07 июня 2020 01:57 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

Чем для вас являются события ГКЧП 19-22 августа 1991 года в Москве

АРХИВ НОМЕРОВ

Автор: Кирилл Рыжов, Сергей Иванов
РУССКИЕ ОТВЕТЫ: ВЕЛИКОЕ ПРИМИРЕНИЕ

31 Января 2008

(Начало)

6. ОТНОШЕНИЕ К ВОЗМОЖНОЙ НС-ИНТЕРВЕНЦИИ

Суть проблемы: ты за силы вторжения— ты предатель, коллаборационист, #ополиз. Ты против— совок, ымперец, жидомасон, за Путина\Абрамовича\Шмулевича. Аномально дебильный вопрос, который безостановочно мусолится.

Вопрос, действительно, довольно таки дебильный. Тем не менее, если трактовать его чуть пошире, чем он обычно задаётся, то возможна более чем плодотворная дискуссия. К ней мы приступим позднее, а пока что разберём сам по себе вопрос «НС» и, соответственно, «НС-интервенции».

Национал социализм ныне существует в весьма немногих государствах, и притом в крайне специфической форме, порядком удалившейся от классического «немецкого» национал социализма. Удаление это понятно и объяснимо, как минимум, двумя причинами. Во-первых, «пепел Холокоста», который должен непрестанно «стучать в наши сердца», политкорректность и т. д. Вторая причина, проистекающая из самой сущности национал социализма— он, простите за тавтологию, всегда национален и в этом качестве неповторим. Поэтому идеология русских национал социалистов (именовавших себя фашистами, что было неточно, так как они, строго говоря, заимствовали из НС и фашизма, большей частью, атрибутику) сильно отличалась от германской, та, в свою очередь, от идеологии румынских социал-консерваторов и т. д.

Прежде чем перейти к вопросу «НС-интервенции», закроем тему о возможном построении в России национал социализма. С одной стороны, как правильно указывает известный национальный политик и публицист Андрей Савельев, ни социализм, ни национал социализм в оригинале не могут рассчитывать в России на серьёзную перспективу, поскольку эти учения не являются русскими по происхождению и глубоко чужды коренному русскому менталитету.

С другой стороны, ему не менее здраво возражает другой национальный публицист Максим Брусиловский, который в своей статье «Учиться побеждать настоящим образом» говорит, что чисто технологические заимствования— для русских более чем возможны: «А почему, собственно, мы не можем использовать успешные технологии? Нам Богородица не велит учиться побеждать? Да нет, как раз в умении наших предков русифицировать чужие ноу-хау никто не сомневается. Засадный полк на Куликовом поле— ведь чистая татарщина. Сколько раз на подобный трюк попались, а потом ничего— разобрались и в дело пустили. Пушкарей хороших да военных архитекторов никогда на Руси не боялись из за границы выписывать. Нам ли сейчас страдать излишней стеснительностью?».

Вывод. Если и строить в России что то, похожее на национал социализм, то строить на свой, сугубо русский, манер. И для начала— перестать называть этот строй «национал социализмом». Взять другое название, например, «национализм с человеческим лицом». Вроде бы уловка мелкая, тактическая, а на самом деле важная: сохраняя все положительные черты учения, мы отбрасываем все вредные ассоциации, связанные с Гитлером, НСДАП, свастикой, факельными шествиями, черепомерками, топками Холокоста и так далее. Так что, надеемся, все те, кто хочет построить русский национал социализм для русских людей, сочтут такую меру разумной и оправданной.

Теперь перейдём к вопросу о «НС-интервенции», как таковой.

Пожалуй, единственным государством, в котором построен оригинальный национал социализм и которое может угрожать России интервенцией, является Китай. Сочувствовать самой что ни на есть реальной и весьма возможной в близком будущем китайской НС-интервенции только потому, что китайцы являются национал социалистами, это… сильно. Такой «НС-интернационализм», наверное, уже как то трудновато отличить от мнения всяких больных на голову «евразийцев» и им подобных. По крайней мере, с точки зрения практических выводов.

Есть, правда, среди НС-государств ещё Венесуэла и прочие такие, но они ни белыми по своему расовому составу не являются, ни угрожать России всерьёз не могут. Помочь, разумеется, тоже.

О построении же белого НС-государства в Европе, США или Африке пока что, увы, не приходится даже мечтать. В настоящее время, правда, предпринимаются попытки такого государственного строительства на мини-уровне— Орания, Ямель и прочее в том же духе. Этих людей можно (и должно) уважать и им сочувствовать, но надеяться на помощь с их стороны, ясное дело, пока нет ну никакой возможности. Принять их у себя в случае, если на их исторической родине станет совсем уж плохо— это сколько угодно. Только и всего.

Куда более часто встречается ситуация, когда НС-идеология провозглашается как официальная, а де-факто строится обычная «банановая республика» со всеми её милыми атрибутами— правящими страной мафиозными кланами, генералами, грабящими всё, до чего могут дотянуться вооружённой рукой своих приспешников, ничего не решающими «демократическими процедурами» и так дальше.

Из последних исторических примеров такого рода можно вспомнить, хотя бы, ту же самую «Чеченскую республику Ичкерия», которую Дудаев обещал с помощью нефтедолларов превратить во «второй Кувейт». Сие обещание он если и сдержал, то лишь в одном-единственном смысле— навлёк на свою страну нашествие недружелюбных интервентов, которые в ходе боевых действий с аборигенами и их «союзниками» превратили «второй Кувейт» в столь же разорённую и выжженную пустыню, как и первый. Кувейтский сценарий, надо сказать, был воспроизведён в мельчайших деталях, вплоть до годами горящих нефтяных скважин и факелов попутных газов. «А что, всё честно, да».

Посему. Вопрос об «НС-интервенции» на данный момент является, безусловно, чисто теоретическим. Так как никакого дружественного русскому народу белого НС-государства (скажем так, хотя бы чуть более дружественного, чем фюрер— нам ведь много не надо, правда?), могущего наладить эту самую НС-интервенцию, нет и не предвидится.

Одно время, правда, на эту роль небезуспешно позиционировали Беларусь, в которой построен милый, провинциальный, сохранивший многие лучшие черты советского строя, самый настоящий национал социализм. Но Батька, будучи связан вялотекущей конфронтацией с Евросоюзом и США, благоразумно предпочёл «синицу в руках». И молодец, надо всегда исходить из возможного. Хотя, устрой он НС-интервенцию в Россиянию— думается, 99 % коренного населения встречали бы его танки исключительно цветами, и притом исключительно в букетах, а не в горшках. Ибо— обрыдло.

На этом вопрос классической «НС-интервенции» мы закроем и перейдём к другому вопросу: как относиться к иностранной интервенции вообще? Имеется в виду— не к абстрактной интервенции, а с тем правительством, которое мы имеем, с теми жалкими остатками обычных и ядерных вооружений, которые остались от СССР и т. д.

В настоящий момент России и русскому народу угрожают с трёх основных стратегических направлений: с Юга («чёрные»), с Востока («жёлтые») и с Запада, точнее, со стороны США и НАТО («мультикультурные»).

Приветствовать интервенцию среднеазиатов или китайцев, наверное, ни один русский человек, находящийся в своём уме, не будет. Поэтому встаёт вопрос: как ей сопротивляться и до какой степени в этом процессе допустимо сотрудничество с теми, кто сидит в Кремле?

Ответ: сопротивляться и/или сотрудничать надо, исходя из интересов русского народа. Поясним подробнее.

До сих пор превозносимый многими «русскими националистами» товарищ Сталин в своём историческом «тосте за русский народ» упомянул о варианте, которым русские, к счастью для него, не воспользовались. То есть— варианте свержения Советской власти и заключения с немцами сепаратного мира или же продолжения войны уже исходя из интересов русского народа и никого больше. Так вот, человек то он был неглупый и отлично понял, как ему повезло.

Второй раз им так повезти больше не должно.

Баста.

Но, тем не менее.

Главная ценность для русского националиста— русская нация, русский народ. Поэтому главным императивом для него в случае вражеской интервенции будет— сберечь свой народ. Сохранить его даже ценой собственной жизни. Поэтому до тех пор, пока русские не окажутся хотя бы в относительной безопасности (например, не будут эвакуированы с направления ударов интервентов), ведение боевых действий «по ситуации» разумно и оправданно. Земля и, тем более, материальные ценности— это уже вторично, главное сберечь народ. Хотя, опять же, эвакуацию оружия и вообще всего, что потом может быть использовано русскими или, наоборот, против России и русских, надо также признать целесообразной.

А вот когда русский народ будет находиться в безопасности и соберётся на относительно небольшой территории— тогда уже можно будет (опять же, по быстрому— не забываем, идёт война) решить и другие вопросы. Например, о том, кому в воюющей России должна на самом деле принадлежать власть. Реально воевать «за Чубайса» никто не будет, даже кавказцы— они понимают, что Чубайс всегда успеет улететь, а вот их потом возьмут в оборот так, что мало не покажется. Никакие «военные положения» и «расстрелы на месте» не помогут, если у русских националистов будут чёткий, отработанный до деталей план действий и тактическое преимущество— хотя бы на уровне Пиночета в 1973 году. Одним словом, надо, как правильно говорил ещё товарищ Ленин, не готовить революцию, а готовиться к ней. Случись что вдруг— а мы уже готовы.

Что делать после прихода к власти национальных сил— всем должно быть понятно: крепить оборону, экстренно разворачивать эвакуированные производства и так далее. Это всё, кстати, не лирика, а вполне вероятный сценарий, ожидающий Россию уже в ближайшие пару десятков лет.

Как интересное и своеобразное ответвление этого сценария рассмотрим вариант вторжения сил США?/?НАТО. Тут вообще начинается веселье. Если кто до сих пор не понял, наши правители— это именно что агенты этих самых США и НАТО, которые, тем не менее, для внутреннего потребления вынуждены разыгрывать из себя «дорогих россиян», «имперцев» и так далее.

В качестве ближайшей аналогии можно привести осаждённую крепость, комендант которой (и все его помощники) на самом деле работают на осаждающих. Понимая, что гарнизон их за это «порвёт на британский флаг», они это усиленно скрывают и прикидываются отменными «служаками»— Мюнхенская речь и всё такое.

Так вот, расклад российских внутриполитических сил в такой аналогии будет следующий. «Евразийцы» и прочая «кремлядь»— это те, кто усердно помогает предателю-коменданту и его помощникам в их «двойной игре». Мол, мы же в осаждённой крепости (и это верно), так сплотимся же вокруг нашего любимого коменданта (а вот тут уже логическая несостыковочка получается).

«Национал демократы» и «оранжевые» поддерживают ту же «двойную игру», только чуть с другой стороны. Мол, комендант у нас плохой, заставляет нас надрываться почём зря, а вот осаждающие нас люди, напротив, милые и хорошие. Поэтому капитулируем же и откроем ворота! Понятно, что в реальности эффект получается обратный, близкий, скорее, к евразийскому. «На это и расчёт был».

Реальность же такова. Да, комендант— предатель, его помощники— тоже, но факта противостояния с врагом и осады это не отменяет. Это всего лишь ставит гарнизон перед выбором: либо радикально сменить руководство крепости и уж потом решать, начинать ли переговоры с врагом или воевать «в полный рост»— либо, как минимум, не подчиняться приказам коменданта и его помощников, как заведомо исходящим от вражеской стороны. Оба варианта работают на пользу гарнизона (то есть русского народа). А уж какой из них выбрать— это, как всегда, по обстоятельствам и наличным возможностям. Но что то подсказывает нам, что начать стоит, всё таки, со второго— то бишь с «гражданского неповиновения».

«Ах, вы хотите воевать с НАТО? А где у вас миллиардные вклады? А Стабфонд где? Вот и воюйте сами, а нам ваши разборки как то по барабану».

Этого варианта кремлёвская публика боится до дрожи в коленках. Поэтому противостояния именно с НАТО они избегают и будут избегать до самой последней возможности. Но их, по большому счёту, и спрашивать то не будут.

Итог обсуждения: интервенцию среднеазиатов или китайцев надо, по возможности, отражать, насколько это в интересах русского народа, одновременно решая вопрос власти— такое время для этого как раз самое подходящее. Интервенцию же со стороны НАТО отражать силами русского народа вообще нет смысла до тех пор, пока у власти в России находятся те, кто находятся. «Запасаемся попкорном». Вот если ребята умотают на Багамы с чемоданами баксов— тогда другое дело… Вывод: как и в случае интервенции среднеазиатов и китайцев, максимально готовиться среагировать быстро и адекватно на любые, даже самые непредвиденные, обстоятельства. Для этого признать целесообразной срочную разработку разноуровневых методик— для массовых национальных сетевых структур, для национального «мозгового центра» и так далее.

7. ОТНОШЕНИЕ К СКИНАМ

Суть проблемы: тебе нравятся ответственные русские парни— ты садист и подонок. Не нравятся— ты овощ и м@$ак.

«Экая дилемма». Парни нравятся, «без базара». Действия их, строго говоря, нравятся уже чуть меньше, но в любом случае могут вызвать если не одобрение, то уж точно понимание. «На войне как на войне», что церемониться то.

Есть кое что третье, что совсем совсем не нравится. Не нравится— «целевая аудитория».

Если бы все скины были подобны Даниле, отстреливая исключительно криминальных авторитетов из числа «чёрных» и их пособников среди местного населения и администрации, то претензий не было бы вообще. Да, мы понимаем, что простой студент или гастарбайтер— это манящая цель из за своей доступности и беззащитности, но на войне, раз уж вы, дорогие адепты «прямого действия», настаиваете, что это война, действуют совсем другие правила.

Для введения в дискурс расскажем один донельзя «бородатый» анекдот времён советско-афганской войны. Сидит душман в засаде с винтовкой. Смотрит в прицел— видит советского воина с одной лычкой. Смотрит в справочник: «Одна полоска— ефрейтор, премия 25 афгани». Пока целился, ефрейтор скрылся. Появляется второй военный, с двумя лычками. Душман— в справочник: «Две полоски— младший сержант, премия 30 афгани». Пока целился, тот скрылся. Появляется военный с двумя звездами. Душман быстро вскидывает винтовку, прицелился и попал. Смотрит в справочник: «Две маленькие звезды— прапорщик, пятое колесо в телеге, штраф 50 афгани».

Так вот. Простой студент или гастарбайтер (для простоты возьмём случай «сферического коня в вакууме», то есть, допустим, что он кристально честен и законопослушен), «замоченный» русскими скинами, по отрицательному эффекту, вызванному его убийством, много превосходит того самого советского прапорщика. Он моментально превращается в очередную «Таджикскую Девочку™», давая повод либеральной прессе поднять вой о «русском фашизме» на год, если не больше, а милиционерам— спокойно убивать правую русскую молодёжь при задержании.

Все надежды на то, что убийствами простых студентов или гастарбайтеров из России удастся создать «зону смерти» для мигрантов, пока что потерпели фиаско. Мигрантов много больше, чем скинов, они лучше организованы, более сплочены, обладают куда большими материальными ресурсами, а самое главное— у них на родине так плохо жить, что они будут продолжать и дальше ехать в Россию, несмотря на холодный климат, поборы, издевательства и даже страх смерти.

«Не лучше ль на себя, кума, оборотиться?» Не стоит такого уж большого труда узнать имена, адреса, пароли и явки коррумпированных чиновников, которые покрывают и легализуют нелегальных мигрантов. С полученными данными для начала попробовать обратиться в суд. Если в суде дело не выгорит… ну, в общем, вы поняли. Топор страшнее всего для деревьев именно тем, что у него рукоятка деревянная. А без неё он ни на что не годен. Вывод, надеемся, всем очевиден.

Замолвим словечко и «за садистов и подонков», раз уж о них заговорили. Да, у всяких там трудолюбивых мигрантов, приехавших в среднюю полосу России с солнечных югов, считается признаком хорошего тона убивать своих врагов с особой жестокостью. В давние времена что то подобное было и у некоторых нордических племён— викинги там, любившие «вырезать кровавого орла» и прочее такое.

Для русских подобное поведение характерным не было никогда. Русские всегда обходились со своими врагами чётко и технично, «без красивостей» и спецэффектов. «Сколько раз увидишь его— столько раз и убей!». Но не сдирай с рук кожу на перчатки, не потроши заживо и вообще не наслаждайся его муками. Так ведут себя всякие южные племена и народцы, на которых всегда был стабильный спрос в советских чрезвычайках и на россиянских юридических факультетах. Следственно, высокое звание «русского скинхеда» с подлинными титулами «садиста и подонка», честно говоря, как то не слишком совместимо. Если кто то думает иначе— он малость ошибся нацией.

Другое дело, если выдался случай наказать какого то выдающегося садиста и подонка из числа «трудолюбивых». Но и в этом случае от рядового бойца никакой жестокости не требуется (и слава Богу!). Вся фишка в том, что в русском национальном государстве обязательно будет возобновлена смертная казнь, причём, как минимум, двух видов— простая и квалифицированная. И применять оба вида можно будет уже по мере очевидных успехов государственного строительства— примерно как у повстанцев в солнечном Ираке. Раз они зверски убили наших дипломатов, да ещё и настояли на том, чтобы назвать это казнью— то уже претендуют на легитимность, значит, это уже не «зверское убийство», а «квалифицированная казнь», значит, «почти что власть», типа.

Ещё один момент. Эрэфия является именно что тюрьмой народов, начиная с русского. В тюрьме возможностей для «прямого действия» много меньше, чем «на воле»— то есть в нормальном национальном государстве русского народа, к которому мы все стремимся. Процент работников милиции и спецслужб на тысячу жителей уже давно превосходит все мыслимые и немыслимые пределы, мы живём не просто в «полицейском», а в «ультра-полицейском» государстве. В такой обстановке большинство попыток что то сделать «скиновскими» методами приведут к одному-единственному результату— к улучшению милицейской и чекистской отчётности. Само по себе это дело хорошее, «мы же не анархисты какие», но только улучшение это будет исключительно за счёт тех, кто этим самым «прямым действием» будет заниматься. Оно нам надо? Не надо.

А что будет, если вдруг ресурсы на поддержание «ультра-полицейского» государства по какой либо причине станут иссякать? В этом случае улицы станут зоной анархии, преимущество в которой, как это ни печально, первыми получат те же самые этнические преступные группировки— именно за счёт сплочённости, лучшей вооружённости и чёткой координации действий. Они добровольно выйдут из игры в одном и только в одном случае— если их деятельность будет приносить им меньше дохода, чем будут стоить хлопоты по её обеспечению. Этого можно добиться лишь двояким образом: прежде всего, восстановлением и укреплением самоорганизации и самообороны русского народа, и, что не менее важно, организацией юридического или другого какого противодействия «топорам»— коррумпированным чиновникам, «оборотням в погонах» и так далее.

Поэтому. Для начала усиленно изучаем теорию и практику структур, добившихся хотя бы минимального успеха (ИРА там всякая, ЭТА) и «тренируемся на кошках». То есть делаем следующее.

Даже сейчас, не смотря на лютующую на улице «диктатуру закона», есть не так уж и мало вариантов «прямого действия», не влекущих за собой немедленной поимки и длительного тюремного срока. Отчасти это связано с тем, что отдельные группы русских (например, православные активисты) кое как научились защищать свои права, отчасти с тем, что у сотрудников милиции и спецслужб, занятых смертным боем с гидрой и контрой «экстремизма», нет времени «ещё и на эту чепуху».

Всякие там русофобские выставочки и «перформансы»— вот где осталось подлинное раздолье для тех русских парней, у которых болит душа за неслыханное национальное унижение своего народа. Всем любителям «прямого действия» весьма играет на руку то, что к «разжиганию межнациональной и межрелигиозной розни» у нас сейчас особенно беспощадны. То есть на погромы русофобских «выставок» и даже на лёгкий мордобой при наличии грамотной юридической мотивации и толкового русского адвоката посмотрят сквозь пальцы. Только хорошо бы позаботиться о том и об этом до акции, а не после.

И последний момент. Для того, чтобы добиться успеха в масштабе своего народа и своей страны, уличные бойцы должны всецело опираться на свой народ, чувствовать за своей спиной его согревающее дыхание, его поддержку, его готовность помочь. Обзывание же всех тех, кто не готов к уличным акциям, «овощами» и ещё кое как похуже— это явно не лучший метод завоевания популярности.

Да, народ беззащитен, если не имеет тех, кто может его защитить. Но и сами защитники, в свою очередь, должны любить свой народ, не дистанцироваться от него и понимать, что «могущий вместить, да вместит». Большинство из так называемых «овощей»— это тронутые поверхностно или же вовсе не затронутые пропагандой толерастии русские люди, у которых всего лишь не развито и не обострено до необходимого уровня национальное чувство. Надо помогать им обрести себя, а не отталкивать их «овощным» обхождением.

Вообще, надо быть добрее. Хотя бы со своими. Как и в ответе на вопрос № 2— это та самая вещь, на которой белые в своё время погорели просто капитально.

8. ВИДЫ АКЦИЙ

Суть проблемы: будешь напирать на силовые акции— распихают по тюрягам, распугаешь народ, а по факту добьёшься мало. Будешь работать в «правовом поле»— зажуёт кремлядь, обвинят в связях с Белковским, а также в бездеятельности и позерстве.

Отчасти— см. ответ на предыдущий вопрос. В целом же данный вопрос требует отдельного глубокого анализа.

А если коротко, то можно обойтись словами классика:

«Беда, коль пироги начнёт печи сапожник,

А сапоги тачать пирожник».

Силовые акции— это удел избранных. В том смысле, что ими должны заниматься только люди с огромной практикой, с железными нервами и с не менее железным алиби. Таких людей можно сравнить с лётчиками, на каждого из которых трудится целый батальон технического обеспечения. Зато один квалифицированный лётчик способен причинить куда большие разрушения, нежели весь обслуживающий его батальон, посланный сдуру на штурм того же объекта в пешем строю.

Каждый должен заниматься тем, чему он обучен и что у него получается лучше всего. Конечно, неплохо, если человек слегка владеет и парой-тройкой смежных специальностей, позволяющих подстраховать выбывшего из строя товарища, но зацикливаться на этом не следует. Приходя в движение, сразу говори, какими навыками владеешь и каким хотел бы научиться. Только и всего.

Теперь перейдём к разбору вопроса о допустимости акций строго в правовом поле «и иных прочих». Строго говоря, совсем отказываться от легальной политики есть, в большинстве случаев, недопустимая глупость, до которой не опускались даже зашоренные марксистскими догмами большевики. Напротив того, Ленин указывал, что к успеху может привести лишь сочетание легальных и нелегальных методов борьбы. История показала, что он был прав. «Оно работает, да».

А допустимо ли русским националистам, которые изначально выступают как сторонники жёсткой законности и порядка, самим нарушать закон, да ещё первыми? По идее— конечно, нет. Но даже в современных россиянских законах сохраняется важная оговорка: любое преступление не является таковым, если оно было совершено, исходя из обстоятельств крайней необходимости. Это так, для начала. Пойдём дальше.

В чём состояла и состоит сущность действий всех «оранжевых революционеров»? Именно в размытии границы между законными и незаконными действиями, в постепенной делегитимизации власти и её шагов посредством практической дискредитации. Как показала жизнь, порядком удивив обалдевших от этого «охранителей», главным «оранжистом» в России является Кремль. Именно государство сейчас лучше, чем какие бы то ни было «несогласные», выполняет работу по собственной делегитимизации и дискредитации, размывает границу между законным и незаконным, запрещая разрешённые мероприятия и устраивая тотально фальсифицированный балаган с «выборами» в масштабе всей страны.

Поэтому националисты должны действовать во имя восстановления справедливости, закона и порядка. Но действовать таким образом, чтобы улучшить или, по крайней мере, не ухудшить положение русского народа. Тут уж надо семь раз отмерить, прежде чем один раз отрезать.

В силу вышесказанного представляется целесообразным создание единого националистического движения (каковая работа сейчас и происходит), неявным образом связанного с «уличными бойцами». То есть было бы здорово создать аналог ирландской партии «Шинн Фейн» («Мы сами»), которая, постоянно открещиваясь от обвинений в прямых контактах с боевиками из ИРА, проводит в жизнь их идеи на легальном политическом поле. Одновременно намекая англичанам: мол, будете подавлять нас, будете подавлять всякий легальный ирландский национализм— будете иметь дело с теми, кого мы, конечно, не одобряем, но понимаем… И за кого поручиться уж точно не сможем…

С учётом того, что официальная политика в России загнана в жёсткие партийные рамки и де-факто свёрнута, такое движение должно быть не партийным (просто нет смысла, как показал печальный урок партии «Великая Россия»), а общественным. То есть надо работать не с партийными лидерами, а с конкретными соратниками, на которых можно положиться и которые заведомо поставят общее дело выше партийной дисциплины.

Говоря коротко: надо преодолевать недоверие между «легальными политиками» и «уличными бойцами», учиться работать вместе и отрабатывать конкретные сценарии совместных акций. Разумеется, это не касается всяких «мурзилок» вроде руководства «Народного союза», но с теми политиками, которые показали на деле, что могут переступить через узко партийные рамки, работать можно и нужно. Тем более, что грань между респектабельностью и «улицей» успешно стирается руками всё того же родного нашего государства: «легальных» политических националистов, как показывает курс, взятый в АП, в России нет и не должно быть в принципе.

Рассмотрим кратко остальные обвинения, которые касаются «легальных националистов».

«Зажуёт кремлядь». Волков не боимся и бояться не будем. Тем более, что, как показывает опыт, реально возразить на аргументы националистов «кремляди» решительно нечего. Поэтому она боится всяких публичных диспутов, прямых эфиров и тому подобного как огня. Так что вопрос, кто кого зажуёт, уже давно решён в пользу националистов— «кремлядь» вынуждена отбиваться разве что за счёт нечестного судейства и тому подобных приёмчиков. Но и на них есть управа— Европейский суд тот же, который, конечно, не любит русских националистов— но Кремль он не любит ещё сильнее. И, главное, Страсбург не считает националистов достаточно опасной силой для того, чтобы остерегаться их и ни в чём им не содействовать. Так что шансы, хотя и небольшие, но есть.

«Обвинят в связях с Белковским». Тем, кто реально опасается такого обвинения (а их вполне можно понять), лучше всего просто с оным персонажем не связываться. В конце концов, по улицам он, аки лев рыкающий, не бродит и своё общество никому насильно не навязывает.

Хотя вопрос самим по себе «Белковским» не исчерпывается, он довольно важен в теоретическом плане. Поэтому его стоит рассмотреть подробно.

Националист— это, прежде всего, политик. Политика— это искусство возможного. Настоящий политик— человек, до известных пределов беспринципный и в то же время весьма принципиальный. Границы принципов определяет он сам— целью, которую он ставит перед собой.

Неправильно говорить, что «цель оправдывает средства». Напротив, цель определяет средства. Если ты русский националист— значит, для тебя дороже всего на свете русская Россия и русский народ. Следовательно, действовать надо так, чтобы соответствовать образу.

Типичный пример несоответствия— некий пожилой персонаж, который поначалу позиционировал себя как русского националиста, а закончил откровенной русофобией и братанием с «несогласными».

Генерал Власов, кстати, кто бы про него что бы ни говорил, был птицей того же самого полёта. Поэтому ни он, ни Сталин (про него, впрочем, чуть ниже) в идеалы для русских националистов, мягко говоря, не годятся. «От противного» - не идеология, а это ребята именно такого рода.

«Националист», одновременно входящий в ряды «кремляди»— неадекватный случай с другой стороны. Потому что считать себя русским националистом и в то же время искренне поддерживать власть, которая вымаривает русских по миллиону в год, заменяя их мигрантами, не получается, как ни крути.

Итак, «Белковский». Он известен, прежде всего, тем, что поддерживает на плаву «оранжевый проект», не давая ему окончательно протухнуть, а также тем, что одновременно поддерживает и несколько других «проектов», включая и «легальный русский национализм». Просто он неглупый человек, который не хочет складывать все яйца в одну корзину— будь то «оранжевая» или любая другая. Понять его можно.

Следовательно, если с подобным человеком и возможно сотрудничать в какой то области— то лишь в области «легального национализма». По крайней мере, тем, кто считает себя националистом. И точка. Участвовать в других его «проектах»— одна недопустимая для националистов крайность, а испытывать к нему мистическое отвращение, используя блатную логику «зашкваривания»— крайность другая.

Впрочем, повторимся: никто не заставляет. Но позиция националиста как человека, который пойдёт куда угодно, чтобы сказать одни и те же слова и бороться за одно и то же дело— вполне приемлема и достойна уважения. Пошёл бы и в Кремль, да вот беда: там такого слушать не захотят, а если и выслушают, лучше никому от этого не станет. Опыт «Русского проекта» «Единой России» лишь подтвердил этот тезис— пользу из него для себя извлекли разве что сами участники проекта, а партия осталась к их рекомендациям глухой и безучастной.

Следовательно, само по себе «обвинение в связях с Белковским» может иметь силу только в одном случае: если и обвинитель, и обвиняемый безоговорочно принимают логику «зашкваривания». Если же этого нет, то придётся копать уже чуточку поглубже— доказывать, что имели место не просто «связи с Белковским», а поддержка «оранжевого проекта», и так далее, и тому подобное.

«Он дал вам денег?»— «Да, и что с того?»— «А что он потребовал в обмен?»— «Всего лишь письменное изложение моей точки зрения, которую я готов излагать всегда, перед всеми, в неизменном виде и притом совершенно бесплатно». Всё. Занавес.

Вот если деньги даются под какое то конкретное дело— тут уже надо думать, кто больше с этого выиграет: заказчик ли, сам ли националист, или же русское дело.

И только в последнем случае не стоит отказываться. Да и то— не семь, а семьдесят раз отмерив. В двух других— как говорится, отказываться не только можно, но и нужно. Особенно, если за частным выигрышем для самого националиста окажется крупный проигрыш для русского дела, что может проявиться не сразу, а, скажем, через пару лет.

«Бездеятельность и позёрство». Как раз такими обвинениями легче всего кидаться и от них же легче всего отмахиваться. Каждый соратник— человек с известной историей слов и дел, так что составить представление о нём труда не стоит. Если кто то обвиняет другого соратника в «бездеятельности и позёрстве», то он одновременно должен доказать две вещи:

1) Что данный соратник бездействовал, когда мог действовать на своём участке фронта (пример заведомо облыжного обвинения— «Правый публицист, говоришь? А где твои белые шнурки?!»);

2) Что данный соратник именно своим позёрством принёс вред общему делу, когда была возможность принести пользу, заведомо не прибегая к позёрству. Если одно лишь позёрство могло помочь, а могло и навредить— тут уж надо смотреть по обстоятельствам.

Напоследок хотелось бы предостеречь соратников от такой большой ошибки, как судить о проделанной работе по конечным результатам и только по ним. Да, на войне важнее всего результат, но так как большинство потерь, которые ныне несут националисты— не кровавые, то они поправимы. Зато из поражений извлекаются уроки, куётся новое оружие победы, оттачивается тактика. А тот результат, который сегодня «окончательный и обжалованию не подлежит»— завтра, если принять правильные меры, может измениться на диаметрально противоположный. Что Союз так быстро развалится, тоже никто не ожидал, ага.

9. ОТНОШЕНИЕ К СССР

Суть проблемы: будешь привечать эпоху— большинство своих же заплюёт, кроме того выходит нестыковочка национализма с идеалами коммунизма. Не будешь привечать эпоху— пошлют нахер все антидемократы.

Собственно, в самой формулировке вопроса уже содержится ответ. Всё, что было хорошо в СССР и полезно для русского народа, можно реализовать ещё лучше, если строить «национализм с человеческим лицом» (термин «национал социализм», в силу разобранных выше причин, лучше не употреблять, тем более в публичных выступлениях). Вот только почему, если не «привечать» советскую эпоху, «пошлют» все антидемократы— совсем не понятно. Внесём немного ясности в понятийную систему.

«Демократия»— это власть «демократов». «Демократы»— это те, кого назначают таковыми в Вашингтонском обкоме. Следовательно, все «антидемократы»— это те, кто по тем или иным причинам против «демократов».

В такой формулировке реальность оказывается куда более приятной и почти противоположной той, что задана в вопросе: если «не будешь привечать» советскую эпоху, то «пошлют» разве что леваки и всякая аналогичная публика. Все консервативные силы, особенно правые (не надо путать настоящих правых с довольно мерзкой публикой, укравшей в современной России их имя)— очень даже поддержат. Все, кому дороги традиции, дорог настоящий русский патриотизм, дорого само имя русского— прямо станут носить на руках.

Правда, у значительной части русских мозги, к сожалению, ещё промыты советской пропагандой, ну да это дело обратимое. Тем более, что настоящий русский патриотизм базируется на подлинных национальных ценностях, а «советский»— на столь же подложных, как и сам не существовавший в реальности «советский народ».

10. ОТНОШЕНИЕ КОНКРЕТНО К СТАЛИНУ.

Суть проблемы: ты за Сталина— Сталин чурка, мутант, коммуняка, коллективизация, ГУЛАГ и т. д. Ты против Сталина— ты завяз в дискуссиях и г@вне.

Как и в предыдущем вопросе, ответ в значительной степени уже сформулирован самим вопросом.

Главная логическая ловушка, которая тут подстерегает даже не самых глупых националистов— «Из того, что крокодил съел моего врага, вовсе не следует, что он стал моим другом». На эту ловушку в своё время попались и такие передовые для своего времени люди, как русские фашисты— один из их лидеров (кажется, Вонсяцкий) называл лучшим русским фашистом именно Сталина. На том лишь основании, что он, мол, «уничтожил куда больше старых большевиков, чем я».

Для националиста высшей ценностью является его нация. Поэтому быть русским националистом и в то же время сталинистом, строго говоря, невозможно. Для сталиниста высшей ценностью является именно Сталин (ну или хотя бы «однозначно положительной личностью», что на практике почти то же самое). Русский же националист к Сталину должен относиться следующим образом.

Да, надо признать, что по сравнению с такими людьми, как Ленин, Троцкий, Зиновьев, Каменев и т. д., Сталин для русского народа был, пожалуй что, и несколько меньшим злом. Но, во первых, злом он от этого быть не перестал, а во вторых, абсолютные величины этого зла, которое все вышеупомянутые персонажи причинили русскому народу, всё равно остались сопоставимыми по своему порядку. Единственная реальная заслуга Сталина— это то, что он посредством невероятных насилий над русским народом привёл страну в «парадный вид». Но этого можно было добиться и без коллективизации, ГУЛАГа и тому подобных «радостей жизни».

Вот список лишь некоторых преступлений против русского народа, вина за которые лежит непосредственно на Сталине и его окружении:

—Коллективизация, приведшая к истреблению коренного русского крестьянства как класса;

—Растрата произведений искусства и прочих материальных ценностей, в течение веков накопленных русским народом, на «индустриализацию»;

—Организация голодомора на юге России и на Украине;

—Почти поголовное уничтожение русского духовенства (около 120 тысяч человек убито только за 1937 1942 гг.);

—Расправа над лучшими представителями русской науки, сохранившимися в СССР после «ленинских чисток», такими, как Флоренский и Вавилов;

—Поддержка сил мирового сионизма во главе с США, активное содействие им во Второй мировой войне за счёт русского народа, надорвавшее силы последнего. Всяческое содействие в создании государства Израиль;

—Внесудебные расправы над политическими противниками, прежде всего из числа русских белоэмигрантов (Кутепов, Миллер и т. д.), а также репрессии по отношению ко всем русским антикоммунистам вообще, до которых смог дотянуться НКВД во время и после Великой Отечественной войны.

Дальше, наверное, список можно не продолжать. «И так всё понятно».

(Окончание в следующем номере)

Оцените эту статью
2519 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 0

Читайте также:

Автор: Андрей Борцов
31 Января 2008

СОЦИАЛИЗМ БЕЗ ЯРЛЫКОВ – 4

Автор: Андрей Борцов
31 Января 2008

ВЕЛИКАЯ ВОЙНА. УРОКИ...

Автор: Андрей Борцов
31 Января 2008

ВЕЛИКАЯ ВОЙНА. УРОКИ...

Автор: Егор Холмогоров
31 Января 2008

ПАРТИЗАНЫ ПОРЯДКА

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание