25 ноября 2020 04:44 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

МОЖНО ЛИ БЫЛО СОХРАНИТЬ СОВЕТСКИЙ СОЮЗ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Автор: Андрей Борцов
ВЕЛИКАЯ ВОЙНА. УРОКИ ПРОШЛОГО

31 Января 2008

(Начало)

Если национал социалистическому движению удастся полностью освободиться от всех иллюзий и взять себе в руководители одни только доводы разума, то дело может еще обернуться так, что катастрофа, постигшая нас в 1918 г., в последнем счете станет поворотным пунктом к новому возрождению нашего народа. Из уроков этого тяжкого поражения народ наш может извлечь новую ориентацию всей своей иностранной политики. Укрепив свое внутреннее положение на путях нового миросозерцания. Германия может придти и к окончательной стабилизации новой иностранной политики. Тогда в наших руках окажется наконец определенная заветная политическая цель и программа, т. е. то, что дает силу Англии, то, что давало в свое время силу даже России, то, что давало и дает силу Франции неизменно добиваться тех целей, которые с ее точки зрения правильны.

Этот неизменный политический завет в области внешней политики можно формулировать для немецкой нации в следующих словах:

—Никогда не миритесь с существованием двух континентальных держав в Европе! В любой попытке на границах Германии создать вторую военную державу или даже только государство, способное впоследствии стать крупной военной державой, вы должны видеть прямое нападение на Германию. Раз создается такое положение, вы не только имеете право, но вы обязаны бороться против него всеми средствами, вплоть до применения оружия. И вы не имеете права успокоиться, пока вам не удастся помешать возникновению такого государства или же пока вам не удастся его уничтожить, если оно успело уже возникнуть. Позаботьтесь о том, чтобы наш народ завоевал себе новые земли здесь, в Европе, а не видел основы своего существования в колониях. Пока нашему государству не удалось обеспечить каждого своего сына на столетия вперед достаточным количеством земли, вы не должны считать, что положение наше прочно. Никогда не забывайте, что самым священным правом является право владеть достаточным количеством земли, которую мы сами будем обрабатывать. Не забывайте никогда, что самой священной является та кровь, которую мы проливаем в борьбе за землю».

Уф-ф… Длинная цитата. А теперь мы разберем ее подробно.

«…я не поверю, чтобы эти так называемые «угнетенные нации», принадлежащие к низшим расам, могли побороть Англию.… Ту же самую позицию должны мы занять теперь и по отношению к России».

Опаньки. Вот как ни крути— население России приписано к «низшим расам». Впрочем, тут все не так однозначно. И русских ученых в свое время приглашали для обсуждения расовой теории, и после вторжения были признания русских отнюдь не «нишей расой». Тут дело в специфике подачи информации. Пропаганда, знаете ли, для того и пропаганда, чтобы расставлять акценты в нужном направлении. Приснопамятная брошюра «Унтерменш» содержала портреты отнюдь не русских, а вовсе даже «лиц национальностей».

Можно уверенно сказать, что современные настойчивые попытки свести русских к россиянам берут начало от политики Адольфа Алоизыча.

«Нам достаточно того факта, что Россия, лишившаяся своего верховного германского слоя, уже тем самым перестала иметь какое бы то ни было значение как возможный союзник немецкой нации в освободительной борьбе».

Продолжается, так сказать, великогерманский шовинизм. «Верховный германский слой»— это все же наглость. Хотя, с другой стороны… Вспомните, сколько было русских и немецких кровей в династии Романовых.

Другой вопрос— не стоит смешивать происхождение и культуру. Впрочем, и тут у Романовых «общеевропейскость» проявляется куда сильнее, чем «русскость». Но не будем отвлекаться от темы. Смотрим далее.

«С чисто военной точки зрения война Германии— России против Западной Европы (а вернее сказать в этом случае— против всего остального мира) была бы настоящей катастрофой для нас. Ведь вся борьба разыгралась бы не на русской, а на германской территории, причем Германия не могла бы даже рассчитывать на сколько нибудь серьезную поддержку со стороны России».

Здесь интересно то, что, при всем отрицании союза с Россией, Гитлер такую возможность все же рассматривал. Подробнее— далее:

«Ну, а говорить о России, как о серьезном техническом факторе в войне, совершенно не приходится. Всеобщей моторизации мира, которая в ближайшей войне сыграет колоссальную и решающую роль, мы не могли бы противопоставить почти ничего. Сама Германия в этой важной области позорно отстала. Но в случае такой войны она из своего немногого должна была бы еще содержать Россию, ибо Россия не имеет еще ни одного своего собственного завода, который сумел бы действительно сделать, скажем, настоящий живой грузовик. Что же это была бы за война?

Совершенно наивно думать, будто Англия и Франция в таком случае стали бы спокойно ждать, скажем, десяток лет, пока немецко-русский союз сделает все необходимые технические приготовления для войны. Нет, в этом случае гроза разразилась бы над Германией с невероятной быстротой. Уже один факт заключения союза между Германией и Россией означал бы неизбежность будущей войны, исход которой заранее предрешен. Такая война могла бы означать только конец Германии».

Вот никуда не деться— приходится из большущей цитаты приводить кусочки поменьше. Для наглядности.

Обратите внимание— вся могучая интуиция Гитлера спотыкается на оценке СССР.

Ну надо знать фактологию, на основании которой уже можно делать выводы и задействовать интуицию! Нет, Гитлер витал в каких то своих идеалистических облаках.

Если кому интересно— то первый советский грузовик АМО-Ф-15 № 1 выехал из цеха 1 ноября 1924 года, задолго до написания «Mein Kampf».

Читаем аргументацию далее.

«Современные владыки России совершенно не помышляют о заключении честного союза с Германией, а тем более о его выполнении, если бы они его заключили».

«...кто, прежде всего спрашиваем мы, заключает союз с субъектами, для которых святость договоров— пустой звук, ибо субъекты эти ничего общего не имеют с честью и истиной, а являются на этом свете только представителями лжи, обмана, воровства, грабежа, разбоя».

Но извините— а когда это «современные владыки России» нарушали свои договора? Хоть кое как можно к этому приболтать так называемый пакт Молотова-Риббентропа, и то— во первых, он не был нарушением договоренностей, просто не был заявлен заранее и публично, а во вторых, был подписан куда позже, чем написан «Mein Kampf».

Другой аспект:

«Ни на минуту нельзя забыть того, что интернациональное еврейство, ныне полностью держащее в своих руках всю Россию, видит в Германии не союзника, а страну, предназначенную понести тот же жребий».

Что ж— не буду спорить по форме, но по сути— опять несостыковка с фактическим данными. Впрочем, этот вопрос разберем далее подробно— пока же порекомендую книгу С. Кремлева «Кремлевский визит фюрера»— хотя это произведение и принадлежит к т. н. альтернативной истории, задуматься оно заставляет.

«Эти поверхностные люди совершенно не понимают того, что тут дело идет о напоре со стороны евреев, стремящихся к мировому господству, и что этот натиск евреев столь же натурален, как натиск англосаксонской нации, которая в свою очередь тоже стремится к полному господству на земле».

Не будем обсуждать паранойю по поводу евреев у Гитлера, равно как и ее обоснованность. Суть в другом: Гитлер, с одной стороны, честно отмечает устремления и менталитет англосаксов, с другой— в действительности их «не замечает», пытаясь сотрудничать или, как минимум, относится нейтрально, невзирая на их устремления. Увы— остается лишь развести руками.

«Как в самом деле можем мы освободить немецких рабочих от большевистских влияний, как можем мы убедить их в том, что большевизм есть проклятие и преступление против всего человечества, если бы мы сами стали вступать в союз с большевистскими организациями…»

«…чистейшим безумием было бы вступать в союз с державой, во главе которой стоят смертельные враги всей нашей будущности. Как, в самом деле, можем мы освободить наш собственный народ от этих ядовитых объятий, если мы сами полезем в эти объятия. Как, в самом деле, можем мы освободить немецких рабочих от большевистских влияний, как можем мы убедить их в том, что большевизм есть проклятие и преступление против всего человечества, если бы мы сами стали вступать в союз с большевистскими организациями, этим исчадием ада, и тем самым в основном признали бы эти организации. Как, в самом деле, стали бы мы потом осуждать рядового человека из массы за его симпатии к большевистским взглядам, если бы руководители нашего государства сами избрали себе в качестве союзников представителей большевистского мировоззрения».

Ну и куда здесь делся Гитлер как политик? Увы— сдулся.

Позиция именно интеллигентская: Великая Идея превыше всего, и наплевать на действительность. Во-первых, Сталин как глава государства отнюдь не поддерживал еврейскую клику (об этом далее), во вторых, он почему то считал Сталина «кондовым коммунистом», хотя факты как раз жтому противоречили (об этом— тоже потом в отдельном разделе).

«Я признаюсь открыто, что уже в довоенное время я считал, что Германия поступила бы гораздо более правильно, если бы, отказавшись от бессмысленной колониальной политики, от создания военного флота и усиления своей мировой торговли, она вступила в союз с Англией против России. Если бы мы вовремя сумели отказаться от попыток завоевать себе универсальное влияние и сосредоточились на энергичной политике завоевания новых земель на европейском континенте, это принесло бы нам только пользу. Я не забываю всех наглых угроз, которыми смела систематически осыпать Германию панславистская Россия».

Камрады! Напомните мне кто нибудь, в чем заключались «систематические угрозы», а? Честное нациаонал социалистическое: в упор таких не помню. А вот противодействие «панславизму»— очень, очень характерно… Как и «энергичная политика завоевания новых земель» именно на Востоке.

Собственно говоря, к этому все и сводится. Вот— открытым текстом:

«Никогда не миритесь с существованием двух континентальных держав в Европе! В любой попытке на границах Германии создать вторую военную державу или даже только государство, способное впоследствии стать крупной военной державой, вы должны видеть прямое нападение на Германию».

Вот и все, честное саморазоблачение. Дело не в высокой идеологии, а исключительно в «хочу рулить миром и конкуренты не нужны», вот и все…

Ну и последнее до перехода к анализу отдельных аспектов событий того времени.

ИНТЕРВЬЮ БЕЛЬГИЙСКОГО ФЮРЕРА

Леон Дегрелль был вождем бельгийского фашистского движения «Рекс». Очень показательное интервью.

—Г-н Дегрелль, Вы сражались в рядах дивизии «СС-Валлония» на русском фронте. Каковы Ваши воспоминания об этой войне и о русском народе?

—Русские— это великий народ. Когда мы пришли на вашу землю, мы были уверены, что встретимся с марксистскими «унтерменшами» азиатского типа и варварской культуры. Так нам внушала наша пропаганда. Но очень скоро мы поняли, что это была ложь. Русские и украинцы— великие народы, индо-европейские народы: мужественные, благородные и великодушные. Я восхищен ими. Столкнувшись с русскими, я понял, что они должны войти в состав Рейха на равных основаниях. Как великий европейский народ. Идея колонизации России очень скоро стала представляться мне опасной и ненужной иллюзией. Я сразу же постарался высказать эту точку зрения и Гиммлеру, и Гитлеру. Но, Вы знаете, как сильны были пангерманские предрассудки… Какого труда мне стоило переубедить Гиммлера даже в отношении валлонцев и французов, а также других европейцев негерманского происхождения. Этот процесс шел, но у нас было страшно мало времени, а потом война. Я сражался не с русскими, я сражался с коммунистической идеологией, которая отрицает Дух, религию, традицию, национальные и расовые ценности. А русских я считаю единственным молодым народом Европы, у которого есть еще шанс к национальному возрождению. От них придет спасение и самой Европе….

—Как Гитлер относился к Сталину?

—Однажды я спросил Гитлера в разгар войны: «Мой фюрер, если бы Сталин попал вам в руки, чтобы Вы с ним сделали?» Он ответил: «Я предоставил бы в распоряжение этого человека самый прекрасный замок Европы!»

—Каково Ваше отношение к генералу Власову?

—Это может показаться странным, но я всегда испытывал к нему сильную антипатию. Я не доверял ему. Двум национальным лидерам я никогда не доверял— французу Дорьо и Власову. В нем было слишком много от предателя. Разве можно так быстро менять свою идеологию, да еще находясь в плену? Другое дело те русские, которые примкнули к фашизму сознательно в эмиграции. «Белые» русские. И мое недоверие к Власову еще подтвердилось, когда он предал Гитлера в случае с Прагой. Предатель не может изменить своей природы.…

—Вы изменили сегодня в изгнании свои убеждения?

—Нисколько. Гитлер был величайший человек европейской истории. Он боролся за идеал, за идею. Он развивался. Начав с узко национального, сугубо германского лидера, он постепенно учился мыслить европейскими категориями, и так вплоть до общепланетарного масштаба. Однажды я набрался смелости спросить Гитлера. «Мой фюрер! Откройте мне Вашу тайну. Кто же Вы, наконец, на самом деле?»— Гитлер улыбнулся и ответил: «Я— грек». Он имел в виду «древний грек», человек, обладающей классической системой ценностей, преданный красоте, естественности, законам духа и гармонии. Он искренне ненавидел современный мир как в его капиталистическом, либерально-космополитическом, так и в его марксистском вариантах. Он считал эту материальную, техническую, циничную цивилизацию верхом уродства и патологии. Часто его изображают как истерика, психопата, с трясущимися руками. Это все пропаганда. Он был удивительно воспитанный и обаятельный человек, вежливый, внимательный, сосредоточенный. Проиграв эту войну, потеряла шанс своего великого будущего не только Германия, но вся Европа, весь мир. Посмотрите, какой мир построили сегодня победители, его враги. Царство денег, насилия, смешения, вырождения, низменных, недочеловеческих инстинктов. Все кругом продажно, низко и материально. Нет высшей Идеи. Мы сражались за нечто Великое. И, Вы знаете, духовно мы не проиграли. У них нет одного— Веры. Она есть только у нас. Мы как истинные европейцы сражались за Красоту, Гармонию, Духовность, Справедливость. Это была война идеалистов и романтиков против двух типов материализма— капиталистического и марксистского. Они могут отнять у нас нашу жизнь. Нашей Веры у нас они не отнимут. Поэтому я и написал книгу с таким названием: «Гитлер на тысячу лет».

Оцените эту статью
2676 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 0

Читайте также:

Автор: Андрей Борцов
31 Января 2008

СОЦИАЛИЗМ БЕЗ ЯРЛЫКОВ – 4

Автор: Андрей Борцов
31 Января 2008

ВЕЛИКАЯ ВОЙНА. УРОКИ...

Автор: Кирилл Рыжов, Сергей Иванов
31 Января 2008

РУССКИЕ ОТВЕТЫ: ВЕЛИКОЕ...

Автор: Егор Холмогоров
31 Января 2008

ПАРТИЗАНЫ ПОРЯДКА

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание