31 октября 2020 21:40 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

МОЖНО ЛИ БЫЛО СОХРАНИТЬ СОВЕТСКИЙ СОЮЗ?

АРХИВ НОМЕРОВ

История

Автор: Матвей Сотников
РОЖДЁННЫЙ СТАЛИНГРАДОМ

1 Апреля 2010
РОЖДЁННЫЙ СТАЛИНГРАДОМ

Народному сознанию всегда было присуще ожидание красивой сказки, преображающей те или иные события реальной истории; имена народных героев обрастали порой различными легендами, мифами. Так произошло и с двумя героями Сталинграда — Павловыми. Сознание народа восприняло защитника легендарного Дома Павлова, сержанта Якова Павлова, как всенародно любимого Батюшку, старца, монаха, отца и духовника двух патриархов — архимандрита Кирилла Павлова. Кавалера ордена Славы.

ДВА ПАВЛОВА

Однажды питерскому писателю Николаю Коняеву довелось встретиться на Валааме с паломниками из Троице Сергиевой Лавры. Упомянули в разговоре и старца, архимандрита Кирилла (Павлова). Кто то спросил, тот ли это легендарный сержант Павлов из Сталинграда, или все разговоры об этом — обычная поэтическая выдумка, каких немало бродит среди православных.

— И так, и этак говорят… — ответил инок Сергий. — А сам старец Кирилл, по смирению своему, не отвечает на этот вопрос. Но, судя по всему, сержант Павлов — это он и есть.

— Он, конечно! — поддержал его пожилой монах. — Кто еще так против целой армии сумел бы дом оборонить? Только такому молитвеннику, как Кирилл, и возможно этакое…

Автору этих строк также неоднократно приходилось слышать пересказ этого мифа. Подобные утверждения появились в начале 1990 х годов в ряде авторитетных журналов, в том числе религиозного и академического характера. Запущенная каким то недобросовестным журналистом газетная утка стала перекочевывать из одной публикации в другую.

О том, какого рода глупости пишут про Батюшку Кирилла, свидетельствует комментарий на одном из сайтов совершенно безумного диомидовца: «… Очень мало кто знает о том, что тот самый Яков Павлов, после ВОВ принял постриг и жив поныне. Известный на весь Православный мир, Архимандрит Кирилл (Павлов), Старец Кирилл из Троице Сергеевой Лавры. Как и всегда он снова на передовой, вернее он с нее так и не уходил, нынешняя правящая элита РПЦ, скрывает правду о Старце, так же как ее скрывали и советские идеологи, сперва использовав его в своих целях, для поднятия боевого духа, а после Войны практически вычеркнув из всех списков. А он им до сих пор не сдался, он хоть и заколотый ими, находящийся в коме, старый и немощный, а продолжает жить в этом мире и молиться, за нас, за страну и царя. И можете, православные, не сомневаться, он — вымолит».

Комментарии излишни… Но есть во всей этой истории и та непостижимая до конца, мистическая сторона, — она не позволяет говорить о соединении в православном народном сознании Героя Советского Союза сержанта Я. Ф. Павлова и духовника Троице Сергиевой лавры архимандрита Кирилла просто как об ошибке.

На самом деле архимандрит Кирилл (Павлов) тоже сражался в Сталинграде в чине сержанта, но командиром пулеметного отделения 42 го гвардейского стрелкового полка 13 й гвардейской дивизии генерала Родимцева, 58 дней оборонявшим знаменитый Дом специалистов, был другой сталинградский сержант — Яков Федотович Павлов.

…13 сентября немцы обрушились на центр Сталинграда. 13 й гвардейской дивизии генерала Родимцева чудом удалось приостановить рвущегося к Волге врага, всего в нескольких сотнях метров от берега, на площади имени 9 января.

Когда выдалась передышка, обратили внимание, что на нейтральной полосе остался темно серый Дом специалистов. Время от времени оттуда доносились автоматные и пулеметные очереди. Решено было послать разведку. Выбор пал на сержанта Якова Павлова. Вместе с ефрейтором В. С. Глущенко и рядовыми А. П. Александровым и Н. Я. Черноголовым бесстрашный сержант отправился к дому.

Там, в подвале, где укрывались местные жители, разведчики встретились с санинструктором Дмитрием Калининым и двумя ранеными солдатами. Немцев в доме тоже было пока немного. Перебираясь из одной квартиры в другую, с этажа на этаж, разведчики выбили фашистов.

Дом специалистов считался одним из самых престижных в Сталинграде. В нем жили руководители промышленных предприятий и партийные работники. От дома прямая дорога вела к Волге. Как на ладони просматривались из дома и немецкие позиции. Оценив обстановку, сержант Павлов решил, что уходить отсюда нельзя.

Рано утром разведчики приняли первый удар врага. Почти два месяца, пятьдесят восемь дней, штурмовали немцы Дом Павлова и так и не смогли взять его. Это, конечно, чудо… Германская армия, легко прошедшая многие тысячи километров, захватившая десятки стран, застряла перед обыкновенным четырехэтажным домом на сталинградской улице, так и не сумела пройти последних метров, ведущих к Волге.

«Как несокрушимый бастион, Дом Павлова стоял на пути врага, защищаемый лишь горсткой советских воинов, — писал потом генерал А. И. Родимцев. — Он стал символом стойкости и мужества защитников Сталинграда».

ЕВАНГЕЛИЕ

В те самые сентябрьские дни, когда всей мощью своих армий немцы навалились на Сталинград, защищал город на Волге и другой сержант — Иван Дмитриевич Павлов. Самым тяжелым военным испытанием для 22 летнего пехотинца Павлова было ожидание генерального Сталинградского сражения в окопе, в снегу, почти без воды и пищи под постоянным обстрелом врага в течение целого месяца. Как и его легендарный однофамилец, свою судьбу он тоже нашел в развалинах сталинградского дома.

После завершения битвы, полк, в котором он служил, на первое время оставили в городе для помощи местному населению в расчистке завалов и несения караульной службы. В Сталинграде ведь не было ни одного целого дома! Однажды в начале апреля Павлов в груде строительного мусора увидел разорванную книгу. Не поленившись, офицер собрал все листы воедино и, начав читать, понял, что найденная им книга — Евангелие.

— Стал читать ее, — рассказывал он своим духовным чадам, — и почувствовал что то такое родное, милое для души. Это было Евангелие. Я нашел для себя такое сокровище, такое утешение!.. Собрал я все листочки вместе — книга разбитая была, и оставалось то Евангелие со мною все время. До этого такое смущение было: почему война? Почему воюем? Много непонятного было, потому что сплошной атеизм был в стране, ложь, правды не узнаешь… Я шел с Евангелием и не боялся. Никогда. Такое было воодушевление! Просто Господь был со мною рядом, и я ничего не боялся.

Иван Дмитриевич участвовал в боях на озере Балатон, а в 1946 году, когда его демобилизовали из Венгрии, приехал в Москву.

— В Елоховском соборе спрашиваю, нет ли у нас какого нибудь духовного заведения. «Есть, — говорят, — духовную семинарию открыли в Новодевичьем монастыре». Поехал туда прямо в военном обмундировании. Помню, проректор, отец Сергий Савинский, радушно встретил меня…

Так вчерашний воин Красной Армии оказался в монастырском общежитии, точнее, в подвале, где студенты размещались по восемнадцать человек в одной комнате. Об этих незабываемых годах учебы архимандрит отзывается с большой теплотой и не устает благодарить своих преподавателей. По его словам, в семинарии тогда училось очень много фронтовиков.

После успешного завершения обучения в духовной семинарии Иван Дмитриевич в 1953 году поступает в Московскую духовную академию, где через несколько месяцев принимает монашеский постриг и, окончив ее, выпускается, имея новое имя — иеромонах Кирилл. Поначалу он был пономарем, в 1970 году стал казначеем и братским духовником Лавры.

«Как в прежние времена прп. Сергий Радонежский, так в наше время о. Кирилл является хранителем чистоты Православия и традиций русского монашества, — писала Е. Бехтерева о том периоде жизни старца. — К нему, в Сергиеву обитель, стекаются верующие со всей России. Здесь, в тесной комнатушке перед батюшкиной келией или в узком коридорчике флигеля Патриаршей резиденции в Переделкино, с трепетом и надеждой часами ожидают люди счастливой возможности увидеть доброе, светлое, дорогое лицо Старца и получить его благословение. Всех принять Батюшка не может: день ведь не растянешь, но пока сильно не занемог, принимал иногда по 50 человек, и прием длился до полуночи, лишь с небольшим перерывом для короткого обеда и дневной молитвы. Люди приходят к Батюшке со своими скорбями, просьбами, проблемами, и все получают утешение, помощь, совет, наставление и, уходя, прижимают к сердцу бумажную иконку, книжку или конфетку — дорогое Батюшкино благословение».

Судьба же сержанта Якова Федотовича Павлова совершенно другая, но — так странно! — все узловые точки ее по времени совпадают с узловыми событиями биографии будущего архимандрита. В 1944 году он вступил в Коммунистическую партию. Победу он встретил в звании старшины, а 27 июня 1945 года Указом Президиума Верховного Совета СССР ему было присвоено звание Героя Советского Союза за подвиг, совершенный еще в Сталинграде.

После войны Яков Федотович окончил Высшую партийную школу при ЦК КПСС и работал в народном хозяйстве, трижды избирался депутатом Верховного Совета РСФСР, был награжден орденами Ленина и Октябрьской Революции.

В 1980 году он удостоился звания «Почетный гражданин Волгограда». Умер Яков Федотович Павлов в 1981 году и похоронен в Новгороде. Ну, а вся жизнь архимандрита Кирилла, как уже отмечалось, оказалась связанной с Троице Сергиевой Лаврой — стал духовником всей братии главного монастыря России.

«СКАЖИТЕ, Я УМЕР…»

Иван Дмитриевич Павлов родился 8 сентября 1919 в деревне Маковские Выселки, ныне Михайловского района Рязанской области, в верующей крестьянской семье. С двенадцати лет он «жил в неверующей среде, у брата, и растерял свою духовность». После окончания техникума работал технологом на металлургическом комбинате. Был призван в Красную армию.

А дальше была война…

Вот как сам архимандрит вспоминает те дни:

— Москва была спасена чудом… Будь немцы смелее — взяли бы ее голыми руками. Москва на волоске висела. Действительно, Господь страхом удерживал немцев. И когда стали открывать храмы — такой был подъём в народе! Я сам был очевидец этого…

Я помню, как в начале войны наши танки, самолеты горели, как фанерные. Только появится «мессершмитт», даст очередь, и наши самолеты валятся. Больно и печально было на это смотреть. А позднее, во время Сталинградской битвы, я был прямо восхищен: «катюши», артиллерия, самолеты наши господствовали, и было радостно за страну, за нашу мощь. Чувствовался подъем в войсках. Все были воодушевлены. Это Господь помогал нам! И потом, слава богу, прошли мы всю Украину, освобождали Румынию и Венгрию, Австрию…

Свое боевое прошлое чернец Кирилл все эти годы предпочитал особо не афишировать — оно осталось в другой, мирской жизни. Рассказывают, однажды перед юбилеем Победы в Сергиев Посад пожаловали чины из местного военкомата для выяснения «павловского вопроса». Когда отцу Кириллу сообщили, кто к нему приехал, то он ответил: «Скажите, что я умер».

«Великая и страшная», как характеризовал ту войну Батюшка Кирилл, «была попущена самим Господом, который, не желая никому погибнуть, всех пережигает в этом горниле, очищая развращенный и утративший веру народ, чтобы спасти тех, которых можно спасти».

«И когда стали открывать храмы, такой был подъем в народе, — рассказывает о. Кирилл. — Народ шел в храмы… После Сталинградской битвы, когда мы прибыли в тамбовские леса на отдых, в один воскресный день я пошел в Тамбов. Там открыли единственный храм. Собор был весь голый, одни стены… Народу — битком. Я был в военной форме, в шинели. Священник, о. Иоанн, который впоследствии стал еп. Иннокентием Калининским, такую проникновенную проповедь произнес, что все, сколько было в храме народа, — навзрыд плакали. Это был сплошной вопль…»

Про архимандрита Кирилла рассказывают немало чудесного. Некоторые не в меру восторженные паломники утверждают, к примеру, что сами видели, как во время молитвы он поднимается над землей. Но если подобные утверждения можно списать на специфику паломнического восприятия, то страждущие, которым он помог добрым советом, вразумлением и молитвою, — это объективная реальность.

В своем очерке «Россия стоит на сержантах Павловых» писатель Николай Коняев приводит ответы старца.

— Отец Кирилл! — спрашивают у него. — Как найти себе духовного отца?

— Духовного отца надо искать по расположению своей души, — отвечает архимандрит Кирилл. — Когда вы доверяете своему духовному отцу во всем, и сердце ваше раскрывается перед ним, вы тайны своей души доверяете, можете ему открыть… И тогда вы чувствуете, что получаете от этого духовную пользу, что он руководит вами, помогает вам, дает вам утешение, наставления для совершенствования в духовной жизни.

— В каких случаях можно переходить от одного духовного отца к другому?

— Если вы чувствуете, что не получаете уже духовной пользы, утешения в руководстве тем или иным духовником, а от другого — получаете душевной пользы больше, то, не смущаясь, можете перейти к другому. Лишь бы получали для души большую пользу, лучшее руководство…

— Знакомы ли вам случаи счастливого многолетнего брака?

— Я думаю, сейчас можно взять семьи священников. Они все, по моему, в многолетнем браке…

— Очень желаю научиться настоящему покаянию. Пожалуйста, расскажите, как строить свою исповедь?

— Каждый из нас должен трезвиться постоянно и проверять свои помыслы. И какие греховные мысли и страсти борют иногда — надо обязательно это на исповеди открывать духовнику.

— Каковы признаки призванности к монашеству?

— В монастырь надо идти по призванию. Нужно обязательно призвание Божие. Если кто минует это, то обычно всегда оканчивается неудачей. Какие признаки? Надо испытывать призвание Божие: к какому пути Господь призывает тебя…

— Как бороться с печалью, которая постоянно беспокоит?

— Печаль — это один из семи смертных грехов. Поэтому с печалью надо бороться… Святые Отцы прежде всего призывают к терпению. Надо вооружиться терпением, и в это время молитвою, чтением Слова Божия заниматься и освобождаться от этого духа уныния и печали.

— Будет ли скоро кончина мира и стоит ли вообще учиться и вообще что нибудь устраивать, в том числе и жизнь?

— Никто не знает ни дня, ни часа, когда будет пришествие Христово… Пока Господь дает нам время, надо над собой работать. Надо бороться со своими греховными наклонностями, своими пороками, искоренять из своей души все злое, худое, порочное. Вот цель и смысл жизни…

РАЗНЫЕ СУДЬБЫ

Не считая Якова и Ивана, в Сталинграде геройски сражались еще двое Павловых. Одного звали Сергеем Михайловичем. Он родился в 1920 году, к Сталинградской битве имел звание капитана и занимал должность командира роты в 133 й танковой бригаде. Звезду Героя Советского Союза он получил в феврале 1943 года. Отличился в сражении на Волге и другой Павлов — полный тезка архимандрита Кирилла — гвардии старший сержант Иван Дмитриевич. В Сталинграде он командовал пехотным взводом в 812 м стрелковом полку. Героем Советского Союза он стал в апреле 1943 го.

А сам сержант Яков Федотович Павлов, как мы уже отмечали, получил звание Героя за свой беспримерный подвиг в Сталинграде только после войны, когда он, наконец, вступил в Коммунистическую партию. Можно отыскать и более глубинные корни этого соединения разных сержантов Павловых в одно целое. Сказалось долгое замалчивание роли Православной Церкви и в целом, и миллионов православных людей в отдельности в победе над оккультным рейхом. Ведь практически ничего не известно о том, что, когда фашистская Германия напала на СССР, православное духовенство, позабыв о прежних гонениях, встало на защиту Отечества.

Только в одном Сталинграде можно найти немало примеров этого. Священник Днепровский из Казанского собора ходил по осажденному городу и благословлял жителей и солдат на ратный труд.

Священнослужитель Борис Васильев в битве на Волге командовал взводом разведчиков, а митрополит Калининский и Кашинский Алексий, тогда еще просто рядовой Алексей Коноплев, был пулеметчиком.

…Когда Мария Георгиевна Жукова начала собирать об отце информацию для книги, она написала в Лавру отцу Кириллу письмо с просьбой ответить на вопрос, правда ли, что маршал Жуков приезжал в Загорск в начале 1960 х годов, чтобы заказать панихиду по погибшим воинам. Архимандрит ответил лаконично, что такой информацией он не располагает. Но Жуковой он рассказал о посещении лавры маршалом Василевским, который проходил в ней даже таинство причащения.

Вступительное слово к книге Жукова написал именно архимандрит Кирилл: «Душа его христианская, печать избранничества Божьего чувствуется во всей его жизни. Прежде всего он был крещен, учился в приходской школе, где Закон Божий преподавался, посещал службы Храма Христа Спасителя и услаждался великолепным пением церковного хора, получил воспитание в детстве в верующей семье — все это не могло не запечатлеть в душе его христианских истин. И это видно по плодам его жизни и поведения. Его порядочность, человечность, общительность, трезвость, чистота жизни возвысили его, и Промысел Божий избрал его быть спасителем России в тяжелую годину испытаний. Недаром Георгия Константиновича все русские люди любят как своего национального героя и ставят его в один ряд с такими прославленными полководцами, как Суворов и Кутузов».

...Так сложилась судьба Павловых, участвовавших в самой страшной и жестокой битве Великой Отечественной. Их судьбы, сведенные в Сталинграде, после войны разошлись в разные стороны. Но огненный вихрь великой битвы навсегда сроднил и Якова, и Ивана, и других Павловых, и тысячи безымянных солдат и офицеров, выживших или сложивших головы в 1942 1943 годах на берегах Волги.

Оцените эту статью
3018 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 4.9

Читайте также:

Автор: Юрий Нерсесов
1 Апреля 2010
СМЕРДЯКОВЫ ПРОТИВ СТАЛИНА

СМЕРДЯКОВЫ ПРОТИВ СТАЛИНА

Автор: Павел Евдокимов
1 Апреля 2010
ОТ МОСКВЫ ДО ЭЛЬБЫ

ОТ МОСКВЫ ДО ЭЛЬБЫ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание