04 апреля 2020 20:13 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

БУДЬ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ, В КАКОМ СПЕЦИАЛЬНОМ ПОДРАЗДЕЛЕНИИ ВЫ БЫ ХОТЕЛИ СЛУЖИТЬ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Автор: Андрей Борцов
ВЕЛИКАЯ ВОЙНА. УРОКИ ПРОШЛОГО – 2

31 Января 2008

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ СССР: ГЛАВНЫЕ ИГРОКИ

Давайте посмотрим, как развивались события в международной политике накануне Великой Отечественной войны.

«Накануне»— понятие растяжимое, но, пожалуй, логично начать с 1933 года, когда к власти пришел Гитлер и занялся активной подготовкой к войне за передел мира. В 1936 37 годах Германия, Япония и Италия заключили «антикоминтерновский пакт», положивший начало формированию новых военных блоков и способствовавший ускорению военного конфликта.

Все это время политические круги Англии, США и Франции вели политику поощрения Германии, пытаясь направить ее агрессию против Советского Союза— об этом я уже писал выше. Во многих странах велась кампания против СССР, активно пропагандировалась идея «растущей советской опасности», мысль о «военных приготовлениях русских». Правительства Британии и Франции, озабоченно поглядывая на Германию, решали задачу «как бы отвести от себя угрозу агрессии и разрядить энергию нацизма в экспансию на Восток».

Разумеется, Сталин пытался предотвратить угрозу или хотя бы выиграть время (и, как мы знаем, эта политика себя оправдала). В этой сложнейшей обстановке СССР активно выступал с предложениями по обеспечению мира и коллективной безопасности.

В 1933 году были установлены дипломатических отношения с США. Вернувшись в Россию, М. М. Литвинов, докладывая об итогах своей поездки, отметил, что признание СССР Америкой— это «падение последней позиции, последнего форта в том наступлении на нас капиталистического мира, который принял после Октября форму непризнания и бойкота».

Объясняя позднее изменение политики в отношении советского Союза, государственный секретарь К. Хэлл писал в своих мемуарах: «Мир вступил в опасный период своего развития, как в Европе, так и в Азии. Россия с течением времени могла оказать большую помощь в деле стабилизации положения. Когда военная опасность становилась все более и более угрожающей».

В 1934 г. СССР вступает в Лигу Наций. И. В. Сталин в беседе с американским корреспондентом Дюранти 25 декабря 1933 года выразился так: «Лига сможет оказаться неким бугорком на пути к тому, чтобы хотя несколько затруднить дело войны и облегчить в некоторой степени дело мира». Вступление СССР в Лигу Наций было особо важно, так как, в 1933 году из состава Лиги вышли Германия и Япония.

В Лиге Наций СССР выступает с предложениями относительно создания системы коллективной безопасности и отпора завоевателям, но, что характерно, не находят поддержки. В начале 1934 г. Советский Союз выступает с конвенцией об определении нападающей стороны (агрессора), в которой подчеркивалось, что агрессией является вторжение на территорию другой страны с объявлением или без объявления войны, а также бомбардировки территории других стран, нападения на морские суда, блокада берегов или портов. Правительства ведущих держав холодно отнеслись к советскому проекту. Однако Румыния, Югославия, Чехословакия, Польша, Эстония, Латвия, Литва, Турция, Иран, Афганистан, а позднее и Финляндия подписали в СССР этот документ.

Политика ведущих стран была простой. Поясню на примере Франции. Министр иностранных дел Лаваль (вступил в должность в октябре 1934) отнюдь не стремился к обеспечению коллективной безопасности и на франко советский пакт смотрел лишь как на орудие в своей политике сделки с агрессором. После своего визита в Москву Лаваль разъяснил польскому министру иностранных дел Беку, что «Франко советский пакт имеет целью не столько привлечь помощь Советского Союза или помогать ему против возможной агрессии, сколько предупредить сближение между Германией и Советским Союзом».

Действительно, если бы СССР и Рейх, как две социалистические страны, как то договорились бы, то сейчас мир был бы совсем иным. Но не будем фантазировать в жанре альтернативной истории, вернемся к фактам.

В 1935 г. был подписан пакт с Францией (но ратифицирован только в марте 1936, после отставки Лаваля). При этом Франция всячески стремилась устранить автоматизм взаимной помощи в случае агрессии, на чем, естественно, настаивал СССР. Текст договора предусматривал необходимость «приступить к немедленной консультации в целях принятия мер в случае, если СССР или Франция явились бы предметом угрозы или опасности нападения со стороны какого либо европейского государства; взаимно оказать друг другу помощь и поддержку в случае, если СССР или Франция явились бы предметом невызванного нападения со стороны какого либо европейского государства».

Как видите— никакой конкретики. «На вас напали? Давайте консультироваться!»

Военная конвенция не была подписана ни в момент заключения пакта, ни в течение всего периода его действия.

Советско-чехословацкий договор о взаимопомощи от 16 мая 1935 года был совершенно идентичен советско-французскому пакту от 2 мая 1935 года, за исключением ст. 2, которая гласила, что участники договора придут на помощь друг другу только в том случае, если Франция придет на помощь государству, ставшему жертвой агрессии. Таким образом, действие советско-чехословацкого договора ставилось в зависимость от поведения Франции.

Логика просто потрясающая, я бы сказал. Без крючкотворства договор выглядит так: мы, конечно, обещаем друг другу помогать, но если Франция нарушит договор и не поможет, то остальные двое участников тоже должны отказать от намерений и помощь оказывать не обязаны.

Особую остроту события стали принимать в 1938 г., когда Германия, аннексировав Австрию, включила ее в состав Третьего Рейха, а также вмешалась в гражданскую войну в Испании, способствовав установлению фашистской диктатуры. Затем потребовала от Чехословакии передачи Судетской области и присоединила ее после одобрения этой акции Мюнхенским совещанием глав правительств в составе Англии, Франции, Германии, Италии, принявшем решение о расчленении Чехословакии. При этом ни СССР, ни Чехословакия не присутствовали. Так называемый «мюнхенский сговор» поощрил агрессора и подтолкнул его к дальнейшей активизации действий. По его условиям от Чехословакии было отторгнуто около 20 % ее территории, где проживала четверть населения страны и размещалось около половины мощностей тяжелой промышленности.

Текст Мюнхенского соглашения от 29 сентября 1938 г. устанавливал определенные способы и условия отторжения Судетской области от Чехословакии в пользу Германии «согласно достигнутому принципиальному соглашению» глав четырех государств. Каждая из сторон «объявляла себя ответственной за проведение необходимых мероприятий» для выполнения договора.

Давайте ознакомимся с текстом— о чем же они там договорились?

Цитируется по «Год кризиса 1938 1939, документы и материалы», составитель МИД СССР, 1990.

«Соглашение между Германией, Великобританией, Францией и Италией.

Мюнхен, 29 сентября 1938 г.

…Соединенное Королевство, Франция и Италия согласились о том, что эвакуация территории будет закончена к 10 октября, причем не будет произведено никаких разрушений имеющихся сооружений, и что чехословацкое правительство несет ответственность за то, что эвакуация области будет проведена без повреждения указанных сооружений.

…Чехословацкое правительство в течение четырех недель со дня заключения настоящего соглашения освободит от несения военной и полицейской службы всех судетских немцев, которые этого пожелают. В течение этого же срока чехословацкое правительство освободит судетских немцев, отбывающих заключение за политические преступления».

Мило, не так ли? Мнение Чехословакии никого не интересует. Более того— цинично выдвигается требование следить за порядком при «эвакуации территории».

Игорь Пыхалов, «Надо ли стыдиться «пакта Молотова-Риббентропа»?»:

«… на первый взгляд, это небольшое государство было надежно защищено системой международных соглашений. Еще 25 января 1924 года был заключен бессрочный франко-чехословацкий договор о союзе и дружбе. 16 мая 1935 года был подписан советско-чехословацкий договор о взаимной помощи. При этом, по предложению Чехословакии, в нем была сделана оговорка, что обязательства о взаимной помощи вступают в силу лишь в том случае, если помощь стороне— жертве агрессии будет оказана и Францией.

Однако едва дошло до дела, как выяснилось, что западные демократии вовсе не горят желанием защищать Чехословакию. 15 сентября 1938 года английский премьер-министр Невилл Чемберлен посетил Гитлера в его резиденции в Берхтесгадене. Фюрер был непреклонен. 19 сентября послы Англии и Франции передали Чехословакии совместное заявление своих правительств о том, что необходимо уступить Германии районы, населенные преимущественно судетскими немцами, чтобы избежать общеевропейской войны. Когда же Прага напомнила Парижу о его обязательствах по договору о взаимопомощи, то французы просто отказались их выполнять.

Как сообщил министр иностранных дел Чехословакии Камил Крофта в своей телеграмме, адресованной всем чехословацким миссиям за границей, «английский и французский посланники 21 сентября в два часа ночи снова посетили президента и заявили, что в случае, если мы отклоним предложения их правительств, мы возьмем на себя риск вызвать войну. Французское правительство при таких обстоятельствах не могло бы вступить в войну, его помощь была бы недейственной. Принятие англо-французских предложений является единственным средством воспрепятствовать непосредственному нападению Германии. Если мы будем настаивать на своем первоначальном ответе, Чемберлен не сможет поехать к Гитлеру и Англия не сможет взять на себя ответственность. Ввиду этого ультимативного вмешательства, оказавшись в полном одиночестве, чехословацкое правительство, очевидно, будет вынуждено подчиниться непреодолимому давлению».

Надо сказать, что насчет «полного одиночества» Крофта откровенно лукавил. Советский Союз был готов придти на помощь Чехословакии даже без участия Франции. Однако в Праге предпочли капитулировать.

29 30 сентября в Мюнхене руководители четырех великих держав— Великобритании (Чемберлен), Франции (Даладье), Германии (Гитлер) и Италии (Муссолини)— подписали соглашение, призванное урегулировать судетский кризис. Советский Союз на эту встречу приглашен не был, так же как и представители Чехословакии, которые были поставлены перед свершившимся фактом.

Мюнхенское соглашение предусматривало передачу Германии в срок с 1 по 10 октября 1938 года Судетской области со всеми сооружениями и укреплениями, фабриками, заводами, запасами сырья, путями сообщения и т. п. Взамен четыре державы давали «гарантии» новых границ Чехословакии. О том, чего эти гарантии стоили, наглядно свидетельствует дальнейшее развитие событий. 13 марта 1939 года лидеры словацких националистов объявили о «независимости» Словакии и обратились к Германии с просьбой о защите. 15 марта немецкие войска вошли в Прагу. Великобритания и Франция не сделали и попытки спасти Чехословакию, ограничившись вялыми протестами.

Более того, руководство Великобритании восприняло известие о ликвидации Чехословакии с явным облегчением. В тот же день британский министр иностранных дел Эдуард Галифакс заявил французскому послу в Лондоне, что Англия и Франция получили «компенсирующее преимущество», заключающееся в том, что «естественным способом» покончено с их обязательством о предоставлении гарантий Праге, бывшим «несколько тягостным для правительств обеих стран». Как говорится, комментарии излишни».

Поляки тоже наглели. 21 сентября 1938 г. польский посланник в Праге предъявил чехословацкому правительству требования об отторжении от Чехословакии и присоединении к Польше районов, которые польское правительство считало польскими.

Нота посла Польши в Чехословакии К. Папэ министру иностранных дел Чехословакии К. Крофте 30 сентября 1938 г.:

«Польское правительство несколько месяцев тому назад обратило внимание чехословацкого правительства на нетерпимое положение, сложившееся на территориях Чехословакии, где проживает польская национальная группа. Последовавшая дипломатическая переписка была результатом этого демарша. Совсем недавно, в критический момент этого обмена мнениями, с той и с другой стороны было констатировано, что нормализация отношений между Польшей и Чехословакией может осуществиться, в первую очередь, только путем территориальной уступки в пользу Польши территорий, где проживает польское население, которые легко устанавливаются на основе существующих данных, а во вторую очередь— путем плебисцита на других территориях, где проживает смешанное население».

СССР, продолжая свою мирную политику, оккупации Чехословакии не признал и предложил свою военную помощь, от которой её правительство отказалось. Франция поддержку оказывать не стала, тем самым не выполнив своих обязательств по договорам о военной помощи— на странность в договоре о взаимопомощи я указывал чуть выше.

Ситуация показательная: европейцы готовы на что угодно, даже на оккупацию свой страны или «честный дележ» ее территорий, лишь бы не пришли русские.

Телеграмма полномочного представителя СССР в Чехословакии С. С. Александровского в Народный комиссариат иностранных дел СССР от 1 октября 1938 г.:

«Гусарек (генерал чехословацкой армии— прим.) сообщил мне дополнительно, что на заседании совета министров было ясно и точно сформулировано также такое утверждение: в Мюнхене Гитлеру удалось убедить Чемберлена и Даладье, что в данной ситуации большую опасность для мира в Европе представляет не он, а СССР, который объективно является большевистским форпостом и может сыграть роковую роль поджигателя новой войны. Следовательно, это убеждение явилось не формальным, но фактическим основанием для создания блока четырех против СССР».

Таким образом, внешней политикой Советского Союза до 1939 г. было стремление предотвратить войну. Однако к лету 1939 г. положение изменилось и результатом этого изменения стало подписание договоров от 23 августа и 28 сентября 1939 г., а также секретных протоколов к ним, по условиям которых СССР становился чуть ли не партнером Германии. Об этом поговорим отдельно далее, а сейчас подумаем, что именно привело к такой смене внешнего политического курса.

К 1939 г. стало уже очевидно, что вторая мировая война неизбежна и уже имели место локальные конфликты. У СССР выбор был небогат. Во-первых, можно было попытаться достичь военного соглашения с Францией и Англией. Это было бы наиболее выгодно— единая англо-франко советская коалиция, имеющая соглашение о взаимной помощи в случае агрессии Германии. Вполне вероятно, что в этом случае Вторая Мировая война и не началась бы.

(Продолжение в следующем номере)

Оцените эту статью
2492 просмотра
нет комментариев
Рейтинг: 5

Читайте также:

Автор: Андрей Борцов
31 Января 2008

СОЦИАЛИЗМ БЕЗ ЯРЛЫКОВ – 4

Автор: Андрей Борцов
31 Января 2008

ВЕЛИКАЯ ВОЙНА. УРОКИ...

Автор: Кирилл Рыжов, Сергей Иванов
31 Января 2008

РУССКИЕ ОТВЕТЫ: ВЕЛИКОЕ...

Автор: Егор Холмогоров
31 Января 2008

ПАРТИЗАНЫ ПОРЯДКА

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание