26 февраля 2020 07:28 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

БУДЬ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ, В КАКОМ СПЕЦИАЛЬНОМ ПОДРАЗДЕЛЕНИИ ВЫ БЫ ХОТЕЛИ СЛУЖИТЬ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Автор: Кирилл Фролов
НА ПУТИ К «ТРЕТЬЕМУ РИМУ»

30 Ноября 2004
НА ПУТИ К «ТРЕТЬЕМУ РИМУ»

С 24 по 27 число в Киеве состоялось событие, незаслуженно обойденное СМИ. Речь идет о форуме, объединяющем православных парламентариев из 24 государств — Межпарламентской Ассамблеи Православия. Логично, что тон задавали депутаты крупнейших государств православной традиции — России, Украины, Греции, Сербии и Черногории.

Принципиально важно то, что мировое православное парламентское сообщество в лице МАП приняло резолюцию, осуждающую уничтожение Православия в Косово, где сербы изгоняются с веками обжитых мест, уничтожаются их святыни. Только в марте 2004 было уничтожено и осквернено 35 православных храмов в Косово. Немаловажно и то, что участники конференции ясно заявили, что на Украине существует только одна каноническая Православная Церковь Московского Патриархата во главе с Блаженнейшим Митрополитом Владимиром, ибо влиятельные политические силы на Украине поддерживают антироссийские раскольнические группировки типа «Киевского Патриархата».

Значимость проблемы подчеркнул и Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий Второй, подчеркнувший в своем приветствии, что Украина является канонической территорией Русской Православной Церкви. Президентом МАП стал глава думского комитета по связям с общественными объединениями и религиозными организациями Сергей Попов. Президентство представителя правящей «Единой России» (прошлым президентом был член КПРФ Виктор Зоркальцев) значительно повышает статус российского участия в организации.

Но, пожалуй, самым главным результатом работы Ассамблеи стало осознание: когда вызовы Православию огромны, когда разрушаются и захватываются православные храмы и святыни (Косово, Крым, Кипр, Галиция, далее везде), православные народы должны держаться вместе. Государства и народы православной традиции переживают кризис идентичности. В наибольшей степени это касается восточнославянского ядра православного мира. Первопричиной этого кризиса являются попытки отречься и отказаться от того, что создало и выпестовало Киевскую Русь, Историческую Россию, нынешние РФ, Украину и Белоруссию — православной традиции и, самое главное, Церкви.

Всякого рода попытки изобрести велосипед приведут только к растворению наших народов в мощных стихиях мировых цивилизационно-культурных сил. Единственным ареалом, в котором Россия, Украина и Белоруссия, а также единоверные Сербия и Греция, сохраняют свои смыслообразующие, столичные функции, является православная цивилизация. И в хвосте протестантской Америки, и католической Европы, и ислама, и глобального секулярно-атеистического проекта, мы — провинция. Естественно, что эти мировые силы, видя слабость и раздробленность стран Православия, пытаются сделать их объектом экспансии, привести к власти компрадорские антиэлиты, которые призваны сломить исторические идентичности и сами эти страны как субъекты истории, культуры и политики, как места, где принимаются решения.

Ныне единство православного мира находится под угрозой. Показательно единство вызовов православной цивилизации и сценариев, по которым эти вызовы реализуются.

ВЫЗОВ ИСЛАМА

Одни и те же, по одному сценарию события происходят в Косово, на Кипре, в Крыму, Поволжье. Тотальный агрессивный натиск на Православие , захваты и уничтожение православных храмов (Косово, Кипр), попытки создания исламских государств (Кипр, Крым) происходят по идентичным схемам. Этот вызов демонстрирует, насколько беспомощны православные народы поодиночке. Беспечность элит поражает. Недавно в Омске не без поддержки некоторых структур Казахстана и нижегородских экспериментаторов с «русским исламом» прошел съезд «русских мусульман» (как известно, в Астане такие организации поддерживаются на государственном уровне). Одновременно возможен диалог с традиционным исламом, последователи которого ненавидят ваххабизм (например, муфтии Дагестана или традиционалисты Ирана). Но такой диалог возможен только в условиях единства православного мира, иначе ислам, пусть даже умеренный, поглотит православные нации, находящиеся к тому же в состоянии духовного, государственного и демографического кризисов.

ВЫЗОВ ГЛОБАЛИЗМА

С другой стороны нам угрожает вызов глобалистского секулярного проекта. Символично, что православные парламентарии собрались сразу после того, как Европейский Союз принял свою Конституцию, в которую не было внесено упоминание о христианских корнях европейской культуры. Европейская элита демонстративно проигнорировала солидарную позицию христианского сообщества, объединяющего миллионы жителей этого континента. «Единая Европа» отрекается от Христа. Может ли православный мир проигнорировать этот страшный симптом? Если «еврогосударство» демонстративно отвергло влиятельнейшую римо-католическую Церковь и протестантские конфессии, то оно тем более не прислушается к православному меньшинству Европы. Только в условиях полной консолидации и наступательной позиции с православными будут считаться. Вместе нас 300 миллионов, поодиночке — 140 миллионов русских, 40 — украинцев, по 10 — греков и сербов. Плюс внутренние противоречия. Таким образом, разделение смерти подобно.

Хочу особенно отметить, что никто не возражает против диалога с Европой. Весь вопрос о позициях в этом диалоге. Единый православный мир — это заметная величина в таком диалоге, разрозненные православные страны — нет. «Голос единицы тоньше писка».

Ещё одно. Критикуя либерализм, мы критикуем не права и свободы человека, которые, кстати, вытекают из христианского учения о богоданности (и, следовательно, уникальности каждой человеческой личности), а квазирелиозное учение либерализма, согласно которому истины не существует и любое упоминание о ней противоречит «догмату о политкорректности». Эта квазирелигия и привела евробюрократов и депутатов к отречению от Христа и собственных корней.

Стабильность устрояемого ими постхристианского еврогосударства представляется иллюзорной. Заметим, сколько его идеологи говорят о «мире и безопасности», словно цитируя святого апостола Павла, забывая, правда, окончание его фразы «ибо когда будут говорить мир и безопасность, то настигнет их пагуба».

ВЫЗОВ КАТОЛИЦИЗМА

Когда мы говорим о католическом прозелитизме, мы имеем в виду не отдельные обращения романтических интеллигентов. Мы имеем в виду глобальные политические проекты.

Один из главных таких проектов реализуется на Украине. Речь идет о ее превращении в униатское антироссийское государство, важнейшей вехой в реализации которого идеологи и заказчики мыслят приход к власти прозападного политика Виктора Ющенко.

Суть нынешней «украинской идеи» сформулировал в начале двадцатого века львовский униатский митрополит Андрей Шептицкий: «Украинцы являются орудием Божественного промысла, призванным вырвать христианский Восток из клещей ереси (то есть Православия), водворить его в лоно Апостольского престола (Ватикана и Европейского сообщества).

Таким образом, суть проекта полностью «самостийной» Украины не в ее национальном и духовном возрождении, но ровно наоборот — в радикальном изменении всей ее идентичности, в смене веры. И сейчас Украина переживает такой момент. Те, кто призывают к созданию «Единой Украинской Церкви», призывают к принятию унии, те, кто агитируют за вступление Украины в НАТО, агитируют за отказ от православной традиции. И предстоящие президентские выборы будут моментом истины.

И 350-летний юбилей Переяславской Рады также не случаен. Аналогии с тем периодом более чем уместны. Тогда у Киевской Руси было два пути — сохранение и возрождение Православной веры, которая эту Русь создала, или отречение от нее. Те, кто выступал тогда за национальный православный путь, и привели Украину к Переяславской Раде. (Это признают и противники: «Православие завело Украину под власть московских царей, необходимо запретить Православную Церковь, митрополитом Киевским поставить Шептицкого». В. Винниченко, сопредседатель Петлюровской «Директории»).

Альтернативой Переяславу было окончательное окатоличивание Украины и ее превращение в заурядную польскую провинцию. Это было реально. Польский стал языком значительной части тогдашней малороссийской шляхты. О том, что эти аналогии уместны, свидетельствуют и нынешние действия галицийских униатов.

О захватах православных храмов сказано уже много, и я не буду повторяться. Я лишь приведу пример их информационно-политических технологий. Как сообщают украинские СМИ, «Украинская Греко-Католическая Церковь впервые за историю Украины заказала социо-религиозное исследование, сообщает Первый канал. Социологи выяснили, что атеистами являются почти 40 процентов украинцев. Самым религиозным регионом оказалась Западная Украина». Перед нами типичный пример заказного соцопроса, цель которого — пропагандистское прикрытие активной униатской миссии: вот, чуть ли не половина граждан Украины атеисты, Восток атеистичен, Галиция религиозна — и сам Бог вел унии Галиции захватить Украину. В действительности, цифра в 40% атеистов — это миф, атеизм на в Крыму и Новороссии — это миф, за последние годы появилось около 2 тысяч приходов Украинской Православной Церкви Московского Патриархата.

Не следует доверять заверениям Ватикана и униатов, что они якобы отказываются от идеи создания украинского униатского патриархата. Строительство на левом берегу Днепра греко-католического кафедрального собора, антипода и противовеса Киево-Печерской Лавре, идет полным ходом. Все заявления католической стороны о том, что униатский патриархат не будет создан, носят тактический характер, ибо развязка внутриполитического кризиса на Украине еще не состоялась. Будет президентом Ющенко — будет и униатский патриархат…

Опять-таки, никто не против диалога с мировым католицизмом. Весь вопрос в цели и методах такого диалога. Только единая позиция православного мира, основанная на невозможности вероучительных компромиссов, но возможности солидарных действий против воинствующего секуляризма, сможет сделать такой диалог полезным. Разрозненные действия православных приведут только к подписанию пустых и лукавых деклараций, которые католическая сторона столь часто нарушает.

ВЫЗОВ АМЕРИКАНСКОГО ПРОТЕСТАНТИЗМА

Когда мы говорим о мировой роли США, следует помнить, что элита этого государства неоднородна, точнее — в ней есть два ярко выраженных полюса.

«Демократы» — это сторонники наднациональных глобальных структур, готовые пожертвовать ради этого и суверенитетом самих США, безбрежных свобод для всех меньшинств и т.п. Демократы — это Сорос, Бжезинский, Олбрайт. Республиканцы — это американские протестантские империалисты, видящие в экспансии США исполнение Божией воли. Они — сторонники морали и противники абортов, критики глобализма и массовой культуры.

Совсем недавно идеолог Республиканской Партии США Сенатор Патрик Бьюкенен написал программную книгу «Смерть Запада», в которой предупреждает, что христианский мир находится на краю гибели из-за утери веры, духовного и нравственного разложения, космополитизма, забвения религиозного и нравственного долга.

Конечно, никто не говорит, что наши интересы могут быть тождественны интересам какой-либо из этих групп. Наоборот, американские консерваторы отстаивают интересы своей религиозной традиции и своего государства. Эти интересы расходятся с нашими, но на основе неприятия общего противника возможен диалог. Например, если протестантские фундаменталисты США пытаются сдерживать натиск радикального ислама, то наличие сильной православной цивилизации им выгодно, ибо это огромный сдерживающий фактор для ваххабизма. С этой точки зрения им выгоднее сербское Косово, православный Крым, российское Поволжье и греческий Кипр. Это — предмет для диалога.

Но опять же, диалог возможен только в условиях единства мирового Православия. 300 миллионов человек сопоставимы с населением США, это сила, к которой прислушаются. Диалог поодиночке неизбежно обернется капитуляцией.

НЕОБХОДИМОСТЬ ЕДИНСТВА

В свете вышесказанного становится совершенно очевидно, что православное сообщество не может более плестись в хвосте мировых цивилизационно-культурных и политических проектов.

Нас все время зовут к кому-нибудь присоединиться: одни к НАТО, другие в «Исламскую конференцию» во главе с ваххабитской Саудовской Аравией. Но православный мир должен вести диалог на равных, быть субъектом, а не объектом мировой культуры и политики, быть тем местом, где принимаются решения мирового уровня. Сообщество православных наций должно разработать свой политический проект и занять достойное место в мире, свою стратегию, свои приоритеты.

В ситуации глобальных вызовов православная цивилизация нуждается в структурировании и объединении. Следует прямо сказать, что союз России, Украины и Белоруссии является условием сохранения православного мира как самостоятельного центра, как сильного фактора мировой культуры и политики. Вместе Россия, Украина и Белоруссия являются единым моноконфессиональным пространством, объединенным Московским Патриархатом. Это консолидированное православное большинство сможет реально контролировать политические процессы. В разделенном состоянии в РФ поднимают головы те, кто, спекулируют на «многонациональности и многоконфессиональности», пытаясь ослабить Православие, исламские радикалы и т.д., на Украине — униаты, в Белоруссии — политический католицизм, который стремится окончательно похоронить идею союза с Россией.

Таким образом, православные граждане должны ясно осознавать, что единство России, Украины и Белоруссии является залогом того, что их позиция будет влиять на культурные и политические процессы. В этом контексте принципиальным является вопрос сохранения единства Русской Православной Церкви на всей ее канонической территории. Проект «единой украинской церкви» носит отчетливо униатский характер. Да и мировое Православие как хлеб, как воздух нуждается в единстве РПЦ, как необходимого условия сохранения единого церковного пространства от Карпат до Тихого океана и его последующей политической реинтеграции, без которой православный мир не сможет успешно конкурировать на мировой арене, в условиях жестких действий его религиозно-политических конкурентов.

Православный мир нуждается в сильной России — хотя бы как единственной православной ядерной державе, способной защитить православных от глобальных угроз. Россия же нуждается в православном мире как в единственном культурно-политическом пространстве, в котором она несет функции цивилизационного центра.

Экспорт Православия является и важнейшим внешнеполитическим ресурсом России. Сталкиваясь с либеральным перерождением западного христианства, с «венчанием» «однополых браков» в протестантских деноминациях, консервативно настроенные западные христиане обращаются с надеждой к Православию. Если их знакомство с восточнохристианской традицией будет связано с Русской Церковью, то они будут естественными друзьями нашей страны, что крайне важно в условиях антироссийских настроений, превалирующих в западных элитах. Огромную роль в такой миссии играла и играет Русская Православная Церковь Заграницей, епархии которой расположены в Западной Европе, обеих Америках и Австралии. Поэтому объединение Патриаршей и Зарубежной частей Русской Церкви является не только церковным делом, но и политическим процессом, как хлеб, как воздух, необходимым нашей стране и народу. Это действительно может стать нашим ответом на расширение НАТО на Восток и на антихристианскую Евроконституцию.

Православный скепсис в отношении «евроинтеграции» также естественен. Православные в «единой Европе» будут маловлиятельным меньшинством. Они не смогут эффективно противостоять даже радикальным феминисткам, требующих доступа женщин на Афон. Только выступая единой коалицией, православные страны могут и сохранить свой суверенитет, и добиться реально влияния на международные процессы.

Православная цивилизация остро нуждается в создании инструментов для реализации жизненно важных задач православного мира. У мирового ислама есть организация «Исламская Конференция» — необходим ее православный аналог. Прототипом «Православной Конференции» может стать МАП. Для этого необходимо её превращение в профессионально работающую структуру, включающую геополитический, культурный, экономический и правовой департаменты, профессиональные рабочие органы.

Посмотрим, как выглядит структура «Организации Исламская Конференция». ОИК создана в 1969 году на конференции глав государств и правительств мусульманских стран в Рабате (Марокко). ОИК осуществляет тесное сотрудничество с ООН; с 1975 г. им статус наблюдателя при ООН, на XXVI Генеральной Ассамблее ООН принята резолюция «О сотрудничестве меду ООН и ОИК», в которой подчеркивается необходимость создания специального механизма для координации действий сторон. Согласно Уставу, принятому в 1972 году, высшим органом ОИК является конференция глав государств и правительств, проводимая раз в три года. Политический орган ОИК — конференция министров иностранных дел, исполнительный орган — Генеральный секретариат, штаб-квартира которого «временно» (до освобождения Иерусалима) находится в Джидде (Саудовская Аравия). В составе Генерального секретариата действует ряд отделов: социально-экономический, по науке и технике, по делам Азии, по делам Африки, по международным вопросам, информации, по правам человека и делам религиозных меньшинств, по делам мусульманских неправительственных организаций и др. При ОИК действует ряд самостоятельных организаций, созданных по решениям ее конференций и деятельность которых координируется Генеральным секретариатом: Исламский банк развития, Исламское агентство новостей, Организация радиовещательной и телевизионной службы исламских государств, Исламская комиссия по экономическим и культурным вопросам, Исламский центр по профессионально-техническому обучению и исследованиям, Исламский фонд научно-технического развития, Центр по исследованию исламского искусства и культуры, Фонд Иерусалима, Комитет по Иерусалиму, Исламская торгово-промышленная палата, Организация исламских столиц, Центр по статистическим, экономическим и социальным исследованиям, Комитет исламской солидарности с мусульманскими африканскими странами зоны Сахеля, Исламская ассоциация судовладельцев, Исламский центр развития торговли, Исламский фонд развития, Исламский суд справедливости, Исламская организация по образованию, науке и культуре. Представляется, что православные могут позаимствовать организационные принципы ОИК для структурирования «Международной православной конференции».

Не менее актуален вопрос и православной составляющей гражданского общества. Организации типа российского Союза Православных Граждан, украинского «Пути православных», греческих православных братств могут быть прототипами нового гражданского общества, которое на неправительственном уровне будет ставить актуальные вопросы, осуществлять прямую и эффективную «народную дипломатию».

Скептики законно поставят вопрос, а есть ли человеческие ресурсы, реальные политические фигуры в православных странах, готовые услышать призыв к единству православного мира, чем подкреплены эти проекты, почему общество не видит знаковых фигур, отстаивающих эти идеи? Может, их просто нет, и все сказанное выше — утопия? Нет, такие силы и такие фигуры есть. В странах православной традиции, в Сербии, Греции, Украине, есть церковные и политические лидеры, прекрасно понимающие жизненную необходимость консолидации и структурирования православного мира и ключевую роль Росси в этом процессе. Можно привести в пример Черногорского митрополита Амфилохия, Афинского архиепископа Христодула и многих других. Но, действительно, безальтернативная, принципиальная идея единства и субъектности православной цивилизации не подкреплена на экспертно-политологическом уровне. Абсурдно, но факт: Русская Церковь и православное экспертное сообщество лишены в России полноценного доступа к информационным ресурсам, идеи православной составляющей в политике намеренно маргинализированы.

Поэтому важнейшим являются вопросы и работы с существующими общественно-политическими силами, и воспитания православной политической, экономической и экспертно-журналистской элиты. У нас есть священники и проповедники, но почти нет грамотных православных политиков, аналитиков и журналистов, предпринимателей, которые не только руководствуются православной этикой, но и осознают, что инвестировать в Православие — это не только выделять средства на золочение куполов, но вкладываться в интеллектуальные и информационные ресурсы. МАП может стать местом постоянных рабочих встреч не только парламентариев, но и политологов, аналитиков, журналистов. Вызовы православной цивилизации, не будучи отражёнными, могут выбросить православие на обочину истории. В этом случае наши народы потеряют историческую память и национальное самосознание, а государства — суверенитет.

Пока не поздно, православные народы могут и должны выступить вместе. Православный мир как никогда нуждается в обретении субъектности.

Оцените эту статью
2256 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 0

Читайте также:

Автор: Владимир Мейлицев
30 Ноября 2004
ЯДЕРНАЯ ТРИАДА:...

ЯДЕРНАЯ ТРИАДА:...

Автор: Андрей Борцов
30 Ноября 2004

ЭРА СПРАВЕДЛИВОСТИ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание