20 октября 2020 08:58 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

АРХИВ НОМЕРОВ

Содружество

Автор: Федор Бармин
ГЕНЕРАЛ ИЗ ГРУППЫ «А»

1 Июля 2009
ГЕНЕРАЛ ИЗ ГРУППЫ «А»

Есть такие люди, к которым в полной мере применима марка made in Alpha. Сделано в «Альфе». Своим становлением в жизни они целиком и полностью обязаны — помимо, конечно, своего упорства и характера — этому легендарному подразделению, ее отцам-командирам. К числу таких людей относится и заместитель губернатора Тверской области генерал-лейтенант Мирошниченко Александр Иванович.

Он был зачислен в состав Группы «А» в сентябре 1978 года и уже на следующий год принял боевое крещение в Афганистане, где вместе со своими товарищами отвечал за личную безопасность высших руководителей этой страны. В последующие годы прошел «боевую стажировку» на территории ДРА, был контужен.

Александр Иванович принимал участие во многих специальных операциях Группы «А», в том числе в Сарапуле, Саратове, Баку, Вильнюсе, Минеральных водах — пять раз в Москве на Дубровке. Фактически прошел все горячие точки.

В 1993 году А. И. Мирошниченко стал заместителем командира Группы «А». Принимал участие в разрешении острейшего кризиса в октябре 1993 года. Вместе с бойцами спецподразделения освобождал заложников в Будённовске.

— Александр Иванович был назначен моим заместителем в январе 1993 года, в марте 1994 го стал уже первым заместителем начальника Группы «А», — поясняет Герой Советского союза генерал-майор Г. Н. Зайцев. — Именно с ним мне довелось работать на последнем этапе, и я относился к нему — и буду относиться — с чувством большой благодарности.

Он был назначен в очень тяжелый период. В тех условиях, когда перед нашим подразделением ставились весьма «специфические» задачи, совет, как поступить в той или иной ситуации, я держал только с ним. Вдвоем мы вырабатывали линию поведения подразделения. Я благодарен ему за принципиальность — он никогда, откровенно говорю, не поддакивал, а имел свою точку зрения. И не только ее открыто высказывал, но и активно отстаивал, — подчеркивает Геннадий Николаевич.

Управление «А» Центра специального назначения ФСБ России генерал А. И. Мирошниченко возглавлял с октября 1998 го по декабрь 1999 года. В последующем занимал должность первого заместителя руководителя ЦСН — начальника штаба.

За годы службы в системе государственной безопасности он был отмечен шестью орденами, в том числе орден «За заслуги перед Отечеством», орден «Почета», орденами Красной Звезды, Мужества, «За военные заслуги», медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги». Он — Почетный сотрудник контрразведки.

На своем нынешнем поприще продолжает заниматься тем, чем занимался и раньше — вопросами безопасности. Но, в данном случае, уже целого региона нашей страны — Тверской области, занимающей стратегически важное значение рядом с Москвой. Как писала одна тверская газета: «В администрации губернатора Зеленина есть три «универсальных солдата», которые могут справиться с любой должностью. Один из них — бывший командир легендарной «Альфы» генерал Александр Мирошниченко».

11 июля 2008 года за многолетнюю добросовестную службу и личный вклад в региональную безопасность, губернатор Тверской области Дмитрий Зеленин вручил генералу Мирошниченко Знак «Во благо земли Тверской».

В 2008 году отмечен орденом Русской Православной Церкви святого благоверного князя Даниила Московского III степени — «во внимание к трудам на благо Церкви». Он — заместитель председателя Тверского регионального отделения Императорского православного палестинского общества.

— Расскажите, Александр Иванович, когда началась Ваша служба в Группе «А»?

— В сентябре 1978 года. Это был второй набор в подразделение. И попал я в группу из Седьмого управления КГБ СССР, к которому она была «приписана».

— Это был сознательный выбор — служба в Комитете, затем в подразделении по борьбе с терроризмом?

— Ни в школе, ни после я и не думал о том, что буду служить в органах госбезопасности. Правда, однажды в школе произошел такой случай, который я хорошо запомнил. В первом или втором классе у нас всех на уроке спрашивали — кто кем хочет быть? Пока до меня очередь дошла, я судорожно соображал, а кем бы я хотел бы стать? Буква «М», с которой начинается моя фамилия, расположена не в начале алфавита, поэтому, пока до меня дошла очередь, наиболее привлекательные по тем временам профессии одноклассники уже разобрали: шофер, альпинист, летчик, инженер… Мне ничего не оставили. Тогда пришлось остановиться на пограничнике. Сказано это было, конечно, просто так, а оказалось предвидением. Помню, учитель еще меня поправил — мол, это не работа, а служба.

— А если серьезно?

— Биография у меня простая, рабоче-крестьянская. Как и у большинства сотрудников Группы «А», пришедших в нее в то время. Родители никакого отношения к КГБ не имели. Я — первый военный и первый чекист в нашей фамилии. Мама работала всю жизнь на заводе, ее не стало в 1998 году. Отчим, воспитавший меня, всю жизнь отдал также заводу. А у жены отец — кадровый чекист, мама — тоже, и жена сама работает в системе ФСБ.

— Где Вы проходили срочную службу?

— В Ракетных войсках стратегического назначения. И, скажу вам, только там стал серьезно задумываться о будущем. После армии пришел в военкомат, чтобы вставать на учет. Кадровик посмотрел мою биографию и послужной список — а уволился я в запас старшиной, посмотрел на меня: ростом вышел, здоровье в норме. Короче говоря, там же, в военкомате, я получил рекомендацию в Седьмое управление КГБ. Потом был направлен на учебу в ленинградскую 401 ю школу КГБ. Там впервые услышал о сверхсекретной Группе «А».

— Какие были первые боевые операции, в которых Вы участвовали?

— В тот период командиром был Геннадий Николаевич Зайцев. А первой боевой операций был, как и для многих наших офицеров, Афганистан. Я попал как раз в ту, известную сегодня на весь мир, «декабрьскую» группу. По воле судьбы меня в Баграм (база под Кабулом — Авт.) отобрал Михаил Михайлович Романов (заместитель командира Группы «А».

ИЗ ДОСЬЕ

10 декабря 1979 года на базу афганских ВВС Баграм были тайно доставлены будущий глава Афганистана Бабрак Кармаль и несколько его ближайших соратников — Ватанджар, Анахита, Нур… За их жизнь головой отвечали сотрудники Группы «А» В. И. Шергин (руководитель), Ю. А. Изотов (заместитель), А. И. Алуценко, В. С. Виноградов, М. В. Головатов, А. И. Гречишников, М. Я. Картофельников, А. М. Лопанов, А. И. Мирошниченко, В. А. Тарасенко и Е. Н. Чудеснов. Однако, смена власти тогда не удалась, и 14 декабря подопечные «Альфы» были экстренно возвращены в Ташкент, на виллу Рашидова. С 27 на 28 декабря 1979 года принимал участие в штурме одного из 10 объектов в Кабуле.

— Володя Тарасенко и я, — продолжает рассказ генерал Мирошниченко, — получили задание любыми средствами сохранить жизнь одному из высокопоставленных афганцев, который впоследствии стал одной из ключевых фигур в ЦК НДПА. Выполнить это задание было непросто, поскольку мы участвовали в операции по захвату Центрального телеграфа в Кабуле. С нами были сотрудники «Зенита» (нештатная боевая группа Первого Главного управления КГБ — Авт.). На следующий день, когда все это закончилось, мы привезли нашего охраняемого на общее собрание новых членов ЦК НДПА.

— Большая часть группы вернулась домой, а Вы остались в Кабуле?

— Да, меня оставили в Афганистане в составе группы сотрудников «Альфы», обеспечивавших личную безопасность высших должностных лиц ДРА и НДПА, еще до июля 1980 го.

— Знаю, что были и другие командировки в эту страну.

— В 1980 х годах весь личный состав подразделения «обкатали» Афганистаном. На официальном языке это называлось «боевые стажировки». Тогдашний председатель КГБ Виктор Михайлович Чебриков — человек трудной и достойной судьбы, прошедший всю Великую Отечественную войну, — считал, что группе обязательно нужно пройти испытание Афганом. Нас посылали в составе отделения на два месяца. Базировались в городе Керки. Стажировки проходили в составе мото-маневренных групп 47 го пограничного отряда КСАПО (Краснознаменный Среднеазиатский пограничный округ — Авт.).

— Вы были на афганской земле в группе Гончарова, нынешнего президента Ассоциации ветеранов «Альфы»?

— В том числе. Это был 1986 год. Задача была сформулирована просто — обеспечить, на глубину 70 километров от советской границы, полное отсутствие афганских «моджахедов». Выполнить ее было совсем непросто. Когда поступали оперативные сведения о наличии банды, мы десантировались на этот объект. Сначала шла десантно-штурмовая группа, потом мы. Но иногда успевали десантироваться раньше, поэтому работу приходилось делать всякую.

Все это продолжалось до одного месяца. Потом мы возвращались на базу — мылись, приводили себя в порядок и снова отправлялись на такой же срок. Так что обкатка проходила по полной программе. В одном из таких рейдов я был контужен. Отлежал несколько дней в госпитале и, поскольку Сергей Гончаров был ранен, какое то время выполнял обязанности старшего группы.

— В чем была, для Вас лично, разница между состоянием рядового сотрудника группы и одного из ее командиров?

— В первом случае иногда можно было позволить себе и эмоции. Но при этом всегда была четко сформулированная и поставленная задача, которую нужно выполнить, ни о чем не задумываясь. Во втором — уровень психологической нагрузки, мера ответственности стали принципиально иными.

— Считаете ли Вы, что профессиональная подготовка сегодняшней «Альфы», сам дух подразделения не уступают стандартам легендарной «Альфы» прошлых лет?

— Раньше существовала официальная идеология, большую роль играла партия. Сегодня этого нет. Но есть незыблемые традиции русского офицерского корпуса и традиции группы. Воинский дух подразделения и Центра специального назначения, в целом, был и остается высоким. Когда возникает необходимость — будь то в Будённовске, в Первомайском или на Дубровке — ребята, выполняя приказ, встают и идут на пулеметы. Для нашего сотрудника самое страшное — не попасть на боевую операцию, в список тех, кто должен выехать.

— И все таки, в чем Вы видите разницу поколений?

— Уровень физической подготовки сотрудников Управлений «А» и «В» очень высокий. Хотя в «Альфе» прошлых лет служили и чемпионы Союза и мастера спорта. Но постигать науку борьбы с терроризмом приходилось с «чистого листа». Сегодня бойцы занимаются по самым эффективным методикам рукопашного боя и огневой подготовки. Их тренируют уникальные, талантливые специалисты.

Между теми, кто служит сегодня, и нами, офицерами, скажем, второго набора, есть существенная разница. Мы поступали на службу в группу антитеррора, зная, что будем находиться на переднем крае борьбы с терроризмом. Никто из нас не думал о том, что мы будем натуральным образом воевать, выполняя нехарактерные для подразделения задачи. И те, кто служит сегодня, прекрасно знают, на что идут. И ничто их не останавливает.

Оцените эту статью
2250 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 4.8

Читайте также:

Автор: Анастасия Иванова
1 Июля 2009
УРАЛЬСКИЙ «НАБАТ»

УРАЛЬСКИЙ «НАБАТ»

Автор: Николай Поляков
1 Июля 2009
МЫ ПОМНИМ!

МЫ ПОМНИМ!

Автор: Павел Евдокимов
1 Июля 2009
ЧЕТЫРЕ ГОДА ВОЙНЫ

ЧЕТЫРЕ ГОДА ВОЙНЫ

Автор: Матвей Сотников
1 Июля 2009
НА ВОЙНЕ КАК НА ВОЙНЕ

НА ВОЙНЕ КАК НА ВОЙНЕ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание