22 сентября 2019 06:58 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

АРХИВ НОМЕРОВ

История

Автор: КОНСТАНТИН СОВЕТОВ
ШАГНУВШИЕ В БЕССМЕРТИЕ

28 Июля 2019
ШАГНУВШИЕ В БЕССМЕРТИЕ
Фото: Младший лейтенант Геннадий Сергеев — первый Герой России в спецподразделении «Альфа»

29 июля 1974 года стало знаменательной датой в истории советских спецслужб — в тот день была образована Группа «А» КГБ СССР, ставшая впоследствии одним из самых знаменитых спецподразделений мира по борьбе c терроризмом.

Основным предназначением нового подразделения стало освобождение заложников на объектах транспорта и в различных зданиях — такую задачу поставил Председатель КГБ Юрий Владимирович Андропов.

Первоначально Группа, приписанная к Седьмому управлению КГБ СССР, насчитывала тридцать бойцов негласного штата. Первые три сотрудника были зачислены еще летом: Роберт Петрович Ивон, Валерий Петрович Емышев и Сергей Александрович Голов.

Командиром подразделения в сентябре 1974 года был назначен Герой Советского Союза офицер-пограничник Виталий Бубенин, участник ожесточенных боев за остров Даманский в Уссури весной 1969 года.

Создателям Группы «А» пришлось нелегко — необходимо было не только определить цели и задачи и подобрать кадры, но и решить вопросы с учебным процессом, вооружением, оснащением и материальным обеспечением. Все делалось с чистого листа. Без подсказок.

В 1977 году Председателем КГБ было принято решение довести численный состав подразделения до семидесяти сотрудников. Фактически это было признанием того, что период становления Группы «А» прошел успешно.

Первые годы существования прошли относительно спокойно. Лишь в марте 1979-го сотрудники обезвредили психически больного Юрия Власенко, который, как диссидент, был проведен американским дипломатом Принглом на территорию посольства США со взрывным устройством.

После безуспешных и длительных переговоров в бомбиста стрелял из бесшумного пистолета Сергей Голов, но террорист, будучи ранен, успел все-таки подорваться в одном из помещений на втором этаже здания.

АФГАНИСТАН. ПЕРВАЯ КРОВЬ

В декабре 1979 года в Афганистане обстановка была намного сложнее. Тогда перед двадцатью двумя «альфовцами» под командой майора Михаила Романова была поставлена, казалось бы, невыполнимая задача — в составе сводной группы спецназа КГБ и ГРУ взять штурмом хорошо укрепленную резиденцию диктатора Афганистана Хафизуллы Амина на окраине Кабула.

Помимо реализации точечной операции «Шторм-333» — захвата дворца Тадж-Бек, бойцам внештатных групп КГБ СССР «Гром» и «Зенит» и десантникам предстояло захватить ряд стратегических объектов в афганской столице в рамках общей масштабной операции «Байкал-79».

Кавалер ордена Красного Знамени капитан Геннадий Зудин

Время «Ч» было назначено на 19 часов 30 минут 27 декабря. Перед общим сигналом небольшая группа спецназовцев КГБ и «мусульманского» батальона ГРУ должна была захватить врытые в землю афганские танки, которые располагались на одной из господствующих высот. Во время этой операции в перестрелке погиб капитан Группы «А» Дмитрий Волков.

В подразделение как отличный стрелок Дмитрий был зачислен летом 1979 года. Выпускник Государственного центрального института физической культуры, чей стаж службы в КГБ исчислялся десятью годами, стал первым гражданином Советского Союза, погибшим на афганской войне…

В той командировке, по воспоминаниям сослуживцев, Дмитрий ни на шаг не отходил от своего коллеги капитана Геннадия Зудина. Это вызывало удивление — в Москве они мало общались. Как оказалось впоследствии, это был знак судьбы…

Геннадий Зудин вошел в число спецназовцев, которым предстояло подняться на бронетехнике по серпантину к дворцу Тадж-Бек и захватить его.

Вспоминает ветеран Группы «А» подполковник Сергей Васильевич Кувылин: «На маленькой площади перед дворцом наша БМП встала, встали и другие машины. До входа в сам дворец оставалось метров двадцать. Когда мы выпрыгнули из БМП, грохот стоял страшный. Трудно было понять, откуда стреляют. Казалось, со всех сторон. Наши пятерки перемешались на площадке перед дворцом.

Рядом со мной оказался Геннадий Зудин из пятерки Сергея Голова. Мы стреляли по окнам, как вдруг в трех метрах от нас раздался взрыв гранаты. Зудина контузило и посекло осколками. Я крикнул ему: «Егорыч, живой?!» Он не ответил, а как-то сник и опустил голову. Видимо, ему здорово досталось…»

Геннадию Зудину на момент гибели исполнилось сорок два года — он был одним из самых старших по возрасту в Группе. Выпускник Высшей школы КГБ СССР и сотрудник первого набора помимо функции оперативного водителя отвечал за очень важный участок работы — вооружение подразделения.

Погибших офицеров наградили орденами Красного Знамени — посмертно.

КОМАНДИРОВКА В ВИЛЬНЮС

После афганских событий руководством КГБ было принято решение об увеличении количества сотрудников еще на семьдесят человек — не за горами была Московская Олимпиада, которая, впрочем, прошла без эксцессов.

Однако в начинавшиеся 1980-е сотрудникам Группы «А» неоднократно приходилось демонстрировать свой профессионализм. На Советский Союз уже накатывалась волна террора, и в стране появилось много желающих покинуть ее пределы с оружием в руках. Наработанный опыт сыграл свою роль — операции по освобождению заложников в Сарапуле, Тбилиси, Саратове, Уфе и Сухуми, а также боевые стажировки в Афганистан прошли без потерь.

В конце 1980 — начале 1990-х Советский Союз ждала еще одна напасть — межнациональные конфликты. Сначала вспыхнул Нагорный Карабах, когда две союзные республики, Армения и Азербайджан, стали яростно делить спорную территорию. Затем были командировки в Тбилиси, Кишинёв, Душанбе и Баку…

В январе 1991 года политическая и оперативная обстановка обострилась в столице Литовской ССР городе Вильнюсе, где установилось двоевластие сторонниковсоюзного центра и националистов.

Сотрудникам Группы «А», действовавшим по трем объектам, была поставлена задача: среди других адресов зачистить телецентр от радикалов, засевших в нем, и передать его под охрану внутренним войскам.

Когда спецназовцы прорывались через многотысячную толпу, окружавшую здание, смертельное ранение в спину получил шедший последним разведчик 3-го отделения лейтенант Виктор Шатских. Пуля прошла между пластинами бронежилета.

Офицера можно было спасти, но на тот момент своих медиков в Группе не было, а машина «Скорой помощи» не смогла пробиться к зданию из-за огромной толпы.

Виктор, пришедший в подразделение по выпуску из Голицынского пограничного училища, не успел прослужить и года. Орден Красного Знамени был вручен его родителям Председателем КГБ СССР Виктором Крючковым.

Генерал-полковник Александр Иванович Мирошниченко: «Начиная с 1987 года Группа «А» работала как «пожарная команда» — на протяжении нескольких лет люди не вылезали из командировок: Карабах, Тбилиси, Баку, Ереван, Душанбе, причем порой мы не знали цели нашего нахождения в регионе, сидя там по два-три месяца. Система вхождения в коллектив для молодых сотрудников была нарушена, им сразу выдавали оружие, средства защиты и отправляли в командировку. Так произошло с Виктором Шатских, за полгода он не успел научиться нашим премудростям, благо что окончил военное училище и успел зарекомендовать себя с положительной стороны в командировке в Баку».

А вскоре «приказал долго жить» Советский Союз. Группа «А» сменила прописку — после провала ГКЧП в августе 1991-го она была передана в состав Управления охраны при Аппарате Президента СССР, а затем, с декабря того же года, в Главное управление охраны (ГУО) России.

ЛОКАЛЬНАЯ ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА

Смена прописки на количество выездов никак не повлияла — работы у бойцов спецназа только прибавилось. ЧП с самолетом во Внуково и автобусом на Васильевском спуске в Москве, участие в локализации осетино-ингушского вооруженного конфликта и работа по нейтрализации преступных группировок — это неполный перечень операций, проведенных спецназом госбезопасности в первые годы последнего десятилетия XX века.

Погибший в Вильнюсе зимой 1991 года лейтенант Виктор Шатских (второй слева)

Постоянным негативным фоном тех лет была и непростая экономическая ситуация в стране — сотрудникам месяцами не платили зарплату.

«Шоковые реформы» в экономике стали одной из причин противостояния президента России Бориса Ельцина и Верховного Совета РСФСР, которое вылилось в локальную гражданскую войну в центре Москвы осенью 1993 года. Рано утром 4 октября глава государства в Кремле лично поставил задачу командирам и старшим офицерам «Альфы» и «Вымпела» — Белый дом должен быть взят штурмом!

Сотрудникам спецподразделений, передислоцированным на Краснопресненскую набережную, поступил приказ — выдвинуться к зданию Верховного Совета на бронетехнике для проведения рекогносцировки. Одна из боевых машин была направлена в тыл Белого дома.

Полковник Юрий Николаевич Торшин: «Едва с Геной Сергеевым мы вышли из БМП, как прозвучала очередь, которой был ранен солдат, находившийся метрах в тридцати от нас. Мы начали оказывать помощь, я взял его со стороны головы под плечи, Гена за ноги. Солдат был в сознании. Мы его с Геной протащили где-то метров пятнадцать, а потом Сергеев упал на колени, и, я смотрю, он начинает оседать по брусчатке, пули свистят…

Гена осел и говорит: «Юрий Николаевич, меня зацепило», а я не могу понять, куда его зацепило, а пуля-то зашла в левую сторону под бронежилет. Прожил он еще минуты три, попросил: «Сделайте мне укол». Я достали промедол, потом второй… Подбежали солдаты, которые уже отнесли своего товарища и помогли мне донести Гену метров 30-50 до БМП.

Когда БМП подъехала к карете «Скорой помощи», Гену перегрузили на носилки, и я спросил у врача или медсестры — «Скажите, а куда вы его повезете? Чтобы знать, в какой госпиталь или больницу». Они отвечают: «В морг, погиб ваш товарищ». Гена фактически умер у меня на руках, я даже не понял, что произошло. Как позже показала экспертиза, стреляли не из Белого дома…»

Младший оперуполномоченный 1-го отдела в военном деле был не новичком, до «Альфы» в его биографии значились служба в армии, 15-м Главном управлении КГБ и разведывательно-диверсионном спецподразделении «Вымпел».

Младшему лейтенанту Геннадию Сергееву — первому из сотрудников Группы «А» — было присвоено звание Героя Российской Федерации — посмертно…

СВЯТОЙ КРЕСТ БУДЁННОВСКА

Тогда, в октябре 1993 года, все завершилось относительно благополучно — депутаты и почти все сторонники Верховного Совета покинули здание под гарантии «Альфы» и «Вымпела». Но как оказалось впоследствии, испытание Белым домом — это всего лишь разминка перед начавшейся через год полномасштабной войной в Чечне и последовавшими вскоре массовыми захватами заложников на Северном Кавказе.

14 июня 1995 года в лентах информационных агентств появилось сообщение: чеченскими боевиками захвачен целый город на Ставрополье! Бандиты, грамотно рассредоточившись по Будённовску, сгоняли всех, кто попадался на их пути, в здание городской больницы. К вечеру того дня в руках террористов оказалось более 1500 человек, включая рожениц и грудных детей.

Перед спецподразделениями, прибывшими в город, стояла сложнейшая задача: взять штурмом отдельно стоящее здание с заложниками, обороняемое почти двумястами басаевцами, вооруженными пулеметами и гранатометами!

Герои спецназа и Будённовска лейтенанты Дмитрий Бурдяев и Дмитрий Рябинкин (с сыном)

После проведения рекогносцировки и расчета сил и средств стало ясно, что потери при лобовом штурме составят 70 % личного состава подразделения. Но, несмотря на все доводы, приказ отменен не был — операция по освобождению заложников должна была начаться утром 17 июня.

1-му отделу Управления «А», которым тогда руководил полковник Сергей Поляков, по плану предстояло продвинуться вдоль гаражей к основному зданию больницы. Головной дозор, состоящий из трех человек, возглавил майор Владимир Соловов.

Как только боевая тройка Соловова в назначенное время вышла на открытую местность перед зданием, по ней тут же открыли огонь. Снайпер Фёдор Литвинчук сразу же получил ранение в ногу, Андрея Руденко спасла куча песка.

В той исключительно тяжелой ситуации Владимир принял единственно верное решение — отвлечь на себя огонь террористов. Через какое-то время по радиостанции коллеги услышали его слова: «Руке хана!»

Тяжелораненый, Соловов нашел в себе силы перевязать себя и продолжить бой, прикрывая товарищей по оружию. Позже выяснили — ему практически оторвало руку очередью из крупнокалиберного пулемета… Эвакуировать спецназовца не представлялось возможным — не было видно, где он находится, мешал плотный огонь со стороны больницы.

…Владимира Соловова по приходу в спецназ госбезопасности сразу назначили на должность заместителя начальника отделения Группы. Руководство в лице Героя Советского Союза генерала Геннадия Зайцева приняло во внимание его послужной список. В нем значились оконченное с «золотой» медалью Коломенское высшее артиллерийское командное училище и восемь лет службы в 27-й отдельной гвардейской мотострелковой Севастопольской краснознаменной бригаде имени 60-летия СССР.

В составе Группы «А» Владимир Соловов успел принять участие в операции у Белого дома в октябре 1993 года и освобождении заложников в Минводах в мае 1994-го.

БЕЗ СКИДКИ НА МОЛОДОСТЬ

Тем временем 2-й отдел Управления «А», которым руководил полковник Александр Репин, должен был идти к больнице со стороны инфекционного и травматологического корпусов. Именно там отделения Александра Жаринова и Владимира Келехсаева и попали под шквальный огонь…

Бойцы спецназа лежали на земле вдоль здания травматологии в шахматном порядке. В той ситуации всех спас лейтенант Дмитрий Рябинкин — он сумел вычислить позицию басаевского пулеметчика и с колена снять его. Попытка сменить позицию оказалась смертельной — пуля попала на несколько сантиметров выше обреза шлема. Его смогли эвакуировать, какое-то время Дмитрий был еще жив. Но ранение оказалось несовместимым с жизнью…

Дмитрия спецназовцы взяли на заметку еще в Московском общевойсковом командном училище — он показывал отличные результаты в учебе и спорте. В должности младшего оперуполномоченного 2-го отдела Группы «А», молодой сотрудник принял участие в операции по освобождению заложников в Минеральных Водах.

В Будённовске лейтенант Рябинкин первоначально входил в группу, обеспечивавшую личную безопасность министра внутренних дел Виктора Ерина, но затем его, как отличного стрелка, поставили в боевые порядки.

Третьим погибшим в Будённовске сотрудником Группы «А» стал лейтенант Дмитрий Бурдяев. В ходе ожесточенного боя получилось так, что группа из пяти человек была зажата огнем возле одноэтажного хозблока.

Ситуация была тяжелая: в группе уже было несколько раненых. При такой высокой интенсивности вражеского огня ни о каком прорыве речи уже не шло. Не было и обещанной руководством операции «брони».

Было принято решение — изменить позицию снайперских пар с целью подавления огневых точек боевиков. Снайперам, в составе которых был Дмитрий, предстояло проскочить через территорию детского сада, простреливаемую боевиками. Несколько бойцов смогли преодолеть открытое пространство, Дмитрия же настигла пулеметная очередь…

Герой спецназа и Будённовска Владимир Соловов в кругу семьи. Село Пехлец Кораблинского района Рязанской области

Лейтенант Бурдяев был представителем чекистской династии в третьем поколении — его бабушка и отец прослужили в спецслужбах не один десяток лет. Сотрудником Группы «А» он стал в начале 1995 года, после четырех лет службы в Седьмом управлении КГБ и его преемнике — Оперативно-поисковом управлении (ОПУ) Министерства безопасности РФ.

Придя в Группу «А» на должность младшего оперуполномоченного, молодой офицер стал осваивать специальность снайпера. Умение метко стрелять Дмитрий приобрел еще во время срочной службы в армии — выполнил норматив мастера спорта по стрельбе из автомата. Но его боевой путь в составе «Альфы» оказался недолог…

События в Будённовске закончились тем, что оставшихся в живых террористов под прикрытием заложников-добровольцев (включая журналистов) отпустили в Чечню — гарантии неприкосновенности Шамилю Басаеву дал лично председатель правительства Виктор Черномырдин.

Тогда большинство специалистов по антитеррору сошлись во мнении, что Басаева ни в коем случае нельзя было выпускать со Ставрополья — в случае уничтожения банды других кровавых вылазок могло не последовать.

Автор — администратор группы «Памяти сотрудников спецподразделений ФСБ, погибших при исполнении служебного долга» (социальная сеть «ВКонтакте»). Автор публикаций в газете «Спецназ России».

 

Продолжение в следующем номере. 

 

 

Площадки газеты "Спецназ России" и журнала "Разведчик" в социальных сетях:

Вконтакте: https://vk.com/specnazalpha

Фейсбук: https://www.facebook.com/AlphaSpecnaz/

Твиттер: https://twitter.com/alphaspecnaz

Инстаграм: https://www.instagram.com/specnazrossii/

Одноклассники: https://ok.ru/group/55431337410586

Телеграм: https://t.me/specnazAlpha

Свыше 150 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

Оцените эту статью
6603 просмотра
нет комментариев
Рейтинг: 4.9

Читайте также:

Автор: ВАСИЛИЙ ВЕРЕЩАК
28 Июля 2019
СУВОРОВСКИМИ ТРОПАМИ

СУВОРОВСКИМИ ТРОПАМИ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание