22 апреля 2021 00:13 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

АРХИВ НОМЕРОВ

Наша Память

Автор: ПАВЕЛ ЕВДОКИМОВ
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ ГРУППЫ «А»

31 Октября 2020
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ ГРУППЫ «А»
Фото: «Я горжусь, что был в этом подразделении и со мной работали исключительно честные и порядочные офицеры. Они это доказали и в августе 1991-го, и октябре 1993 года»

ПАМЯТИ ПОЛКОВНИКА РОБЕРТА ИВОНА

Сейчас трудно представить, что известная на весь мир «Альфа» начиналась с отряда в тридцать человек, имея на вооружении только «Калаши» и пистолеты. Не было ни амуниции, ни спецсредств, все — с чистого листа.

И первый, кто был зачислен в подразделение 29 июля 1974 года, — Роберт Ивон. Он — Почётный сотрудник Госбезопасности. Кавалер ордена Красной Звезды. Полковник.

Как создать уникальное подразделение, «заточенное» на уничтожение террористов и спасение заложников? Никакого опыта и методичек в КГБ не существовало. И вообще — в Советском Союзе! Сколько всего нужно было учесть при создании инструкций, подборе оружия и экипировки, разработке тактики и организации учений первых сотрудников.

В 1954 году Роберт Ивон (слева) был зачислен в Калининградское военное пограничное училище

Именно Роберт Петрович набирал первый состав подразделения и в числе трех офицеров Седьмого управления КГБ СССР создавал нормативную базу «группы Андропова». Вместе с ним над базовыми документами работали полковник Михаил Варников и полковник Николай Дёмин.

В Положении о Группе «А» был предусмотрен весь комплекс вопросов: от целей и задач, включая тактику ведения борьбы с террористами, до вооружения, оснащения и материально-технического обеспечения.

Разработанное и прошедшее через ряд комиссий и ответственных лиц, Положение легло на стол главы КГБ. 29 июля 1974 года Юрий Владимирович подписал приказ 0089 / ОВ «Об изменении в штатах 7-го Управления и утверждение положения о Группе «А»».

«Семёрка» — боевое управление, не зря его сотрудников называли «пахарями контрразведки». Так, кстати, называется одна из глав в книге Геннадия Николаевича Зайцева ««Альфа» — моя судьба», посвященная Седьмому управлению КГБ СССР. Его сотрудникам довольно часто приходилось принимать решения в сложных ситуациях — на постах охраны дипломатических представительств и при проведении наружного наблюдения за представителями стран НАТО.

В Положении было оговорено, что Группа «А» подчинялась и вводилась в действие исключительно по указанию главы Комитета.

«Скажу честно, мы долго думали, почему такое название, — рассказывает Роберт Петрович — но потом решили: просто «Группа Андропова». Юрий Владимирович пользовался исключительным уважением у сотрудников КГБ. Я знаю, что некоторые молодые люди, дети девяностых, прочтя эти строки, скривятся и выскажутся в нелицеприятном духе. Что ж, это их право. Но наше право в свою очередь рассказывать о том, что было на самом деле. Если сузить тему, то заслуга Юрия Владимировича в создании такого элитного спецназа очевидна и несомненна. Прирожденный аналитик, он сумел предугадать тот в буквальном смысле вал терроризма, что в скором времени обрушится на страну, и сделал надлежащие выводы».

Кандидаты в Группу «А» должны были иметь положительные характеристики по работе, прослужить в органах не менее трех лет, выдерживать высокие физические и психологические нагрузки.

Один из главных критериев отбора — способность пожертвовать собой. Сотрудник может быть отлично подготовлен физически, но если не готов отдать свою жизнь, то не подходит для службы в спецназе антитеррора.

За исключением Сергея Александровича Голова, которого порекомендовал лично заместитель Председателя КГБ, все сотрудники первого набора были из «семёрки». Многих Роберт Петрович знал по их участию в составе сборных команд по легкой атлетике, лыжным гонкам, борьбе, стрельбе.

«Я предлагал новую службу только тем, кого хорошо знал лично, в ком был уверен, — объясняет Роберт Петрович. — Другие критерии отбора — отличная спортивная подготовка, профессионализм, человеческая порядочность, бойцовский характер. Как теперь помню собеседование с Михаилом Васильевичем Головатовым. На тебя, говорю, идет террорист с автоматом. Пойдешь на него? «Пойду», — отвечает. Вижу: а ведь точно — пойдет. Что интересно, ни один из кандидатов сам не отказался от предложения служить в «опасном» подразделении, ни один не спросил, какой будет зарплата».

Командир Группы «А», Герой Советского Союза майор Виталий Бубенин ставит задачу перед подразделением. Второй справа — Роберт Ивон. Фото середины 1970‑х годов

Кавалер ордена Ленина полковник Сергей Голов:

«Мне довелось прослужить долгие годы плечом к плечу с Робертом Петровичем, вместе мы прошли через тернистый путь становления Группы. Начинать что-то новое и прокладывать путь остальным — удел самых сильных. Роберт Ивон, зачисленный в Группу «А» летом 1974 года под номером 1, являлся настоящим первопроходцем, одним из тех, кому предстояло создавать подразделение особого назначения «с нуля». Тогда всем нам было непросто сориентироваться, в каком направлении двигаться, с чего начинать работу, ведь все это было для нас незнакомо. Мудрость Роберта Петровича, его высокий интеллект и быстрая реакция позволили пройти этот начальный этап становления Группы «А» с наименьшим количеством ошибок».

«Ну что, Сергей, надо составлять программу подготовки сотрудников», — сказал он мне. — «Кого будем набирать, Роберт Петрович? — поинтересовался я. — Маленьких, высоких, с большой головой или с большими кулаками?»

В то время оперативные задачи, под которые необходимо было набирать сотрудников, ставились такие: задержать террориста, по возможности живьем, и обезвредить его, чтобы он не принес вреда окружающим людям. Иными словами, осуществить быструю изоляцию террориста.

Программа, составленная мною вместе с Робертом Петровичем, была направлена на тренировку выносливости — все упражнения, кроме плавания, выполнялись сотрудниками в бронежилетах. Такие нагрузки давались сначала тяжело, со слезами, но позволили всем нам настолько физически окрепнуть, что этот вес бронежилетов больше не казался непомерной ношей. Впоследствии эта подготовка не раз оправдала себя в боевых условиях Республики Афганистан».

По сути, Управление «А» Центра специального назначения ФСБ России работает по этим документам и сегодня. Хотя изменился мир, сменилась эпоха, но сама идеология Группы «А» остается прежней.

Кавалер ордена Красного Знамени полковник Валерий Емышев:

«Прибыв в родные пенаты (служба в органах безопасности началась в 5-м отделе), я был встречен командиром Группы Робертом Петровичем Ивоном. Поднявшись в спортивный зал, он провел, можно сказать, примитивное, но емкое тестирование: «Ты готов рисковать жизнью?» На что последовал мой шутливый, но искренний ответ: «Если партия прикажет, то готов».

Бойцы первого состава Сергей Голов (слева) и Сергей Кувылин (справа) с руководителем ВПО «Альфа» имени Героя Советского Союза В. Ф. Карпухина, ветераном Группы «А» Владимиром Игнатовым

После встречи с руководством 5-го отдела, В. А. Левшовым и Н. П. Фоменко, Роберт Петрович вкратце ознакомил меня с целями и задачами создаваемого подразделения, со структурой Группы, материально- техническим снабжением и программой подготовки…

Именно на его плечи легла работа по подбору кадров и материально-техническому обеспечению. Да и в последующей деятельности подразделения он был «крестным отцом» многих проведенных спецопераций, тактико-специальной подготовки и материально-технического обеспечения.

Перечислю некоторые из них: парашютно-десантная подготовка и создание бронежилетов и бронещитов; подбор, подготовка и отправка тридцати сотрудников для проведения операции «Шторм-333» в Афганистане — штурм Тадж-Бека, он же дворец Амина.

Именно Роберт Петрович осуществлял эвакуацию раненых в Кабуле из Ташкента в Москву, организацию похорон первых погибших наших товарищей — Геннадия Егоровича Зудина и Дмитрия Васильевича Волкова.

Список можно продолжить еще не одним десятком мероприятий. Поэтому полковник Ивон по праву считается первым сотрудником Группы «А». Кто был вторым? Относительно этого до сих пор идет дружеский спор: В. П. Емышев или С. А. Голов. Но это, конечно, не имеет принципиального значения. С нас троих летом 1974 года и началась история Группы…»

Нет уже Валерия Петровича, но он успел увидеть первую часть своих мемуаров «Записки настоящего чекиста», опубликованных в «Спецназе России». Не стало Роберта Петровича… Но мы помним их лица, их голоса, как помним других, тех, кто является гордостью Спецназа.

«ГРУППА АНДРОПОВА»

В начале сентября 1974 года командиром Группы «А» был назначен Герой Советского Союза Виталий Бубенин — командир пограничной заставы в период ожесточенных боев с маоистами за остров Даманский в Уссури зимой 1969 года. Майор Ивон стал его заместителем. Фактически на нем был весь учебно-боевой процесс.

Было образовано четыре смены по семь человек, которые возглавили А. С. Афанасьев, Д. А. Леденёв, С. А. Голов и Ю. А. Изотов. Режим работы — сутки через трое. Одна смена на дежурстве, другая после дежурства, третья — выходная, четвертая — в учебном процессе. Как шутили, «смена без права на выпивку».

Учебная смена усиливала ту, что находилась на дежурстве, ее сотрудники вызывались в первую очередь при объявлении боевой тревоги.

Создатель Группы «А» КГБ СССР Юрий Андропов

Для оповещения по тревоге для каждой смены были разработаны планы действий. Звонок выдавался сотруднику, имеющему телефон, а он уже оповещал рядом живущих товарищей. Боевой расчет дежурной смены предусматривал сотрудников, отвечающих за конкретный регион вызова по тревоге.

«Мы должны были быть готовыми к действиям в случае захвата самолета, наземного транспорта, зданий, — отмечает полковник Ивон. — При освобождении человека с его головы не должен был упасть ни один волос. Такое непременное условие поставил перед нами Юрий Владимирович Андропов».

График боевого дежурства соблюдался и при усиленном варианте работы. Служба начиналась с составления боевого расчета, в котором за каждым сотрудником закреплялись обязанности: прием автотранспорта и имущества, оповещение о тревоге: составлялся план дежурства, где предусматривались теоретические и практические занятия по различным видам подготовки.

Своей полноценной базой Группа «А» тогда не располагала, поэтому использовались спортивный и борцовский залы отдела и прилегающий к нему парк.

Борцовский зал имел двойное назначение: днем — для занятий самбо, а вечером на маты стелили простыни, и он превращался в спальню.

Полковник Роберт Ивон:

«Сейчас в это трудно поверить, но о террористах мы знали только по книгам, фильмам и сообщениям прессы. Что касается опыта западных команд спецназа, то нам его никто не передавал — шла Холодная война. Что могли узнать, например, по линии разведки, то, естественно, старались применить в своей работе. В основном же до всего доходили сами. Или такой немаловажный вопрос: особые виды оружия. Мы их заказывали. Скажем, понадобилась бесшумная снайперская винтовка, нам ее изготовили. Понадобился пистолет, пробивающий бронежилет, он тоже был создан.

В вооружении и оснащении «Альфы» большую помощь оказали Андрей Петрович Быков, который впоследствии стал заместителем Директора ФСБ, Виталий Лёвочкин, Виктор Медвецкий и многие другие специалисты. Экипировку подбирали на складах Минобороны. У летчиков нам понравились меховые куртки и брюки — в них на снегу можно спать. Или синие береты, как у легендарного революционера Че Гевары; мы их взяли — и они на долгое время стали частью формы Группы «А»».

Валерий Петрович Емышев был зачислен в подразделение в первой тройке летом 1974 года — вместе с Робертом Ивоном и Сергеем Головым. Фото 1970‑х годов

Осенью 1974 года руководством было принято решение провести в два этапа учебные сборы. Местом был выбран учебный центр Тульской воздушно-десантной дивизии — Теснитское. Первую группу возглавил Виталий Бубенин, а вторую — Роберт Ивон.

На сборах были организованы теоретические и практические занятия по минно-подрывному делу. После их окончания оставался расходный материал, и его не возвращали на склад, а уничтожали на месте. Эту задачу как-то вызвался выполнить Роберт Петрович. Местом подрыва выбрали старый заброшенный пруд.

«Прогремел взрыв, поднялись клочья вязкого черного ила. На краю оврага появился Роберт Петрович, похожий на негра. Свой внешний вид он объяснил очень просто: «коротковато бикфордова шнура отрезал», — вспоминает полковник Емышев.

1975 год ознаменовался дальнейшим совершенствованием профессионального мастерства и расширением видов подготовки. На вооружение поступали новые образцы оружия, как отечественного, так и иностранного производства, а также специально разработанные для подразделения техническим управлением Комитета.

Все оружие требовало не только изучения, но и овладения им в совершенстве. Для подготовки использовались не только возможности учебного отдела управления, но и учебные базы других подразделений государственной безопасности. Так, в Бабушкинском пограничном училище бойцы изучали бронетанковую технику. Практическое изучение проходило на базе полевого учебного центра в Ярославской области. Там состоялось знакомство с будущим Героем Советского Союза Виктором Карпухиным.

Помимо выполнения основной цели проводилась и психологическая подготовка. Плюс обкатка танком с дальнейшим его уничтожением гранатой, остановка брони, движущейся возле здания. Причем два бойца десантируются из укрытия: один накрывает плащ-палаткой триплекс механика-водителя, а другой берет в плен экипаж, покидающий танк.

Продолжалось совершенствование владения стрелковым оружием, а также осваивание стрельбы из ручного гранатомета.

Традиционно сборы заканчивались праздничной ухой и «рюмкой чая» (спиртное для конспирации переливалось в чайники).

Общение сопровождалось пением русских народных и патриотических песен. Солистом был Геннадий Зудин, начинавший с коронной песни «Гвоздики алые». Солистом русских народных песен выступал Владимир Федосеев. Его репертуар начинался с «Ой мороз, мороз, не морозь меня…»

Всё оружие требовало не только изучения, но и овладения им в совершенстве. Для подготовки использовались не только возможности «семёрки», но и учебные базы других подразделений. Слева — Роберт Ивон

У Роберта Петровича тоже был красивый, сильный голос, и он не отставал от товарищей. Он любил петь «Прощайте, скалистые горы», «Артиллеристы, Сталин дал приказ» и «Я в весеннем лесу пил березовый сок», которую в фильме «про резидента» исполняет Михаил Ножкин. Но «вечно любимая» песня Ивона — «Ревела буря, гром гремел» про атамана Ермака.

ПРОДОЛЖЕНИЕ.

 

 
Оцените эту статью
15948 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Читайте также:

Автор: ПАВЕЛ ЕВДОКИМОВ
31 Октября 2020
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ ГРУППЫ «А»...

ПЕРВЫЙ СОЛДАТ ГРУППЫ «А»...

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание