшего детей Беслана.

Надеюсь, что в одну из поездок в Пехлец с нами будет и Любовь Васильевна — также, как он она в мае 2016 года приехала вместе с офицерами «Альфы» и членами семей погибших сотрудников на 41 километр Волоколамского шоссе, где на «Рубеже Славы» высажена Аллея памяти Спецназа.

Осенью 2017 года исполняется четверть века Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа». Полагаю, что Пехлецкая зарница будет посвящена этой знаменательной дате и соберет большое число участников, включая команды наших именных и подшефных школ — и тех, кто традиционно приезжает в Пехлец, и тех, кто только примеривается к этим сложным, но захватывающим испытаниям.

Автор — вице-президент Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа». 

 

Газета «СПЕЦНАЗ РОССИИ» и журнал «РАЗВЕДЧИКЪ»

Ежедневно обновляемая группа в социальной сети «ВКонтакте».

Свыше 58 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

 http://vk.com/specnazalpha

 

Оцените эту статью
13635 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 4.8

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание