23 апреля 2024 03:58 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

АРХИВ НОМЕРОВ

Журнал «Разведчикъ»

Автор: ДМИТРИЙ КОНЯХИН
ЗАСТАВА ГЕРОЕВ

18 Марта 2024
ЗАСТАВА ГЕРОЕВ
Фото: 13 июля 1993 года российским пограничникам, охранявшим южные рубежи Таджикистана, пришлось столкнуться с многократно превосходившими силами афганских «моджахедов»

«СНИМАЙ, ДИМА! ВСЁ СНИМАЙ! ЭТО ВСЕ ДОЛЖНЫ УВИДЕТЬ...»

Тридцать лет назад в районе кишлака Саригор на таджикско-афганской границе наши пограничники совершили подвиг. Более одиннадцати часов они вели неравный бой со значительно превосходящими силами афганских моджахедов.

Тогда погибли двадцать пять героев. Восемнадцать израненных, но не сломленных бойцов вышли к своим. Лейтенант Андрей Мерзликин доложил начальнику погранотряда: «Товарищ подполковник, личный состав двенадцатой заставы, оставшийся в живых, находится перед вами…»

С тех пор видео, снятое мной 13 июля 1993 года, посмотрели миллионы зрителей по всему миру. Эти кадры были включены в новостные выпуски ведущих телекомпаний. Они размещены на десятках сайтов, вошли в документальные и художественные фильмы. Обычно такая хроникальная вставка поясняется краткой ремаркой — «уникальные кадры, снятые военным кинооператором».

Сержант Сергей Сущенко остался прикрывать отход товарищей. Гранатами закидал обступивших его врагов и сам подорвал себя вместе с ними. Посмертно удостоен звания Героя России

Через объектив своей репортажной видеокамеры я увидел события, которые сегодня без всяких оговорок стали историей. Много лет дружу с героями 12-й заставы. Понял многие вещи, которые для кого-то до наших дней остаются загадкой.

Спустя три десятилетия хочу рассказать о том, что я увидел своими глазами в 1993 году на границе с Афганистаном.

ИЗРАНЕННАЯ КРЕПОСТЬ

В середине июня 1993 года я и мой товарищ Александр Зданович находились в командировке в Республике Таджикистан. В то время мы были сотрудниками Центра общественных связей Министерства безопасности России. Пограничники попросили подготовить материалы о работе Группы российских погранвойск в Таджикистане для телевидения и центральных российских СМИ.

Мы остановили свой выбор на 11-й заставе «Баг» Московского погранотряда. В июне 1993 года это подразделение было самым воюющим на всем участке таджикско-афганской границы.

Ежедневные минометные обстрелы были хоть и раздражающей, но не главной неприятностью которую «вовчики» (так во время гражданской войны называли исламских боевиков-ваххабитов, сторонников таджикской оппозиции) доставляли нашим ребятам.

Частенько 11-я застава «Баг» попадала под пулеметный огонь моджахедов из соседнего Афганистана. В этом случае для того, чтобы открыть ответный огонь, нужно было получить множество начальственных санкций вплоть до согласования ответных действий с Москвой. Жизненный опыт показывал, что на эти доклады уходило драгоценное в боевой обстановке время. Самые отчаянные и дерзкие офицеры порой шли на военную хитрость и докладывали о случившемся лишь после того, как огневая точка противника была подавлена ответным огнем.

Серьезные боестолкновения на участке 11-й заставы происходили примерно раз в десять дней. Оборона была организована самым тщательным образом. На господствующих высотах наши друзья-офицеры десантно-штурмовой группы Московского отряда Николай Фархутдинов и Дмитрий Разумовский (тот самый, что геройски погибнет в Беслане) организовали опорные пункты с окопами в человеческий рост, накрытыми листами металлического профиля.

На самой заставе постоянно дежурили танк из 201-й дивизии и минометная батарея из Московского погранотряда.

Здание заставы было изрешечено осколками, крыша проломлена от попадания мин. Несмотря на все нападки врагов, эта маленькая, израненная крепость выстояла. Не сговариваясь, мы решили назвать наш новый материал «Заграничные заставы».

«ЛЯЛЬКА»

В эту командировку я взял новую портативную видеокамеру «видео-8». При переездах на броне я укутывал ее в несколько слоев плотной ткани, затем помещал в крепкий полиэтиленовый мешок, в котором было аккуратно прорезано отверстие для объектива. Только так можно было защитить хрупкую аппаратуру от всепроникающей дорожной пыли.

Герой России Андрей Мерзликин

Во время движения по каменистым горным дорогам камеру приходилось нянчить, нежно держать в руках. Аккумуляторы, кассеты, портативный свет и микрофон я прятал в многочисленных карманах своего камуфляжа.

Мы жили с пограничниками общими заботами и тревогами. Съемки носили репортажный характер, и воспринимались как обычное дело, как фото на память в свободную минуту.

Пафосных текстов перед объективом никто не произносил. Мы снимали жизнь, как она есть. Мой тезка, острый на язык начальник 11-й заставы Дима Бусурин, посмеивался надо мной, когда я приходил с границы, бережно, как младенца, держа на руках тщательно закутанную камеру.

— Опять свою ляльку нянчил?

— Она капризная. Привыкла к рукам. Никак без меня не может, — отшучивался я.

«ГЕРМАНЦЫ»

25 мая 1993 года между Россией и Таджикистаном было подписано соглашение «О правовом статусе погранвойск РФ, находящихся на территории РТ». Этим документом Таджикистан делегировал полномочия по охране границы с Афганистаном пограничным войскам России.

Летом 1993-го в наших погранвойсках был острый кадровый голод. После распада Советского Союза призыв на срочную службу резко сократился. Порой подразделения были укомплектованы личным составом лишь на сорок процентов.

В Группе российских погранвойск в Таджикистане проблему нехватки кадров решали, призывая на срочную службу таджикскую молодежь (об этом удалось договориться с властями республики).

Надежды на контрактников из России быстро иссякли. На границу устремился поток странных личностей, которых ничего, кроме денег и выпивки, не интересовало.

Деньги очень быстро заканчивались, и «Ванька-война», никем непонятый, неожиданно уезжал домой, так и не приступив к выполнению тяжелой воинской службы.

Редкие минуты отдыха пограничников ДШМГ Московского пограничного отряда. Это те самые «германцы», они оказались очень хорошими воинами

Неожиданно подкрепление прибыло на таджикско-афганскую границу из Германии. Как раз в этот период шла активная фаза вывода войск из ЗГВ. На душанбинском аэродроме стали один за другим приземляться транспортные самолеты, из которых выходили слегка ошарашенные солдаты, одетые в военную форму различных родов войск.

Пограничникам отдали, в первую очередь, сорвиголов и бузотеров, с которыми собственные командиры хлебнули лиха. Парням сказали, что их командируют в Россию для охраны особо важного стратегического объекта.

Пополнение быстро переодели в пограничный камуфляж и распределили по отрядам. Кто-то в шутку прозвал приехавших на границу «германцами».

Новички быстро освоились на границе. Многих из них отобрали для службы в десантно-штурмовых заставах Московского отряда.

Начальники застав, капитан Фархутдинов и старший лейтенант Разумовский хорошо отзывались о «германцах». Что касается особенностей биографий прибывших солдат, то на это никто внимания не обращал.

Боевая подготовка занимала практически все свободное время. Все было подчинено законам войны, которые не терпят слабости духа и не прощают расхлябанности и непродуманных решений.

Сержант Юрий Кологреев писал в феврале 1993-го в далекую Ульяновскую область: «Здравствуй дорогой Папа! Привет из Таджикистана. Пишет тебе твой сын Юра. Шесть месяцев осталось до моего приказа. Ничего. Дотерпим. В погранвойсках служба идет лучше, чем в Германии.

Будущий Герой России и Беслана Дмитрий Разумовский. В 1993 году он проявил мужество и героизм в боях на подступах к соседней 11‑й заставе

Офицеров здесь всего двое. Нормальные мужики. Ходим в РПГ. Один раз взяли 19 афганцев, которые мыли золото. Привели на заставу…»

Через пять месяцев Кологреев геройски погибнет на 12-й заставе в бою с бандитами. Его удостоили ордена «За личное мужество». Посмертно.

По своему национальному составу российские пограничные отряды в Таджикистане стали очень напоминать Советскую Армию. Здесь можно было встретить украинцев, белорусов, узбеков, таджиков, лезгин и солдат множества других национальностей. 12-я застава Московского отряда исключением из сложившегося порядка не была.

СЕРГЕЙ, ВАНЯ, МИРБАКО И ДРУГИЕ

Среди оставшихся в живых бойцов 12-й заставы мне особенно запомнился русский парень крепкого телосложения с нательным крестиком на шее. Когда я снимал строй плачущих после выхода из боя солдат, невольно обратил на него внимание.

В строю гордо стоял высокий статный парень с усами, лет двадцати пяти на вид. Слез на его глазах не было. Он старался как-то поддержать своих израненных и контуженых товарищей. Говорил им, что все уже позади, хотя на слова был весьма скуп: «Нормально все, пацаны! Все… Вышли к своим…»

Позже я узнал, что это сержант-срочник Сергей Евланов. Солдаты дали ему прозвище «Железный Евлан» за необычайную силу и суровый характер. Оказалось, что Сергей получил в бою под Саригором тяжелое ранение, но не показывал вида, что держится на ногах из последних сил. Сегодня он — Герой России.

Родом Евланов из-под Кургана. Окончил ПТУ в рабочем поселке Варгаши. Учился на механизатора. Был чемпионом области по боксу среди учащихся профтехучилищ.

В декабре 1991 года Сергея призвали в погранвойска. На заставу «Саригор» он приехал после окончания школы сержантов примерно за год до трагедии.

В районе, где вёл жестокий бой с «духами» Владимир Елизаров (на фото слева) с товарищами, было найдено свыше десяти трупов бандитов, хотя многих своих «моджахеды» унесли с собой

Первый подробный рассказ участника боя я услышал 15 июля 1993 года в душанбинском госпитале от брата погибшего начальника 12-й заставы Михаила Майбороды, Ивана.

Ваня был очень возбужден. Меньше двух суток прошло с окончания боя. Снимали интервью во дворе госпиталя. Мы не хотели мешать ребятам приходить в себя после страшных потрясений.

Майборода вышел к нам в синей госпитальной пижаме. Изорванную и опаленную огнем форму у ребят забрали в приемном покое. Сказали, что при выписке выдадут все новое.

Иван Майборода, как и его брат Михаил, родился в Алма-Ате. Осенью 1993-го он ждал повестку из военкомата. Служить не возражал, но ему очень хотелось быть солдатом российской армии.

В письмах старшему сыну Михаилу мать рассказывала, что Ванечка отбивается от рук. В казахскую армию идти не хочет, связался с плохой компанией, стал поздно приходить домой.

После раздумий Михаил решил вызвать брата к себе в Таджикистан. Получив прописку в Московском погранотряде, Иван смог бы на общих основаниях в осенний призыв пойти служить в российские пограничные войска.

Михаил разместил брата на заставе вместе с собой, но это продолжалось недолго. Вскоре Иван взмолился. Упросил брата поселить его в казарму, чтобы жить, как рядовой пограничник, без всяких льгот и привилегий.

Младшему Майбороде нашли комплект полевой формы, и он под присмотром сурового сержанта Евланова стал познавать все премудрости пограничной службы.

Сперва Ивана привлекали лишь к хозяйственным нарядам. Парень очень быстро освоился, и вскоре стал вместе с опытными пограничниками ходить в наряды по охране границы, как стажер.

Весть о том, что на 12-й появился неучтенный новобранец, быстро дошла до отрядного начальства. Михаила немного пропесочили для порядка, но в итоге решили оставить все как есть до призывной кампании, чтобы оформить по закону.

Ваня мысленно был еще на заставе. Говорил очень нервно, порой срываясь на крик. Когда речь заходила о погибшем брате Михаиле, на глазах у парня выступали слезы, и он начинал причитать:

— Я буду мстить… Я их убивать буду… Я буду воевать в ДШ… Только в ДШ…

Несмотря на то, что эмоции зашкаливали, Ваня не терял логику повествования. Рассказал о том, как приехал на заставу, про подвиг погибшего рядового Борина, как героически сражался с бандитами Железный Евлан, про кинолога Елизарова, которому изверги отрезали голову.

За тридцать лет, прошедшие с тех памятных дней, я запомнил этот рассказ, как самый подробный и искренний из тех, что мне довелось услышать в дальнейшем.

Я впервые узнал про подвиг Мирбако Додоколонова — молодого солдата, призванного из Таджикистана.

— Додоколонов… Ему Героя надо давать… Если бы не он, нам всем хана…

Мирбако не прослужил на заставе и двух месяцев. Девятнадцатилетний парень пришел в российские погранвойска после окончания ПТУ. Он выучился на телемастера. Профессия в родном кишлаке редкая и уважаемая. Русским языком он владел с большим трудом. Все понимали, что это поправимо. Дело времени.

Отличительной чертой молодого солдата был загар в форме майки, которую рядовой Додоколонов не снимал даже в самую сильную жару.

Атлетическим телосложением Мирбако не отличался. Вскоре к нему прилипло прозвище Додик. Ничего обидного и унизительного в этом не было. Почти у каждого на заставе был свой «позывной», как правило, происходящий от сокращения фамилии. Исключение составлял лишь начальник заставы Михаил Майборода. Подчиненные негласно наградили его уважительным титулом «Патрон».

Под огнём врага Мирбако Додоколонов принёс боеприпасы, которых хватило, чтобы отбить ещё несколько атак боевиков. Герой ждал многие годы, чтобы получить паспорт гражданина РФ

13 июля в разгар боя у пограничников стали заканчиваться боеприпасы. Ситуация была критической. Защитники заставы несколько раз пытались прорваться к ДОСу. Там у лейтенанта Андрея Мерзликина хранился резерв для проведения учебных стрельб.

Плотным огнем бандиты прижимали наших ребят к земле. Рядовой Додоколонов оказался единственным, кому удалось добраться до заветной цели. Считанные минуты его отсутствия показались защитникам заставы вечностью. Все решили, что Мирбако погиб.

Вдруг неожиданно в окопе появился с цинком автоматных патронов в руках запыхавшийся, перепачканный гарью Додик. Удивлению и радости солдат не было предела. Пограничники молниеносно снарядили пустые магазины автоматов. Сражение вспыхнуло с новой силой.

ПРОДОЛЖЕНИЕ.

 

Оцените эту статью
709 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 4

Читайте также:

Автор: ДМИТРИЙ КОНЯХИН
18 Марта 2024
ЗАСТАВА ГЕРОЕВ - 2

ЗАСТАВА ГЕРОЕВ - 2

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание