24 августа 2019 20:54 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ВЫ ГОТОВЫ ПОЛУЧИТЬ ЭЛЕКТРОННЫЙ ПАСПОРТ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Интервью

Автор: ВАЛЕРИЙ ШЕРЕМЕТА
«МЫ ВЕДЁМ ЖЕСТОКУЮ, ТРУДНУЮ БОРЬБУ»

30 Июня 2014
«МЫ ВЕДЁМ ЖЕСТОКУЮ, ТРУДНУЮ БОРЬБУ»
Фото: Равнение на флаг! В первом ряду— слева направо: начальник Управления «А» генерал-майор Владимир Винокуров, экс-командир Краснодарской «Альфы» полковник Александр Волосников и Герой России Сергей Лысюк. Алабино, 2009 год. Фото Н. Олейникова

Генерал-майор Владимир Винокуров руководил «Альфой» одиннадцать лет. По этому весомому показателю он вплотную приблизился к Герою Советского Союза Геннадию Николаевичу Зайцеву, чей командирский стаж в Группе «А» составляет более тринадцати лет.

СОЧЕТАНИЕ ОПЫТА И МОЛОДОСТИ

— Владимир Николаевич, в июне 2003 года Вы заняли должность начальника Управления «А». Помните тот день?

— Конечно, помню. Признаться, для меня это предложение стало полной неожиданностью. Два года назад начальник Центра специального назначения Александр Евгеньевич Тихонов, человек, который в 1998 году создавал эту мощнейшую на сегодня структуру по борьбе с терроризмом, предложил мне возглавить Управление «А». Я в это время был его заместителем. И хотя опыт работы в ФСБ у меня был к тому времени достаточным, я, конечно, сомневался. Все же стать командиром подразделения с такой историей, с таким именем — это не простое решение. Предложение принял, вполне ясно осознавая всю ответственность, которую взвалил на плечи.

Первое время главной мыслью было — не навредить, не испортить того, что было наработано в подразделении. Старался быстро освоиться на новом месте, найти общий язык с руководителями структурных подразделений, укрепить уже имевшиеся хорошие контакты с ветеранами. Да и ситуация на Северном Кавказе не давала времени на раскачку. Было очень нелегко, поверьте. Но коллектив Управления меня принял, помог и поверил в меня. Поэтому, осмотревшись, со своими заместителями наметил задачи, которые требовалось решать, чтобы дать подразделению возможность двигаться вперед.

— Какие задачи?

— Были определены два приоритетных направления. Первое — это совершенствование боевой и специальной подготовки, второе — комплектование подразделения квалифицированными кадрами. Как мне кажется, сегодня нам удается держать эти два направления на высоком уровне и в сбалансированном виде.

В настоящее время в Управлении хорошее сочетание опыта и молодости. Это дает главное — результат. Большое внимание уделили совершенствованию материально-технической и учебной базы. Создали специальное инструкторское подразделение, которое занимается только оперативно-боевой подготовкой. Большая часть ответственности за обучение личного состава легла на это подразделение. Нам удалось собрать в нем хороших профессионалов, большинство из которых имеют богатый боевой опыт. Сделали очень серьезный шаг в совершенствовании системы подготовки. И это стало сказываться на результативности работы Управления и, прежде всего, на Северном Кавказе.

КРИТЕРИИ ОТБОРА

— Многих читателей интересует, как можно попасть служить в «Альфу»?

— Простого и универсального способа нет. В подавляющем большинстве случаев мы сами ищем нужного нам кандидата, сами отбираем. Сотрудник «Альфы» — это «штучный продукт». Поэтому и отбор индивидуальный, тщательный, я бы даже сказал, придирчивый.

Сегодня предпочитаем подбирать кадры из выпускников высших военных учебных заведений Пограничной службы, Министерства обороны, внутренних войск, желательно послуживших уже в войсках и имеющих боевой опыт. Конечно, прийти к нам — это удача для тех, кто мечтал служить в спецподразделении антитеррора.

Каковы же критерии отбора? Что должен знать и уметь кандидат, какие требования к нему предъявляют действующие сотрудники и руководители?

— Управление «А» — это подразделение, в котором проходят службу в основном офицеры. Поэтому критерии отбора таковы: желательно, чтобы у кандидата было хорошее военное образование, отличная физическая подготовка, крепкое здоровье и высокие морально-волевые качества. С удовольствием рассматриваем в качестве кандидатов военнослужащих из подразделений спецназа других министерств и ведомств, тех, кто имеет реальный боевой опыт.

Всегда старался присутствовать на тестированиях кандидатов, беседуя с каждым. Потому что нередко только в личном общении можно выяснить его образ мышления, морально-психологические качества, степень убежденности в правильности сделанного им выбора. У нас взято за правило всем руководителям участвовать в процессе изучения кандидатов. Отбору кадров мы действительно уделяем повышенное внимание. Ведь абсолютно ясно: те, кто приходит в Управление сегодня, — это его будущее.

Многим отказываете?

— Срок изучения кандидата занимает год и более. Решение брать или не брать в Управление принимается, как правило, коллегиально. Конечно, бывает, что кому-то и отказываем… по разным причинам.

Кандидат должен понимать, что тот, кто служит в Управлении «А», всегда должен быть готов отдать жизнь, спасая жизнь других. Это основополагающий принцип Управления, да и всего Центра специального назначения. И когда мы изучаем человека, то обязательно спрашиваем его об этом. Если видим, что он начинает сомневаться, то считаем, что он не готов служить в спецподразделении.

Владимир Николаевич, можете ли Вы назвать срок, который необходим, чтобы из новичка сделать настоящего профессионала?

— Не менее трех лет, как правило, в зависимости от уровня подготовленности на момент зачисления в подразделение. Сейчас взросление, я имею в виду профессиональное, идет гораздо быстрее. Специфика службы заставляет. Последние годы это почти непрерывное участие всего личного состава в специальных операциях. И ни одну из них нельзя назвать «легкой прогулкой». Всегда предельный риск, всегда лицом к лицу с опасностью.

Как идет становление молодого сотрудника?

— На становление молодых сотрудников в должности нацелена вся система подготовки, и ею занимаются руководители всех уровней и инструкторы. Она включает в себя и институт наставничества, и прохождение различных учебных сборов, занятий, и получение хорошей оперативной подготовки в учебных центрах и заведениях ФСБ России. Одна из главных наших задач — это не только научить хорошо стрелять и владеть приемами рукопашного боя, но, прежде всего, осознанно действовать в составе коллектива, думать.

Можно ли сравнивать задачи, что стояли перед «Альфой» лет двадцать назад, с теми, что приходится выполнять сегодняшнему поколению Управления «А»?

— Наше Управление создано в 1974 году как подразделение по борьбе с терроризмом. Террор во все времена несет смерть и страдания ни в чем не повинным людям. Это тяжелая и очень опасная болезнь. Но, сравнивая прошлые годы и нынешние, я не могу не отметить изменения особенностей проявления терроризма. Возьмем спецоперации, которые проводились нашим Управлением в составе Центра специального назначения. Все теракты сопровождались массовым захватом заложников. И в «Норд-Осте», и в Беслане террористы удерживали даже не десятки, а сотни людей.

Сегодня для преступников уже мало захватить одного-двух заложников. Такое в большинстве своем происходит ради выкупа и носит криминальный характер. Идя на массовые захваты, они выдвигают политические требования, которые вызывают большой общественный резонанс. Это реальность, с которой мы сталкиваемся в последние годы и которую ясно осознаем. Соответственно мы готовимся к выполнению таких задач, когда необходимо освобождать десятки, сотни людей, и, как правило, это дети и женщины. Хотя по большому счету для нас не важно, сколько человек захвачено и кто они. Если даже один, мы должны сделать все, чтобы он был освобожден.

Террористы сегодня, кроме всего прочего, еще и оснащены по последнему слову техники. У них современные виды связи, отличное вооружение, они хорошо подготовлены, экипированы. Что могут противопоставить им ЦСН и Управление «А»?

— Действительно, сегодня и мы, и террористы нередко пользуемся одним и тем же вооружением, средствами индивидуальной защиты. В Чечне много раз сталкивались с тем, что стрелковое оружие, боеприпасы и амуниция бандитов изготовлены теми же производителями, что и у нас. Противопоставить мы можем только высокую профессиональную выучку и те методы, наработки, которые эффективны в борьбе с террором.

После событий в Беслане сделано очень много для технического оснащения подразделений, цель одна — исключить потери сотрудников. В практику вводятся всевозможные технические средства, которые позволят заменить личный состав на опасных участках при проведении спецопераций. Большее внимание стали уделять кинологическому обеспечению боевых мероприятий. В Центре специального назначения создано крупное техническое подразделение, которое взяло на себя вопросы применения новейших достижений науки и техники.

МЫ ВЕДЁМ ЖЕСТКУЮ, ТРУДНУЮ БОРЬБУ 

И Беслан, и «Норд-Ост» — теракты, выходящие за границы человеческого понимания, беспрецедентные по своей жестокости. В обоих «Альфа» была непосредственным участником спецоперации. Вы наверняка анализировали и действия террористов, и действия боевых групп спецназа, проводящих спецоперацию…

— О Беслане и «Норд-Осте» очень тяжело говорить. Могу сказать одно: на совести сотрудников ЦСН гибели людей нет. Мы сделали все что могли. Но есть вещи, которые от нас не зависят. Сегодня мы работаем как пожарная команда. Тушим пожар. Для того чтобы его предотвратить, должна эффективнее работать вся правоохранительная система и, в первую очередь, ее оперативная составляющая.

Центр специального назначения ФСБ, в который входит наше Управление, — единый кулак. Его составляющие выполняют все силовые акции, которые возложены на ФСБ. Умение грамотно применить этот кулак — важный вопрос.

Что говорить о выводах после Беслана… Вывод один — какая бы задача ни была, мы должны ее выполнить и при этом не потерять наших людей. Поверьте, нет ничего тяжелее, чем ехать в семью, которая потеряла сына, мужа, отца, разговаривать с матерью погибшего, женой, видеть его детей… В Беслане наше Управление потеряло троих, каждый из которых был личностью и каждый мог бы еще очень много сделать. Мы ведем жестокую, трудную борьбу. Понимаем, что без потерь не обойтись, и все же…

У «Альфы» уникальная история, не менее уникальный боевой опыт. Ее имя известно всему миру. И все же, чем, на Ваш взгляд, она отличается от аналогичных подразделений?

— Мы служим России, ее народу независимо от политических курсов. Мы служим системе госбезопасности, потому что являемся ее частью. Если будет приказ — мы, как военные люди, обязаны его выполнять. Без колебаний. Как бы ни было тяжело в Беслане или в «Норд-Осте», никто из сотрудников не сомневался, не раздумывал, выполнять ли приказ. При этом каждый ясно осознавал, что, возможно, он идет на смерть. В Беслане пошли все и сработали профессионально. Террористы, включая их главаря, были уничтожены, один задержан.

«Альфу» отличает особый командный дух. Он воспитывается не одним поколением сотрудников. Традиции, особый микроклимат в коллективе, гордость за принадлежность к славной боевой семье — все это, в конечном итоге, формирует личность каждого, кто приходит к нам.

Каковы же традиции Управления «А»? Что составляет духовный стержень подразделения?

— Традиций действительно много. Мы гордимся своей историей, гордимся теми людьми, которые сейчас служат в Управлении. Они пережили за эти годы очень многое, видели горе и смерть, рисковали собой, но сохранили главное — веру в правоту своего дела по спасению людей. Их работа получила высокую оценку. Почти все сотрудники Управления имеют государственные награды.

Очень важно то, что в Управлении сложилась крепкая связь поколений. У нас служат офицеры, которые пришли в группу в 1978 году — это был второй набор в «Альфу». Много тех, кто стал сотрудником Управления в 1980-е и 1990-е годы. И все традиции, которые накапливались на протяжении существования подразделения, живут вместе с теми, кто их закладывал и берег. Мы не потеряли связи ни с ветеранами, ни с семьями тех, кто погиб в первых спецоперациях.

«Альфа» всегда старалась быть первой. Название обязывает. И находясь в составе ЦСН, мы стремимся соответствовать славе предыдущих поколений.

Есть ли отличие между нынешними сотрудниками «Альфы» и теми, кто служил, скажем, двадцать лет назад?

— Что касается внутреннего наполнения, духовного — наверное, нет. Все без исключения преданы делу, которому посвятили свою жизнь. Но сегодня значительно возрос уровень террористической угрозы. Соответственно увеличилась интенсивность нашей боевой работы. Ветераны 1970-х и 1980-х годов рассказывают, что они всегда мечтали поучаствовать в каких-нибудь спецоперациях. Время-то было спокойное.

Нынешнее поколение сотрудников мечтает о том, чтобы спецопераций было как можно меньше. Сегодня мы, конечно, хотели бы больше времени тратить на боевую учебу, специальную подготовку. Такое вот противоречие времен…

Газета «СПЕЦНАЗ РОССИИ» и журнал «РАЗВЕДЧИКЪ»

Ежедневно обновляемая группа в социальной сети «ВКонтакте».

Свыше 33.500 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

http://vk.com/specnazalpha

Оцените эту статью
6304 просмотра
нет комментариев
Рейтинг: 5

Читайте также:

Автор: НИКОЛАЙ КРАВЧЕНКО
30 Июня 2014
ЧЕТЫРЕ ГОДА ВОЙНЫ

ЧЕТЫРЕ ГОДА ВОЙНЫ

Автор: ФЁДОР БАРМИН
30 Июня 2014
ПОД ГРИФОМ «СЕКРЕТНО»

ПОД ГРИФОМ «СЕКРЕТНО»

Автор: ФЁДОР БАРМИН
30 Июня 2014
СВОИХ НЕ БРОСАЕМ

СВОИХ НЕ БРОСАЕМ

Автор: АНТОН КРАВЕЦ
30 Июня 2014
СОХРАНИТЬ ГРУППУ «А»

СОХРАНИТЬ ГРУППУ «А»

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание