18 ноября 2019 21:29 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

БУДЬ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ, В ГОСУДАРСТВЕ С КАКИМ НАЗВАНИЕМ ВЫ БЫ ХОТЕЛИ ЖИТЬ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Журнал «Разведчикъ»

Автор: АНАТОЛИЙ ИВАНЬКО
ЛЮТАЯ ДРУЖБА

22 Октября 2019
ЛЮТАЯ ДРУЖБА
Фото: «Любители истории» часто выдают за союз лютую дружбу между СССР и Германией в 1939-1941 годы

ПАКТ МОЛОТОВА-РИББЕНТРОПА

Восемьдесят лет назад, 23 августа 1939 года, Советский Союз и Германия в лице руководителей своих внешнеполитических ведомств подписали договор о ненападении. В Германии он известен как Hitler-Stalin-Pakt.

Этим скучным названием сейчас оперируют, в основном, профессиональные историки, остальные же, включая политиков, публицистов, журналистов, блогеров и просто болтунов, предпочитают определение пакт Молотова-Риббентропа. Оно и понятно: сразу становится ясно — речь идет о «сговоре» Сталина и Гитлера, решивших разделить Европу.

Как же появился на свет этот самый противоречивый документ конца сороковых годов прошлого века?

Западные страны Франция и Англия, а с ними и Польша, делали все, чтобы развернуть Гитлера на Восток, отдав ему на растерзание Чехословакию.

Пакт Молотова-Риббентропа — это уже давно просто часть истории. А для тех, кто «воюет с тяжким наследием СССР», — это инструмент пропаганды

Акт вопиющего цинизма и предательства своих соседей-чехов и словаков совершили Польша и Румыния, отказавшись пропустить советские войска к польско-словацкой и польско-германской границам, надеясь в обмен на это предательство получить кусок Чехословакии и Украины.

На предложения Москвы о создании антигитлеровского фронта с участием Москвы был категорический отказ. СССР оставался один на один с гитлеровской военной машиной, опьяненной победами над дряхлой, покорной германскому сапогу Европой.

Советское правительство вынуждено было выбирать из всех зол, обрушившихся на него в 1930-е годы, наименьшее — пойти на договоренности с Гитлером.

Следует напомнить, что к моменту подписания пакта фактическим союзником Германии был не только СССР, но и Швейцария, и Швеция, и США.

Да, они не заключали пакта с Германией, но чем от него отличался их нейтралитет? Швеция и США точно так же спокойно наблюдали, как Германия громит Польшу, Францию, Балканы, Норвегию, точно так же торговали с Германией.

Почему же именно СССР, проклятый и разоренный европейцами, превращенный ими в изгоя, должен был идти умирать за них? СССР превратился в сильнейшую страну Европы не благодаря, а вопреки активным усилиям Англии, Франции, Польши, огромной ценой жертв и напряжения собственных ресурсов, и теперь он должен был бросить свой созданный огромной кровью экономический потенциал ради них на чашу весов?

Англию и Францию необходимо было заставить вступить в войну, что Сталин и сделал, заключив пакт с Германией.

С подписанием пакта ситуация в Европе сложилась таким образом, что если Германия и нападет на Россию, то к этому времени западные демократии уже будут в состоянии войны с ней, и Советскому Союзу не придется противостоять ей в одиночку, чего ожидал Сталин летом 1939 года. Берлину было достаточно нейтралитета СССР в войне на Западе, чем бы в этом случае СССР отличался от США?

ЦЕЛЬ — ОТСРОЧИТЬ ВОЙНУ

Но почему в отличие от США и Швеции, благодаря своему нейтралитету в очередной раз наживавшихся на европейской крови, Сталин пошел на подписание пакта? Он считал вой­ну неизбежной и сознательно готовился к ней.

Сталин должен был победить, а для этого Советскому Союзу необходимо было решить ряд стратегических задач, и поэтому Сталин пошел на подписание пакта, ставшего, как оказалось, началом освобождения Европы от фашизма.

Более того, идя на подписание договора, тем самым Сталин сделал неизбежным союз Англии и стоявших за ней США с Советским Союзом, что предопределило конечное поражение Третьего Рейха и его многочисленных союзников.

Этот шаг Сталина совершенно правильно оценили здравые силы в Англии. Британский журнал «Контемпорери ревью», отвечая на этот вопрос, в те дни писал: «Что бы ни говорили о Сталине, он является наиболее находчивым и наиболее реальным политиком нашего времени; он никогда не занимается абстракциями… Сталин знает цену политических программ и манифестов… главным образом он хочет, чтобы не было никаких уверток, которые дали бы возможность западным демократиям втянуть его в войну с Германией и затем оставить одного… (Сталин) подозревает, что именно к этому стремились английский и военный кабинеты, и поэтому не желает рисковать в этом деле».

Напомним, что инициаторами создания документа о ненападении стали немцы, так как гитлеровцы были тогда еще не готовы к полномасштабной войне с Советским Союзом, а Москва согласилась на это предложение из-за неготовности начинать войну на незавершенной линии обороны по Западу.

В основе подписания лежали специфические предпосылки, вытекающие не только из геополитического положения обоих государств, их прагматических целей, но из самой природы режимов этих государств.

«Любители истории» часто выдают за союз лютую дружбу между СССР и Германией в 1939-1941 годы, а пакт Молотова-Риббентропа за договор о таком союзе.

Однако договор, подписанный 23 августа 1939 года, был соглашением лишь о ненападении друг на друга с обязательством не вступать в направленные против сторон союзы третьих стран. Это — базовая договоренность, в которой отсутствовало главное — общая цель, которую намерены достичь стороны.

Cекретный протокол о разделе сфер влияния также не фиксировал какие-либо цели и способы их достижения, не оговаривал никаких совместных действий и вообще был документом предельно общим. Он годился в качестве аргумента в двусторонних обсуждениях (именно так он и использовался дальше) или на конференциях, которые могли проходить в случае принятия гитлеровских требований по Польше, но обязательств к каким-то действиям в нем не было.

C подписанием акта о ненападении 23 августа 1939 года свершилось главное — стороны договорились отсрочить боестолкновение друг с другом по крайней мере на десять лет.

Другим достижением договора стала гарантия невмешательства правительства Германии в дела Западной Белоруссии, Западной Украины, Бессарабии и Прибалтийских республик, а это означало, что немецкие войска не останутся вблизи важнейших хозяйственных и политических центров СССР в случае начала войны.

Причем новая граница между Германией и СССР была определена не секретным протоколом, а соответствующим договором от 28 сентября 1939 года. Судьба населения Западной Украины и Западной Белоруссии была решена на референдумах о присоединении к соответствующим республикам СССР.

Эстония, Латвия и Литва сохраняли свою государственную независимость при наличии в них авторитарных полуфашистских режимов. Значительные воинские контингенты были введены в эти республики в июне 1940 года в разгар германской аннексии в Европе.

С начала августа 1940 года советская граница в Европе была существенно отодвинута на запад от Ленинграда, Москвы и Киева, что позволило СССР в какой-то мере выиграть время, когда эти три важнейших центра страны оказались под угрозой захвата врагом.

Немцы нарушали договоренности и в случае ввода советских войск в Бессарабию, и сами ввели свои войска в Финляндию и в Румынию, а позже разгромили югославскую армию, и страна капитулировала. К тому же Гитлер решил помочь Италии, которая увязла в военной авантюре в Греции.

Но даже эти авантюры Гитлера сыграли на руку СССР, потому что заставили Гитлера отменить намеченный еще в декабре 1940 года срок нападения на СССР (15 мая 1940 года) и перенести его на 22 июня 1941 года.

И все же договоренности 1939 года остановили вторжение Германии на территории, значительная часть которых к середине 1940 года вошла в состав СССР.

Большой резонанс договор Москвы с Берлином сыграл в Японии. В день подписания договора завершилось окружение основной группировки японских войск. Попытки деблокировать окруженную группировку, предпринятые 24-25 августа, успеха не принесли и в последующем не предпринимались.

Поражение, нанесенное советско-монгольскими войсками, и одновременное подписание советско-германского договора привели Японию к правительственному кризису и существенным изменениям военных планов.

В итоге Япония в отместку за подписание договора в обход нее как союзника Гитлера легко согласилась на подписание 13 апреля 1941 года советско-японского пакта о взаимном уважении территориальной целостности и неприкосновенности границ Монгольской Республики и Маньчжоу-Го в разгар боев на Халхин-Голе.

Результатом этого договора стало существенное снижение возможности совместного выступления Германии и Японии против СССР.

К сожалению, правительство, подписавшее с СССР договор, вынудили вскоре уйти в отставку.

ДОКУМЕНТ СВОЕГО ВРЕМЕНИ

Советские люди приняли договоренность с Гитлером в общем доброжелательно, осознавая ее необходимость и вынужденный характер.

Вот интервью, взятое английским журналистом и писателем А. Вертом на Ленинградском проспекте у простого советского прохожего. На вопрос о том, что он думает о пакте Молотова-Риббентропа, последний ответил так: «Всем понятно, что тошно и неприятно делать вид, будто мы друзья с Гитлером, но уж такое положение сложилось в 1939 году, что у нас не было выбора. Мы не думали, чтобы самому Сталину очень нравилась эта идея, но мы глубоко верили в его правоту, если он решил заключить с Гитлером пакт о ненападении, значит, он наверняка знал, что другого выхода нет. И не забывайте также, что нам в то время грозила японская агрессия, нам пришлось драться на Халкин-Голе, как раз в то же время».

Однако мировая демократическая общественность, ориентировавшаяся на СССР как на оплот мира и сдерживания фашизма, была в негодовании от этого альянса. Тоном возмущения стал тезис о том, что когда под пятой Гитлера оказались многие народы Европы, Москва заключает договор о дружбе с фашистами.

Для СССР пакт сыграл двойственную роль при несомненном успехе в отсрочке нападения. Прежде всего, он оказал убаюкивающее действие на командный состав РККА, что немедленно сказалось на мероприятиях по повышению боевой готовности войск: войска двигались к границам не отмобилизованными, не имея необходимого транспорта. Железные дороги работали по графику мирного времени, так как считалось, что война в ближайшее время не начнется.

Генеральный штаб РККА исходил из предположения, что войска будут полностью укомплектованы за те несколько дней, которые пройдут между мобилизацией и фактическим началом боевых действий.

Для немцев пакт явился возможностью накопить боевой опыт и вынести необходимые уроки из операций в Европе, особенно боев с Польшей. Это был период мобилизации экономик стран, аннексированных Гитлером для подготовки большой войны.

Являлся ли пакт Молотова-Риббентропа сговором двух хищников, стремящихся поделить Европу? Безусловно — нет.

Германия и СССР действовали исключительно в рамках политических реалий своего времени, и в то время никто в СССР за этот «пакт о ненападении» даже и не думал осуждать.

Генерал де Голль, оценивая причины, побудившие Сталина заключить советско-германский пакт, писал в своих мемуарах: «В позиции, которую занял Сталин, неожиданно выступив заодно с Гитлером, отчетливо проявилось его убеждение, что Франция не сдвинется с места, и у Германии, таким образом, руки будут свободными, и лучше уж разделить вместе с ней добычу, чем оказаться ее жертвой. В то время как силы противника почти полностью были заняты на Висле, мы, кроме нескольких демонстративных действий, ничего не предприняли, чтобы выйти на Рейн… Некоторые круги усматривали врага скорее в Сталине, чем в Гитлере».

Западные страны Франция и Англия, а с ними и Польша, делали все, чтобы развернуть Гитлера на Восток, отдав ему на растерзание Чехословакию

Пакт Молотова-Риббентропа — это документ своего времени, который был продуктом отнюдь не времен Второй мировой войны. Это продукт работы уже следующей войны, Холодной, когда «всякое лыко в строку» — СССР просто необходимо в чем-то вполне существенном обвинять.

Это понял даже премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль, который полагал, что соглашение между Берлином и Москвой означало не «звериную сущность сталинского режима», а банальный провал английской и французской дипломатии, которой не удалось ни направить нацистскую агрессию против СССР, ни сделать Советский Союз своим союзником до начала Второй мировой войны.

«Тем не менее, и СССР нельзя назвать однозначно выигравшим от пакта, — отмечал Черчилль, — хотя страна получила дополнительные два года мирного времени и значительные дополнительные территории у своих западных границ».

Пакт Молотова-Риббентропа — это уже давно просто часть истории. А для тех, кто «воюет с тяжким наследием СССР», — это инструмент пропаганды.

Автор — эксперт в области геополитики, геостратегии, истории войн и военного искусства, обозреватель еженедельника «Военно-промышленный курьер». 

 

Площадки газеты "Спецназ России" и журнала "Разведчик" в социальных сетях:

Вконтакте: https://vk.com/specnazalpha

Фейсбук: https://www.facebook.com/AlphaSpecnaz/

Твиттер: https://twitter.com/alphaspecnaz

Инстаграм: https://www.instagram.com/specnazrossii/

Одноклассники: https://ok.ru/group/55431337410586

Телеграм: https://t.me/specnazAlpha

Свыше 150 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

Оцените эту статью
1576 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 4.9

Читайте также:

Автор: СЕРГЕЙ ДЫШЛЕВСКИЙ, НАТАЛЬЯ ЧЕРНЫШОВА
22 Октября 2019
«КАДЕТ» ИЗ ГРУППЫ «А»

«КАДЕТ» ИЗ ГРУППЫ «А»

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание