19 сентября 2018 00:25 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

КАК БЫ ВЫ, НАШИ ЧИТАТЕЛИ ИЗ РОССИИ, БЛИЖНЕГО И ДАЛЬНЕГО ЗАРУБЕЖЬЯ, ПРОГОЛОСОВАЛИ БЫ НА ВЫБОРАХ МЭРА МОСКВЫ 9 СЕНТЯБРЯ 2018 ГОДА?

АРХИВ НОМЕРОВ

Человек эпохи

Автор: ПАВЕЛ ЕВДОКИМОВ
«ГРОЗА ШПИОНОВ»

28 Февраля 2018
«ГРОЗА ШПИОНОВ»
Фото: Полковник Владимир Зайцев с участниками событий в аэропорту Тбилиси в 1983 году. Фото Анны Ширяевой

ПОЧЁТНЫЙ СОТРУДНИК КГБ СССР

Так не раз, в погоне за красным словцом, называли его отечественные журналисты. Его, полковника Владимира Зайцева, одного из руководителей Группы «А» КГБ СССР. В марте 2018 года он отмечает 70-летний юбилей.

Владимир Николаевич прослужил в системе госбезопасности свыше двадцати лет. Больше половины — в «Альфе», с 1982-го по 1992 год.

— Предложение о переходе в Группу мне поступило сразу, в первый год существования Группы «А», — вспоминает полковник Зайцев. — Однако только в 1982 году я оказался в подразделении, когда почувствовал, что действительно накатывается волна террора и у подразделения имеются перспективы.

В Группе «А» Владимир Николаевич прошел путь от начальника отделения до заместителя начальника подразделения. Он участвовал в ряде знаковых специальных операций по освобождению заложников, в том числе в Тбилиси в ноябре 1983 года, где «альфовцам» пришлось работать по пассажирскому лайнеру, захваченному бандой вооруженных террористов, ставшей убийцами. Бандой «золотой» грузинской молодежи, о которой до сих пор льют слезы и снимают художественные и документальные фильмы.

«КРОВАВАЯ СВАДЬБА»

В обширной литературе эта история известна как «Кровавая свадьба», поскольку двое из преступников были молодоженами, а сама акция по захвату авиалайнера, со стрельбой и убийствами, осуществлялась под видом свадьбы.

Владимир Зайцев (в центре) с руководителями Группы «А» Седьмого управления КГБ СССР. После награждения Г. Н. Зайцева Золотой Звездой Героя Советского Союза. 1986 год

О той уникальной операции, являющейся мировой классикой антитеррора на воздушном транспорте, полковник Зайцев рассказывал на страницах «Спецназа России», что с командой «Штурм!» каждый из бойцов, действовавших непосредственно в самолете, превратился в «боевую машину», нацеленную только на выполнение поставленной задачи…

«В общем-то, атака проходила быстрее, чем я о ней рассказываю, — вспоминал ход операции Владимир Николаевич. — Сопровождалась она разрывами специальных светозвуковых гранат, которые превратили салон во что-то наподобие ада. Для непосвященных, понятно. Мы же были весьма и весьма натасканы для действий именно в такой обстановке. Между креслами столкнулся с каким-то здоровяком. Кто такой, преступник или пассажир, раздумывать некогда. Прием рукопашного боя — готов, потом разберемся. Впоследствии он оказался законопослушным гражданином, ударившимся в панику, за что и пострадал.

Следующей на пути у меня стояла женщина и, злобно перекосив лицо, визжала: «Не подходите! Взорвусь вместе с самолетом!» Есть у нее взрывное устройство или нет, а если есть, то как оно приводится в действие, раздумывать было некогда. Как и вспоминать правила этикета обращения с дамами. Прием и команда ребятам вышвырнуть ее из самолета. Лейтенантам тоже было не до гусарства, и через секунду леди уже трепыхалась в крепких руках парней из группы поддержки, густо усеявших бетонку.

Измочаленные многочасовым психологическим прессингом, ошарашенные взрывами гранат, нашими криками «Лежать! Всем лежать! Руки за голову!», пассажиры забились под кресла. Поэтому, когда я летел к местам, где, по нашему мнению, должны были находиться террористы, салон показался пустым.

Единственный человек, который не двинулся с места, находился справа в углу. Отметил краем глаза залитую кровью голову — значит, угрозы не представляет, а кто таков — разберемся. Потом оказалось, это был тот несчастный, которого террористы приняли за охранника лайнера и двинули ему по голове бутылкой.

Владимир Зайцев, кавалер ордена Красного Знамени, в группе награждённых после операции в Тбилиси (1983 год)

В это время прогремело несколько выстрелов. В последующем экспертиза установила, что преступники вели огонь в сторону пилотской кабины, то есть в нас. Палили они и в противоположную сторону, откуда шла другая штурмовая группа. Но, как любил говаривать генералиссимус Суворов, «пуля — дура…» Одуревшие от нашего натиска террористы не смогли сделать ни одного прицельного выстрела.

На пути к креслам, где, по нашим данным, сидели преступники, пришлось буквально пробежать по какому-то бедолаге, упавшему на пол между кресел. Ладно, потом извинимся. А вот и наш «герой»! На свободном кресле — кейс с открытым замком. Как выяснилось, именно в нем преступники держали гранаты, предназначенные для штурмующих. Не успели! Щелчок замка наручников — дело сделано.

В это время мы встретились и с другими штурмовыми группами, которые брали второй салон. Один из офицеров радостно выпалил, что они задержали еще двоих террористов. Однако простейшее арифметическое действие показывало, что одного в нашей коллекции недостает. Пришлось рявкнуть: «Никому не двигаться! Руки за голову!» Ничего, пусть еще чуть потерпят настрадавшиеся люди, зато последний мерзавец не преподнесет очередного сюрприза.

Во время работы помощником главы Правительства России

Посветил фонарем вокруг. Луч прошелся по лицу лежавшего на полу человека, и я заметил, как его веки дрогнули. Но он сам оставался лежать без движения, притворяясь то ли потерявшим сознание, то ли трупом. Да, похоже, извиняться перед данным «товарищем» мы не будем. Обойдется. Я громко скомандовал стоящему рядом лейтенанту, если лежащий шевельнется, пристрелить его. Подействовало. «Отключившийся» тут же открыл глаза, поднял руки и завопил, что он не главный террорист, что главный находится во втором салоне. На него надели наручники и вместе с другими бандитами вытащили из самолета.

Одновременно началась эвакуация пассажиров. В салоне, где было произведено несколько выстрелов, которые могли повредить жизненно важные системы самолета, могла находиться и не обнаруженная нами взрывчатка. Мы все еще опасались взрыва лайнера. По словам очевидцев, один из преступников постоянно держал в руках ученический глобус. Этот глобус, накрыв специальным взрывозащитным одеялом, мы вынесли в первую очередь.

Пассажиры находились в шоковом состоянии, было много раненых, некоторые не могли перемещаться без посторонней помощи. Отец ребенка, который использовался заложниками в качестве живого щита, не смог сам вынести его из самолета. Попросил об этом нас, сказав, что только нам может доверить малыша. По-моему, лучшей благодарности не бывает.

Штурм самолета и эвакуация пассажиров в общей сложности заняли восемь минут. Мы обезвредили всех преступников — четверых мужчин и одну женщину. У террористов было изъято два пистолета ТТ, два нагана, а также две гранаты РГД-1 и Ф-1. Забавно, но, как выяснилось впоследствии, эти гранаты были учебными, со вставленными в них боевыми запалами. При покупке оружия продавцы воспользовались невежеством террористов и всучили им болванки. Но ни преступники, ни мы об этом не подозревали», — заключает Владимир Николаевич.

С рассветом 19 ноября кровавая трагедия завершилась. Бандиты застрелили летчиков Завена Шарбатяна, Анзора Чедия, двоих пассажиров, зверски замучили бортпроводницу Валентину Крутикову. Получили тяжелые ранения и остались инвалидами штурман Плотко и бортпроводница Ирина Химич.

Суд приговорил всех оставшихся в живых террористов к высшей мере наказания — расстрелу (кроме «невесты» Тинатин Петвиашвили). Но это будет значительно позже.

«ТАСС УПОЛНОМОЧЕН ЗАЯВИТЬ…»

Будучи старшим группы, Владимир Николаевич в середине 1980-х годов восемь раз осуществлял силовой захват американских шпионов и делал это вместе со своими сотрудниками четко, быстро и профессионально.

Вот что об этом в своей книге ««Альфа» — моя судьба» пишет Герой Советского Союза генерал Геннадий Зайцев: «В нашем подразделении на шпионах больше всех «набил руку» мой однофамилец, Зайцев Владимир Николаевич, со своим 4-м отделением. Он постоянно тренировал людей в реальных условиях города, моделировал различные ситуации. Например, идет людской поток, и нужно задержать объект, но таким образом, чтобы не вызвать нездорового ажиотажа и излишнего любопытства.

Проведя первый захват, Владимир Николаевич понял, что этому делу нужно учиться. Он очень вдумчиво подходил к работе по шпионам и соответствующим образом готовил личный состав, превратив силовые мероприятия в самое настоящее искусство. И не случайно, что представители контрразведки высказывали пожелание, чтобы именно его подчиненные брали очередного шпиона — после «зайцевского» захвата оборотни давали признательные показания уже на первом же допросе, а не играли в молчанку месяц-другой.

Владимир Зайцев с Валентином Шергиным (слева) во время боевой стажировки «альфовцев» в Афганистане

Конечно, можно было сделать Владимира Николаевича монополистом в этом важном вопросе, благо Олдридж Эймс обеспечил нас работой. Так проще, так надежнее. Но мы ставили перед собой другую задачу — не только сотрудники из отделения Зайцева, но и другие «альфовцы» должны получить практический опыт взаимодействия в подобных мероприятиях. Все отделения без исключения.

Замечу, речь могла идти не обязательно о конспиративном задержании агентов иностранных спецслужб — это могли быть уголовные авторитеты, главари мафиозных кланов. Да, они не шпионы, но методы их задержания одни и те же», — подчеркивает генерал Геннадий Зайцев.

Так получилось, что Владимиру Зайцеву пришлось участвовать в задержании шпиона еще до прихода в «Альфу». Служил он тогда в Седьмом управлении КГБ СССР. В знаменитом советском фильме «ТАСС уполномочен заявить…» рассказывалось о том, как чекисты разоблачили вражеского агента «Трианона». В жизни им был сотрудник отдела Америки Управления по планированию внешнеполитических мероприятий МИДа Александр Огородник («Тригон»). При аресте он покончил с собой.

Однако игра с американцами продолжилась. Их решили брать с поличным. События происходили на Краснолужском мосту в Лужниках. На встречу с «Тригоном» заявилась вице-консул американского посольства Марта Петерсон. Ее вели от посольства, но она сумела переодеться, радикально изменить свою внешность.

«Идти ей нужно было через арки, проделанные в огромных опорах моста, — вспоминал Владимир Николаевич на страницах «Спецназа России». — На это время она исчезала из виду. В одной из арок она задержалась более чем нужно. Мы пришли к выводу, что она там оставила посылку. Когда Петерсон на середине моста повернулась и пошла назад, стала спускаться по лестнице — она была схвачена с поличным. Дабы она поняла, что это не хулиганы, а представители власти, меня одели в форму офицера милиции.

Мадам Петерсон мужественно отбивалась от наших сотрудников, искавших укрепленный на ее теле небольшой разведывательный приёмник, и при этом громко кричала — предупреждала агента, который должен был забирать посылку.

Видя, что арест как-то затягивается, я помог ребятам, крепко взял ее за руку, сдавил запястье. При этом сломал браслет ее часов, в котором, как оказалось, находился микрофон, соединявшийся с записывающим устройством на ее теле. Пока ехали в машине, браслетик отремонтировал, но, тем не менее, впоследствии посольство США прислало в наш МИД ноту по поводу сломанных часов и синяков на руках.

Что было делать? Ведь при задержании госпожа вице-консул показала блестящее владение нецензурной бранью и приемами карате (по мировой классификации у нее был шестой дан). Да и зачем так было кричать?..

Петерсон доставили на Лубянку и вызвали советника американского посольства для опознания. В его присутствии вскрыли контейнер, закамуфлированный под булыжник. Там обнаружили инструкции, вопросник, специальную фотоаппаратуру, золото, деньги и две ампулы с ядом», — рассказывает полковник Зайцев.

ВИРТУОЗНАЯ РАБОТА

Уже конкретно работая в «Альфе» по шпионам, Владимир Николаевич являлся старшим группы захвата по следующим агентам ЦРУ.

«Съём» агента ЦРУ Адольфа Толкачёва. Владимир Зайцев — второй слева

Майор Геннадий Вареник («Фитнесс») — сотрудник боннской резидентуры КГБ.

Полковник Валерий Мартынов («Джентил») — работник научно-технической разведки, вашингтонская резидентура КГБ.

Майор Сергей Моторон («Гоз») — сотрудник внешней контрразведки, вашингтонская резидентура КГБ.

Полковник Владимир Пигузов («Джоггер») — сотрудник внешней разведки. Генерал-майор Дмитрий Поляков («Топхэт», «Воам») — старший преподаватель Военно-дипломатической академии ГРУ.

Полковник Геннадий Сметанин («Миллион») — помощник военного атташе в Португалии.

Полковник Адольф Толкачёв («Сфиэ») — ведущий конструктор Министерства радиоэлектронной промышленности СССР.

Подполковник Борис Южин («Твайн») — работал в Сан-Франциско под крышей корреспондента ТАСС. В отличие от других агентов ЦРУ, расстрелянных по суду, Южин получил пятнадцать лет лишения свободы, из которых отбыл шесть, после развала СССР был освобожден по амнистии и затребован хозяевами в США.

— При разработке операций захвата наши сотрудники готовились к любому повороту событий, — вспоминает Владимир Николаевич, — от вооруженного сопротивления до попытки самоликвидации. Кадры оперативной хроники тех лет подтверждают рассказы участников событий: задержания проводились виртуозно, артистично и, что особенно важно, быстро и практически незаметно для окружающих.

…Первой же операцией по захвату оборотня Группой «А» был арест летом 1985 года Адольфа Толкачёва — одного из ведущих специалистов по аэронавигационным системам.

«Наступил день операции, — рассказывает полковник Зайцев. — Внешне все выглядело «по-домашнему». Стояла машина ГАИ и еще одна то ли задержанная, то ли общественно-инспекторская: гаишники, дескать, делают свое привычное дело. Мы пребывали в готовности номер один на заранее намеченных местах.

На наше и лично мое счастье Толкачёв ехал пассажиром. Когда есть опыт и форму держишь изо дня в день, когда существует понимание задачи и четкая цель — и полная согласованность, достигаемая психологической совместимостью и отработанным годами взаимодействием, — вот тогда со стороны кажется, что все происходит само собой.

Владимир Зайцев (в центре) не раз захватывал американских шпионов. Рядом (слева) — агент Адольф Толкачёв на следственном эксперименте

Жена Толкачёва опомниться не успела, а уж мы перекантовали ее супруга в нашу машину. Все делалось одновременно и быстро: наручники, одежду долой — мало ли что может оказаться в карманах. Толкачёв, говорят, после рассказывал в камере, что мы сорвали с него пиджак… не снимая наручников, и просил объяснить, как это могло произойти.

Конечно, наручники мы с него снимали, просто он был так потрясен, что и не заметил этого. Вообще, мы действовали быстро, жестко и решительно. Этого хватало, чтобы полностью деморализовать задерживаемых нами лиц. Быстрота, натиск. Ни в коем случае не сбрасывать темп, не дать опомниться ошеломленному внезапностью человеку.

Через пару минут от нас на шоссе и следа не осталось. Словно и не было… Толкачёв сдался довольно быстро — и, может быть, без охоты, но четко выполнял все, что от него требовалось по условиям большой оперативной игры, которую завязали с американской резидентурой сотрудники нашей контрразведки».

Решение задержать шпиона не в Москве, а за городом, было продиктовано исключительно оперативной необходимостью. Заокеанские хозяева Толкачёва должны были как можно дольше оставаться в неведении относительно судьбы своего агента.

«Наружники», в силу специфики своей работы имевшие о Толкачёве более обширные представления, сообщили, что он — не просто автолюбитель, а серьезный, временами рискованный «гонщик». При определенных обстоятельствах машина в руках такого человека превращается в серьезное оружие. И участники группы захвата во главе с Зайцевым не предоставили ему такой возможности.

ПО ХАРАКТЕРУ — МНОГОБОРЕЦ

В 1983-1987 годах руководство КГБ СССР решило обкатать весь личный состав Группы в охваченном войной Афганистане, откуда «Альфа» вернулась без потерь. Так что за плечами полковника Зайцева есть и боевая стажировка «за речку», проходившая с 20 октября по 20 декабря 1986 года.

Как отменный спортсмен, он становился неоднократным чемпионом центрального аппарата КГБ по восточным единоборствам, «Мастером спорта СССР» по трем видам спорта.

Образование — Высшая школа КГБ СССР имени Ф. Э. Дзержинского.

Его заслуги в обеспечении безопасности страны отмечены орденами Красного Знамени (1984 год), Красной Звезды (1986 год) и «За личное мужество» и многими медалями. Он — «Почётный сотрудник КГБ СССР».

— В 1992 году я уволился по собственному желанию, — рассказывает он. — Написал рапорт, что по моральным соображениям не считаю возможным продолжать службу. Начавшаяся чехарда была не для моего характера.

Полковник Владимир Зайцев на праздновании 40‑летия Группы «А» КГБ-ФСБ. Москва, «Крокус Сити Холл».  29 июля 2014 года

После отставки полковник Владимир Зайцев возглавил Фонд поддержки антитеррористических подразделений органов обеспечения безопасности «Антитеррор». На протяжении ряда лет он являлся членом Совета Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа». Неоднократно публиковался в газете «Спецназ России».

В 2000-2004 годах Владимир Николаевич работал в Белом доме помощником Председателя Правительства России по вопросам безопасности, но эта страница в его биографии еще не открыта для широкой общественности.

Желаем Вам, Владимир Николаевич, неистощимой энергии, больших рабочих сил, удачи во всех жизненных свершениях, счастья, и крепкого, нерушимого «альфовского» здоровья!

 

Площадки газеты "Спецназ России" и журнала "Разведчик" в социальных сетях:

Вконтакте: https://vk.com/specnazalpha

Фейсбук: https://www.facebook.com/AlphaSpecnaz/

Твиттер: https://twitter.com/alphaspecnaz

Инстаграм: https://www.instagram.com/specnazrossii/

Одноклассники: https://ok.ru/group/55431337410586

Телеграм: https://t.me/specnazAlpha

Свыше 150 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

 
Оцените эту статью
7602 просмотра
1 комментарий
Рейтинг: 4.4

Читайте также:

Автор: АЛЕКСАНДР ДАНИЛОВ
28 Февраля 2018
ПЕРВОПРОХОДЕЦ

ПЕРВОПРОХОДЕЦ

Автор: НИКИТА ПАНИН
28 Февраля 2018
ЧЕЛОВЕК «ШТОРМА»

ЧЕЛОВЕК «ШТОРМА»

Автор: ВЛАДИМИР ЕЛИСЕЕВ
28 Февраля 2018
ГЕРОЙ СПЕЦНАЗА - 2

ГЕРОЙ СПЕЦНАЗА - 2

Автор: ВЛАДИМИР ЕЛИСЕЕВ
28 Февраля 2018
ГЕРОЙ СПЕЦНАЗА

ГЕРОЙ СПЕЦНАЗА

Написать комментарий:

Комментарии:

Калининский: Спасибо Павлу Евдокимову за очень интересную статью о полковнике В.Н.Зайцеве. В которой показана ещё одна, до недавних пор закрытая для общественности, страничка о ювелирной, высокопрофессиональной работе сотрудников группы " А" по обеспечению безопасности своего Отечества в мирное время. И в частности полковника Зайцева , действительно -" грозе шпионов !". На третьем фото с Валентином Ивановичем Шергиным, это видимо запечеалена уже вторая командировка в ДРА Владимира Николаевича, первая была весной 1984-го, и тоже с ним. Сердечно поздравляем заслуженного профессионала и грозу шпионов, полковника Владимира Николаевича Зайцева с его 70 -ти летием!
Оставлен 24 Марта 2018 17:03:55
Общественно-политическое издание