29 апреля 2017 02:52 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

В государстве с каким названием вы хотели бы жить?

АРХИВ НОМЕРОВ

Наша Память

Автор: АЛЕКСЕЙ ФИЛАТОВ
«БАТЯНЯ КОМБАТ» — 2

30 Сентября 2016
«БАТЯНЯ КОМБАТ» — 2
Фото: Полковник Юрий Торшин докладывает Дмитрию Медведеву. 9 июня 2009 года. Фото ИТАР-ТАСС

Полковник Юрий Николаевич Торшин. Мой командир, человек-скала, глыба, монолит. Кавалер шести орденов. Пройдя огонь и воду, он никогда не гнался за медными трубами. Поэтому и провел всю жизнь на передовой, а не в теплых штабных кабинетах. Он служил Родине сердцем. Таким он и ушел от нас. Таким он и остался в нашей памяти.

Продолжение. Начало.

ОТ АФГАНА ДО МОСКВЫ

Афганистан, август-сентябрь 1984-го года. Боевая стажировка, в которой принял участие Юрий Николаевич.

Старшим в той командировке был Сергей Алексеевич Гончаров, который получил в Афгане тяжелое пулевое ранение. Бойцы «Альфы» выходили на базу в одном из кишлаков и напоролись на боевое охранение «духов».

«За речку» тогда поехали пятнадцать сотрудников. Заместителями у Гончарова были Курукин Алексей Борисович (к сожалению, его уже нет с нами) и Александр Иванович Мирошниченко — к тому времени начальник оперативной группы и парторг 6-го отделения.

Вместе с Денисом Лебедевым и Александром Поветкиным. 2 августа 2015 года. Город Чехов Московской области. Фото Анны Ширяевой

— Ну, доложу я вам, это было боевое крещение, иначе не скажешь: впервые автомат работал не так, как на стрельбище, при проведении тех или иных учений, а действительно в реальной обстановке, — делился впечатлениями Юрий Николаевич.

Вернувшись домой, он окунулся в привычный ритм работы. Вместе с товарищами участвовал в задержании криминальных авторитетов, работал по так называемым установленным разведчикам — по линии Седьмого управления, занимавшегося наружной разведкой.

В дальнейшем, когда горбачёвская Перестройка в стране стала принимать необратимые последствия, было много операций «пожарного характера», одна из них — командировка в Нагорный Карабах, где две советские еще республики, Армения и Азербайджан, фактически находились в состоянии войны.

— Как в одной республике, так и в другой, конечно, были свои заводилы, — оценивал ситуацию Торшин, — их нужно было как-то нейтрализовать, чтобы они не разжигали огонь войны. Так что, наверное, наши функции можно смело сравнить с оперативно-боевым щитом между двумя народами.

Летом 1991 года жахнуло уже в самой Москве.

ГКЧП. Государственный Комитет по чрезвычайному положению.

Баррикады, танки на улицах города… По центральному телевидению — балет «Лебединое озеро».

Трясущиеся руки вице-президента СССР Александра Янаева. И при этом реальная опасность гражданской войны.

Лобовое противостояние между Кремлём и Белым домом. Борис Ельцин, выступающий на танке — один из символов того хмельного и разрушительного времени.

Мнимая «изоляция» президента СССР Михаила Горбачёва на государственной даче в Форосе (Крым), где он выжидал, чья возьмет — надеясь оказаться над схваткой «демократов» и «консерваторов», чтобы потом выйти из этой свары победителем.

С Леонидом Якубовичем и Александром Маршалом. База Ханкала, Чечня

Все, однако, пошло наперекосяк, не так как рассчитывал Горбачёв.

Ельцин не был изолирован в Архангельском, а Белый дом, окруженный тысячами сторонников российского парламента, стал центром противостояния. «Поезд ушел», и в итоге «Альфа» отказалась штурмовать Белый дом.

— Тогда, слава Богу, было принято разумное решение, — отмечал Юрий Николаевич. — В то время Группой «А» руководил генерал-майор Карпухин Виктор Фёдорович, к сожалению, его уже нет. Его заместителями были Гончаров Сергей Алексеевич и Головатов Михаил Васильевич. В Белый дом мы, конечно, готовились войти… Но сами неясно понимали ту задачу, которую будем выполнять. Нас всех собрали — кто в спортзале находился, кто в комнатах отдыха, кто в раздевалках, и мы ждали команды, своего часа. Но большого настроения идти в Москву, что-то делать, кого-то наказывать, кого-то задерживать, не было. Смутно было на душе.

Разумное решение было принято руководством Группы. И «смутное время» мы провели на старой базе, выезжали по двум, трем мероприятиям. В то время ГКЧП было принято решение — в ночь с 18-го на 19-е августа арестовать Бориса Николаевича Ельцина, который находился в подмосковном Архангельском.

У него ещё хватало времени и на военно-патриотические акции

Руководил операцией Виктор Фёдорович, также там были Савельев, Гончаров и еще кто-то, я сейчас уже точно не помню. Но, по-моему, мы выехали в составе двух отделов. Перед нами ставилась задача: окружить дачный поселок, найти Ельцина… В итоге случилось то, что и случилось. Точнее — не произошло вовсе, и Борис Николаевич успешно доехал до Белого дома и продолжил свою деятельность. А в девяносто третьем году, все, конечно, было намного сложнее, — вспоминал Юрий Николаевич о событиях, изменивших ход отечественной и мировой истории.

САИД БУРЯТСКИЙ

Как говорил Юрий Николаевич, его «дембельский аккорд» в спецназе — это спецоперация в ингушском селе Экажево по ликвидации идеолога «Имарата Кавказ» Саида Бурятского (он же Александр Тихомиров), проведенная весной 2010 года.

Операция в Экажево стала знаковой, поскольку не только привела к уничтожению опасной банды, но и спасла жизни сотен людей, которые могли погибнуть в результате террористической деятельности.

«Имарат Кавказ» был крайне амбициозным проектом по созданию на Северном Кавказе религиозно-государственного образования, скроенного по лекалам афганских талибов или арабских «братьев мусульман». Естественно, в отрыве от России. И направленного против нее. Враждебного, предельного агрессивного.

Его лидером был Докка Умаров — бывший рэкетир, погрязший по локоть в крови, провозгласивший себя в 1996 году «бригадным генералом». Он занимался убийствами и похищениями людей. Не брезговал ничем.

После того, как российские силовые структуры устранили одного за другим всех главарей Чеченской Республики Ичкерии, Умаров летом 2006 года стал во главе разгромленной ЧРИ.

Однако «ичкерийская карта» уже была бита. Причем бита самим чеченским народом. Республика возрождалась из руин, и даже смерть главы Чечни Ахмад-хаджи Кадырова, взорванного на стадионе в Грозном во время парада 9 мая 2004 года, не могла повернуть ход развития республики вспять.

Тогда-то и возник «Имарат Кавказ», призванный заменить вчерашний сепаратизм на исламизм (ваххабизм). Его, этот виртуальный «Эмират», можно было назвать террористическим «интернационалом», поскольку он включал в себя национальные ячейки «параллельного ислама» как на территории Северного Кавказа, так и за его пределами.

Чечня в рамках провозглашенного в 2007 году «Имарата Кавказ» была всего лишь «Вилайят Нохчийчо», то есть одной из провинций. Его идеологом и стал в 2008 году Александр Тихомиров, — русский по матери и бурят по отцу. До этого он учился в Египте и Кувейте, где и прошел соответствующую психологическую обработку и подготовку. После чего вернулся в Россию, где провозгласил себя проповедником «настоящего» Ислама.

Александр Тихомиров, он же Саид Бурятский

В 2008 году Александр Тихомиров тайно прибыл в Чечню, где встретился с Умаровым и принес присягу (байа).

Самозваный «шейх» принимал участие в диверсионных операциях и вылазках боевиков. Находясь в лесу, записал несколько видеообращений, аудио-лекций и статей о джихаде и ситуации на Северном Кавказе, которые были опубликованы на «Кавказ-Центре» и других сайтах террористов и экстремистов.

На банде Саида Бурятского было немало «подвигов».

По данным спецслужб, Александр Тихомиров был причастен к покушению на президента Ингушетии Героя России Юнус-бека Евкурова, организации террористического акта в Назрани, когда начиненный взрывчаткой автомобиль «Газель», управляемый двумя смертниками, прорвался во двор ГУВД — число погибших и раненых превысило 150 человек.

Он же, Бурятский, взял на себя ответственность за подрыв 27 ноября 2009 года скоростного поезда «Невский экспресс». В результате теракта, осуществленного на границе Тверской и Новгородской областей, 28 человек погибли и свыше 130 получили ранения.

Как отмечал бывший начальник разведки батальона «Восток» Хамзат Гайрбеков: «Тихомиров был одной из самых опасных фигур в руководстве имарата Кавказа — он отвечал за подготовку смертников и руководил сетью диверсионных школ».

ЭКАЖЕВО. РАБОТА «В АДРЕСАХ»

Расследуя теракты, в подготовке которых участвовал Саид Бурятский, сотрудники спецслужб выяснили, что он и люди из его окружения находятся в Ингушетии, перемещаясь по селениям Сурхахи, Галашки, Али-Юрт и Экажево.

В начале марта появилась информация о том, что Саид Бурятский появился в Экажево. По информации, приютили его братья Картоевы, которых местные правоохранительные органы относили к так называемым батлакам — клану, занимавшемуся угонами дорогих иномарок и другим криминальным бизнесом. В Экажево Картоевы считались вполне обеспеченными людьми — у них были свои заправки и автомастерские.

Вообще, Экажево только по названию село. Здесь, на правом берегу реки Сунжа, у впадения в нее притока Кенч, проживает двадцать пять тысяч человек. Это второй по численности населенный пункт сельского типа в республике и тринадцатый по всей России.

Именно в Экажево в июле 2006-го был уничтожен Шамиль Басаев. И вот в 2010 году еще один лидер террористов Саид Бурятский вывел название этого села в полосы и репортажи ведущих отечественных и мировых СМИ.

Вместе с Умаровым, Саидом Бурятским и другими спецслужбы уничтожили и весь бандитский «Имарат Кавказ»

В конце февраля 2010 года в домах села, где побывали боевики, была замечена активизация — шла, очевидно, подготовка к очередному теракту. Возникло рабочее предположение, что в Экажево находится кто-то из возможных главарей террористов. Этот главарь периодически выходил на связь с другими главарями «джихада», а также пересылал материалы для подрывных сайтов. Возникли обоснованные подозрения, что в селе находится Саид Бурятский.

Зная, что у Картоевых немало своих людей в местных правоохранительных органах, привлекать местных силовиков к спецоперации не стали. 2 марта в Экажево был переброшен спецназ, штурмом взявший три дома.

Перед сотрудниками ФСБ была поставлена четкая и конкретная задача: захватить как можно больше представителей террористического подполья живыми. С учетом этого обстоятельства, а также при наличии сразу нескольких адресов, находившихся в густонаселенном селе, решено было привлечь спецназ ФСБ.

Группы знали каждая «свой маневр». Непосредственно в адреса, реализуя полученную оперативную информацию, заходили сотрудники Центра специального назначения. Они передвигались от строения к строению, прикрывая друг друга.

Дома — богатые, массивные, из красного кирпича…

В 6.15 утра началась активная фаза масштабной спецоперации. Оперативно-боевые группы профессионально выполнили свою работу и не оставили банде «Талибан» никаких шансов на спасение.

«Данная операция была проведена полностью Центром специального назначения, — рассказывал Юрий Николаевич в интервью газете «Спецназ России», — где участвовали все подразделения, входящие в его состав: это и Управление «А», это и Управление «В», это Служба боевого применения, это и штаб ЦСН. То есть действовали в полном объеме.

Что касается Управления «А», то, наверное, волею судьбы так произошло, что непосредственно в тех местах, где находились боевики, в том числе и Саид Бурятский… по этим домам работали наши отделы. Мой отдел и еще один (фамилию руководителя называть не будем). Однако лидерство «Альфы» нельзя выделять — это неправильно, т. к. мы были не одни.

Подорванный скоростной фирменный поезд «Невский Экспресс». Ноябрь 2009 года


Да, я согласен… где-то на острие атаки была именно «Альфа», но рядом находились наши коллеги из Управления «В», осуществлявшие внешнее блокирование, огневую поддержку и так далее. Мы работали в комплексе. И это факт».

Среди уничтоженных в Экажево — четверо братьев Картоевых, а также сотрудник ингушского республиканского казначейства Кодзоев, который не только снабжал террористов нужной информацией, но и помогал решать финансовые вопросы.

Воевать членов банды учил Тухан Картоев, который еще в начале 2000-х годов прошел обучение минно-взрывному и стрелковому делу у арабов. Лагерь боевиков так называемого ингушского джамаата «Халифат» располагался в лесном массиве возле села Галашки Сунженского района Ингушетии.

Еще один уничтоженный террорист — Багаудин Далгиев, по наводке которого в Москве весной 2009 года был похищен сын вице-президента «Роснефти» Михаила Ставского.

Выручка от бизнеса на заложниках направлялась, среди прочего, на финансирование цеха по производству бомб — они были достаточно качественно изготовлены, редко отказывали. Одна из первых бомб использовалась при подрыве «Невского экспресса». Потом «адские машинки» применялись при терактах на Северном Кавказе, в том числе с участием смертников.

Осматривая руины одного из домов, следователи СКП обнаружили тело с огнестрельными ранениями груди и головы. В карманах одежды находились два паспорта — общегражданский и заграничный, на имя Александра Тихомирова. Кроме того, среди развалин нашли ноутбук Саида Бурятского и видеокамеру с его записями.

То, что это именно Саид, на допросах подтвердили захваченные в плен бандиты. Они сообщили: идеолог виртуального «Имарата Кавказ» появился в Экажево накануне поздно вечером и заночевал в одном из домов, по которому утром отработал спецназ. Помогла опознать Тихомирова и видеозапись на мобильном телефоне, найденная на месте боя. На ней отчетливо видно, как идеолог террористов читает молитву, а затем боевики прощаются друг с другом, явно не рассчитывая выйти живыми из окружения.

Впечатлил арсенал, обнаруженный в местах проведения «карательной акции кафиров»: гранатометы, пулемет Калашникова, пистолет-пулемет «Кедр», прочее стрелковое оружие и десятки гранат. Но главное не это — в Экажево было обнаружено более тонны аммиачной селитры и пластида.

В доме Зелимхана Аушева находилась мастерская, использовавшаяся для изготовления самодельных взрывных устройств. Девять 50-литровых бочек, наполненных натриевой селитрой. При небольшой доводке она превращается во взрывчатое вещество, схожее по характеристикам с аммоналом. Именно аммиачную селитру из-за ее доступности боевики использовали в фугасах и машинах-брандерах.

С Алексеем Филатовым и Геннадием Соколовым

В ходе спецоперации несколько сотрудников силовых структур получили осколочные и пулевые ранения. А в подвале одного из домов засел боевик, который застрелил сотрудника Следственного комитета при Генеральной прокуратуре РФ юриста 2-го класса 27-летнего Сергея Васюковича. Случилось это, правда, уже на следующий день.

Сотрудники спецназа ФСБ, выполнив поставленную задачу, к вечеру 2 марта покинули территорию республики и вернулись домой.

Они, как водится, пришли из «ниоткуда» и, выполнив поставленную задачу, ушли в «никуда»… И в этом заслуга сводной оперативно-боевой группы Центра специального назначения ФСБ России. В нее входил полковник Юрий Торшин.

Окончание в следующем номере.

 

ФИЛАТОВ Алексей Алексеевич, родился в Москве.

Вице-президент Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа». Глава Экономического совета ветеранского сообщества Группы «А» КГБ-ФСБ.

Окончил Орловское военное командное училище связи имени М. И. Калинина, Российскую государственную Академию физической культуры и спорта, адъюнктуру Академии ФСБ.

Шеф-редактор газеты «Спецназ России». Главный редактор сайта Alphagroup.ru. Президент группы компаний «Альфа-Право-Консалтинг».

Кандидат психологических наук.

 

Газета «СПЕЦНАЗ РОССИИ» и журнал «РАЗВЕДЧИКЪ»

Ежедневно обновляемая группа в социальной сети «ВКонтакте».

Свыше 62 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

 http://vk.com/specnazalpha

 

 

Оцените эту статью
9807 просмотров
1 комментарий
Рейтинг: 4.8

Читайте также:

Автор: ЕЛЕНА БОЛОТСКИХ
30 Сентября 2016
ПРИКРЫВ СОБОЮ

ПРИКРЫВ СОБОЮ

Автор: АЛЕКСАНДР ДАНИЛОВ. ФОТО АННЫ ШИРЯЕВОЙ
30 Сентября 2016
ПАМЯТИ МАЙОРА ЧЕРНЫШОВА

ПАМЯТИ МАЙОРА ЧЕРНЫШОВА

Автор: АЛЕКСЕЙ ФИЛАТОВ
30 Сентября 2016
«БАТЯНЯ КОМБАТ» — 1

«БАТЯНЯ КОМБАТ» — 1

Написать комментарий:

Комментарии:

Jeffreycom: SUBJ1
Оставлен 29 Марта 2017 01:03:54
Общественно-политическое издание