22 сентября 2021 05:13 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

КАКАЯ ИЗ СИЛОВЫХ СТРУКТУР ВЫЗЫВАЕТ У ВАС НАИБОЛЬШЕЕ ДОВЕРИЕ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Главная тема

Автор: ПАВЕЛ ЕВДОКИМОВ
ГИБЕЛЬ ИМПЕРИИ - 3

31 Июля 2021
ГИБЕЛЬ ИМПЕРИИ - 3
Фото: Танкист на «броне», обалдевший от происходящих событий, читает обращение «К гражданам России», под которым стоят подписи Бориса Ельцина, Ивана Силаева и Руслана Хасбулатова

ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО.

РОЛЬ МАРШАЛА ЯЗОВА

Уже находясь под арестом в доме отдыха «Сенеж», маршал Язов на первом допросе 22 августа каялся: «Готов провалиться сквозь землю. Чувствую себя бесконечно виноватым перед Михаилом Сергеевичем лично, перед Раисой Максимовной, бесконечно виноват перед народом, партией…»

Позднее Дмитрий Тимофеевич говорил, что за все время после того, как был образован ГКЧП, он издал всего два документа. Первый: привести войска в повышенную боевую готовность. И второй — о том, чтобы вывести войска из Москвы 21 августа.

Сторонники Бориса Ельцина и Верховного Совета России пытаются агитировать военных, оказавшихся один на один с толпой. Район Манежа и Александровского сада.  19 августа 1991 года

Тогда зададимся вопросом: а чего, собственно, не сделал маршал Язов? И почему позднее Дмитрий Тимофеевич каялся перед генералом Ачаловым? «Извини меня, старого дурака, за то, что втянул тебя в эти дела».

«Я говорю: «Не за то извиняетесь, Дмитрий Тимофеевич… Вам бы надо было сесть тогда в кресло, откатиться в угол, а перед тем, как заснуть, сказать: «Товарищ Ачалов, действуйте!» У меня же было семь воздушно-десантных дивизий в тот момент! Но… не сказал», — вспоминал Ачалов в одном из интервью.

Так вот, оказывается, утром 19 августа министр обороны, как уважаемый человек в летах, «политический тяжеловес» (выражаясь современным языком), должен был сопроводить Ельцина для переговоров относительно поддержки ГКЧП. Естественно, не один — вместе с бойцами Группы «А».

В книге Руслана Хасбулатова «Полураспад СССР. Как развалили сверхдержаву» приводится любопытная цитата, которая свидетельствует о намерениях ГКЧП в отношении президента России.

«Уверен, что с Ельциным мы сумеем договориться, — говорил накоротке Крючков. — Он хоть и не очень умный мужик, но ориентируется ловко — быстро поймет, что другого выхода у него нет, кроме как сотрудничать с нами — иначе потеряет все».

Однако Борису Николаевичу дали возможность спокойно уехать в Москву.

Вице-президент Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» полковник Владимир Зайцев:

— Ситуация была такая. 19 августа 1991 года. Район Калужского шоссе. Накануне мы прибыли в район Архангельского, нам говорят: «Заходите с той стороны реки, переходите ее вброд». Я съездил, посмотрел: «Вы офигели, мы же мокрые все будем!» А речка там красивая, Сосенка. Приток Десны.

Объясняю, что там на КПП дежурят два милиционера, я своих сотрудников Группы «А» переодеваю — «подполковник», «майор» и два «капитана» в милицейской форме. Если будет команда, я подъезжаю спокойно, они заходят на это КПП, оружие забираем, и вместе с ними осуществляем охрану. А мы в это время идем к Борису Николаевичу, и — все!

Так бы и получилось. Вышел Александр Кулеш, когда мы туда подъехали, и обращается ко мне: «Кто такие?» А мы без знаков различия, в «распятненке». Отвечаю: «Спецназ ВДВ», показываю удостоверение.

Кулеш посмотрел-посмотрел на меня, а мы где-то на соревнованиях или еще где-то встречались, и говорит: «Случайно не с «А»? — «Если только случайно». — «Мужики, мы все свои, вы нас-то не перебейте в случае чего».

Ну, а потом Сергей Гончаров подходит, а они были знакомы, и тут ему, Кулешу, совсем все стало ясно. Коржаков, естественно, ничего не написал об этом в своей книге. И Ельцин не знал этих «героических» подробностей.

Декоративная «защита от снайперов». На балконе Белого дома руководители РСФСР: президент Борис Ельцин, Государственный секретарь Геннадий Бурбулис, вице-президент, Герой Советского Союза генерал Александр Руцкой и председатель Совета Министров Иван Силаев

Ладно, ждем команды. Нам сообщили, что должен подъехать министр обороны маршал Дмитрий Язов. После этого мы берем Бориса Николаевича и сажаем его с Язовым в ЗИЛ (нам его специально предоставили), затем доставляем его в Завидово для переговоров с высшим руководством страны.

И ничего бы в Белом доме не было! Ни эффектного выступления Бориса Николаевича на танке днем 19 августа, ни баррикад вокруг Дома Совета и в Чайковском тоннеле на Садовом кольце, где погибли трое сторонников Ельцина. Не дошло бы до всего этого.

А что было? Мы бы тихо зашли на территорию дачи и сказали, что у нас приказ: «Отвезти Бориса Николаевича для разговора с высшим руководством страны. Вот Язов приехал, вот ЗИЛ, садитесь, остальная ваша охрана — к нам в автобус, и мы поехали».

Я на 100 % уверен, что никакой бы стрельбы не последовало. Спокойно бы сопроводили Бориса Николаевича, но маршал Язов почему-то не приехал… Потом мне дали команду, когда Ельцин уже выехал с объекта в Москву, ловить Геннадия Бурбулиса — одного из ближайших соратников Ельцина, государственного секретаря РСФСР. Но это уже другая история.

«ЖДИТЕ УКАЗАНИЙ»

Окружив Архангельское, сотрудники Группы «А» переночевали в лесу, где пекли картошку, и встретили рассвет, который, оказалось, был закатом… всей советской эпохи.

Состоявшийся контакт офицеров «Альфы» с охраной Ельцина, опознавших в «десантниках» бойцов спецназа КГБ, не оставил Ельцину иллюзий относительно дальнейших возможных событий. И он делает «ход конем».

Вернемся к карпухинской записке: «Около 8 часов президент РСФСР т. Ельцин Б. Н. попросил усилить охрану дачного комплекса в связи с создавшейся обстановкой. Учитывая, что охранные мероприятия оговаривались в МО СССР, эти обстоятельства стали нам известны и мой заместитель т. Зайцев В. Н. вступил в контакт с начальником охраны президента РСФСР. С ним было определено, что сотрудники Группы усилили внешние посты охраны, а внутренние останутся за охраной президента РСФСР».

Однако продолжаться такое «двоевластие» долго не могло: обе стороны понимали, что в случае приказа бойцы Группы «А» решат дело в считанные минуты. Да, в тот момент они были готовы действовать четко и решительно, поскольку ничего не предвещало начала гражданской войны.

Почетный президент Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» полковник Сергей Гончаров:

— Информация о нашем присутствии возле Архангельского быстро дошла до Коржакова. Говорю: «Фёдорыч, звони опять! Все понимают, что нас уже расшифровали!» Карпухин выходит на руководство. Ему формулируют новый приказ: «Выдвигайтесь на позиции варианта № 2» — это по захвату в момент выдвижения. Снимаем ребят, садимся опять в машины и выдвигаемся километра на два, начинаем маскироваться. Но как это сделать такому количеству вооруженных людей? Деревенские на нас смотрели с явной опаской, не выходили даже за водой…

Ладно. Проработали операцию, как блокировать выдвижение, и Карпухин доложил о готовности. Было 6 часов — светло, все видно, в Москву поток машин идет. Из штаба опять: «Ждите указаний, будет приказ!»

Стихийное сооружение баррикад вокруг Белого дома (Дома Советов) — места нахождения президента России и Верховного Совета РСФСР. 19 августа 1991 года

Тем временем к Архангельскому начали стягиваться служебные машины с охраной. Видим, какие-то большие чины. Послали нашу разведку. Оказывается, это прибыли Хасбулатов, Полторанин и кто-то еще. Докладываем. Нам опять: «Ждите указаний!» Все! Мы не понимаем, что от нас хотят и как проводить операцию!

Проходит еще время, наши разведчики сообщают: «Колонна — два бронированных ЗИЛа, две «Волги» с охраной Ельцина и прибывших туда лиц выдвигается на трассу. Готовьтесь к операции!» Карпухин звонит в очередной раз в штаб и слышит: «Ждите команды!» — «Что ждать, колонна через пять минут проедет!» — «Ждите команды!» Когда мы уже их увидели, Фёдорыч опять сдергивает трубку. Ему опять: «Ждите команды!»

Деятели ГКЧП, включая Крючкова, внятного ответа на этот вопрос так и не дали. Очевидно, что никто из его организаторов не рискнул взять ответственность на себя. Не нашлось человека калибра Валентина Ивановича Варенникова, но тот находился в Киеве и не мог повлиять на развитие событий.

Или, быть может, шла какая-то сложная двойная или тройная игра. Не знаю, мне сложно судить… Последний глава Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов в интервью российской прессе сообщал, что ГКЧП был создан на совещании у Горбачёва 28 марта 1991 года. А Геннадий Янаев говорил, что документы ГКЧП были разработаны по поручению все того же Горбачёва.

После того, как картеж Ельцина на большой скорости проследовал мимо нас, Карпухин обращается к руководству: «Что теперь делать?» — «Подождите, мы перезвоним!» Буквально через пять минут следует вводная: «Возьмите частью ваших офицеров под охрану Архангельское». — «Зачем?!» — «Выполняйте, что вам сказали! Остальные — в подразделение!»

Вновь обратимся к записке генерала Карпухина: «Примерно в 9.50 с территории дачного комплекса выехали машины с пассажирами и проследовали в направлении г. Москвы. Было принято решение оставить 15 человек во главе с т. Гончаровым, остальные были отправлены на место постоянной дислокации.

В 11.00 я прибыл на совещание к начальнику управления, где он собрал весь руководящий состав. На совещании была обрисована сложившаяся в стране к этому времени обстановка. Было принято решение продолжать работу в усиленном режиме. Провели боевой расчет по усиленному варианту несения службы».

Время, когда ГКЧП мог победить, было бездарно упущено. Ельцину было дано драгоценное время, чтобы пережить шок, мобилизовать своих сторонников и приступить к активным действиям.

Поздним утром 19 августа сотрудники Группы «А» возвратились к месту постоянной дислокации.

Из последнего интервью Виктора Карпухина: «Я сам был поражен, что в Москву введена боевая техника, я тоже об этом ничего не знал, хотя я предварительно был на совещании в Генштабе. Как-то это мимо меня прошло. Я выдвигался по метромосту, там танки уткнулись какие-то, не смогли повернуть. Я по-человечески был удивлен, думал: зачем все это нужно? И когда приехал, это все рассказал — по дорогам невозможно проехать, народ крайне возбужден («Коммерсант-Власть», 31 марта 2003 года).

Трагедия государства обернулась фарсом.

«ОСУЩЕСТВИТЬ ШТУРМ БЕЛОГО ДОМА»

Несмотря на провал в Архангельском, машина ГКЧП набирала обороты. В Москву вводилась внушительная группировка армейской бронетехники. Создавалась видимость решительных действий, направленных на сохранение Союза.

Сотрудники Группы «А» прошли огонь и воду. Они хорошо знали цену жизни и смерти. Второй слева — будущий командир подразделения Александр Мирошниченко. Афганистан. Фото середины 1980-х годов

Танки, бронетранспортеры и боевые машины пехоты выехали на центральные улицы и площади. «Голубые береты» взяли под охрану Телецентр в Останкино, центральный телеграф, радиостанции и другие стратегические объекты.

Однако связь в Белом доме не была отключена — ни городская, ни междугородняя. Сторонникам Ельцина была предоставлена полная возможность организовать сопротивление в масштабах Москвы и всей страны.

Такой вот странный «путч»…

Кроме того, сам факт ввода боевой техники в Москву озлобил значительную часть населения. В городе появились баррикады, начались стихийные акции протеста. Возбужденные люди заполонили центр города. Утром это было район Манежа, Тверская улица, а со второй половины дня Белый дом.

Люди, лишившись сбережений, ограбленные в ходе денежной реформы, резкого скачка цен (в три раза выше предыдущих) и прочих шоковых мер, предпринятых в 1991 году правительством Павлова (ставленника Горбачёва), свой гнев перенесли на ГКЧП.

В народе зло шутили:

По России скачет тройка:

Мишка, Райка, перестройка.

Водка — десять, мясо — семь.

Мишка ох**л совсем!

Хотя было много и таких, кто горячо поддержал «наведение порядка», полагая, что хаосу, распаду и диктату черного рынка будет положен конец и жизнь вернется в прежнее русло. Как было до «перестройки». При Брежневе.

Но для перезапуска СССР нужен был авторитетный лидер и четкая программа по выводу страны из жестокого системного кризиса, а такового среди членов ГКЧП не было и близко. Советский проект оказался без вождя и команды.

Общество, между тем, разделилось на сторонников Кремля и Белого дома. Горбачёв, спрятавшийся в Форосе, оказался между двух лагерей и выжидал, чья возьмет — красный флаг с серпом и молотом или российский триколор.

Теперь-то мы понимаем, что это флаги одного государства-цивилизации в его разные исторические периоды: Российской империи — Советского Союза — нынешней России.

 

Командир Группы «А» КГБ СССР Виктор Карпухин

КАРПУХИН Виктор Фёдорович, родился 27 октября 1947 года в городе Луцке Украинской ССР. В 1969 году окончил с отличием Ташкентское Высшее танковое училище и получил направление в Московское пограничное училище имени Моссовета. Прошел путь от курсового офицера до командира роты боевых машин.

В составе Группы «А» КГБ СССР — с сентября 1979 года, переведен на должность заместителя начальника 4‑го отделения.
Участник штурма дворца Амина 27 декабря 1979 года. 28 апреля 1980 года капитану В. Ф. Карпухину было присвоено звание Героя Советского Союза.
В 1988 году полковник Карпухин назначен командиром Группы «А». Под его руководством сотрудники подразделения освобождали заложников в разных городах страны.
После событий августа 1991 года генерал-майор В. Ф. Карпухин был отстранен от должности командира Группы «А».
Скончался в ночь на 24 марта 2003 года от инфаркта в вагоне поезда «Минск-Москва». Похоронен на Николо-Архангельском кладбище Москвы.
 
 

Окончание в следующем номере. 

 

ЕВДОКИМОВ Павел Анатольевич — главный редактор газеты «Спецназ России» (с 2010 года), советник президента Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа».

Работал на руководящих должностях в центральных СМИ — газетах «Россия» и «Россiя». Был пресс-секретарем Клуба ветеранов госбезопасности.

Выезжал в командировки в горячие точки. Награжден Крестом «За службу на Кавказе», орденом преподобного Сергия Радонежского 3‑й степени (РПЦ), медалями «За боевое содружество» (МВД), «Генерал Маргелов» (МО), Пушкина, Лермонтова и Знаком «Ветеранская Слава» 2‑й степени (Международной Ассоциации «Альфа»).

Лауреат Всероссийской премии «Журналисты против террора», Премии ФСБ России.

Литературный редактор книг Героя Советского Союза Г. Н. Зайцева ««Альфа» — моя судьба» и ««Альфа»: дела и люди».

 

Площадки газеты "Спецназ России" и журнала "Разведчик" в социальных сетях:

Вконтакте: https://vk.com/specnazalpha

Фейсбук: https://www.facebook.com/AlphaSpecnaz/

Твиттер: https://twitter.com/alphaspecnaz

Инстаграм: https://www.instagram.com/specnazrossii/

Одноклассники: https://ok.ru/group/55431337410586

Телеграм: https://t.me/specnazAlpha

Свыше 150 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

Оцените эту статью
3211 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 3

Читайте также:

Автор: ПАВЕЛ ЕВДОКИМОВ
31 Июля 2021
ГИБЕЛЬ ИМПЕРИИ - 2

ГИБЕЛЬ ИМПЕРИИ - 2

Автор: ПАВЕЛ ЕВДОКИМОВ
31 Июля 2021
ГИБЕЛЬ ИМПЕРИИ

ГИБЕЛЬ ИМПЕРИИ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание