11 июля 2020 11:30 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

Поддерживаете ли Вы идею о переносе даты празднования Дня России на 1 июля?

АРХИВ НОМЕРОВ

Содружество

Автор: Алексей Филатов
РЫЦАРЬ АНТИТЕРРОРА

1 Июня 2010
РЫЦАРЬ АНТИТЕРРОРА

Существует известное латинское изречение «mors certa, hora incerta» — «самое определенное в жизни — смерть, самое неопределенное — ее час». В полной мере оно относится к нашему вице-президенту Владимиру Николаевичу Ширяеву, скоропостижно скончавшемуся на своем боевом посту. Произошло это в среду, 23 июня, в 17 часов 50 минут.

НА РАЗЛОМЕ ЭПОХ

Пресса не взорвалась информационными сообщениями, словно и не заметила, но зато буквально вся «Альфа» попрощалась с этим незаурядным человеком. Да и не только она — в Ритуальный зал ФСБ на Пехотной улице, на Востряковское кладбище и на поминки пришли многие люди, пусть и не служившие в нашем спецподразделении, но знавшие Владимира Николаевича на протяжении многих лет.

…Когда мы провожали его в последний путь, то у меня возникло щемящее чувство вины. Зная, что редакция «Спецназа России» собирает сведения о его биографии, я попросил отдать их мне, чтобы подготовить этот материал.

Чтобы понять масштаб личности Ширяева, достаточно одного факта из его биографии: именно он осенью 1992 года выдвинул идею создания Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа». Казалось бы, ну что тут такого особенного? Однако это только сейчас общественными организациями бывших сотрудников спецслужб никого не удивишь. Тогда — иначе. Достаточно полистать подшивки газет того времени. После августа 1991 го «Альфа» была у всех на слуху, таинственная и загадочная.

Страна, между тем, распадалась на глазах. После краха Советского Союза на очереди была Российская Федерация — как говорили наши враги, «обнажившееся ядро империи», которое, по их расчетам, нуждалось в дальнейшем раздроблении на региональные составляющие — республики Поволжье, Урал, Сибирь, Дальний Восток, Горская конфедерация и «вольный город» Санкт-Петербург. И эти планы не казались утопией.

В стране продажные чиновники слились в экстазе с мафией. «… Идет криминальная революция. Вернее, она завершилась. Победой будет считаться окончательное построение уголовно-мафиозного государства, уже вполне легитимного», — говорил Станислав Говорухин. — Великая духовная страна на глазах превращается в страну воров и негодяев».

Разгул преступности, кровавые разборки и разграбление собственности, создававшейся поколениями советских людей, тупость и вырождение, падение нравов… Страна погружалась в сплошной «Бандитский Петербург».

После «перестройки» и августовских событий наступил общий развал государственности, равных которому в российской истории можно вспомнить только два — Смутное время и период между февралем-октябрем 1917 года. Пришедшие к власти силы занялись целенаправленным и циничным разрушением государственной машины, причем не действительно прогнившей советско-партийной бюрократии, а армии, органов безопасности, «оборонки».

Но и в этой удручающей обстановке, когда и крепкие дубы ломались, были светлые моменты, образцы жертвенного служения своему Отечеству. Вопреки всему, наперекор всему — во имя будущего. Можно сказать и так: создание Ассоциации «Альфа» — это попытка применить спецназовские навыки к задачам общественной жизни.

Нынешней молодежи трудно понять, каким масштабным и значимым событием явилось создание ветеранского сообщества Группы «А». Это была первая ласточка. Уже потом появились иные разнокалиберные объединения ветеранов спецназа, внешней разведки, десантников и элитных армейских подразделений, — все это будет, но потом и не сразу. За основу бралась «альфовская» матрица, созданная 26 октября 1992 года. И в этом огромная заслуга Владимира Николаевича Ширяева.

Нужно понимать: для людей не просто в погонах, но офицеров сверхсекретного спецподразделения, глубоко законспирированного в недрах Комитета госбезопасности, пойти на создание публичной и открытой для общества организации означало кардинальную перестройку сознания, образа мыслей и поведения при сохранении главного — державной, охранительной идеологии.

— Одним махом на улицу были выброшены сотни тысяч человек, которые с юности, а некоторые и потомственно, учились одному — верой и правдой с оружием в руках служить государству и народу, — говорит С. А. Гончаров. — Группа «А» оказалась в центре внимания — мы, понимая, что все равно ни к чему хорошему это не приведет, отказались идти на бессмысленное кровопролитие и штурмовать Белый Дом. Тогда о нас много писала пресса. Но мы понимали, что ельцинские власти будут опасаться такого мощного оружия, каким являлась наша Группа, а потому постараются ее демонтировать. Да и просто было противно смотреть на совершающийся развал.

Перед отставниками был небольшой выбор — либо идти на службу криминалу, вливаться в расцветавшую тогда систему рэкета, либо идти работать в нарождавшийся бизнес — слабый, разобщенный, зависимый от криминала и произвола чиновников. С этой дилеммой не могло смириться ни государственное сознание, которое у спецназовцев всегда было сильно развито, ни элементарное чувство самосохранения.

Тогда то у группы наших товарищей и возникла идея и в гражданской жизни сохранить наше боевое единство, действовать вместе, той же группой, но только применительно к новой обстановке, использовать и коллективный интеллект, и личные связи каждого на общую пользу. Выживать, как и воевать, вместе, а не поодиночке и не терять тех принципов, той «альфовской» школы, в которой нас воспитывали долгие годы. Мы на это решились, и эксперимент удался, — отмечает Сергей Алексеевич.

Наши отцы-основатели, находясь в 1992 году еще на службе, заложили важный принцип, согласно которому действующие сотрудники Группы «А» при определенных условиях, согласно уставу, могут быть членами Ассоциации «Альфа». И этот принцип коренным образом отличает нас от других общественных коллективов.

Инициаторы создания первой в стране воинской корпоративной структуры — А. П. Атлеев, В. В. Березов, Н. В. Берлев, С. А. Гончаров, В. А. Деревнин, Р. П. Ивон, П. Ю. Климов, В. Н. Ковалёв, В. А. Лутцев, М. М. Романов и В. Н. Ширяев.

На учредительном собрании Владимир Николаевич был избран вице-президентом и ответственным секретарем, и в этом качестве, прирожденный «серый кардинал», он будет находиться до своей скоропостижной смерти.

«СЕРЫЙ КАРДИНАЛ»

После кровавых событий октября 1993 го Ассоциация «Альфа» выступала в качестве нравственного камертона, давая оценку случившейся в Москве локальной гражданской войне. На волне общественной признательности С. А. Гончаров становится депутатом Московской городской Думы первого созыва по округу № 1. Его избиратели — жители районов Арбат, Пресня, Хамовники и Якиманка. Не раскрою тайны, если скажу: значительная доля успеха принадлежала руководителю его предвыборного штаба — майору Ширяеву.

Депутатство Гончарова обеспечило «Альфе» весомое представительство, а это было немало. В дальнейшем Сергей Алексеевич еще дважды побеждал в престижном округе № 1. Битвы были жестокие. Против полпреда «Альфы» выставлялись председатель Политсовета Московской организации «Яблоко» Наталия Бородина, глава Общероссийского общественного движения «Россия Православная», он же богатый антиквар Александр Буркин… Да много кто еще, но — тщетно.

Таким образом, на счету Ширяева, как главы избирательного штаба, три успешно проведенных кампании в одномандатном округе, что говорит о многом. И еще две, когда Сергей Алексеевич шел в МГД по партийному списку.

С самого начала Ассоциация «Альфа», как и задумывалось, смогла обеспечить свою экономическую независимость, без которой ее давно бы сломали. За счет созданных фирм и предприятий безопасности она смогла осуществлять социальные программы — выплачивать ежемесячные пенсии семьям погибших, выделять средства на лечение, образование и отдых. И — помогать, помогать боевому подразделению, особенно в период первой чеченской «кампании», когда порой приходилось изыскивать средства для экипировки и оснащения товарищей, командированных на Северный Кавказ.

Отдельная строка — борьба за рынок охранных услуг, где в начале 1990 х годов орудовали криминальные структуры и процветали бандитские «крыши». Появление в этой сфере ветеранов спецназа и спецслужб, сумевших навязать свои правила игры, позволило изменить ситуацию к лучшему и создать Систему негосударственной безопасности.

Охранная деятельность стала не только бизнесом, но и, в каком то смысле, продолжением службы, — наиболее естественной формой самосохранения военно служилого сословия, которое всегда составляло становой хребет России. Люди, о которых многие думали, что они «умеют только убивать», соорганизовались, и вскоре вступили в бой с антиобщественными силами, прежде всего криминалом, для того, чтобы воплотить как раз те обещания, которые демократы давали, но выполнять не собирались: «Свобода, собственность, безопасность».

Благодаря тому, что были созданы крепкие, некриминальные структуры негосударственной безопасности, составленные в основном из ветеранов спецслужб и правоохранительных органов, бандитам не удалось затоптать первые ростки свободного предпринимательства, не удалось загнать всю рыночную экономику на «черный рынок».

Криминальные «крыши» не могли и не хотели дать обираемым им людям ни собственности, ни свободы, ни даже безопасности. Охранные структуры смогли защитить и бизнес, и свободу, и жизнь, причем обеспечить это стало возможным только за счет корпоративной солидарности выходцев из Системы. Отдельные охранные структуры ничего бы не сделали, их бы раздавили.

— Связи и возможности этих общественных структур были не «просчитываемы» для криминального мира, — часто повторял Ширяев. — Не сразу, не без потерь, в том числе и человеческих, но он отступил. Так что мы с полным основанием можем считать, что для многих «альфовцев» деятельность в этой сфере является больше чем бизнесом, и отнюдь не только созданием экономической базы.

Нужно сказать, что охранные фирмы серьезно потеснили милицейскую вневедомственную охрану — за счет того, что цены на услуги были на 10 30 % ниже. Плюс индивидуальный подход к каждому заказчику и достаточно высокий уровень доверия.

5 декабря 1995 года в столичном кинотеатре «Художественный» собрались руководители охранного бизнеса и ветераны спецназа, чтобы заявить о создании Российского Союза предприятий безопасности. Новую лоббистскую структуру возглавил Сергей Гончаров, вместе с которым у руля встал Владимир Ширяев, его «alter ego», взваливший на себя воз организационных забот.

Ныне РСПБ не на слуху, однако в 1990 х годах эта авторитетная структура сыграла большую роль в консолидации цивилизованного охранного бизнеса, в отстаивании и защите его корпоративных интересов.

«ДЛЯ ПОДВИГОВ РАТНЫХ…»

Владимир Николаевич родился 23 января 1956 года в семье рабочих. Москвич. Вырос в Коломенском — здесь, на реке, носящей имя города, он проводил много времени, купался с мальчишками, рыбачил… Крещен в младенчестве.

Отец — Николай Васильевич Ширяев, водитель дальнобойных грузовиков. Родом из Ярославской области, деревня Дуденево. Ушел из жизни он очень рано, когда Владимиру было семь лет, а его брату Николаю — всего два.

Мама, Наталья Андреевна Ширяева, уроженка Марийской АССР. После войны она перебралась в Москву, где трудилась на стройках. Потом устроилась на почту, разносила корреспонденцию по адресатам. Работала в кинотеатре.

После смерти мужа осталась одна с двумя детьми на руках. Мужественная женщина, — чтобы обеспечить достаток в семье и поднять детей на ноги, она вкалывала не покладая рук.

Жили Ширяевы всегда дружно. Спустя много лет, приезжая в Коломенское, Владимир Николаевич показывал дочке Ане дом, где прошла его юность в коммунальной квартире на первом этаже.

Как и все «альфовцы», с детства он увлекался спортом, участвовал в соревнованиях. Играл в хоккей и волейбол. А еще он самозабвенно занимался в футбольном клубе «Торпедо» и был капитаном юношеской команды.

Владимир учился в средней школе № 545 на улице Высокой. Окончил Московский автомеханический техникум при Заводе имени Лихачева (ранее здесь обучался профессиональному ремеслу С. А. Гончаров). Работал на ЗИЛе — собирал грузовики.

В 1975 77 годах Ширяев проходил срочную службу в рядах Вооруженных Сил. Был определен в часть, расквартированную на дальней точке в Казахстане. Помню, как в этой связи он с усмешкой рассказывал, как с группой новобранцев, крепких мужчин и проводников отбивался от дикой орды туземцев, атаковавшей пассажирский поезд.

После демобилизации Ширяев был зачислен на Курсы подготовки прапорщиков и сотрудников охраны Учебного центра отдела службы и боевой подготовки Девятого Управления КГБ СССР. С сентября 1978 го по июнь 1980 года он состоял в охране Комендатуры № 1 7 го отдела Девятого Управления. Молодого сотрудника определили на правительственные дачи.

«В Группе «А» Седьмого Управления КГБ СССР с июня 1980 года, — читаем в официальном некрологе. — Прошел путь от младшего разведчика до заместителя начальника 1 го отделения 3 го отдела Группы «А» Главного управления охраны России.

За годы, проведенные в подразделении, Владимир Николаевич зарекомендовал себя в качестве грамотного и всесторонне подготовленного офицера антитеррора. Осенью 1984 года он прошел боевую стажировку на территории Афганистана и был награжден медалью «За отличие в охране государственной границы». Участвовал в специальных операциях по освобождению заложников. Прошел многие «горячие» точки на территории СССР. Окончил Высшую школу КГБ СССР.

Владимир Николаевич вел активную общественную работу, был секретарем комсомольской, а затем и партийной организации Группы «А». Отличный спортсмен, заядлый футболист».

За этими строчками — биография, ставшая судьбой. Для тех, кто не знает: служба в Группе «А» всегда была делом сугубо добровольным, заставить человека рисковать собой не может никто. Сюда не распределяют, а идут по велению души и складу характера. И это служение продолжается после увольнения в запас — в рядах Ассоциации «Альфа».

Сказать, что большое место в жизни Владимира Николаевича занимала семья, значит не сказать ничего. Это была его особая зона, башня из слоновой кости, куда он допускал только проверенных, испытанных друзей.

Со своей женой Ширяев познакомился в Высшей школе КГБ, где Нина Николаевна работала в библиотеке. Владимир учился тогда на втором курсе заочного отделения юридического факультета. Как она вспоминает, Владимир был настойчивым, но деликатным и даже застенчивым «молодым человеком».

С первой же встречи Нина выделила его среди остальных знакомых. Их близкое знакомство состоялось так. Однажды, дождавшись, пока все слушатели разойдутся по аудиториям, он пришел в опустевшую библиотеку и вручил Нине скромный букет тюльпанов, заботливо припрятанный у него в портфеле.

Затем он все чаще стал приходить к ней на переменах, звонил ей домой, приглашал прогуляться по Москве. Нина Николаевна рассказывает, что у нее никогда не было более интересного собеседника, а говорил Владимир уже с первых свиданий с будущей женой — ни много ни мало — как о науке и философии. Кстати, ВШК Ширяев закончил с красным дипломом.

Владимир сделал Нине предложение, и они поженились. Еще через год, в 1987 м, родилась дочь Аня.

В семье Володя проводил много времени. В деревне, что в Калужской области, каждой весной он вместе с родными совершал «трудовой подвиг», но зато потом все были обеспечены овощами, соками и вареньем со своего огорода до следующего лета.

Любимый отдых — пешие прогулки по Москве и «исследование» Калужской губернии. В неизменной компании с дочерью они открывали для себя старые

московские дворики или грибную глухомань леса. Десятки, сотни километров… Пешие марш-броски сменялись велосипедными экскурсиями, от одного сельского храма до другого. Ну, а представить же ответственного секретаря Ассоциации ветеранов спецподразделения «Альфа» на роликах мог только человек с богатым воображением.

Чтение запоем серьезной литературы, изучение отечественной истории — еще одна его отличительная черта. Огромная эрудиция, помноженная на интеллект. Пожалуй, не найдется ни одной сферы общественного бытия, которую он бы оставил без своего пытливого внимания.

Всю жизнь Ширяев неустанно отдавал самообразованию, вдохновляя окружающих. Его главным стремлением было мыслить самостоятельно и оригинально, заниматься постоянным творческим поиском и генерированием идей, «создавать новые смыслы», как он сам часто любил говорить, — этого Владимир Николаевич требовал и от других.

Как я уже отметил, самообразование и здоровый образ жизни были одними из основополагающих принципов его жизненной философии. Все это, несомненно, бросалось в глаза. А вот что было сокрыто, так это несомненный дар художественного слога. Да, именно так! У него было большое чувство рифмы, и графоманов он не переносил на дух.

Летом 1999 года мы широко отмечали в Кремле 25 летие Группы «А». По этому поводу был выпущен праздничный номер газеты «Спецназ России». Павел Евдокимов чуть ли не силой заставил Ширяева отдать для публикации одно из его стихотворений — «Гимн «Альфе». И оно тогда же было напечатано, но, правда, без подписи.

27 декабря в кинотеатре «Художественный», где отмечалось 20 летие штурма дворца Амина, это стихотворение прозвучало в исполнении Народного артиста СССР Василия Ланового. Зал взорвался овацией. Но опять же, почти никто не знал автора этих чеканных и горделивых строк.

Авторство открылось только на поминках, когда Павел Евдокимов, рассказав предысторию, прочел эти стихи — они дошли до нас, как свет погасшей звезды.

Рождённая Небом

для подвигов ратных

Во имя великой

судьбы торжества,

Надежда спасенья –

в набатах раскатных

Россия хранит

светлый лик Божества.

Преемник пути –

освящённое братство,

Из кованой плоти

могучий отряд

С надеждою зрит

поднебесное царство,

Над бездною зла

совершаем парад.

Где тьмою распята

заветная правда

Идём непреклонно,

сплочённые в ряд;

Знамёна несут

имя гордое — «Альфа»

Под натиском душ

расступается ад.

Победная слава

горька и красива,

Подвижников доблесть

помянут века.

Мы русские,

Русские!

С нами Россия!

А, значит,

И силы,

И Бог

Навсегда!

Они — обо всех нас, ветеранах и действующих сотрудниках! Настоящий Гимн «Альфе» и всему героическому отечественному спецназу, ставшему в последние десятилетия одним из позитивных символов России.

ЧЕЛОВЕК СЛОВА

К Ширяеву приходили со своими бедами и просьбами, — и он связывался с нужными людьми и решал проблемы, используя имеющийся человеческий ресурс. Тот уникальный ресурс, которым обладает «Альфа».

Говоря о Ширяеве, невозможно обойти стороной его исключительную роль в становлении газеты «Спецназ России». Зачиналась она не в Москве, как принято считать, а в Ростове-на-Дону, под эгидой ветеранов спецназа «Весна». Потом издание было перебазировано в столицу, где в офисе на Ленинском, 117 оно из боевого листка «Альфы» превратилось, в бытность главным редактором Дмитрия Лысенкова, в общественно-политический и специальный ежемесячник.

Со второй половины 1990 х годов газета была в жесткой оппозиции, выступая против «царя Бориса» и криминально-олигархического режима. Доставалось радикальному либерализму, «зеркалу русской революции» — Льву Толстому и прочая, и прочая. Напротив, патриотическая, церковная тематика всегда подавалась с подчеркнуто уважительных позиций.

С приходом Владимира Путина газета подняла знамя Консервативной революции, поддержала политику «военного премьера», а затем и главы государства Российского.

Одновременно с политикой, культурой и спортом на страницах газеты публиковались разнообразные материалы, посвященные истории Группы «Альфа» и проводимым ею специальным операциям. Достаточно открыть книги по спецназу, чтобы обнаружить массу авторитетных ссылок на печатный рупор «Альфы».

Информационное обеспечение войны на Северном Кавказе, аналитика, проблематика борьбы с терроризмом и репортажи из горячих точек, статьи по разведке и контрразведке, цикл «Мистика фашизма», публикации о трагедии Лиенца и история триумфа воли Лени Рифеншталь, судьба художника Константина Васильева — все это, сочетаясь с общественно-политической направленностью газеты, придавало ей поистине неповторимое звучание.

«Газета «Спецназ России» выросла из политического листка, — написал Константин Крылов, — которым занимался Ширяев и который был создан под выборы, в полноценное издание патриотического направления. «Спецназ» довольно быстро перерос ведомственную газету. Какое то время это было одно из немногих легальных и при этом не безумных патриотических изданий…

Он делал все для «Спецназа России», это было его любимое детище. Если и было что то хорошее в так называемой «советской старой гвардии», то все это было воплощено в Ширяеве. Это был человек удивительно надежный и очень честный. Если ему что то не нравилось, он это говорил, а не врал и не выкручивался…».

По оценке Егора Холмогорова, во многом благодаря этому человеку, сторонившегося публичности, Россия обязана появлению на свет Божий «младоконсерватизма» — течения, получившего открытую трибуну «Спецназа России».

Сразу скажу, что далеко, далеко не все в наших рядах были в восторге от политической направленности отдельных статей, вызывавших горячие споры и суровые нарекания с разных сторон. Но Владимир Николаевич, соглашаясь в частностях, твердо и непоколебимо отстаивал взятый им курс.

ПОСЛЕДНЕЕ ПРОСТИ…

Главное, что дает спецназ — это не только индивидуальная подготовка, но еще и способность работать единой командой, понимать друг друга с полуслова и чувствовать общую ответственность за дело.

Спецназ — это высокий уровень морального единства людей, выпестованное чувство долга. Плюс, разумеется, способность принимать нестандартные решения в экстремальной, быстро меняющейся обстановке.

В условиях постперестроечного хаоса мы и стали действовать как Группа, оказавшаяся в экстремальной ситуации — сплотились, скоординировали действия и начали принимать решения. Этим то спецназовцы и проложили себе дорогу к успеху.

— Группа «А» была одним из наиболее совершенных произведений советской цивилизации ее позднего периода, — подчеркивает С. А. Гончаров. — Не случайно, что в 1990 х именно она была для наших людей такого же рода символом патриотизма, как полет Гагарина, и именно знание, что «Альфа» еще существует, что ее не разогнали и не разгромили, давало людям надежду, что пока еще не все потеряно. В нее верили, нашим бойцам приписывали сверхчеловеческие возможности, и были уверены, что там, где «Альфа», осечки не будет.

…Хотя я вышел в запас в 2000 году, мне довелось проработать с Владимиром Николаевичем относительно небольшой срок — в качестве члена Совета, затем вице-президента и руководителя Экономического совета «Альфы».

Наши товарищи хорошо помнят, что на определенном этапе мы оказались с ним ярыми антагонистами, сошедшимися «в рукопашной». Дело это уже прошлое — новейшая история «Альфы» все расставила по своим местам, очистив главное от всего наносного, от всего личного.

Последний год жизни Владимира Николаевича мы работали тандемом, рука об руку. Как и все, я часто засиживался у него в кабинете за традиционным стаканом чая с лимоном и медом — и разговаривал, разговаривал. Хотя… скорее слушал. И слышал, учась у него уму-разуму.

Это неформальное общение очень многое дало мне, позволив взглянуть на те или иные события с оригинальной «ширяевской колокольни». Во многом он оказывался прав, и многое он, прирожденный аналитик, видел на перспективу, предугадывая дальнейшее развитие событий.

В этот последний год он часто укорял нас, ветеранов, что мы не занимаемся историей «Альфы». В пример он всегда приводил книгу «Альфа» — моя судьба», написанную Героем Советского Союза Геннадием Николаевичем Зайцевым. Говорил, что это очень прочный, добротный фундамент, на котором нужно возводить дальнейшее здание мемуаров и исследований.

Любимое выражение Ширяева: «Феномен «Альфы». Насколько я слышал от него, с подобными предложениями (писать мемуары) он неоднократно обращался к С. А. Голову — по поводу истории КУОСа, Н. В. Берлеву, В. П. Емышеву, А. В. Михайлову и некоторым другим. Со мной же он говорил о серии книг, посвященных ключевым событиям в боевой биографии подразделения, ставших поворотными в истории страны, о проекте «Живая история Альфы» и нашем качественно обновленном Интернет-ресурсе.

«Вещь в себе», но при этом всегда открытый для общения, — Ширяев торопился, словно предчувствовал свою раннюю смерть. Хотя… нет, конечно! Володя ушел неожиданно и для себя, и для всех нас, его коллег и товарищей. До последней минуты он находился на боевом дежурстве. В «Альфе».

Утрата невосполнима. Светлая память офицеру Группы «А». Рыцарю антитеррора. Большому патриоту своего Отечества. Любящему мужу и отцу.

Мы будем помнить Вас, Владимир Николаевич!

Оцените эту статью
2761 просмотр
1 комментарий
Рейтинг: 5

Читайте также:

Автор: Дмитрий Кондряков
1 Июня 2010
«КАРПУХИНЦЫ» НЕ ПОДВЕЛИ

«КАРПУХИНЦЫ» НЕ ПОДВЕЛИ

Автор: Федор Бармин
1 Июня 2010
КЕМ СИЛЬНА РОССИЯ

КЕМ СИЛЬНА РОССИЯ

Автор: Павел Евдокимов
1 Июня 2010
ЗАПОМНИМ ЕГО ТАКИМ

ЗАПОМНИМ ЕГО ТАКИМ

Автор: Ольга Егорова
1 Июня 2010

КАДРОВЫЕ НАЗНАЧЕНИЯ В...

Написать комментарий:

Комментарии:

Андрей Звездочетов: Кулаки это последнее убежище слабого человека.
Оставлен 25 Июня 2013 21:06:11
Общественно-политическое издание