28 февраля 2020 14:11 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

БУДЬ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ, В КАКОМ СПЕЦИАЛЬНОМ ПОДРАЗДЕЛЕНИИ ВЫ БЫ ХОТЕЛИ СЛУЖИТЬ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Антитеррор

НЕУЛОВИМЫЙ ПЕРЕВОДЧИК

31 Октября 2004

В конце октября – начале ноября исламские террористы резко активизировали свою деятельность в Дагестане.

По тем данным, которые имеются в распоряжении следствия на сей день, на тот момент во многих районах Дагестана почти полностью была восстановлена структура «подполья», которое уже в начале ноября должно было отработать деньги, выделяемые высокими покровителями террора на «джихад» и осуществить несколько масштабных террористических актов как в самом Дагестане, так и за его пределами. Лишь последовательность счастливых случаев позволила предотвратить новый виток террора, но, как нередко бывает, в сети попались в лучшем случае рядовые исполнители.

События начались около 19 часов 2 ноября, когда на платной автостоянке в центре Махачкалы, на углу улиц Акушинского и Пржевальского, неподалеку от школы № 40, взорвалась машина «Москвич-412». Сразу же после взрыва (мощностью примерно 25 килограммов в тротиловом эквиваленте) начался пожар, от которого, помимо «Москвича», сгорели 10 автомобилей и еще 20 были повреждены. Человек, сидевший в машине, погиб. Находившиеся рядом с машиной 40-летний сторож автостоянки и его 10-летний сын получили серьезные ранения. Также взрывной волной выбило стекла в соседних пятиэтажных домах и разворотило два ларька.

Поначалу следствие придерживалось мнения, что взрыв «Москвича» стал итогом обычной криминальной «разборки», а сидевший в нем человек – жертва сведения счетов со своими коллегами. Однако при осмотре места происшествия на обгоревших останках был найден столь же обгоревший паспорт на имя 28-летнего жителя села Новогрозненское Гудермесского района Чечни Асламбека Асхабова. Ситуация начала проясняться – этот человек давно был известен милиции и спецслужбам как активный ваххабит и боевик, более двух лет находившийся в федеральном розыске. Едва ли он стал бы взрывать себя, тем более на малолюдной автостоянке в вечерней Махачкале. Следовательно, бандит явно готовился взорвать кого-то еще, но допустил какую-то ошибку в снаряжении взрывного устройства, заложенного в багажнике, и привел его в действие раньше времени. По оперативным данным, именно Асхабов за неделю до взрыва подогнал к махачкалинской газораспределительной станции бежевую «шестерку», в которой находилось самодельное взрывное устройство, состоящее из 16 выстрелов к гранатомету, капронового мешка с алюминиевой пудрой и инициирующего заряда тротила. Опять же только по счастливой случайности заминированную машину удалось вовремя обезвредить.

Уже тот факт, что ваххабит из Чечни оказался в Махачкале, да еще и со взрывным устройством, подсказал сотрудникам дагестанского УФСБ, что в ближайшее время должна была произойти какая-то крупная бандитская вылазка, наподобие атаки на Ингушетию в июне или на Грозный в августе. Ясно стало также, что этот непреднамеренный взрыв спугнул террористов и атака, намеченная ими на какой-то конкретный срок, будет осуществлена либо в ближайшие несколько дней, либо никогда. Как показали дальнейшие события, ваххабиты пытались направить события по первому варианту, но в полной мере им это далеко не удалось.

В начале седьмого вечера 3 ноября бандиты предприняли попытку покушения на начальника дагестанского отделения Пенсионного фонда России Амучи Амутинова. Заминированный автомобиль «Ока», снаряженный примерно 5 килограммами тротила, а также металлическими шариками и цилиндриками, предназначенными на роль поражающих элементов, взорвался именно в тот момент, когда бронированный «Мерседес» Амутинова проезжал рядом с ним. Все, кто сидел в машине Амутинова, включая его самого, не пострадали благодаря хорошему бронированию машины. От «Оки» практически ничего не осталось, что дает представление о силе взрыва. Так как покушение было предпринято в достаточно поздний час, на улице было мало прохожих и по счастливой случайности никто не пострадал.

По этим двум взрывам была проделана следственная работа, и уже через несколько дней оперативники выяснили, кто стоит за активизацией ваххабитов в Дагестане. Им оказался Расул Макашарипов, известный также по кличке «Муслим», бывший переводчиком Шамиля Басаева во время нападения объединенных банд Басаева и Хаттаба на Дагестан осенью 1999 года. Тогда он принимал самое непосредственное участие в атаке на Новолакский район, был арестован в 2000 году, отстаивал на суде свои ваххабитские убеждения и был приговорен к шести с половиной годам лишения свободы, но вскоре… освобожден по амнистии.

Надо ли говорить, что подобная «добросердечность» российских судебных властей стала настоящим подарком как для него, так и для его «спонсоров». В общей сложности до ареста и после него бандгруппа, которой командовал Макашарипов, уничтожила не менее 32 дагестанских милиционеров и оперативников ФСБ. Только тогда, когда была твердо установлена его причастность к двум последним взрывам в Махачкале, расследование пошло более активно и к вечеру 9 ноября поступила оперативная информация о том, что трое вооруженных боевиков, среди которых, по всей вероятности, находится и Расул Макашарипов, находятся в одной из квартир на втором этаже девятиэтажного жилого дома на улице Перова, что в Сепараторном поселке Махачкалы.

И милиционеры, и чекисты прекрасно понимали, что второй раз Макашарипов на амнистию рассчитывать не будет. Поэтому для задержания ваххабита была направлена достаточно сильная группа дагестанского ОМОНа во главе с замминистра внутренних дел Дагестана полковником Муслимом Дахаевым, который в 1999 году был начальником Новолакского РОВД и умело сражался против Макашарипова, нанеся его бандитам немалый ущерб.

Наряду с такими людьми, как генералы Геннадий Трошев и Владимир Шаманов, как начальник дагестанского СОБРа Арзулум Ильясов, Муслим Дахаев в те нелегкие для Дагестана и всей России дни, когда решалась судьба российской государственности, стал харизматическим героем и символом освободительной войны, которую вели российские военные и дагестанские ополченцы против наемных «диких гусей» с Ближнего Востока и местных фанатиков, готовых ради новой «веры» и сопутствующих ей зеленых бумажек предать свои традиции и свой народ.

Но война «в чистом поле» и контртеррористическая операция – совершенно разные вещи. Отважный и грамотный «полевой командир» МВД Дагестана полковник Муслим Дахаев и его подчиненные в тот вечер, к сожалению, получили прекрасную возможность в этом убедиться.

Около полуночи группа захвата прибыла на место операции. Макашарипов сразу понял, кто и с какой целью появился во дворе, и омоновцы были встречены прицельным огнем из двух автоматов. Старший сержант Сейфула Алиахмедов погиб на месте, а Муслим Дахаев получил ранение в ногу.

Только тогда омоновцы и их начальство, не исключая и раненого замминистра, уяснили до конца, что имеют дело не с какими-то «братками», пусть даже сильными и наглыми, но, в общем, привычными «клиентами» ОМОНа, а с профессиональными террористами, требующими к себе совершенно иного подхода. Омоновцы начали спешно эвакуировать жителей из дома, вокруг района установили оцепление, была подтянута бронетехника, а главное – наконец догадались вызвать сотрудников регионального подразделения по борьбе с терроризмом.

После того, как все приготовления были закончены, бойцы антитеррора при поддержке ОМОНа примерно в 4 часа утра начали штурм квартиры. К удивлению и разочарованию штурмующих, когда они ворвались в квартиру, там… уже никого не было. По всей видимости, бандиты переоделись в «цивильные» спортивные костюмы еще до штурма и покинули дом вместе с эвакуированными жителями, «замешавшись» в их ряды.

Согласно другой информации, для «маскарада» ваххабиты использовали даже милицейскую форму и впоследствии имитировали обеспечение эвакуации жителей дома. Эта версия, впрочем, представлялась бы не слишком вероятной, если бы не тот факт, что… оружия в квартире тоже не оказалось. Боевики унесли его с собой, оставив «на память» лишь самодельное взрывное устройство и ваххабитскую литературу, которые им, в отличие от автоматов, едва ли удалось бы выдать за обязательные атрибуты честных сотрудников милиции.

Версия же событий, которую отстаивает другой замминистра внутренних дел Дагестана, Магомед Омаров, и которая гласит, что ваххабиты «прижали наших людей огнем и в суматохе скрылись», либо не выдерживает никакой критики, либо, в случае правдивости, мягко говоря, не делает чести правоохранительным органам Дагестана.

В придачу к скудным трофеям, правда, в руки оперативников попали две женщины (одна из них – гражданская жена Макашарипова), которые активно помогали бандитам уйти от задержания. По итогам работы с женщинами чеченские и дагестанские связи Макашарипова удалось еще немного распутать.

И уже в половине девятого вечера 11 ноября в Хасавюрте, напротив универмага на улице Тотурбиева патруль попытался остановить машину ВАЗ-2107, соответствующую предположительной ориентировке. Водитель прибавил скорости, и началась погоня по всем законам жанра, которая, впрочем, длилась недолго, так как в машине что-то взорвалось. Пассажир, который и держал в руках что-то взрывчатое, видимо, собираясь применить это против милиционеров, скончался на месте. Шофер, получивший осколочные ранения головы и тяжелые ожоги лица и рук, тем не менее, резво выскочил из взорвавшейся машины и попытался убежать, но был задержан. Почему он так не хотел пересекаться с правоохранительными органами, показал осмотр машины – в ней нашли детали пистолета Макарова, 15 (по другим данным – аж 175) автоматных патронов, один выстрел к подствольному гранатомету ВОГ-25, 2 килограмма алюминиевой пудры, используемой боевиками для изготовления самодельных взрывчатых смесей, и 2 пары обгоревших резиновых перчаток.

Первичный допрос раненого ваххабита и идентификация трупа показали, что убитый и раненый – родные братья, 26-летний Зайнудин и 25-летний Хаджимурад Гереевы. Оба давно были известны оперативникам как последовательные ваххабиты и подозревались в налаживании связей между чеченскими эмиссарами и дагестанским подпольем, в которое ушли сторонники «чистого ислама» после войны 1999 года. Но вплоть погони и взрыва предъявить им конкретные обвинения никак не удавалось.

Вся эта история с Макашариповым и его агентами еще раз подтверждает универсальность и абсолютность аксиомы, что борьба с террором – исключительно сложное и рискованное дело, которое при любых обстоятельствах должно быть поручено только профессионалам и никому больше. Даже очень грамотные специалисты с основательной армейской или милицейской подготовкой не имеют серьезных шансов в противостоянии с профессиональными террористами. Это лишний раз было подтверждено ночью 9 ноября в Махачкале.

Оцените эту статью
1594 просмотра
нет комментариев
Рейтинг: 3.5

Читайте также:

31 Октября 2004

ХРОНИКА ТЕРРОРА

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание