14 августа 2020 08:16 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

Поддерживаете ли Вы идею о переносе даты празднования Дня России на 1 июля?

АРХИВ НОМЕРОВ

Автор: Георгий Элевтеров
ЧИСТИЛИЩЕ БОРЬБЫ

1 Мая 2011

Когда яркие выразители политической мысли покидают СМИ, остается пошлый вздор нелепых споров о неразрешимых на обывательском уровне вопросах. Остается что-­то вроде бесконечной дискуссии между славянофилами и западниками, о которых Бердяев как­то вскользь заметил, что наши славянофилы плохо знали свою страну, а западники имели слабые представления о Западе.

ВОЛЯ И ВЕРА

Те же набившие оскомину переливания из пустого в порожнее мы наблюдаем в малокомпетентных рассуждениях о десталинизации, о демократии и диктатуре, о капитализме и социализме. Нашего человека назойливо пытаются убедить, что белое — это черное, а черное — это белое, хотят заставить путать великое и смешное, гигантов и пигмеев. Но это уже невозможно. Будут пытаться долбить до отупения. А почему нет, если эта политическая халтура, видимо, хорошо оплачивается?

Попробуем обойти трясину этих споров. Начнем с очевидного. Независимо от социально­экономической формации в России всегда не хватало денежных накоплений, но точно также всегда было много земли со скрытыми в ней богатствами, которые необходимо осваивать… На Западе тому, кто имел много золота или много денежных средств, было легко привлечь и сплотить людей для решения крупномасштабных задач. В России для этого нужны факторы не столь простые. Для больших дел требуется воля верхов и вера низов. А для такого набора условий, как показывает история, необходимы уникальные обстоятельства.

Совсем недавно один политолог заговорил о Железном Феликсе и поставил под вопрос известную характеристику главы ВЧК («холодная голова, горячее сердце и чистые руки»). Руки то, дескать, были по локоть в крови. Политолог прокукарекал, а там хоть не рассветай. Много ли надо, имея доступ к СМИ, чтобы заляпать грязью кого угодно.

А правда все таки в том, что в лице Дзержинского мы имеем фигуру особого периода — периода всеобщего крушения, смуты, поглощающей миллионы невинных жизней и порождающей реки крови. Разве этот Савонарола в заштопанной гимнастерке виновен в том, что в своем служении грядущим поколениям он должен был пройти через эти реки и установить гражданский мир на новых, послереволюционных условиях? Ведь иначе пляску смерти остановить было невозможно.

Конечно, Дзержинского боялись. А смог бы он вернуть к жизни разрушенную страну и беспризорных детей, если бы его не боялись? Конечно, нет. Так демократия и справедливость реализуются через революционную диктатуру. Это открытие сделали еще якобинцы, осознавшие, что крушение страны можно остановить только террором.

Якобинцы приняли самую демократическую конституцию в истории человечества. Но она не работала. Препятствия громоздились одно на другое, врагами становились вчерашние соратники. И тогда Робеспьер решается разрубить запутанный узел. «Я знаю только две партии — заявил Неподкупный — партию народа и партию его врагов». И горе ждало тех, кто оказался среди последних. Революция не знает презумпции невиновности. «Для отечества сделано мало, если не сделано все». Потому что оно в опасности!

Что это было: демократия или диктатура? Это было истиной, которую Максимилиан Робеспьер, как некогда Жанна д’Арк, услышал свыше, а может быть не свыше, а из народных глубин, что одно и то же («глас народа — глас Бога»).

Нельзя внушить пацифизм народу, ставшему жертвой агрессии. Нельзя запретить ему суровую дисциплинарную практику, когда его страну разворовывают. Чтобы восторжествовали идеалы демократии и справедливости, надо сначала наказать беззаконие и устранить несправедливость. А для этого нужна воля и вера, нужны вожди, в которых поверят, и которые будут способны не только на слова, но и на конкретные поступки.

Великие вопросы истории решаются силой. А из чего складывается сила государства? Она, как считал Конфуций, складывается из доверия, оружия и продовольствия.

Через двадцать лет после нашей капитуляции перед чужой волей, через двадцать лет, заполненных абсурдом и ложью, у нас появляются руководители, пользующиеся доверием. Это, как считал Конфуций, самое главное.

Что касается оружия, то только благодаря заделам советского времени в области вооружений мы чудом сохранили свою относительную независимость и целостность.

СМАЧНЫЙ КУКИШ

Продовольствие — последний из трех компонентов силы, о которых говорил Конфуций. Но зато это самая простая тема. Можно сказать, простейшая. А вот наших политических болтунов она абсолютно не волнует.

Можно до умопомрачения чернить Сталина, можно болтать несусветные пошлости о великой Русской революции и о ее вождях, можно заходиться от умиления перед американским образом жизни, не интересуясь простым, как смачный кукиш фактом: производство зерна в России сегодня составляет от 60 ти до 80 ти миллионов тонн, а производство картофеля порядка 20 млн. тонн (не хватает людям, не то что свиньям).

В СССР производство зерна составляло 200 млн. тонн, а производство картофеля — 75 млн. тонн. И тем не менее, закупались корма для животноводства. В США эта цифра по зерну составляет 3360 млн. тонн, при численности населения этой страны примерно равной численности населения в СССР. Какую то часть своего зерна США экспортируют, а примерно 45 % фуражного зерна идет на поддержание неведомых нам масштабов животноводства.

И при всем при этом три миллиарда тонн и 200 млн. тонн — это та самая разница, которая отличает нищету от сытости. Гордая советская держава не выходила из войны (гражданской, мировой, холодной). И поэтому она выращивала только 200 млн. тонн зерна в год, которого хоть и не хватало, но то, что было — делилось честно, на всех. Двадцать лет назад «новые русские» капитулировали ради «экономической свободы», ради конверсии, ради того, чтобы «накормить страну», как они тогда говорили, ради того, чтобы ни одному ребенку не дать уронить слезу. В исторической перспективе мы увидели цену этим разговорам.

Вернемся к простому — «накормить страну». 60 миллионами тонн зерна и 20 миллионами тонн картофеля, по нашему мнению, 140 миллионов людей не накормишь.

Как же это случилось?

Вот мнение компетентного человека, академика Российской академии сельскохозяйственных наук Виктора Степановича Шевелюхи, являвшегося в свое время в Белоруссии правой рукой самого Петра Мироновича Машерова: «Диагноз состояния сельского хозяйства в России: глубокий кризис, ведущий к голоду и катастрофе!

Что же делать? Главным парадоксом нынешней катастрофической ситуации в сельском хозяйстве России является то, что при наличии достаточных запасов природных и техногенных ресурсов для производства продовольствия внутри страны в объеме полной потребности — фактическое его производство составляет только половину необходимого. Вторая половина продуктов питания завозится по импорту из за рубежа».

Навязанные извне ошибочные реформы, в том числе и аграрные, привели к тому, что Россия потеряла свою продовольственную безопасность и подошла к черте наступающего голода и общенациональной катастрофы. «Правительство должно срочно создать эффективную общенациональную программу по спасению села, аграрного сектора экономики и незамедлительно приступить к ее выполнению, — продолжает Виктор Степанович. — Россия располагает отличными условиями для производства зерна твердых и сильных пшениц в Поволжье, на Южном Урале, на Северном Кавказе.

Большие партии таких сортов пшеницы могут быть реализованы на внешнем рынке за валюту и дать большой объем прибыли для преодоления финансового кризиса».

Огромные территории сенокосов и пастбищ (90 млн. га) в Нечерноземной зоне и других регионах страны должны пройти кардинальное улучшение и быть использованы для развития мясного и молочно­мясного скотоводства, сокращения импорта мяса из США, молочного порошка из Австралии.

ОСТАНОВИТЬ ДЕГРАДАЦИЮ СЕЛА

Всем, кто бывает в деревнях и селах сегодняшней России, бросается в глаза крайняя запущенность деревни, сельского хозяйства, всей инфраструктуры, нищета и безысходность, убожество жилья, разрушение животноводческих комплексов, дорог и производственных построек. Особенно тяжелая картина сложилась в районах Центральной нечерноземной зоны, в Сибири и на Дальнем Востоке. Многие дороги, школы, лечебные, бытовые и культурные учреждения на селе пришли в упадок. Особых признаков их масштабного восстановления и развития не наблюдается. Приводятся в порядок лишь единичные точечные объекты, взятые под контроль лишь на 5 % от общего количества таких объектов в отрасли.

Утвержденная правительством программа социально­культурного развития села до 2012 года не выполняется. Это проблема всей страны, а не отдельных регионов… Бывший министр А. В. Гордеев проводил линию на экспорт так называемых излишков зерна за рубеж в объеме до 20 млн. тонн в год под видом его эффективного использования.

На самом деле никаких «излишков» зерна в России, по мнению академика Шевелюхи, не было и нет. Они являются результатом уничтожения (сокращения) поголовья всех видов скота. Это настоящая диверсия в сельском хозяйстве России. В результате бесконтрольности, слабого управления в этой отрасли была ликвидирована сама база дальнейшего развития животноводства…

В годы так называемой перестройки и «реформ» в сельском хозяйстве страны произошел обвал производства продовольствия, прежде всего в результате разрушения созданной системы управления и потери ответственности кадров за строжайшее соблюдение государственной и технологической дисциплины. В итоге свыше 40 млн. га сельскохозяйственных угодий, в том числе 20 млн. га пашни заросли сорняками и кустарником и выпали из сельскохозяйственного оборота. Заодно это уголовно­преследуемое деяние виновные должны понести суровое наказание.

Решение этих проблем напрямую связано с ошибками и недостатками в кадровой политике, осуществляемой на всех уровнях управления и руководства государства. Первый вопрос о кадрах массовых профессий. Реформа свелась к ликвидации ПТУ как базы для их подготовки… Вы не найдете сегодня на селе электросварщиков, ремонтных бригад слесарей и наладчиков на так называемых «летучках» — передвижных мастерских…

«Главная причина состоит в том, что земля находится в частной собственности. Она деградирует и разбазаривается. Мер повышения ее плодородия не принимается, техника не обновляется, обеспеченность тракторами и остальными видами сельскохозяйственных машин составляет менее 50 %… Правительство должно исправить эту ошибку и взять эту погибающую отрасль под свой постоянный и эффективный контроль. Село необходимо спасать от полного уничтожения».

Мы до отупения твердим о демократии и тоталитаризме, о рыночной и плановой экономике. Как мало надо знать и понимать, чтобы без конца громоздить эти горы нехитрого вздора.

Но ведь и понять причину скудости собственного продовольствия большинства наших людей можно почти на элементарном уровне. Неужели действительно — диверсия, и кто то сознательно мешает взять и расширить посевы зерна и засадить наши зарастающие сорняками поля картофелем? И это при 25 ти процентном сельском населении нашей страны!

В США доля этого населения составляет менее трех процентов. Но там есть сельхозтехника, энергетическая и научно­техническая база сельскохозяйственного производства. А у нас, как видим, нет в достаточном количестве тракторов, комбайнов, навесного оборудования. Все это было в СССР. Задача была решена на государственном уровне, причем организовано как производство, так и обслуживание сельхозтехники.

Были и зерноуборочные, и кормоуборочные, и картофелеуборочные комбайны. Иначе как бы советская власть могла перевести 50 % нашего населения с крестьянского труда на труд промышленный и научный? Сегодня заводы остановлены и разграблены. Оборудование распродано в страны третьего мира за копейки.

Почему архисвободная пресса 1990 х не заметила этих преступлений? Или то была сознательная стратегия семибанкирщины, выдвинутая распоряжавшимися у нас тогда американскими советниками, стратегия вредительства, и пресса была её участницей? Допустим. Но что же мы сейчас «стоим и взираем со стыдом», как голод косит наш народ? Ведь есть документация на сельхозтехнику, есть инженеры. Нет только Веры, Воли, Совести и Чести.

УЧЁТ ОШИБОК

Что парализует эту волю к действию? При чем, спрашивается, здесь разговоры о демократии, в которую, дескать, упираются все ужасы жизни нашего народа, если при социализме все это у нас было? При чем здесь десталинизация? При чем Катынь, о которой нам уже надоело слушать?

Сталин, дескать, совершил преступление. Преступление или возмездие? Может быть, расстрелянные поляки были такими же невинными жертвами, как казненные Сталиным Ягода, Ежов, Тухачевский, Власов, Семенов, Краснов и многие другие? Этого спорщики так и не установили. Но зато Сталин именем русского народа дал Польше границу по Одеру­Нейсе и Балтийское море. Об этом братья­поляки не вспоминают. Ничего не забыли и ничему не научились.

А мы что — лучше? Догадаться нетрудно, если даже поляки, которые сейчас не голодают (своей картошки им все таки хватает), искренне нас жалеют. Даже Лех Валенса признает передержки и перебор в польских претензиях. А у нас в ответ только один позорно «убедительный» аргумент: «Сталин для русского народа был еще хуже, чем для польского». Поляков это должно поражать, т. к. они то знают, от чего Сталин спас не только польский, а, прежде всего, свой советский народ. Разумных поляков должны смущать доводы их примитивных собеседников.

И что нам нужнее — грабительская и абсурдная чужая демократия с голодным народом или спасение его от голода любой ценой? Так ведь и стоит вопрос, если отмести в сторону весь этот словесный блуд наших СМИ.

То, что спасение от голода зависит не от демократии, а от ответственности руководителей, можно показать на примере продовольственного снабжения воюющей Германии.

И в первую, и во вторую мировую войну в Германии сохранялась в принципе рыночная экономика. Но с точки зрения тотального продовольственного снабжения, к войне 1914 1918 годов Германия подготовилась плохо, и как население, так и армия сильно страдали от недостатка продовольствия. В начале этой войны было бессистемно забито много свиней, а значительные запасы картофеля по этой причине не были израсходованы, они просто сгнили.

Во Вторую Мировую войну эта ошибка была учтена и сделан правильный вывод: в условиях войны нельзя полагаться на стихию рынка. Нельзя было уводить поголовье свиней на убой без учета состояния дел по запасам картофеля. Чем больше запасов картофеля, тем больше возможности для роста поголовья свиней.

В рыночные процессы следовало внести определенные обратные связи и управляющие функции. Понадобились структуры, в которых собирались необходимые статистические данные для принятия ответственных решений по управлению массовым процессом. Эта роль была возложена на Всегерманскую корпорацию производителей сельскохозяйственной продукции. Аппарат этой корпорации оказался образцовым органом, которого недоставало в первую мировую войну.

Другим исполнительным органом рыночного контроля являлась группа специальных государственных управлений по заготовке сельскохозяйственных продуктов. Задачей этих управлений в мирное время было создание запасов зерна и фуража. В целом слияние органов самоуправления и государственных ведомств обеспечило, как утверждают участники этого процесса, соединение практического хозяйственного опыта с навыками ответственного администрирования.

Как утверждают те же авторы, до самого конца войны производственные карточки в Германии отоваривались полностью, а нормы, установленные в них, регулярно согласовывались с министерством здравоохранения.

Показательно, что в 1942 1943 м хозяйственном году потребление картофеля в Германии составило 26 млн. тонн. Только 25 % этого объема пошло на питание населения, остальное было использовано для поддержания животноводства.

Сегодня, как уже сказано, Россия производит порядка 20 млн. тонн картофеля, при численности населения почти вдвое большей, чем в Германии. Причем четверть нашего населения, повторюсь, — сельское население.

Что же мешает нашей стране производить в несколько раз больше картофеля и в короткое время увеличить производство свинины, чтобы покончить с двадцатилетним периодом сокращения русского населения, главной причиной чего является голод в его самой грубой и дикой форме?

Что нужно для этого? Десталинизация? Отмена дня Великой октябрьской социалистической революции? Отмена праздника 9 мая или запрет на упоминание имени Верховного главнокомандующего в той войне? Избрание президентом Хакамады, Немцова, Ходорковского?..

Может быть, нам нужен другой народ?

Но именно этот народ превзошел не только немцев в той войне, но и все мыслимые подвиги, когда либо имевшие место в человеческой истории. Тогда слава нашей страны гремела на всех континентах.

Кого же надо заменить?

Заменить надо нашу имущую и правящую элиту. И, прежде всего, устранить пятую колонну. А затем необходим уже крутой поворот в политике государства, меняющий антинародный вектор на тот, который вытекает из интересов народа.

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ВОЛЯ

Вернемся вновь к насущному вопросу — производство продовольствия.

Чтобы решить этот вопрос по американски, потребуются огромные вложения в сельхозтехнику. Ставить так эту задачу конечно надо, но на перспективу. Давайте оглянемся на Китай. Сегодня поголовье свиней в этой недавно голодной стране составляет 400 млн. Это в двадцать раз больше нашего поголовья, хотя население КНР больше населения РФ только в десять раз. Так что, если рядовой китаец еще голодает, то рядовой русский голодает мучительней.

Пусть это мясо достается в Китае тяжким трудом крестьянина, но он спасает себя от голода и безысходности, а воля государства поддерживает в нем веру.

В России на душу населения приходится 23 килограмма мяса свинины (значительная часть этого потребления приходится на импорт). В Польше –51 кг, в Германии — 56 кг, а в Дании — 66 кг. Поэтому, грубо говоря, они не голодают. А у нас, судя по всему, при наших бескрайних землях и относительно очень многочисленном сельском населении картофель даже не рассматривается как стратегический продукт, что очевидно каждому, кто способен задуматься.

А наша проблема, как внушают нам СМИ, заключается в недостатке демократии! Совести у вас нет, господа хорошие. Европа не голодает с тех пор, как главный европейский «демократ» — прославленный пират Френсис Дрейк завез туда культуру картофеля. Дрейку даже поставлен памятник с цветком картофеля в руках. И секрет европейского продовольственного благополучия — как раз в уровне потребления свинины, который в той же Дании в три раза больше, чем в России.

Не демократия вам нужна, господа, присвоившие себе право распоряжения и превратившие его в право обогащения. Вам нужен Феликс Эдмундович Дзержинский с его холодной головой, горячим сердцем и чистыми руками. Вам нужно, чтобы за вашей спиной стоял тот, от чьего присутствия у вас будут дрожать поджилки, когда вы лжете и грабите свой народ.

Не будем даже касаться пока современных достижений в области продуктивного свиноводства, новых методов откорма и т. д. Пусть даже известный процент картофеля сгниет из за утраты навыков хозяйствования, ответственности, профессионализма у сельского труженика.

При столь значительном количестве сельскохозяйственного населения, которое сегодня у нас есть, надо просто вовлечь его в работу даже на том технологическом уровне, как это было у немцев во время войны, т. е. 70 лет назад (больше картофеля — больше свинины). Личный труд + земля + помощь хозяйства типа МТС + помощь посадочным материалом + страховка + безопасность. Вот и все, что должно обеспечить государство.

Пусть для начала деревня освободится от голода. Пусть там заиграют свадьбы, заработают детские сады и школы. Даже не надо думать о рентабельности. Главное, чтобы люди взялись за лопаты и вилы. Надо вселить в них веру, чтобы никто не тянулся к бутылке.

Сегодня мы едим не только импортную свинину. Мы едим импортный картофель, который стоит у нас дороже бананов. Это уже крайняя степень деградации трудового человека. Если страна перестала производить картофель, это значит, что у людей уже опустились руки. И так во всем — от грядки до высокой науки. Кто ответит за это преступление? Надо ли вычленить, разоблачить и призвать эти силы к ответу? Наверное, надо. А со Сталиным и Лениным поручим разбираться внукам и правнукам («Века уж дорисуют видно недорисованный портрет»).

Если таково положение с голодающим народом (спасение которого сводится к простейшей истине — «вредители и воры должны сидеть в тюрьме»), то, каково же оно в более сложных областях? Конечно, катастрофическое. Это царство криминала, казнокрадства и всепожирающей обломовщины.

Мы говорим: нужна государственная воля. Но наше государство построено по образцу и подобию американского. Якобы, чтобы защитить права человека. Но, чтобы защитить свои права в суде, надо иметь связи, информацию и какие то средства. Они у тех, кто грабит, а не у тех, кого грабят. Это значит, что большинство получило бесправие вместо прав человека.

Возьмем даже чисто техническую сторону. Права можно защитить только опираясь на законы, в которых рядовой человек, даже с высшим, но неюридическим образованием, разобраться не может. В США этим занимается многомиллионный корпус адвокатов. Богатая страна может поддерживать иллюзию прав своих граждан, хотя и там это только иллюзия.

Для нашего человека это уже не иллюзия, а издевательство.

Наше государство запуталось и оторвалось от народа. Каждый новый чудак поучает нас, как нужно жить по американски. А народ катастрофически теряет квалификацию и отвыкает работать.

НАРОДНЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ

Есть ли выход? Конечно, есть.

Ведь те преступления, о которых мы говорим, это не отдельно взятые факты. Это устойчивые негативные, даже криминальные социальные процессы. То же можно сказать о недостатках и нестыковках. Они также выведены на уровень социальных процессов. Кто положил им начало — отдельная тема. Но преодолеть их можно только с помощью позитивных контрпроцессов.

Если бы советская власть не обладала способностью управлять позитивными процессами, не знала бы она и своих потрясающих свершений, даже при наличии таких самоотверженных фанатиков справедливости и счастливой жизни для всех как Железный Феликс.

Законы в США пишутся в угоду каким то силам, которые, имея в своем распоряжении СМИ, полицию, армию адвокатов и денежные средства, реализуют эти законы на практике, не останавливаясь порой перед явными беззакониями, как мы видим это на примере международной политики.

Структура нашего общества иная. У него нет тех инструментов, какие есть у американского общества и его элиты.

Кто лоббирует у нас новые законы, например, законы нового жилищного кодекса, — это еще вопрос. Но кто то использует эти законы для беззастенчивого ограбления рядовых собственников квартир. И это ограбление уже приняло масштабы социального процесса, дающего кому то в карман громадные денежные потоки.

А этим процессам предшествовали другие, не менее «гуманные», когда из обманутых граждан делали бомжей. Изучала пресса масштабы и ужас этого зверства? Конечно, нет. Ведь главное было забыть навсегда права и защиту, даваемые людям советской властью. СМИ оценивало это явление как неизбежное, но полезное зло. Находились даже группы молодежи, охотившиеся на бомжей.

Так что же, двадцатилетний голод нашего народа — тоже неизбежное, но полезное зло? Нашему народу не впервой голодать. Но страшнее голода отсутствие продуктивных рабочих мест, утрата квалификации и научно­технической цивилизации (и не только в сельском хозяйстве, а повсеместно). Это самый гибельный социальный процесс, порождающий полную безысходность.

Теперь давайте вспомним о законах, которые писались на заре перестройки и реформ, когда КПСС уронила власть, а пятая колонна еще не захватила ее полностью. Тогда некоторые верили в благо реформ и исходили из стремления к этому благу.

Так появился закон о народных предприятиях. Этот закон не против демократии. Он не зовет к диктатуре.

Он работает и в условиях капитализма, и в условиях социализма. Это рациональный закон, нужный почти любой стране для развития ее производительных сил. Он в комплексе решает проблему отечественного производства через создание массы продуктивных рабочих мест.

Вот что говорил тогда один из энтузиастов движения за народные предприятия Святослав Фёдоров: «Сейчас во всем мире набирает силу процесс создания предприятий, принадлежащих тем, кто на них работает… Только в США таких предприятий, сохозяевами которых являются сами их работники, насчитывается уже 11 тысяч…

Китай сегодня 41 % заводов и фабрик передал рабочим и служащим в полное владение…

Китайцы ввели рыночную систему, но на принципах именно свободного труда, а не на принципах наёмничества. Да, народ наш тоже виноват в том, что случилось. Теперь надо выкручиваться, но с умом, как это сделали китайцы. Придется тяжко трудиться, халявы не будет, но и рабства не должно быть! Была раньше песня «Москва — Пекин» со словами «русский с китайцем — братья навек». Быть может, возродится прежняя дружба наших трудовых народов — кто знает?».

Простим хорошему человеку его «кто знает». В эмоциональных словах первопроходца и энтузиаста народных предприятий много глубокого смысла, даже в воспоминании об идиллии дружбы двух великих народов евразийского континента.

Можно быть уверенным, что в исторической памяти китайского народа остались не антикитайские интриги Куусинена, не хамские выходки Хрущёва, а советская помощь оружием и кровью в 1940 х годах и бескорыстная поддержка в становлении китайской промышленности, оказанная Советским Союзом. Народы Китая и Вьетнама этой помощи не забудут никогда. Она принесла им независимость и возрождение. Это серьезный капитал для евразийского процветания в недалеком будущем.

И очень правильно подчеркнуто, что будущее — за дружбой трудовых народов.

Трудовое братство сродни боевому, и оно сближает нас не только с вьетнамцами и китайцами, но и с поляками, и с ГДРовскими немцами.

Великолепна мысль Фёдорова о гордости трудового человека. Халявы не будет, но и унижения не будет. Нам не нужны ни благодетели, ни господа.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СВОБОДА

Академик Фёдоров рассказывал, как нелегко было провести закон о народных предприятиях, преодолевая вето президента Ельцина. «Мы пошли в Думу, чтобы провести в жизнь законы освобождения российского. И нам удалось это сделать, даже несмотря на вето президента».

Но в итоге Борис Николаевич был вынужден подписать «Закон о народных предприятиях». Закон №115 Ф3 «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)» был подписан 19 июля 1998 года. Нетрудно понять, как этот закон, надежнее всего защищающий предприятия от рейдерских захватов, раздражал нашу мародерствующую элиту. Он был у нее бельмом на глазу. И естественно, что применение закона, дающего подлинную экономическую свободу народным массам, должно было встретить бешеное сопротивление в криминальной преисподней российского общества.

И вот теперь Совет при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, разработав Концепцию развития законодательства о юридических лицах, предлагает в лице некого Суханова закон №115 Ф3 от 19.07.98 отменить.

Будем надеяться, что Президент отнесется к этим своим помощникам с таким же недоверием, как он это сделал по отношению к Лужкову.

Такие советники, которые проталкивали новый Жилищный кодекс, повлекший за собой лавину коррупционных преступлений, требуют к себе самого пристального внимания. Помогают ли эти помощники нашим высшим руководителям или компрометируют их, исходя из своих собственных соображений и интересов? Ответ очевиден.

Приведем пример, как данный вопрос о народных предприятиях встраивается в концепцию стран с исключительно развитой рыночной экономикой.

В 1974 году Конгресс США утвердил план­концепцию акционерной собственности работников — ESOP. Сегодня в американских компаниях с совместным владением контрольным пакетом акций работниками трудится 14 миллионов человек.

Законы о правовом регулировании акционерных обществ работников действуют в Германии, Франции, Великобритании, Дании, Испании, Италии, Швеции и в других европейских странах.

Ничего этого, видимо, не знают разные сухановы, угнездившиеся в инстанциях, приближенных к руководству. Они знают только то, что там живут хорошо, а вот мы живем плохо. А то, что нам плохо как раз из за таких вот, как они, недобросовестных и скудоумных чиновников, им даже невдомек.

По-­другому в Китае, где регулярно осуществляется чистка от всяких никчемных и вредных для дела людей, занимающих не свое место, что, помимо элементарной справедливости, приносит очевидную пользу, давая дорогу достойным и ответственным.

Не только досконально изучили и правильно оценили китайские товарищи опыт Ленина и Сталина, не только проштудировали работы Бухарина, которые писались для невоюющей социалистической державы. Китайцы со свойственным им прилежанием изучают и применяют передовые достижения капиталистических экономик. И там закон «О коллективных предприятиях в городе и на селе» действует с 1992 года.

Нетрудно понять, что данная форма реализации рыночной экономики исключительно подходит к отечественным условиям производственной деятельности. Наши люди к такой форме наиболее подготовлены, и процесс мог иметь лавинообразный позитивный характер.

РУССКАЯ ДЕМОКРАТИЯ

Кто-то писал, что если звезды зажигают, то это, видимо, кому то нужно. Поэты создают много прекрасного, но порой не ведают, что говорят. Такие люди, как Феликс Эдмундович, считали, что если луч света, освещающий правильный путь, кто то стремиться заслонить, то этот кто то — враг, которому не должно быть пощады. Этих одержимых стремлением к свету боялись и проклинают их по сей день, но они оставили нам великую страну.

Им приходилось быть жестокими, но не жестокость была их козырем. Их сила была в неразрывной связи с народом. Якобинцы с народом — это революция. Якобинцы без народа — это фарс.

Китайцы имеют возможность обеспечить наполнение и исполнение своих законов. Это удается им потому, что, перейдя к рыночным методам в экономике, они сохранили власть партии ленинского типа, т. е. возможность доходить до каждой клетки и ячейки своего общества и получать от этих адресатов сигналы обратной связи. Так эта партия связана с волей народа и может управлять от имени народа.

Совершенна ли эта, по существу, ленинская концепция? Конечно, нет, в том числе и по откровенным признаниям самого Ленина. Его труд «Государство и революция», написанный перед самой Октябрьской революцией (нашел же время), посвящен новой идее, фантастической для своего страшного времени, — идее гражданского общества в его совершенной, бесклассовой форме, когда накал классовой борьбы будет снижен до спокойных плюралистических социальных процессов. Вождь успел набросать контуры нашего будущего перед тем, как сгинуть в пучине революции и гражданской войны.

Но чтобы жить в эту пору прекрасную, России надо пройти через чистилище социально­экономической и социально­политической борьбы.

Будет ли эта эпоха такой спокойной, как видит ее национальный лидер, уже немало сделавший для этого? Из уважения к нему спорить не будем. Однако добиться успеха точечными верхушечными мероприятиями у него не получится. Ему нужна массовая политическая база, какую имели в своем распоряжении Ленин, Сталин, китайские и вьетнамские коммунисты. Нужна, потому что Россия — не Америка, управляемая огромными деньгами и миллионами масонской политической пехоты. И Россия не согласна на роль американского сателлита. Поэтому тайные деньги и тайная политическая пехота будут продолжать действовать против нашей страны и ее лидера, и уйти от этой схватки не суждено.

А универсальность идеи народных предприятий связана с объективной тенденцией перехода к бесклассовому обществу по мере развития цивилизации и средств управления.

Сегодня культура предпринимательской деятельности и уровень образования рядового человека делают народное предприятие абсолютно реальным делом.

Как придать эффекту народных предприятий в России форму лавинообразного массового процесса, как высвободить скованную трудовую энергию миллионов сельских тружеников, как применить бесчисленные научно­технические заделы в раздавленном нуждой колоссальном инженерном корпусе нашей страны?

И в том, и другом направлениях может быть успешно применен механизм народных предприятий. Но механизм — это только конструкция. Чтобы придать ему динамику, его надо привести в движение, сообщить ему энергию сотен тысяч людей, одухотворенных позитивными идеями. Генерировать этот социально­экономический и социально­политический процесс может только правящая партия, имеющая власть.

Но на пути к идеальному бесклассовому плюралистическому государству этап однопартийного государства нами пройден, и отказываться от многопартийности нежелательно.

Разве нет выхода?

Можно, например, на ближайшие двенадцать лет организовать правительство национального единства на базе парламентских партий и создать временную партийную конструкцию в виде блока парламентских партий — нечто вроде партийного конвента во главе с лидерами партий, победивших на парламентских выборах.

При таком конвенте можно создать мощные структуры по подготовке законодательных предложений и мощные центры для продвижения информации, играющей роль обратных связей. Плюрализм, в этом случае, уходит внутрь многопартийного блока, и это только поспособствует возмужанию русской демократии и вызреванию политической системы нашего государства.

Основания для такого правительства и конвента национального спасения очень серьезные. Опасность продовольственной катастрофы, о которой говорит академик Шевелюха, неочевидна только для политических дегенератов.

Но гораздо более страшная опасность — это опасность дисквалификации отечественных производительных сил. И она тоже очевидна. Нужны суровые мобилизационные меры по форсированной политике автаркии во всех измерениях. Это вопрос жизни и смерти.

Через двенадцать лет можно разомкнуть блокирующие связи и вернуться к традиционной многопартийности. Но это уже будет другая страна и другие партии. Мы вновь станем великой Россией, а не уродливым аналогом какого то, по существу ни для кого из нас неведомого, государства.

Рецептов может быть много. Но главная истина в том, что к России неприменима буржуазная демократия. Наша буржуазия, порожденная американскими советниками и созданной ими семибанкирщиной, останется компрадорской. Она всегда будет внутренним социальным врагом и народа, и государства, всегда будет искать опору в Главном Буржуине за рубежом.

В России может привиться и удержаться только более высокая форма демократии — народная демократия, та, что привела республиканский Рим к фантастическому могуществу (у Макиавелли этот тезис разложен по полочкам). Но это уже дело грядущих поколений. Наше дело — обеспечить будущее этих поколений, чтобы смыть позор 1990 х и реабилитировать себя перед русской историей.

Оцените эту статью
2442 просмотра
нет комментариев
Рейтинг: 0

Читайте также:

Автор: Юрий Нерсесов
1 Мая 2011
ПРОТОИЕРЕЙ НА ПОДИУМЕ

ПРОТОИЕРЕЙ НА ПОДИУМЕ

Автор: Ирина Давыдова
1 Мая 2011
НЕДЕТСКАЯ ВОЙНА

НЕДЕТСКАЯ ВОЙНА

1 Мая 2011
СПОР СЛАВЯН

СПОР СЛАВЯН

Автор: Алексей Филатов
1 Мая 2011
В ЦЕПКИХ ЛАПАХ

В ЦЕПКИХ ЛАПАХ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание