28 сентября 2021 13:55 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

КАКАЯ ИЗ СИЛОВЫХ СТРУКТУР ВЫЗЫВАЕТ У ВАС НАИБОЛЬШЕЕ ДОВЕРИЕ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Интервью

Автор: ПАВЕЛ ЕВДОКИМОВ
«ПОЛКОВНИК ВЛАДИМИР» — 2

31 Октября 2020
«ПОЛКОВНИК ВЛАДИМИР» — 2
Фото: Два антипода, два бывших соратника — президент России Борис Ельцин и председатель Верховного Совета РФ Руслан Хасбулатов

ОКОНЧАНИЕ. НАЧАЛО

ПОСЛЕДНЯЯ «СЕССИЯ» ПАРЛАМЕНТА

— В дверь вы вошли вместе с Сергеем Кузьминым. Почему вы выбрали именно его?

— Сергей по своей природе очень энергичный, подвижный, с прекрасной подготовкой и очень позитивным эмоциональным настроем. Отличный преподаватель, я даже брал у него мастер-классы. Очень коммуникабельный. Настоящий профессионал. Хотя я не могу сказать, что прямо-таки выбирал, с кем идти. Так получилось само собой.

Перед тем как идти, я снял каску «Тig». Причесался. Оружие, по моей команде, мы положили. Сделали это демонстративно, чтобы защитники Белого дома видели наши мирные намерения.

— Как вас встретили внутри? Что вы там увидели?

— Как только зашли в здание, увидели казака, который помещался за тумбой, прямо перед нами. В глаза бросилась папаха с красной ленточкой. Рядом с ним лежал паренек. Прямо на нас был направлен автомат.

Подняв голову вверх, я увидел на балконе двух мужчин. Это были генерал-полковник Альберт Макашов, в синем берете а-ля команданте Че Гевара, и генерал армии Виктор Павлович Баранников — министр госбезопасности по версии Белого дома.

— Бывший соратник Ельцина… Недавний шеф госбез­опасности.

— И вот он обращается ко мне: «Вы кто, представьтесь» — «Командир одного из подразделений Группы «А»». — «Воинское звание?» — «Подполковник». — «Как вас зовут?» — «Владимир». — «Кто ваш командир?» — «Зайцев Геннадий Николаевич». — «Знаю его хорошо».

Когда я произнес «Альфа», то казак сразу же положил автомат. Стали подниматься, на лестнице стоял молодой человек в беретке. В руках у него был пистолет Макарова на боевом взводе. Проходя мимо, я поставил пистолет на предохранитель: «Не застрелитесь». — «Спасибо», — тихо ответил он.

Глава Службы безопасности Президента России Александр Коржаков (слева) и начальник Главного управления охраны России Михаил Барсуков (справа)

Это прибавило уверенности в правильности выбранной линии поведения. Там были офицеры, казаки, штатские. Обычные люди, которые не вызывали агрессии или тревоги. Были убитые, я также видел следы крови.

Пока поднимались по лестнице, чтобы как-то завязать разговор и немного снизить накал, я спросил Макашова: «А вот если у вас все сложится, как вы будете все делать дальше — по конституции или по революции?» Я почувствовал, что после этого вопроса Макашов стал немного спокойнее.

«Вы хотите к руководству?» — спросил Баранников. — «Может, сначала с депутатами поговорим?» В той ситуации мне казалось, что сначала надо заручиться поддержкой депутатов, а потом уже идти к руководству Верховного Совета.

Пока шли, меня спрашивали, как дальше будут развиваться события. Я сказал, что мы не политики, и предложил подумать, как сохранить жизни людей. К нам присоединился депутат Иона Андронов. Мы прошли в зал Совета национальностей, чтобы обратиться к депутатам.

— Андронов был советником Руцкого по международным связям. Известный советский журналист-международник, репортер, писатель.

— Спасибо ему! Наш план был такой: поговорить с депутатами, заручиться их поддержкой. И если они решат, что надо покинуть здание, мы поднимемся к руководству и доведем до них это решение. А дальше пусть сами думают, как поступать.

Хочу подчеркнуть, что Виктор Павлович Баранников и Андронов сразу включились в ситуацию, они оказывали максимальное содействие в работе нашей «миссии».

— Света ведь там не было, верно?..

— Депутаты сидели со свечами. Я моментально ощутил, насколько напряженная атмосфера в зале. Ведь людям сказали, что придет «Альфа» и «положит» всех. И тут появляемся мы!

— Как вас представил Баранников?

— «Это офицеры «Альфы», — так, не вдаваясь в излишние подробности, сказал он депутатам и тем, кто находился в зале. — Они пришли безоружные. Я хорошо знаю этих ребят и верю им. У них есть предложение». После чего предоставил мне слово.

После штурма. Чёрно-белый Дом Советов… Сгоревший пассажирский транспорт и мотки спирали Бруно

…Я заметил, как при слове «Альфа» стало плохо какой-то пожилой женщине. Я стоял и говорил: «Мы являемся подразделением, которое создано для борьбы с терроризмом и организованной преступностью. Вы являетесь народными избранниками. Нам была поставлена задача овладеть Белым домом (я старался избегать слова «штурмовать», чтобы лишний раз не пугать людей), сюда мы пришли по собственной инициативе. Призываем вас остаться в живых, а политикой заниматься уже после. Наше подразделение не занимается политикой, наша задача — это спасение жизней».

Также я изложил депутатам план эвакуации: мы делаем живой коридор, сажаем всех на автобусы и доставляем к ближайшему метро. «А какие гарантии?» — раздались голоса. — «Слово офицера».

Депутаты слушали, я почувствовал, что они воспринимают мои слова. Когда я закончил говорить, ко мне подошла яркая блондинка и обняла меня. Позже стало известно, что это была знаменитая Сажи Умалатова, бросившая вызов президенту Горбачёву с трибуны Съезда народных депутатов СССР.

РАЗГОВОР С РУЦКИМ

— Заручившись поддержкой депутатов, вы направились к руководству Белого дома?

— В сопровождении Баранникова мы поднялись на пятый этаж, в кабинет, где находился вице-президент Александр Руцкой, потом подошел глава парламента Руслан Хасбулатов. Поздоровались, я снова представился и точно также изложил позицию «Альфы», а также план эвакуации.

Помню, Руцкой и Хасбулатов все допытывались, как моя фамилия. Я сказал: «Давайте ограничимся именем». Меня поддержал Баранников, сославшись на специфику работы спецслужб. В итоге они довольствовались моим званием.

ИЗ ДОСЬЕ

Руслан Хасбулатов:

«Один из вошедших парней сразу выступил вперед, сказал: «Меня зовут Володя. Руслан Имранович, я с уважением отношусь к вам. Вы — политик, сделали все, что могли. Теперь прошу вас помочь нам спасти ваших людей. Я — один из командиров «Альфы», получен приказ овладеть зданием Верховного Совета.

Я спросил: «Верно ли, Иона Ионович, что депутаты и все защитники Парламента решили принять предложение «Альфы» и покинуть здание Парламента?»

— Да, верно, Руслан Имранович. И это единственное для нас разумное решение.

— Так тому, выходит, и быть? — обратился я к остальным.

— Да, мы согласны».

Р. И. Хасбулатов. Великая российская трагедия. М., 1994 год.

 

— Скажите, Руцкой действительно попросился в американское посольство?

— Да, было такое.

— И что вы ему ответили?

— Сказал, что не знаю, примет ли его американское посольство, но Михаил Иванович Барсуков и Геннадий Николаевич Зайцев вряд ли откажут вам в общении с ними.

…В итоге договорились, что выводим всех через центральный подъезд. Оружие защитники «Белого дома» складывают при выходе. Все руководство Баранников предложил вывести через 24-й подъезд и нарисовал для нас схему, как туда подъехать. Затем проводил нас до входа, но выйти сразу не получилось — снаружи велась провокационная стрельба, со стороны гостиницы «Украина». Дождавшись, пока она прекратится, мы покинули Белый дом.

«Я знал установку наших командиров на мирное решение этой драмы. Под гарантии спецназа. Подумал: «Ну всё, пора»!» (Владимир Келехсаев)

Вернувшись к своим, я сразу же доложил о результатах переговоров Геннадию Николаевичу Зайцеву. Мгновенно были выделены автобусы, мы выстроили живой коридор. Чтобы пресечь возможность провокаций, я по мегафону обратился к людям, находящимся перед «Белым домом»: «Кто приблизится к сотрудникам ближе пяти метров, либо будет совершать провокационные действия — стреляем без предупреждения». И дал приказ: «Зарядить оружие!». Через две минуты площадка была пуста. И… процесс пошел. Погромщиков и провокаторов как ветром сдуло.

Всех, кого могли, мы вывезли. Говорят, еще были депутаты, которые не стали садиться в автобус, а уходили дворами. Лично я их не видел, но потом узнал, что им очень крепко досталось от ОМОНа.

В соответствии с планом, я подъехал на БМП к 24-му подъезду. Захожу внутрь и вижу, как какой-то парняга обыскивает Баранникова. Я попросил его отойти и забрал Виктора Павловича. Вместе с Александром Репиным мы посадили в БМП Ачалова, Дунаева, Баранникова, Полозкова и кого-то еще — кроме Руцкого и Хасбулатова, после чего доехали до нашего руководства.

Я доложил Геннадию Николаевичу Зайцеву о достигнутых результатах. Михаил Иванович Барсуков дал команду выпустить находившихся в БМП членов правительства Руцкого. Когда вышел Баранников, Барсуков с ним поздоровался и обнялся, чем я был немного удивлен.

ИЗ ДОСЬЕ

Генерал армии Михаил Барсуков:

«…Баранникова я пригласил к себе и говорю: «Виктор Павлович, если есть оружие, сдай, пожалуйста. Единственное, что я для тебя могу сделать — я не буду тебя обыскивать». — «Миша, ты же знаешь, у меня задача была только одна — чтобы не пролилась кровь». — «Это уже твое дело. И второе, документы — мне. Я тебя конвоировать не буду, пройди, пожалуйста, сам в автобус».

И Баранников сам пошел, его не сопровождали, не конвоировали. Вроде как друг был когда-то, работали вместе. Глава госбезопасности, и за столом вместе были, и на охоте. Есть чисто человеческие какие-то отношения. Так что вот это личный для меня финал 1993 года — 4-го числа…»

«На той гражданской». Интервью с М. И. Барсуковым. Газета «Спецназ России», октябрь 2019 года.

ГРАНАТА В КОРЖАКОВА

— Как в дальнейшем развивались события?

— Я снова сел в БМП и поехал обратно в Белый дом. Внутри здания находились Александр Иванович Мирошниченко, Сергей Кузьмин, Александр Михайлов и другие. Мы следили за обстановкой, ведь ситуации возникали разные. Например, Александру Михайлову пришлось вести переговоры с забаррикадировавшимися офицерами, которые были вооружены и настроены решительно. В итоге, он сумел убедить их покинуть свое укрытие и сдать оружие.

Затем, если бы не Александр Иванович Мирошниченко, то, вполне вероятно, что Коржаков закончил бы свою жизнь довольно плачевно. Ведь еще секунда, и я метнул бы гранату Ф-1.

Министр безопасности РФ (1992-1993) генерал армии Виктор Баранников

— Даже так?! А что произошло?

— А дело было так: мы шли по коридору: то светло, то темно. Видим, вдруг какой-то человек заметил нас, засуетился, и с его стороны по нам раздались пистолетные выстрелы. Достаю гранату и чеку уже вытащил, как тут Александр Иванович меня резко остановил: «Погоди, по-моему, это Коржаков». Чеку пришлось вставить обратно.

…Это потом мы узнали, что Сергея Ивановича Лысюка тоже ввели в заблуждение — когда вечером 3 октября он шел на Останкино и мог тормознуть автоколонну вооруженных сторонников Руцкого, но «Витязю» этого сделать не дали. И случилась трагедия.

Сейчас мы понимаем, что тогда кому-то была нужна кровь.

— Было ли у вас ощущение, что «Альфе» и «Вымпелу» не простят всего того, что произошло?

— Конечно! Было напряжение. Предполагал, что могут прийти арестовать, однако вряд ли бы мы угодили в тюрьму коллективно. Но ощущения, что мы приказ не выполнили — вот этого не было. Как говорит Геннадий Николаевич Зайцев: «Приказ президента мы выполнили, но по-своему, на нас крови нет».

Я считаю, что все произошедшее в тот день — заслуга командного состава подразделений. Руководители разного ранга продемонстрировали единство и проявили себя в той ситуации наилучшим возможным образом. Прежде всего, им хватило выдержки, здравого смысла и смелости… не пролить кровь!

— В фильме «Отменивший войну» Николай Бурляев рассказывает удивительный случай о вашей с ним встрече в поезде. Скажите, это просто красивый художественный вымысел или эта встреча состоялась на самом деле?

— Так все и было! Николай Петрович говорит, что долгое время хотел снять фильм о событиях 1993 года, в которых нам, офицерам «Альфы» и «Вымпела», довелось принимать участие. Так получилось, что Бурляев встретил на своем жизненном пути именно меня. Как человек творческий, Николай Петрович под таким углом зрения отразил какую-то часть этих событий.

Да, творческому человеку всегда нужен свой герой. Однако, еще раз подчеркну, что герои октября девяносто третьего — это спецподразделения госбезопасности, «Альфа» и «Вымпел». Два братских подразделения.

ШЕВРОН «АЛЬФЫ»

— Чем для вас является служба в подразделении?

— За свою жизнь я успел послужить в Пограничных войсках КГБ СССР и военной контрразведке. Прошел свой путь, начиная от самых низовых должностей. Поэтому, в первую очередь, для меня служба в Группе «А» — это Божья награда. Эти двадцать лет службы я буквально «купался» на службе. Подразделение воспитало меня, дало мне несоизмеримо много.

Именно в «Альфе» я узнал, что такое настоящий боевой дух и плечо товарища, что такое внимательное отношение друг к другу и критический подход к результатам своего труда. Я научился жесткому соблюдению боевых принципов. Поэтому еще раз — низкий поклон от меня Михаилу Васильевичу Головатову, который поверил в меня летом 1991-го.

Для меня Группа «А» — это не совсем спецназ. Это специальное подразделение по борьбе с терроризмом, это тонкий инструмент, который отшлифован по максимуму и чрезвычайно эффективен. Если, конечно, его правильно применять.

…В конце беседы Владимир Ильич поделился историей создания шеврона Группы «А». Оказывается, его автором стал бывший защитник Белого дома Валентин Воронов, сын члена Политбюро ЦК КПСС при Брежневе.

— Через несколько дней после событий у Белого дома вызывает меня Геннадий Николаевич Зайцев: «Владимир Ильич, вы кому-нибудь давали интервью?» И показал мне статью, где слово в слово воспроизводилось то, что я говорил депутатам и защитникам Белого дома, слово «интервью» прозвучало для меня тогда очень странно и незнакомо.

 Вице-президент, Герой Советского союза генерал Александр Руцкой в Белом доме. 4 октября 1993 года

Через несколько дней мы нашли парня — автора статьи. Валентин Воронов был тогда в зале Совета национальностей и записал мои слова.

Вместе с Александром Алёшиным мы пришли к нему домой. Выяснилось, что он жил недалеко от места дислокации Группы «А». Валентин оказался очень интересным собеседником. С давних времен его большим увлечением была форма органов госбезопасности. У меня почему-то екнуло внутри: «Шеврон!» И мы попросили его нарисовать нам шеврон на рукав и на берет.

Так что знайте, что его автор — Валентин Юрьевич Воронов. Автор книг. Специалист по истории органов госбезопасности, член Общества по изучению российских спецслужб.

А шеврон, одобренный руководством и личным составом Группы «А», просуществовал вплоть до создания Центра специального назначения ФСБ России осенью 1998 года. Тогда вместо него была сделана маленькая буква «А». Но у меня на кителе прежний, тот самый «альфовский» шеврон 1990-х годов.

Беседовали Павел Евдокимов и Анна Ширяева. 

 

Площадки газеты "Спецназ России" и журнала "Разведчик" в социальных сетях:

Вконтакте: https://vk.com/specnazalpha

Фейсбук: https://www.facebook.com/AlphaSpecnaz/

Твиттер: https://twitter.com/alphaspecnaz

Инстаграм: https://www.instagram.com/specnazrossii/

Одноклассники: https://ok.ru/group/55431337410586

Телеграм: https://t.me/specnazAlpha

Свыше 150 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

Оцените эту статью
8154 просмотра
нет комментариев
Рейтинг: 4

Читайте также:

Автор: ПАВЕЛ ЕВДОКИМОВ
31 Октября 2020
«ПОЛКОВНИК ВЛАДИМИР»

«ПОЛКОВНИК ВЛАДИМИР»

Автор: МАТВЕЙ СОТНИКОВ
31 Октября 2020
НАМЕСТНИК КАРАБАХА

НАМЕСТНИК КАРАБАХА

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание