20 октября 2021 16:37 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

КАКАЯ ИЗ СИЛОВЫХ СТРУКТУР ВЫЗЫВАЕТ У ВАС НАИБОЛЬШЕЕ ДОВЕРИЕ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Наша Память

Автор: ПАВЕЛ ЕВДОКИМОВ
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ ГРУППЫ «А» — 2

31 Октября 2020
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ ГРУППЫ «А» — 2
Фото: Молодожёны — Нина и Роберт Ивон. Они познакомились в Центральном парке культуры и отдыха имени М. Горького

ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО.

ПЕРВЫЕ УЧЕНИЯ

Тема первых учений — «Освобождение заложников, блокированных в здании». Они были проведены летом 1975-го. Здание подыскали с таким расчетом, чтобы не привлекать внимание посторонних лиц.

Как рассказывает Роберт Петрович: «В Царицынском парке Дмитрий Леденёв разыскал полуразрушенное кирпичное строение недалеко от железной дороги. Недостроенный царский дворец. Это теперь он превращен в «конфетку», а тогда — одни стены. Там мы также проводили интенсивные тренировки».

Владимир Буковский после обмена в Цюрихе. Декабрь 1976 года

Сценарий, на первый взгляд, был прост: трое террористов захватили заложников, заблокировались на втором этаже здания, выдвинули определенные требования. «Заложниками» и одновременно инспекторами выступало руководство 5-го отдела Седьмого управления КГБ СССР. В качестве «террористов» были выбраны несколько сотрудников Группы, что усложняло задачу, так как они знали, чего следует ожидать.

В соответствии с планом действий подразделение делилось на две группы: группу захвата и группу блокирования. Первую возглавил Роберт Петрович Ивон, вторую — Валерий Емышев. Итог подвел руководитель 5-го отдела полковник Левшов Василий Яковлевич, его оценка была краткой: «неожиданно, стремительно, внезапно».

Затем были проведены первые учения по освобождению пассажирского самолета. Для этой цели был выбран аэропорт Внуково, заброшенная рулёжка.

Рассказывает полковник Роберт Ивон:

«Хорошо помню, когда мы проводили первое такое учение, то на борту разместились сотрудники 5-го отдела во главе с полковником Левшовым Владимиром Яковлевичем, который специально открывал двери и пытался засечь продвижение спецназа. Ну и, как фронтовик, он хотел нас, молодых да необстрелянных, что называется, уесть. Смотрел туда-сюда… Даю команду: «Вперед!» Двери в самолете, они с крыльев вылетают внутрь, и на Левшова. «Ну такого я не ожидал», — несколько раз восхищенно повторил он. То есть до открытия люков наблюдатели не заметили, как бойцы Группы «А» приблизились к самолету».

В Группе изучали самолеты различных типов, отечественных и иностранных — расположение входов, люков, наиболее уязвимых мест, внутреннее пространство. Осваивали аэропорты, приглядываясь, как идет рулёжка, посадка… Старались найти направления, по которым можно было бы скрытно подбираться к самолетам. Глубокая конспиративность при занятии исходных боевых позиций и внезапность действия — это главный принцип в тактике спецназа, и всегда сотрудники «Альфы» оказывались на высоте.

«Нужно сутками жить незамеченным в аэропорту, — объясняет Роберт Петрович, говоря о специфике антитеррора на авиационном транспорте. — Изучать все типы самолетов, их конструкцию и расположение аварийных и запасных выходов, до сантиметра измерять фюзеляж, с разных точек исследовать — откуда тебя видно, а где мертвая зона. Люки, шасси, количество кресел в ряду, типичные направления ветра в разных зонах аэропорта. Это — хлеб спецназовца и снайпера. А как идет рулёжка, взлет и посадка, боец спецназа антитеррора должен знать не хуже авиационного техника».

Полковник Роберт Ивон:

«Несколько позже мы ездили в Тулу, где на базе дивизии ВДВ организовали проведение десантной подготовки. В этом нам помогли сотрудники 3-го управления КГБ, работавшие в войсках. Потом состоялась поездка на остров Майский, это уже при Геннадии Николаевиче Зайцеве. Там с 1977 года готовили боевых пловцов при помощи специалистов Министерства обороны. В составе первой группы такую подготовку прошли Валерий Петрович Емышев, секретарь партийной организации, Вячеслав Михайлович Панкин и Александр Николаевич Плюснин. Кстати, через два года именно Плюснину суждено будет уничтожить диктатора Амина».

…Шло время. Росло профессиональное мастерство сотрудников. Наряду с этим улучшалась и материально-техническая база, и бытовые условия. Повышалась мобильность подразделения, совершенствовалась связь. Были получены новые машины: «Волга» с автоматической коробкой передач («восьмёрка»), микроавтобус РАФ и вместительный автобус ЛАЗ.

Первый обмен времён Холодной войны между СССР и Западом состоялся в аэропорту столицы Швейцарии — городе Цюрихе 18 декабря 1976 года

Все транспортные средства были оборудованы звуковой сигнализацией «Тесла» для беспрепятственного проезда в любых дорожных условиях. Из пограничного училища пригнали БТР.

Улучшились и бытовые условия Группы. Она переехала в район «Детского мира» на Лубянку, а затем в двухэтажный особнячок в Щетининском переулке на Якиманке. Рядом располагался музей художника В. А. Тропинина.

Рассказывает полковник Роберт Ивон:

«Руководство Комитета оказывало большую помощь. Серьезных затруднений, чтобы нам чего-то не сделали, отказали или не додали, — не было. Не помню, во всяком случае. Все наши предложения и заявки, касающиеся вооружения или, скажем, экипировки, максимально выполнялись. Более того, к нам приходили и спрашивали: какой вид вооружения вам требуется? Мы говорили о средствах индивидуальной защиты и специальных средствах для ведения борьбы с террористами. Особенно нас интересовало мощное и бесшумное оружие.

Были проблемы с размещением, это факт. Сначала Группа располагалась в 5-м отделе. Потом нас «прописали» в борцовском зале, который служил нам базой и «конспиративной квартирой». Мы там дежурили, питались, отдыхали на раскладушках. И месяц занимались только физической подготовкой. Затем нам выделили здание, где раньше «квартировал» 3-й отдел Седьмого управления. Это уже потом были относительно комфортабельные условия. Хотя с нынешним объектом они, естественно, не идут ни в какое сравнение. Жили аскетами и были счастливы», — говорит Роберт Петрович.

У каждой смены появились своя комната отдыха и хранения оружия. Руководители подразделения имели свои кабинеты. Помещение для проведения идеологической работы было более просторным. Транспорт уже стоял в двух боксах. Появилась даже своя банька-сауна

Всеми эти вопросами занимался Роберт Петрович Ивон.

ЦЮРИХ. «ОБМЕНЯЛИ ХУЛИГАНА…»

Первая зарубежная операция Группы «А» связана с именем Ивона — обмен 18 декабря 1976 года в Цюрихе советского диссидента Владимира Буковского на генерального секретаря компартии Чили Луиса Корвалана.

Луис Корвалан был самым известным латиноамериканским политическим заключённым. Во время нахождения в тюрьме удостоен Международной Ленинской премии (1975 год)

Что знал о Буковском Ивон? Да практически ничего. Помнил только статью в газете «Правда», в которой Буковский был назван «злостным хулиганом», занимающимся антисоветской деятельностью. После этого в народе появилась ехидная частушка: «Обменяли хулигана на Луиса Корвалана…»

К этому времени международная акция в защиту Буковского приобрела необычайный размах и совпала по времени с возглавляемой СССР кампанией за освобождение Корвалана. Тот находился в тюрьме на одном из чилийских островов, затем через Францию его перевезли в Швейцарию. Сам «дон Лучо» думал, что его ведут на казнь, чтобы сбросить с самолета в море.

В Швейцарию Буковского доставили на Ту-134 — самолетом главы КГБ. Буковского сопровождали Роберт Ивон и сотрудники подразделения — Николай Берлев, Сергей Коломеец и Дмитрий Леденёв.

Полковник Роберт Ивон:

«Вылетали с военного Чкаловского аэродрома. Накануне ребята забрали Буковского из Владимирской тюрьмы и перевезли в Лефортово. Утром 17 декабря за ним приехали. Вышли в тюремный дворик, сели в «рафик». Коля Берлев и я разместились рядом с ним, Дима Леденёв и Серёга Коломеец — напротив. По дороге забрали мать и сестру Буковского, потом племянника. Мальчик лежал в онкологическом отделении на Каширке, был тяжело болен, и родственники выдвинули условие, чтобы он также вылетел за рубеж для прохождения курса лечения.

Начальник Управления дал мне четкую инструкцию: «Будете подлетать к границе, снимите с него наручники». Сняли, Коломеец протер ему руки лосьоном. Буковский сидел совершенно «прибитый». Ему объяснили, что он высылается из Советского Союза, самолет направляется в Швейцарию, в Цюрих. Он попросил закурить, мы дали сигарету. Я вручил ему заграничный паспорт. Он стал его рассматривать, в том числе фотографию, на которой он был запечатлен в костюме и галстуке, и вдруг удивленно так говорит: «Я же галстуков никогда не надевал». — «А это имеет теперь какое-нибудь значение?» — спрашиваю его. «Нет, нет, не имеет. Это я так».

Буковский, как сейчас пишут историки, рано пришел к ключевой для советских диссидентов идее открытого противостояния коммунистическому тоталитаризму. Трудно было поверить, что этот щуплый человек, сидевший рядом с нами, всерьез рассматривал возможности различных методов борьбы, в том числе и конспиративных».

До конца жизни Владимир Буковский оставался убеждённым противников властей РФ. В 2014 году МИД отказал ему в гражданстве. На фото с Борисом Немцовым

В своих мемуарах «И возвращается ветер…» Владимир Буковский написал: «Самый главный их начальник чем-то напоминал борзую. Коричневые глаза чуть навыкате. Курит одну сигарету за другой».

Роберт Петрович читал эти и другие оскорбительные строчки о себе. По его словам, у каждого свое право излагать события так, как он и видел, как запомнил. Иногда людям хочется выглядеть в глазах читателей мужественней, значительней, нежели они были в действительности — как это произошло с Буковским.

«Я, офицер, никогда не стал бы ерзать и отводить глаза», — усмехается Роберт Петрович, читая про себя и дымя сигаретой. — Буковскому нужно было набить себе цену перед Западом и диссидентами. А кто мог опровергнуть его чтиво? Я вот только сейчас об этом рассказываю, когда прошло много лет».

Мать Буковского, тем временем, устраивала одну истерику за другой, но Ивон, понимая ситуацию, старался ее успокоить, не обращая внимания на оскорбления.

Вот, наконец, Цюрих — аэропорт оцеплен полицией и силами безопасности. Тут же бронетехника.

Полковник Роберт Ивон:

«Мы обеспечивали боевое прикрытие. Когда с борта самолета сняли больного мальчишку, его поместили в «Скорую помощь», и машина умчалась. Наш лайнер был окружен вооруженными швейцарскими полицейскими и бронетехникой, напомнившей мне смешные трактора с пулеметами. По моим оценкам, человек семьдесят, не меньше, собралось по наши души. Потом на взлетно-посадочной полосе появился огромный черный лимузин, который привез Луиса Корвалана и его жену Лили. Когда происходил процесс обмена, я спускался по трапу первым, за мной Буковский, причем два наших сотрудника шли по бокам от него. Чтобы он вдруг не бросился вниз. Мало ли что может ему прийти в голову. Все, абсолютно все неожиданности мы постарались исключить».

Генеральный секретарь Компартии Чили Луис Корвалан был соратником погибшего в ходе переворота осенью 1973 года президента страны Сальвадора Альенде

В салоне поставили бутылочку, принесли закусочку. Луис Корвалан произнес тост. Берлев взял у «дона Лучо» автограф. В Минске чилийцев доставили по назначенному адресу, и уже поездом сотрудники группы Ивона возвратились в столицу, где на Белорусском вокзале их встретил начальник Седьмого управления Алексей Дмитриевич Бесчастнов.

Дальнейшую судьбу Буковского Ивон не отслеживал. Но отметил для себя, что когда Горбачёв устраивал свой юбилей в Лондоне, Буковский требовал его ареста: «Вот в этом я полностью с ним согласен. Хотя у нас и разная мотивация — Буковский требует суда с позиций убежденного антикоммуниста и бывшего диссидента, а я, как и мои товарищи, обвиняю Горбачёва в развале Советского Союза и той крови, что пролилась во время перестройки и в последующие годы».

НЕУДАЧНЫЙ ПРЫЖОК

В 1977 году Виталий Бубенин вернулся в Погранвойска КГБ. Руководителем подразделения приказом по «семёрке» был назначен Роберт Ивон. Он был именно командиром, а не исполнял обязанности — этот факт несколько лет назад установил Герой Советского Союза Г. Н. Зайцев, обратившийся в архивы ФСБ.

Однако командовать Роберту Петровичу пришлось недолго, причина тому — его стремление показать пример сотрудникам и… винтообразный перелом ноги.

…Были сборы на базе Тульской дивизии ВДВ. Программа предусматривала традиционные виды подготовки и впервые прыжки с парашютом.

«Руководство Управления запретило Ивону прыгать с парашютом, — отмечает полковник Емышев. — Но Роберт Петрович не стал бы уважаемым командиром, если бы не показывал личный пример. Однако Ивона подвела дисциплинированность. При прыжке с вышки, сосредоточив основное внимание на развертывании купола парашюта по ветру, он не сумел своевременно сгруппироваться. В результате приземлился на пятку и получил винтообразный перелом кости голени».

Кавалер ордена Красного Знамени майор Николай Берлев:

«У Роберта Петровича был принцип: «Делай, как я!» Мы с ним познакомились летом 1959 года. И я на всю жизнь запомнил, как он, офицер Кремлёвского полка, гонял нас, молодых бойцов, в военном лагере в Купавне под Москвой. Мощный, выносливый — косая сажень в плечах. Он всегда совершал с нами марш-броски и делал упражнения на перекладине и других спортивных снарядах.

Владимир Буковский был одним из самых заметных и непримиримых советских диссидентов. Известна частушка: «Обменяли хулигана на Луиса Корвалана…» 1976 год

Потом мы вместе работали в службе ОДП Седьмого управления КГБ — это охрана дипломатических представительств. И он же рекомендовал меня в Группу «А».

Став командиром, Роберт Петрович не оставил своих привычек: и когда нужно было прыгать с парашютной вышки, то пошел вместе со всеми и неудачно приземлился, сломав ногу. И надолго выбыл из строя. А такое подразделение, как наше, не могло долго быть без руководителя», — говорит Николай Васильевич.

В 1977 году командиром Группы «А» назначается Геннадий Николаевич Зайцев, сослуживец Роберта Петровича по Кремлёвскому полку.

К тому времени Председателем КГБ было принято решение довести численный состав подразделения до семидесяти человек. Началась кропотливая работа по подбору кадров. Задача облегчилась тем, что руководство разрешило набирать сотрудников не только из Седьмого управления, но и из других подразделений Комитета.

Повысился статус руководителей смены до начальника отделения.

Впереди была Московская Олимпиада 1980 года. Но никто не мог предположить, что прежде, в декабре 1979-го, сотрудники Группы «А» будут использованы как спецназ — пойдут на штурм дворца Тадж-Бек в Афганистане.

«БОМБИСТ» В ПОСОЛЬСТВЕ США

До штурма дворца Амина весной 1979-го была операция в посольстве США в Москве. Уроженец Херсона Юрий Власенко угрожал подорваться в здании, куда его провел американский дипломат, не подозревавший о намерениях «бомбиста». Тот потребовал выезда за пределы СССР. Иначе — взрыв!

До штурма дворца Тадж-Бек в Афганистане у Группы «А» была операция в посольстве США в Москве. Юрий Власенко угрожал подорваться в здании, куда его провёл американский дипломат, не подозревавший о намерениях «бомбиста»

Операция находилась на личном контроле у Председателя КГБ Юрия Андропова. С террористом, рискуя жизнью, вели переговоры — то командир Геннадий Зайцев, то Роберт Ивон.

Полковник Роберт Ивон:

«Нас четверых — Михаила Картофельникова, Владимира Филимонова, Вадима Шестакова и меня — провели в здание черным ходом. До этого с Власенко два с лишних часа беседовал Геннадий Николаевич Зайцев, который пришел под видом сотрудника консульского отдела МИДа. Мы же представились армейцами. Я сказал, что наша часть дислоцирована по соседству, я — старшина роты, со мной два сержанта и рядовой.

Власенко был натуральный псих, врачи поставили правильный диагноз. Хотя поначалу он показался мужиком вполне вменяемым, но сильно озлобленным. Рассказывал, как его избивали ногами в отделении милиции. Как он работал дворником. Говорил, что хочет учиться — два раза поступал, но все неудачно.

Я его сразу четко предупредил: «Ты делаешь шаг вперед — я стреляю». И направляю на него пистолет. Он мне: «Убери пистолет». — «Тогда убери палец с кольца». Не снимает. И так повторилось несколько раз. После чего начали говорить, я с оружием и он с пальцем на взрывчатке. Такая диспозиция».

Тем временем американский посол напрямую «бомбил» Ю. В. Андропова на предмет того, что Советский Союз, мол, не выполняет взятых на себя обязательств, связанных с безопасностью, что сотрудники КГБ никак не могут разрешить этот инцидент. Хотя Власенко привел туда американец Р. Прингл, второй секретарь посольства.

Полковник Роберт Ивон:

«В связи с тем, что переговоры не дали окончательного положительного результата, Власенко был ранен. Мы закончили разговор, только я сделал шаг вниз на две ступеньки, а он повернулся, чтобы уходить, — в этот момент Серёга Голов, подобравшийся с наружной стороны окна, дважды выстрелил в него, в плечо и кисть. Власенко забежал в соседнее помещение и там подорвался. Мы рванули туда, а оттуда черная сажа так и шурует.

Чернота, ничего не видно. Подбежали двое американцев, нырк туда — и тут же обратно. Тогда я говорю своим ребятам: «Набирай воздуха полный рот, чтобы хватило на минуту. Вбегаете, находите его и вытаскиваете за ноги». Они вдвоем так и сделали. Американцы стоят, смотрят…

Власенко лежал голый, в одних плавках. Всю одежду сорвало взрывом. Когда его вытащили, я наклонился над ним — как сейчас помню, говорю: «Юра, зачем же ты это сделал?» У него ресницы дрогнули… Мы его быстро донесли до машины, где он и скончался».

Окончание в следующем номере.

 

Площадки газеты "Спецназ России" и журнала "Разведчик" в социальных сетях:

Вконтакте: https://vk.com/specnazalpha

Фейсбук: https://www.facebook.com/AlphaSpecnaz/

Твиттер: https://twitter.com/alphaspecnaz

Инстаграм: https://www.instagram.com/specnazrossii/

Одноклассники: https://ok.ru/group/55431337410586

Телеграм: https://t.me/specnazAlpha

Свыше 150 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

Оцените эту статью
10289 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Читайте также:

Автор: ПАВЕЛ ЕВДОКИМОВ
31 Октября 2020
ПЕРВЫЙ СОЛДАТ ГРУППЫ «А»

ПЕРВЫЙ СОЛДАТ ГРУППЫ «А»

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание