15 сентября 2019 19:21 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ВЫ ГОТОВЫ ПОЛУЧИТЬ ЭЛЕКТРОННЫЙ ПАСПОРТ?

АРХИВ НОМЕРОВ

История

Автор: МИХАИЛ ГОЛОВАТОВ
ТАХОРСКАЯ ОПЕРАЦИЯ

31 Марта 2019
ТАХОРСКАЯ ОПЕРАЦИЯ
Фото: Бойцы группы Михаила Головатова в Афганистане. Фото 1984 года

ОБСТРЕЛЯТЬСЯ И ПОЛУЧИТЬ БОЕВОЕ КРЕЩЕНИЕ

Одним из тяжелейших боевых «эпизодов», в котором довелось участвовать сотрудникам Группы «А» в Афганистане, была масштабная Тахорская операция.

С 1982 года руководство Комитета государственной безопасности СССР ввело практику прохождения боевой стажировки вновь набранных сотрудников Группы «А».

Ни один род войск не требует такой сплоченности и спаянности, как спецназ. Необходимо было выработать профессиональную и психологическую настроенность на решение сложных задач. Каждый из бойцов группы должен был проявить себя в боевых условиях.

Место нашей базовой дислокации — Керкинская ДШМГ. Советская Туркмении.

Вообще, ДШМГ всегда пользовались заслуженным уважением за высокую боевую подготовленность. Поэтому сотрудники Группы «А» действовали в их составе.

Срок нашей командировки — два месяца. Задача — молодым сотрудникам получить боевой опыт, используя все средства погранвойск. Попросту говоря, надо было обстреляться, получить боевое крещение.

В группе сотрудников «Альфы» было пятнадцать человек

Мы отправились в Афган 24 апреля 1984 года — я, будучи в должности командира отделения Группы «А», с пятнадцатью новыми сотрудниками. До нас в Керках уже «обкатались» три группы из нашего подразделения.

За те два месяца, которые наша группа находилась в распоряжении боевой десантно-штурмовой группы, мы сорок суток безвылазно провели на территории Афганистана. Участвовали в засадах, рейдах, прочесываниях, обезвреживании крупных главарей банд, выходили вместе с мотоманевренной группой на охрану газопровода, блокировали караваны…

Что касается собственно Тахорской операции, то ее цель — выбить душманов с их вотчины, на которую пока не ступала нога ни афганского, ни советского солдата. Эту провинцию, нахально врезавшуюся аппендиксом на территорию Пакистана и Китая, на участке Московского пограничного отряда следовало очистить от хорошо вооруженного врага.

Накануне были проведены учебные сборы с тактическими занятиями и стрельбами. На стрельбище местные пограничники решили посмотреть, как умеют стрелять «москвичи». В свое время я занимался стрелковым спортом и теперь сам готовил своих ребят. Стреляли из всех видов оружия. К нашей чести, после одного захода от мишеней ничего не осталось.

И вот — операция!

Для мотоманевренных групп высота 4300 метров недосягаема, поэтому для операции по обезвреживанию банды инженера Наби было привлечено три ДШМГ: Московская, Пянджская и Керкинская.

Да, недаром Наби протирал штаны в нашей военно-инженерной академии имени Куйбышева. Военные науки он освоил хорошо. Получив у нас высшее образование, вооружившись у нас же, он переметнулся к «моджахедам».

Семнадцать километров укрепленных позиций протянулись по всему хребту. Вырытые в полный профиль окопы были перекрыты сверху настилами. На главенствующих высотах установлены пулеметные точки.

В ходе этой масштабной операции изрядно пришлось поработать вертолетчикам. В основном это были летчики, прикомандированные из других регионов. На такую высоту машины могли поднять только по пять-семь человек.Общий срок командировки – два месяца

Бойцы из Пянджской ДШМГ заходили на десантирование три раза. «Вертушкам» приходилось уходить от плотного заградительного огня, который устраивали душманы. После интенсивного бомбового удара и «обработки» местности вертолетами Ми-24 подобраться к укреп­районам стало легче. И тогда на штурм позиций «моджахедов» устремились керкинцы.

Я до сих пор хорошо помню тот 61-й борт, которым командир эскадрильи из Чарджоу доставлял нас до места высадки. Этот вертолетчик демонстрировал чудеса пилотажа. В условиях, где это казалось невозможным, он приземлялся под обстрелом на одно колесо, бойцы высаживались, — и он снова взмывал в небо за следующей партией десанта.

Первый заход был в девять утра, а закрепились мы только к двенадцати. В итоге инженера Наби мы выбили с занимаемой им территории. Ночью «духи» безуспешно пытались прорваться. С остатками сил Наби уходил в тылы.

Утром двумя группами мы предприняли преследование. С одной стороны склона — начальник разведвзвода Лопушко со своими десантниками, с другой — мы, «альфовцы».

Преследование в горах — дело непростое. И не только потому, что банда на пути отступления оставляла засады. Июльская невыносимая жара, сильно разреженный воздух…

У меня было отменное здоровье: как-никак, а мастер спорта по лыжным гонкам, за плечами служба в динамовских частях. В свое время я бегал вместе с такими прославленными спортсменами, как Вячеслав Веденин, Фёдор Симашов, Анатолий Наседкин… А тут — едва успевал за проводником.

Этого сорокалетнего афганца мы… отвлекли от выпаса овец. С первой своей командировки в Афганистан в 1979-1980 годы я немного понимал на фарси, запомнил около трехсот самых необходимых слов. Хоть мог сказать, чтобы тот не шел так быстро. Тем более мы шли с полной боевой выкладкой, на каждом — оружие и приличный боекомплект.

Вообще за тот месяц все сбросили по несколько килограммов, а я так потерял все десять, став таким, каким пришел в Группу десять лет назад.

Сорок суток бойцы Группы «А» безвылазно провели на территории Афгана

Как ни остерегались (всегда, занимая вражеские окопы, обязательно снимали слой грунта), все же на Тахоре нам пришлось пересидеть в отвоеванных блиндажах. На следующий день все зачесались. Слава Богу, что по возвращении в отряд не было необходимости прожаривать обмундирование. Просто помылись и переоделись в новое. Тогда с этим не было особых проблем.

Вообще, вши — ерунда! Можно сказать, что та боевая стажировка прошла без потерь, если не считать троих, подхвативших лейшманиоз при проческе «зеленки». Укушенное комаром место начинает гнить, и это не остановить никакими антибиотиками.

У Сергея Журавлёва образовался на лбу такой гнойный нарыв, что выглядел он как циклоп. По прибытии в Москву ребят отвезли в Институт кожных заболеваний, где старенький профессор после осмотра спросил, были ли они в Туркмении. Поколебавшись, ибо информация подобного рода не подлежала разглашению, я признался. Врач тут же ответил — это пендинка.

Инкубационный период этой дряни длится полгода. Эту страшную болезнь можно подхватить только в двух местах — в Туркмении или Афганистане.

Снимок сделан во время командировки в Афганистан. Фото 1984 года

Автор — командир Группы «А» в 1991-1992 годы. 

 

 Площадки газеты "Спецназ России" и журнала "Разведчик" в социальных сетях:

Вконтакте: https://vk.com/specnazalpha

Фейсбук: https://www.facebook.com/AlphaSpecnaz/

Твиттер: https://twitter.com/alphaspecnaz

Инстаграм: https://www.instagram.com/specnazrossii/

Одноклассники: https://ok.ru/group/55431337410586

Телеграм: https://t.me/specnazAlpha

Свыше 150 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

Оцените эту статью
3941 просмотр
нет комментариев
Рейтинг: 5

Читайте также:

Автор: МАТВЕЙ СОТНИКОВ
31 Марта 2019
БОЕВАЯ СТАЖИРОВКА

БОЕВАЯ СТАЖИРОВКА

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание