14 декабря 2017 05:31 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ГЛАВА ЧЕЧНИ РАМЗАН КАДЫРОВ ПРЕДЛОЖИЛ ПЕРЕЗАХОРОНИТЬ ТЕЛО В.И. УЛЬЯНОВА-ЛЕНИНА. ВАШЕ МНЕНИЕ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Наша Память

Автор: ОЛЬГА ЕГОРОВА
ПУТЬ КАССАНДРЫ

28 Февраля 2015
ПУТЬ КАССАНДРЫ
Фото: Она старалась поддержать душевным словом, давала практические советы, рассказывала о том, как правильно себя настроить, не впасть в отчаяние, как пережить беду

 

ПАМЯТИ ЮЛИИ НИКОЛАЕВНЫ ВОЗНЕСЕНСКОЙ

Скольких людей привели в храм ее «Мои посмертные приключения», «Путь Кассандры», или «Утоли мои печали»! А людям воцерковленным они нужны для того, чтобы перечитать в трудную для себя минуту, придти в себя, не сдаваться — и… духовно вырости.

Ведь зачастую мы сталкиваемся со сложными жизненными обстоятельствами, которые в первую минуту кажутся непреодолимыми, и просто опускаем руки. Может, кто-то скажет: а что толку в книжках, чем они помогут? Помогут. Книги Вознесенской написаны просто и доходчиво, с юмором, с желанием искренне помочь людям. Легкость слога, увлекательный сюжет — читаешь на одном дыхании. И все они — эти истории — созданы на основе реальных событий, живого опыта тех, кто уже пришел к Богу.

«РАССКАЖИ ПРО СВОЕГО ХРИСТА»

Автор четырнадцати книг, Юлия Николаевна никогда не лукавила с нами, со своими читателями, не «гнала палкой» в Церковь, разделяя мир на белое и черное. Но каждый прочитавший ее книги четко понимал, как важно не свернуть со своего пути. Или как обрести его — подобно девушке Кассандре с плавучей Британии (дело происходит в полу-затопленной и разрушенной Европе после Третьей Мировой войны).

Бывшая «планетянка» с промытыми мозгами благодаря своей русской бабушке вспомнила, кто она есть. Она оказалась среди тех, кто создавал вокруг себя островки любви и человечности, в тайном женском монастыре, а потом, чтобы не подставить дорогих ее сердцу людей, выжгла на пальце код лже-Мессии.

Герои Вознесенской мужественны, как и она сама. Эта маленькая, хрупкая женщина, успевшая поразительно много — иному и десяти жизней не хватит, так она торопилась жить. Очень многое из того, что Юлия Николаевна написала, почерпнуто из ее собственной биографии — трудной, подчас невыносимой и удивительной — и становится понятно, чем продиктованы те или иные неслучайные моменты ее произведений.

Как это часто бывает, все хорошее и талантливое вызывает неприятие, осуждение. Так произошло и с творчеством Вознесенской. Нашелся даже священник — иерей Николай Пикалев из Владикавказа, который договорился до создания «Евангелия от Вознесенской» и развернул в прессе активную кампанию против Юлии Николаевны, обвинив ее в искажении православия, нестыковках, расхождениях. Ну, прямо по Булгакову: «А взять бы этого Канта да сослать в Соловки…»

Впрочем, Юлия Николаевна была в лагере под Иркутском, единственная политическая среди уголовниц, и там ей пришлось драться до крови, защищая от смерти заведомую сексотку.

Через некоторое время пребывания в лагере к ней пришли какие-то совершенно незнакомые зэчки и сказали: «Мы знаем, ты верующая, расскажи нам про своего Христа». И она им про «своего» Христа рассказывала.

В связи с нападками иерея Николая Пикалева вспоминается «Слово о законе и благодати» митрополита Киевского Иллариона, который еще в XI веке четко развел формальное, бездушное следование Закону, чем грешили иудеи, и открытость для Благодати, которая осияла все народы Земли.

«ВАЖНЕЕ МЕНЯ — МОИ КНИГИ»

Чего только не было в ее жизни! И ссылка, и побег на процесс товарищей, и предательство друга, и печальный лагерный опыт. Как говорил И. С. Тургенев, биография писателя — в его произведениях.

В ее книгах присутствует и горечь вынужденной эмиграции. И игуменья София, бабушка Юлии Николаевны, погибшая в 1930-х годах. И борьба со смертельным недугом. И горькая фраза, что, мол, не на то было растрачено время — это о диссидентстве. В этом, кстати, ее принципиальное отличие от большинства диссидентов, с которыми она начинала. Те так и остались на прежних позициях, продолжая воевать с режимом, а по сути, со своей страной. Она же стала православным человеком и ушла в будущее.

Юлия Николаевна пробовала себя в разных жанрах — здесь и, как его называют, православное фэнтези, и сборники рассказов о людских судьбах («Утоли мои печали», «Жила-была старушка…» и пр.), и прелестные детективы, распутываемые графиней Апраксиной, и «православный ответ Гарри Поттеру» — трилогия о Юлианне. И книги вне серий, и еще многое другое.

«Как Вы пишете, что этому предшествует?» — частенько спрашивали у Юлии Николаевны. «По-разному», — честно отвечала она.Эта маленькая, хрупкая женщина, успевшая поразительно много — иному и десятка жизней не хватит, так она торопилась жить

Когда ее насыщенная жизнь перетекла в старость, она решила описать, какой радостной может быть эта пора. Так, например, появились рассказы «Жила-была старушка…» У других книг — своя история, не менее увлекательная. «Ее книги, — как написала одна из многочисленных поклонниц писательницы, — как глоток света, как улыбка ангела, подаренная в утешение и помощь!» Замечательно красиво сказано.

«Дело в том, — объясняла Юлия Николаевна, — что это не просто православная художественная литература. Это не самовыражение, это не работа для Церкви, это даже не то, чтобы что-то сделать, заслужить, покаяться, поработать для Бога. Это нечто более важное. Важнее, чем я, мои книги. Это миссионерская литература на самом деле. Это попытка разговаривать с неверующими или ищущими — в литературе, их языком. Т.е. то, о чем говорил апостол Павел («с греком я говорю по-гречески…»)»

ДВЕ БУХАНКИ ХЛЕБА

Так много хотелось сказать о Юлии Николаевне! Но всех, кто хочет узнать больше, отсылаю к интервью под названием «Главное — правильно войти в камеру», напечатанном в журнале «Разведчикъ» (приложение к газете «Спецназ России»), другим публикациям в прессе.

Биография Юлии Николаевны еще ждет своих авторов и своих читателей. Многие факты из ее жизни рассыпаны в интервью разных лет, а многое знают только ее родные.

«Мама девочкой застала блокаду, — рассказал Андрей Окулов, сын Юлии Николаевны. — Ее хотели украсть, убить и съесть, но бабушка отбила! Ее отец и мой дед, донской казак Николай Павлович Тараповский, был диспетчером на аэродроме «Ржевка» во время блокады».

В небольшом очерке «Служба диспетчерская» Николай Павлович вспоминал: «В те дни я часто сталкивался по работе с офицером штаба Владимиром Степановичем Загорским. Мне нравился этот добродушный, рассудительный человек. Однако спуску он никому не давал, строго спрашивал за дело, твердой рукой поддерживал дисциплину и порядок. В то же время Владимир Степанович чутко, по-отечески относился к каждому из нас. Однажды, помню, зашел разговор о наших семьях, о женах, о детях.

— Николай Павлович, где твоя семья? — спросил Загорский. — Ты никогда о ней не говоришь. Или еще холостяк?

— Нет, я женат. Жена Ольга и дочь Юлия эвакуированы в Вологду.

Владимир Степанович немного помолчал, а потом сказал:

— Вот тут я сэкономил немного сахара. Возьми. Перешлешь дочке. Туда завтра пойдут наши самолеты. Передашь с кем-нибудь из членов экипажа.

И ушел. Я был очень растроган. На второй день подошел к летчику первого класса В. Литвинову, попросил его навестить в Вологде мою семью. Он охотно выполнил эту просьбу. От жены привез ответный дар — две буханки хлеба…»

«АГНИЯ ЛЬВОВНА»

Далеко не всем известно, что Юлия Вознесенская в течение нескольких лет была модератором форума сайта Memoriam.ru. На этой площадке она была для всех, кто нуждался в ее мудрой помощи, «бабушкой Агнией Львовной» (как ее героиня из «Жила-была старушка…») Была уверена, что это именно ее дело — нужное и важное.

Она старалась поддержать душевным словом, давала практические советы, рассказывала о том, как правильно себя настроить, не впасть в отчаяние, как пережить беду. Объясняла, что духовную жизнь нельзя откладывать на старость. Ей, прошедшей такую жизненную «школу», было, о чем рассказать людям, и что посоветовать… Она, со своим потрясающим жизнелюбием, старалась быть бабушкой «не только для своих молодых, но и практически для всех, кто к тебе приблизился по жизни…» О себе тоже писала, глядя как бы со стороны.

«Я вот представила, — рассуждала «Агния Львовна», — себе два варианта своих посмертных отношений с моими сыновьями, невесткой, внучками. Вот я ушла и издали смотрю на них. Они печалятся, конечно, но говорят о том, как любила их мама и бабушка, что она им дала, вспоминают теплые и смешные истории из прошлой жизни и обещают друг другу никогда ее не забывать. «Спасибо, мама! Спасибо, бабушка! Нам было хорошо с тобой. Мы еще встретимся, и нам опять будет хорошо вместе».

А вот другая картина. Я ушла, а они плачут и рыдают: «Зачем ты нас оставила? Как ты могла уйти? Мы не можем и не хотим жить без тебя! Зачем Бог нас разлучил навеки?! За что?!?!» Мне будет горько, больно за себя и за них. И я буду чувствовать себя виноватой перед оставшимися, неизвестно за что. Упаси меня Господь от такой памяти после моей смерти! Пусть память будет светлой и полной благодарности и любви». И в конце Юлия Николаевна как будто ласково улыбнулась: «Отгадайте с трех раз, какой вариант мне больше нравится?»

ПОТРЯСАЮЩЕЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ

В одном из интервью Юлия Николаевна назвала смерть «потрясающим приключением».

«Страх смерти знаком и христианину, особенно страх предсмертия. Тело смертно — телу предстоит умирать, а мы все же с ним сроднились, оно нам не чужое. А душа — она, естественно, трепещет при мысли о встрече с ангелами, с Богом, но она еще и радуется, и надеется на лучшее! И ждет встречи с теми, кого любила при жизни. А сколько неизвестного впереди откроется… И в этом смысле смерть — потрясающее приключение».

Может быть, именно поэтому, как написал Андрей: «…после смерти у мамы было спокойное, улыбающееся лицо».

Похоронили ее на небольшом «кусочке русской земли» — старинном православном кладбище в Тегеле под Берлином, отпели в храме Св. равноапостольных Константина и Елены — и храм, и кладбище освящены в июне 1894 года.

Здесь погребены многие легендарные личности, на памятниках известные имена — офицеры Белой армии, композиторы, архитекторы, журналисты, многочисленные представители знаменитых княжеских фамилий.

Как выразился Андрей, унаследовавший мягкий юмор своей матери, «на кладбище в Тегеле она будет в хорошей компании: там много могил белогвардейцев».

Вечная память, Юлия Николаевна! Спасибо, что Вы были с нами.

 

Газета «СПЕЦНАЗ РОССИИ» и журнал «РАЗВЕДЧИКЪ»

Ежедневно обновляемая группа в социальной сети «ВКонтакте».

Свыше 44 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

 http://vk.com/specnazalpha 

Оцените эту статью
11541 просмотр
нет комментариев
Рейтинг: 4.8

Читайте также:

Автор: Герой Советского Союза Геннадий ЗАЙЦЕВ
28 Февраля 2015
ХРАНИТЕЛЬ ПРИКАМЬЯ

ХРАНИТЕЛЬ ПРИКАМЬЯ

Автор: ВЛАДИМИР ФИЛИППОВ
28 Февраля 2015
ПАМЯТИ ОФИЦЕРОВ «АЛЬФЫ»

ПАМЯТИ ОФИЦЕРОВ «АЛЬФЫ»

Автор: ПОЛИНА СЕРГЕЕВА. ФОТО ДАРЬИ ЕЖОВОЙ
28 Февраля 2015
ГЕРОЙ АНТИТЕРРОРА

ГЕРОЙ АНТИТЕРРОРА

Автор: АЛЕКСЕЙ ФИЛАТОВ. ФОТО АННЫ ШИРЯЕВОЙ
28 Февраля 2015
ПОЗЫВНОЙ – «ЛЕНИН»

ПОЗЫВНОЙ – «ЛЕНИН»

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание