25 ноября 2020 17:29 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

МОЖНО ЛИ БЫЛО СОХРАНИТЬ СОВЕТСКИЙ СОЮЗ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Репортаж

Автор: ФЁДОР БАРМИН. ФОТО АННЫ ШИРЯЕВОЙ
ВОЕНКОРЫ РОССИИ

30 Сентября 2020
ВОЕНКОРЫ РОССИИ
Фото: Наградное удостоверение военкора и режиссёра Александра Сладкова (ВГТРК). В день награждения медалью он возвращался с Донбасса

Военкор. Этим званием гордились выдающиеся писатели и поэты, прошедшие Великую Отечественную, среди них — автор трилогии «Живые и мёртвые» Константин Симонов, написавший знаменитое стихотворение «Жди меня», облетевшее всю страну, и Александр Твардовский — создатель Василия Тёркина.

Журналисты, пишущие на военную тему, появились еще в Российской империи. Хотя война давно вызывала интерес журналистов и писателей, первые профессиональные военные корреспонденты появились во время Крымской войны. Николай Берг отправился в Севастополь, откуда писал для журнала «Москвитянин».

Во время Русско-турецкой войны 1878 года при нашей армии было уже более двух десятков русских и иностранных корреспондентов, а во время русско-японской войны в маньчжурских армиях побывало 102 русских корреспондента и 38 иностранных.

В войнах XX века значение военных корреспондентов значительно возросло, так как исход войн зачастую существенно зависит от общественного мнения воюющих стран.

Военные журналисты прошли и описали Германскую войну.

Хозяин площадки Юрий Шувалов, Алёна Кочкина, глава Союза журналистов России Владимир Соловьёв, Андрей, сын Анатолия Кляна, и разработчик медали «Военкор» Павел Сотников

Самым популярным частным военным изданием был журнал «Разведчикъ», издававшийся в Петрограде капитаном Березовским — героем Русско-турецкой войны.

Но тогда еще не было понятия «военкор».

Рождением военкоров в СССР можно считать 1939 год — командировки журналистов на Халхин-Гол, где союзники, СССР и Монголия, разгромили японских милитаристов.

Потом была война с Финляндией, Великая Отечественная… И еще одна — с Японией.

РАССКАЗ «СВЕЧА»

КОНСТАНТИН СИМОНОВ.

К этому времени Белград был уже взят, в руках у немцев оставался только мост через реку Саву и маленький клочок земли перед ним на этом берегу.

На рассвете пять красноармейцев решили незаметно пробраться к мосту. Путь их лежал через маленький полукруглый скверик, в котором стояло несколько сгоревших танков и бронемашин, наших и немецких, и не было ни одного целого дерева, торчали только расщеплённые стволы, словно обломанные чьей-то грубой рукой на высоте человеческого роста.

Посреди сквера красноармейцев застиг получасовой минный налёт с того берега. Полчаса они пролежали под огнём и наконец, когда немножко затихло, двое легкораненых уползли назад, таща на себе двух тяжелораненых. Пятый — мертвый — остался лежать в сквере.

Я ничего не знаю о нём, кроме того, что по ротным спискам его фамилия была Чекулёв и что он погиб девятнадцатого числа утром в Белграде, на берегу реки Савы.

Должно быть, немцы были встревожены попыткой красноармейцев незаметно пробраться к мосту, потому что весь день после этого они с маленькими перерывами стреляли из минометов по скверу и по прилегавшей к нему улице.

Генерал ГРУ в отставке Александр Чубаров (глава попечительского совета медали «Военкор») вручает награду журналисту и режиссёру Александру Рогаткину

Командир роты, которому было приказано завтра перед рассветом повторить попытку пробраться к мосту, сказал, что за телом Чекулёва можно пока не ходить, что его похоронят потом, когда мост будет взят.

А немцы всё стреляли — и днём, и на закате, и в сумерках.

Около самого сквера, поодаль от остальных домов, торчали каменные развалины дома, по которым даже трудно было определить, что из себя представлял этот дом раньше. Его настолько сровняло с землей в первые же дни, что никому бы не пришло в голову, что здесь ещё может кто-нибудь жить.

«Красная Звезда», 30 декабря 1944 года.

…Кадры военной прессы в СССР готовило Львовское высшее военно-политическое училище, а главным военным изданием была газета «Красная Звезда», учрежденная в 1923 году. Ныне это целый медийный холдинг «Звезда».

В военных округах и флотах была своя пресса.

С 1958 года стал выходить журнал на «Боевом посту» внутренних войск МВД (ныне Росгвардии).

Когда на излете советской эпохи заполыхали межнациональные конфликты, которые усилились после гибели «Союза нерушимых», появилась категория журналистов, преимущественно гражданских (мужчин и женщин), которые стали на свой страх и риск ездить по горячим точкам, освещая происходящее.

Нужно ли говорить, что редакционное удостоверение не гарантировало от пули, особенно это касалось «чеченских» войн.

Тогда же, в девяностых, появились первые общественные, не государственные издания, среди них — газета «Спецназ России» (1994) и журнал «Братишка» (1996).

В те же годы военкоры прошли Приднестровье, Таджикистан, Абхазию, Косово, Северный Кавказ, в последующем к ним добавились Южная Осетия, Донбасс и Сирия.

За это время журналисты, включая военкоров, сложили свои головы на разных войнах, включая две «чеченские». Свою работу они делали не за славу и ордена, а по велению долга — люди, беззаветно любящие свою профессию, готовы рисковать жизнью.

РАССКАЗ «СВЕЧА»

КОНСТАНТИН СИМОНОВ.

А между тем под развалинами, в подвале, куда вела черная, наполовину заваленная кирпичами дыра, жила старуха Мария Джокич. У неё раньше была комната на втором этаже, оставшаяся после покойного мужа, мостового сторожа. Когда разбило второй этаж, она перебралась в комнату первого этажа. Когда разбило первый этаж, она перешла в подвал.

Девятнадцатого был уже четвёртый день, как она сидела в подвале. Утром она прекрасно видела, как в сквер, отделённый от неё только искалеченной железной решёткой, проползли пять русских солдат. Она видела, как по ним стали стрелять немцы, как кругом разорвалось много мин. Она даже наполовину высунулась из своего подвала и только хотела крикнуть русским, чтобы они ползли к подвалу, потому что она была уверена, что там, где она живёт, безопаснее, как в эту минуту одна мина разорвалась около развалины, и старуха, оглушённая, свалилась вниз, больно ударилась головой о стену и потеряла сознание.

Когда она очнулась и снова выглянула, то увидела, что из всех русских в сквере остался только один. Он лежал на боку, откинув руку, а другую положил под голову, словно хотел поудобнее устроиться спать. Она окликнула его несколько раз, но он ничего не ответил. И она поняла, что он убит.

Погибшие на Донбассе журналисты «России-24» Игорь Корнелюк и Антон Волошин

Немцы иногда стреляли, и в скверике продолжали взрываться мины, поднимая чёрные столбы земли и срезая осколками последние ветки с деревьев. Убитый русский одиноко лежал, подложив мёртвую руку под голову, в голом скверике, где вокруг него валялось только изуродованное железо и мёртвое дерево.

«Красная Звезда», 30 декабря 1944 года.

…Военкоры — это особый склад мысли, особая жизненная философия. Она сродни работе бойцов специальных подразделений. Вот почему они нашли друг друга, военкоры и спецназ, учреждая общественную медаль — первую награду такого рода в России.

В 2020 году Фонд поддержки и развития мототуризма «Волна памяти» учредил медаль «Военкор». Ее попечительский совет возглавил президент Ассоциации «Спецназ-АС», генерал-майор ГРУ в отставке Александр Чубаров.

Находясь в Афганистане, Александр Сергеевич был советником командира 466-го полка специального назначения и командира 38-й гвардейской десантно-штурмовой бригады.

Вернувшись в Союз, Александр Чубаров служил в 15-й бригаде ГРУ Туркестанского военного округа. Являлся заместителем министра обороны Таджикистана. Исполнял обязанности начальника группы миротворческой и антитеррористической деятельности штаба по координации военного сотрудничества государств-участников СНГ.

В 2019 году вышел фильм Сергея Бадюка «Сергеич — Боевой Генерал»

Вместе с «А. С.» попечителями стали председатель Общественного совета газеты «Спецназ России», Герой Советского Союза генерал Геннадий Зайцева («папа спецназа антитеррора»), и шеф-редактор этого же издания, вице-президент Международной Ассоциации «Альфа» полковник Александр Репин — самый молодой участник штурма дворца Тадж-Бек в Кабуле (Афганистан) 27 декабря 1979 года.

В попечительском совете представлено другое легендарное спецподразделение в лице первого вице-президента Владимира Силантьева, кавалера ордена Мужества за Беслан.

Говорит Павел Сотников, учредитель Фонда поддержки и развития мототуризма «Волна памяти»:

— Я люблю смотреть кинохронику, есть такое. И в какой-то момент я стал обращать внимание на ракурс этой съемки. Солдаты бегут в атаку, удерживают позицию, погибают… И все это я вижу с фронта, я вижу лицо того, кто ведет бой. Кто был на войне, тот знает: страх он до и после атаки или боя… А в бою есть враг, есть чем поразить этого врага.

Знаю, как оружие в руках гасит часть страха, ведь мне есть чем защищаться. И возник вопрос: что думает тот, кто снимал? Тот, кто стоял к противнику спиной. Тот, у кого в руках только камера. Тот, кто подобно Анатолию Кляну, просто констатировал, что «попали» и продолжил снимать. Тот, кто продолжает делать свою работу, пока руки могут держать камеру.

Для меня психология военкоров — это сродни психологии древних воинов, психология «берсерков», шедших в бой с голым торсом. И чем они отмечены? Чем выделять людей, идущих в бой без оружия, с одной лишь целью — зафиксировать правду?..

Пришла мысль, мысль надо реализовать. Спасибо генералу Александру Чубарову и Алёне Кочкиной за то, что поддержали эту идею. А когда ты знаешь, что за спиной есть те, кто поддерживает, то все получается.

Так было всегда. В 2014 году, когда делали и везли на Донбасс знамя бригаде «Призрак» Алексея Мозгового. И в 2015 году, когда везли пасхальный огонь. Но это все отдельные истории, — говорит Павел Сотников.

РАССКАЗ «СВЕЧА»

КОНСТАНТИН СИМОНОВ.

Старуха Джокич долго смотрела на убитого и думала. Если бы хоть одно живое существо было рядом, то она, наверное, рассказала бы ему о своих мыслях, но рядом никого не было. Даже кошка, четыре дня жившая с ней в подвале, была убита при последнем взрыве осколками кирпича. Старуха долго думала, потом, порывшись в своём единственном узле, вытащила оттуда что-то, спрятала под чёрный вдовий платок и неторопливо вылезла из подвала.

Она не умела ни ползать, ни перебегать, она просто пошла своим медленным старушечьим шагом к скверу. Когда на пути её встретился кусок решётки, оставшейся целой, она не стала перелезать через неё, она была слишком стара для этого. Она медленно пошла вдоль решётки, обогнула её и вышла в сквер.

Немцы продолжали стрелять по скверу из миномётов, но ни одна мина не упала близко от старухи.

Она прошла через сквер и дошла до того места, где лежал убитый русский красноармеец. Она с трудом перевернула его лицом вверх и увидела, что лицо у него молодое и очень бледное. Она пригладила его волосы, с трудом сложила на груди его руки и села рядом с ним на землю.

Немцы продолжали стрелять, но все их мины по-прежнему падали далеко от неё.

Так она сидела рядом с ним, может быть, час, а может быть, два и молчала.

Было холодно и тихо, очень тихо, за исключением тех секунд, в которые рвались мины.

Наконец старуха поднялась и, отойдя от мёртвого, сделала несколько шагов по скверу. Вскоре она нашла то, что искала: это была большая воронка от тяжёлого снаряда, уже начавшая наполняться водой.

Опустившись в воронке на колени, старуха стала горстями выплёскивать со дна накопившуюся там воду. Несколько раз она отдыхала и снова принималась за это. Когда в воронке не осталось больше воды, старуха вернулась к русскому. Она взяла его под мышки и потащила.

Тащить нужно было всего десять шагов, но она была стара и три раза за это время садилась и отдыхала. Наконец она дотащила его до воронки и стянула вниз. Сделав это, она почувствовала себя совсем усталой и долго сидела и отдыхала.

«Красная Звезда», 30 декабря 1944 года.

…Как уже было отмечено, в попечительский совет учрежденной медали «Военкор» вошли представители ветеранских организаций «Альфа», ГРУ ГШ, «Вымпел» и представители ОООИВА «Инвалиды войны».

Мероприятие проходило на площадке Центра социально-консервативной политики. Его открыл Юрий Евгеньевич Шувалов — председатель оргкомитета Форума «Устойчивое развитие».

Центр начал свою работу в России в январе 2005 года по инициативе председателя Государственной Думы России IV созыва Бориса Грызлова как антикризисный центр для выработки позиции партии парламентского большинства по ключевым вопросам социально-экономического развития страны.

Каждая медаль «Военкор» была помещена в маленький «снарядный ящик» со стружкой

В настоящее время ЦСКП является одним из наиболее влиятельных интеллектуальных центров страны. На его базе разработана концепция российского консерватизма.

Всего к медалям «Военкор» были представлены пятнадцать журналистов, трое из которых награждены посмертно.

Награды погибших на Донбассе журналистов «России-24» Игоря Корнелюка и Антона Волошина были переданы Владимиру Соловьёву — председателю Союза журналистов России.

Посмертную награду Анатолия Кляна вручили Андрею Покровскому, сыну погибшего оператора.

В связи с тем, что часть военкоров находились в командировках, награждение проходило в режиме онлайн.

Награды «Военкор» вручали представители попечительского совета и почетные гости мероприятия…

Шувалов Юрий Евгеньевич.

Военкор Кочкина Алена Юрьевна — директор Фонд поддержки и развития мототуризма «Волна памяти». В прошлом являлась спецкором газеты «Спецназ России» на Донбассе.

Учредители Фонда поддержки и развития мототуризма «Волна памяти»: Сотников Павел Вячеславович и Майданов Алексей Анатольевич.

Генерал-майор Чубаров Александр Сергеевич.

Евдокимов Павел Анатольевич — главный редактор газеты «Спецназ России».

Владимир Силантьев — первый вице-президент Ассоциации Группы «Вымпел».

Соловьёв Владимир Геннадьевич — председатель Союза журналистов России.

Сарваниди Константин Дмитриевич — представитель военкора Олега Блохина.

Смирнов Пётр Андреевич — представитель международного дипломатического клуба «Amigability».

Матвеев Геннадий Петрович — представитель ИВА «Инвалиды войны».

Чурилин Владимир Михайлович — гендиректор объединенной горной компании.

Разудалов Юрий Юрьевич — председатель Национального комитета по защите прав потребителей.

Калинин Вячеслав — учредитель и главный редактор ИА «Ветеранские вести», член Союза журналистов РФ, член Союза писателей РФ.

Говорит Алёна Кочкина, директор Фонда «Волна памяти»:

— Для меня, как для военкора Донбасса (2014-2016 годы) особо важна наша медаль. К сожалению, в 2014 году мне пришлось в эфире России 24 сообщить о гибели наших журналистов Игоря Корнелюка и Антона Волошина. Мы, работающие на передовой тем жарким и ужасным летом, даже представить не могли, что по людям в бронежилетах с надписью «Пресса» будут прицельно стрелять.

Идея о награждении тех, кто рассказывал правду о войне без оружия в руках, родилась давно. Я очень рада, что таки встретила своих единомышленников, и мечта осуществилась. Конечно же, хочется, чтобы наша медаль «Военкор» обрела статус государственной награды.

А еще я надеюсь, что в скором времени появится и Союз военкоров России. Союз людей, которым важна память наших героических предков времен Великой Отечественной войны. Военкоры — это тоже Спецназ, но в своем роде, — отмечает Алёна Кочкина.

РАССКАЗ «СВЕЧА»

КОНСТАНТИН СИМОНОВ.

А немцы всё стреляли, и по-прежнему их мины рвались далеко от неё.

Отдохнув, она поднялась и, став на колени, перекрестила мёртвого русского и поцеловала его в губы и в лоб.

Потом она стала потихоньку заваливать его землей, которой было очень много по краям воронки. Скоро она засыпала его так, что из-под земли ничего не было видно. Но это показалось ей недостаточным. Она хотела сделать настоящую могилу и, снова отдохнув, начала подгребать землю. Через несколько часов она горстями насыпала над мёртвым маленький холмик.

Уже вечерело. А немцы всё стреляли.

Насыпав холмик, она развернула свой чёрный вдовий платок и достала большую восковую свечу, одну из двух венчальных свечей, сорок пять лет хранившихся у неё со дня свадьбы.

Порывшись в кармане платья, она достала спички, воткнула свечу в изголовье могилы и зажгла её. Свеча легко загорелась. Ночь была тихая, и пламя поднималось прямо вверх. Она зажгла свечу и продолжала сидеть рядом с могилой, всё в той же неподвижной позе, сложив руки под платком на коленях.

Когда мины рвались далеко, пламя свечи только колыхалось, но несколько раз, когда они разрывались ближе, свеча гасла, а один раз даже упала. Старуха Джокич каждый раз молча вынимала спички и опять зажигала свечу.

Близилось утро. Свеча догорела до середины. Старуха, пошарив вокруг себя на земле, нашла кусок перегоревшего кровельного железа и, с трудом согнув его старческими руками, воткнула в землю так, чтобы он прикрывал свечу, если начнётся ветер. Сделав это, старуха поднялась и такой же неторопливой походкой, какой она пришла сюда, снова пересекла скверик, обошла оставшийся целым кусок решётки и вернулась в подвал.

«Красная Звезда», 30 декабря 1944 года.

…Не все, кто были награждены медалью «Военкор», находились в Москве — работа! Поэтому с некоторыми из них удалось связаться по мобильной связи.

Журналисты, награжденные медалью «Военкор» в режиме онлайн…

Премию Анне Долгаревой вручает первый вице-президент Ассоциации Группы «Вымпел», кавалер ордена Мужества Владимир Силантьев

Сладков Александр Валерьевич, ВГТРК. Возвращался на машине из Донбасса. С ним состоялся телефонный разговор.

Коц Александр Игоревич, «Комсомольская правда». Работает в Минске.

Макс Фадеев.

Катина Екатерина Васильевна

Котенок Юрий Петрович. Тяжело ранен. Находится в Нагорном Карабахе.

Олег Блохин, «Русская Весна» — в командировке в Сирии.

Андроник Михаил Геннадьевич.

Британский журналист Грэм Филлипс обратился к участникам церемонии по телефону. Во время работы на Донбассе «Гриша» был ранен.

Председателю Союза журналистов России Владимиру Соловьёву, журналистам Александру Рогаткину, Константину Кнырику, Анне Долгаревой медали были вручены на мероприятии.

«Вторая моя медаль за журналистскую деятельность, — поделилась радостью Анна Долгарева. — Первую вручила КПРФ. Скажу так: очень хочется надеяться, что весенние съемки в «Призраке» были не последними…»

О церемонии награждения медалью «Военкор» рассказали «Вести» (ВГТРК), газета «Ветеранские новости» и сайт Центра социально-консервативной политики.

РАССКАЗ «СВЕЧА»

КОНСТАНТИН СИМОНОВ.

Перед рассветом рота, в которой служил погибший красноармеец Чекулёв, под сильным миномётным огнём прошла через сквер и заняла мост.

Через час или два совсем рассвело. Вслед за пехотинцами на тот берег переходили наши танки. Бой шёл там, и никто больше не стрелял из миномётов по скверу.

Командир роты, вспомнив о погибшем вчера Чекулёве, приказал найти его и похоронить в одной братской могиле с теми, кто погиб сегодня утром.

Тело Чекулёва искали долго и напрасно. Вдруг кто-то из искавших бойцов остановился на краю сквера и, удивлённо вскрикнув, начал звать остальных. К нему подошло ещё несколько человек.

— Смотрите, — сказал красноармеец.

И все посмотрели туда, куда он показывал.

Около разбитой ограды сквера высился маленький холмик. В головах его был воткнут полукруг горелого железа. Прикрытая им от ветра, внутри тихо догорала свеча. Огарок уже оплывал, но маленький огонёк всё ещё трепетал, не угасая.

Смертельно раненый под Донецком оператор Первого канала Анатолий Клян сказал только, что в него «попали», и продолжил снимать… Это была его 375‑я командировка

Все подошедшие к могиле почти разом сняли шапки. Они стояли кругом молча и смотрели на догоравшую свечу, поражённые чувством, которое мешает сразу заговорить.

Именно в эту минуту, не замеченная ими раньше, в сквере появилась высокая старуха в чёрном вдовьем платке. Молча, тихими шагами она прошла мимо красноармейцев, молча опустилась на колени у холмика, достала из-под платка восковую свечу, точно такую же, как та, огарок которой горел на могиле, и, подняв огарок, зажгла от него новую свечу и воткнула её в землю на прежнем месте. Потом она стала подниматься с колен. Это ей удалось не сразу, и красноармеец, стоявший ближе всех к ней, помог ей подняться.

Даже и сейчас она ничего не сказала. Только, посмотрев на стоявших с обнажёнными головами красноармейцев, поклонилась им и, строго одёрнув концы чёрного платка, не глядя ни на свечу, ни на них, повернулась и пошла обратно.

Красноармейцы проводили её взглядами и, тихо переговариваясь, словно боясь нарушить тишину, пошли в другую сторону, к мосту через реку Саву, за которой шёл бой, — догонять свою роту.

А на могильном холме, среди чёрной от пороха земли, изуродованного железа и мёртвого дерева, горело последнее вдовье достояние — венчальная свеча, поставленная югославской матерью на могиле русского сына.

И огонь её не гас и казался вечным, как вечны материнские слезы и сыновнее мужество.

«Красная Звезда», 30 декабря 1944 года.

 

Площадки газеты "Спецназ России" и журнала "Разведчик" в социальных сетях:

Вконтакте: https://vk.com/specnazalpha

Фейсбук: https://www.facebook.com/AlphaSpecnaz/

Твиттер: https://twitter.com/alphaspecnaz

Инстаграм: https://www.instagram.com/specnazrossii/

Одноклассники: https://ok.ru/group/55431337410586

Телеграм: https://t.me/specnazAlpha

Свыше 150 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

Оцените эту статью
3369 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Читайте также:

Автор: АЛЕКСЕЙ ВЕНЕВЦЕВ. ФОТО ВАДИМА ЕФРЕМОВА
30 Сентября 2020
В ГОСТЯХ У ДЮМИНА

В ГОСТЯХ У ДЮМИНА

Автор: НИКИТА ПАНИН
30 Сентября 2020
ХРАБРЫЕ СЕРДЦА

ХРАБРЫЕ СЕРДЦА

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание