24 июня 2019 18:41 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ЧЕМ ДЛЯ ВАС ЯВЛЯЕТСЯ ДЕНЬ 1-ГО МАЯ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Расследование

Автор: ВЛАДИСЛАВ ШВЕД
ОТВЕТ ЛИТОВСКИМ ФАЛЬСИФИКАТОРАМ - 2

31 Марта 2019
ОТВЕТ ЛИТОВСКИМ ФАЛЬСИФИКАТОРАМ - 2
Фото: Согласно мнению литовского суда, министр обороны СССР маршал Дмитрий Язов мог действовать самостоятельно — без санкции Верховного Главнокомандующего Михаила Горбачёва

ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО.

СУДЕБНЫЙ БЕСПРЕДЕЛ

Уголовный процесс по делу 13 января в Вильнюсе, завершившийся 27 марта 2019 года оглашением приговоров обвиняемым, является, по сути, судебным беспределом. Итог процесса был изначально обусловлен политическими решениями, принятыми правящей элитой Литвы. Суд отклонил все свидетельства, противоречащие этим решениям. Все доказательства и аргументация подгонялись под эти указания. Прозвучавшие приговоры также соответствовали этим указаниям.

Заявляю: вынесенные приговоры не могут считаться правовыми не только по причине того, что Литва в 1991 году являлась союзной республикой в составе СССР, но и по причинам чисто правового характера. Это следует из того, что в уголовном процессе применяемые законы вдруг обрели обратную силу, что категорически запрещено международном правом.

Осуждённый в Литве полковник Юрий Мель в курсантские годы

Известно, что для правовой оценки преступлений, якобы совершенных советскими военнослужащими в январе 1991 года, в Литве были применены статьи УК ЛР, вступившие в силу по Закону ЛР № XI-1291 от 22 марта 2011 года.

Подобное применение законов является грубейшим нарушением положений Всеобщей декларации прав человека Генеральной ассамблеи ООН 1948 года, пункт 2-й, статья 11-я.

А также следующих документов:

— Дополнительного протокола II (ст. 6) к Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны 1949 года;

— Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года (пункт 1, ст. 7);

— Дополнительного протокола I (ст. 75);

— Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года (пункт 1, ст. 15);

— части III Римского статута Международного уголовного суда 1998 года.

Ссылки литовской стороны на 2-ой абзац статьи 7-й Европейской конвенции 1950 года не выдерживают критики. Напомню, что в 2015 году Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), рассмотрев дело «Василяускас против Литвы» (заявление № 35343 / 05), отметил, что литовский суд, осудив бывшего сотрудника МГБ Литовской ССР В. Василяускаса, нарушил базовый юридический принцип «nullum crimen, nulla poenasine lege». Что означает: нельзя судить за деяние, которое не являлось преступлением на момент его совершения.

Причем ссылки литовской стороны на постановление Малой палаты ЕСПЧ от 12 марта 2019 года по заявлению бывшего сотрудника КГБ Литовской ССР Станиславаса Дрелингаса (заявление № 28859 / 16), которое якобы позволяет по-новому квалифицировать советские преступления против литовского народа, следует расценивать как бездоказательную декларацию.

Хотя можно ожидать, что в будущем литовская Фемида постарается квалифицировать мифические преступления советских военнослужащих, якобы совершенные ими в январе 1991 года, как геноцид литовского народа. Ведь придумали же бывшие советские коллаборанты, прорвавшиеся во власть в марте 1991 года, создать в бывшем здании КГБ Лит. ССР «Центр изучения геноцида и сопротивления жителей Литвы».

Между тем, официальные статистические данные свидетельствуют, что в период так называемого советского геноцида количество литовцев, проживавших на территории республики, возросло на 773 тыс. чел. (2.150.700 в 1959 году против 2.924.200 в 1989 году).

Известно, что доля литовцев в Литве в 1897 году была 61,6 %, а в 1987 году составила уже 80 % всего населения. Вот такой странный советский геноцид!

Другим неправовым аспектом является неправовая переквалификация преступлений советских военнослужащих, якобы совершенных ими в январе 1991 года. К моменту их переквалификации в 2011 году не было выявлено никаких новых подробностей, усугубляющих вину преступлений советских военнослужащих и позволяющих квалифицировать их, как преступления против человечности и военные преступления. Естественно, переквалификация состоялась по явно политическим мотивам.

Основными причинами переквалификации действий советских военнослужащих в январе 1991 года явилось стремление властей Литвы окончательно скрыть подлинных виновников январской трагедии 1991 года в Вильнюсе и в правовом плане представить виновниками бывших советских граждан. Это уже не правосудие, а политика в чистом виде.

Помимо этого, поспешная переквалификация так называемых «преступных» действий советских военнослужащих в военные преступления была обусловлена истечением 20-летнего срока давности по общеуголовным преступлениям.

	 Один из главных «врагов литовского народа» Владислав Николаевич Швед. Фото начала 1990‑х годов

Особо отмечу, что попытка персонализировать «преступления» советских военнослужащих закончилась для литовских судей полным фиаско. Так называемый переезд Лореты Асанавичюте танком под командованием подполковника Николая Астахова не выдерживает проверки фактами. Для этого достаточно просмотреть видеофильм Бронюса Талачки (сайт «13-е января. In memoriam»). На кадрах запечатлена Асанавичюте, тело которой сохранило абсолютную анатомическую целостность. И это после переезда 41-тонным танком?

Литовские судьи, видимо, впали в младенчество, или как говорят в Литве «pas jos momenelis suminkstejes». Как можно было согласиться с утверждением о том, что Лорету переехал танк?

А как можно было поверить в то, что неизвестный «альфовец» убил защитника телебашни Игнаса Шимулёниса семью выстрелами, в том числе одним из охотничьего ружья (?), а затем раздробил ему голову воронкообразным пламегасителем автомата АКС-74У.

Известно, что утром 13 января литовский судмедэксперт С. Плиский установил, что Шимулёнис погиб в автонаезде, затем его труп был расстрелян. Однако он считается защитником телебашни, хотя, как известно, в автомашине в башне не ездили.

В связи с вышеизложенным я смею утверждать, что уголовное дело 13 января, уголовный процесс по этому делу а также вынесенные Вильнюсским окружным судом приговоры в правовом плане являются ничтожными. Они основываются не только на ложном утверждении о том, что Литва с 11 марта 1990 года являлась независимым государством, но на нарушениях правового характера и явных фальсификациях «доказательств».

НЕПРАВОВЫЕ ПРИГОВОРЫ

Полагаю необходимым предоставить читателям некоторую информацию о приговорах, вынесенных 27 марта 2017 года судейской коллегией Вильнюсского окружного суда

Всем обвиняемым Вильнюсский окружной суд инкриминировал пять статей УК ЛР. Они предполагают…

Статья 100-я — «обращение с людьми образом, запрещаемым международным правом…».

Статья 101-я — «убийство лиц, пользующихся защитой международного гуманитарного права…»

Часть 1-я статьи 103-й — «причинение вреда здоровью, пытал либо бесчеловечно обращение с людьми…»

Часть 1-я статьи 111-й — «использование запрещенных военных действий…».

Статья 112-я — «применение запрещенных средств ведения войны…»

Осуждённый в Вильнюсе сотрудник Группы «А» Евгений Чудеснов (второй справа). Фото 1980‑х годов

Оглашение приговоров было начато в несколько странном порядке. Первым был оглашен приговор В. Шведу, как бывшему 2-му секретарю ЦК КПЛ / КПСС и бывшему депутату ВС Литвы. Мне было назначено десять лет лишения свободы. Тем самым Вильнюсский окружной суд признал преступным весь период моего депутатства, хотя ВС Литвы по данному вопросу имел иное мнение.

Напомню, что я был лишен статуса депутата ВС Литвы только в ноябре 1991 года, но не по причине моей преступной деятельности в 1990-1991 годах, а по причине не принятия мною литовского гражданства.

После Шведа был оглашен приговор Альгимантасу Науджюнасу, бывшему секретарю ЦК КПЛ / КПСС. Ему также назначили десять лет.

Затем огласили приговор Ромасу Юхнявичюсу, бывшему консультанту ЦК КПЛ / КПСС — десять лет. Он был виновен в том, что руководил советскими дружинниками, которые прибыли к телебашне, когда та уже была под контролем «альфовцев».

После Юхнявичюса огласили приговор Дмитрию Язову, бывшему министру обороны СССР. Ему также было назначено десять лет лишения свободы.

Поясню, почему порядок оглашения приговоров мне показался странным. Дело в том, что Обвинительный акт (далее ОА) уголовного дела 13 января открывается обвинением Дмитрия Язова. Тем самым он признавался обвиняемым № 1.

Литовские прокуроры приписали Язову создание некой организованной группы из 160 человек, которая якобы решила вернуть Литву в состав СССР не просто силовым путем, а якобы «путем совершения преступлений против человечности и военных преступлений».

Получалось, что именно маршал Язов, а не Президент СССР М. Горбачёв, был главным инициатором силовой акции в Литве.

Максимальные наказания — четырнадцать лет лишения свободы были назначены Владимиру Усхопчику, командиру 107-ой мотострелковой дивизии Минобороны СССР и Николаю Астахову, командиру танка № 502 этой дивизии, который якобы переехал Лорету Асанавичюте по тазобедренной части. О видеофильме, посвященном Асанавичюте, я уже упоминал.

О какой объективности и доказательности в уголовном деле 13 января может идти речь, если суд не заинтересовался общеизвестным в Литве фактом, изложенным Алоизасом Сакаласом, бывшим в 1990-1992 годах членом Президиума ВС Литвы в статье «Nezinomi Viespaties keliai» («Неисповедимы пути Господни». «Delfi.lt. 2 января 2014 года). Он заявил, что в конце 1990 года Президиум пришел к выводу, что Литва независимости не получит, пока не будет пролита кровь. Это более чем очевидное свидетельство, кто жаждал крови январских жертв.

Не удивили суд и странные утверждения, многократно повторенные в ОА о том, что советские военнослужащие якобы убивали гражданских лиц, стреляя в них боевыми патронами из автоматов и снайперских винтовок.

Согласно ОА (л. 3049) у зданий Литовского радио и телевидения (ЛРТ) действовали 249 военнослужащих СССР, в том числе 37 офицеров-«альфовцев». Но убитых от огнестрела у этих зданий не было, лишь два человека получили огнестрельные ранения неясного происхождения!

У телебашни, согласно ОА (л. 3150) действовало 234 советских военнослужащих, в том числе 29 офицеров-«альфовцев». Убитых там оказалось девять человек. Но направление смертельных раневых каналов у них было от 40 до 60 градусов сверху вниз, то есть в них стреляли с крыш домов или с телебашни.

Как установили литовские криминалисты, один был убит пулей калибра 7,62 мм патрона образца 1908 года, выпущенной из винтовки Мосина 1891 / 1930. О мифическом расстреле так называемого «защитника» телебашни И. Шимулёниса я уже говорил.

Михаилу Головатову, заместителю командира Группы «А» и его коллеге Евгению Чудеснову, руководившими взятием под контроль вильнюсской телебашни и зданий комитета (ЛРТ), было назначено наказание в виде лишения свободы по двенадцать и десять лет соответственно.

Между тем, факт того, что телебашню «альфровцы» взяли под контроль без единого боевого выстрела, был вынужден признать Витаутас Ландсбергис 16 января 1991 года на 97-ом заседании ВС Литвы. В стенограмме заседания это было зафиксировано. Но…

Для меня также не ясно, какими соображениями руководствовалась судебная коллегия, назначая уголовное наказанию Юрию Мелю, российскому гвардии полковнику запаса, 12 марта 2014 года задержанному литовскими властями на литовско-российском КПП.

В январе 1991 года он, 22-летний лейтенант-танкист 107-ой мотострелковой дивизии, по приказу командования совершил из танковой пушки три холостых выстрела в воздух у телебашни. Однако Вильнюсский окружной суд расценил это как военное преступление.

Известно, что холостой выстрел танковой пушки создает звук громкостью 140 децибел. Перепонки рвутся лишь при выстрелах боевыми снарядами, которые создают уровень звука порядка 210 децибел. От такого выстрела действительно могут лопнуть барабанные перепонки, если человек стоит рядом с танком. Но подобных выстрелов у телебашни не было.

Как мне рассказывали офицеры-танкисты 107-ой дивизии, для снижения громкости выстрела у телебашни, холостой заряд в пушке накрывался буханкой хлеба.

Известно, что медицина пока не располагает прибором, который бы измерял степень глухоты человека. Все определяет факт того, насколько человек слышит или не слышит. Известно, что ни один советский военнослужащий или дружинник, находившийся рядом с танком, стрелявшим холостым вышибным зарядом, не обратился к врачам по поводу ухудшения слуха.

Однако 550 митинговавших у телебашни в 1991 году заявили литовским врачам, что они стали плохо слышать. А к 2012 году число таких «оглохших» уже составило около тысячи. В итоге Мель шестой год, в нарушение норм мирового правосудия, сидит за малозначимый в правовом плане проступок в литовской тюрьме.

Особо отмечу, что Вильнюсский окружной суд не счел пяти лет пребывания Меля в литовской тюрьме достаточным наказанием за три холостых выстрела и демонстративно назначил ему семь лет лишения свободы. Это явно не соразмерное наказание.

Уверен, что Литва этот демарш в отношении Меля совершила сознательно, стремясь унизить Россию и показать ей, что та не в силах защитить своих граждан.

Таким же образом был осужден Евгений Гаврилов, капитан 76-ой дивизии ВДВ СССР. Он в первые минуты штурма зданий комитета ЛРТ был выведен из строя. Самодельное взрывное устройство, брошенное литовским боевиком, серьезно травмировало ему ногу. Поэтому участия в штурме Гаврилов не мог принимать.

Тем не менее, через двадцать восемь лет инвалиду по ранению Гаврилову литовский суд назначил наказание двенадцать лет лишения свободы по всем вышеупомянутым пяти статьям УК ЛР.

Причем в приговоре — в томе 1-ом на 54 листе — утверждается, что капитан Гаврилов был травмирован взрывным устройством, якобы брошенным «альфовцем» со второго этажа здания Литовского радио и телевидения. Это наглая ложь и вопиющий дилетантизм литовских прокуроров и судей. Известно, что у спецгруппы «А» КГБ СССР в наличии были только гранаты светозвуковые (ГСЗ). Они вводят людей в шок от световой вспышки и оглушительного звука.

Командир Группы «А» в 1991‑1992 годы Михаил Головатов (справа)

«Альфа» впервые применила две ГСЗ в ноябре 1983 года в тесном салоне самолета Ту-134 для освобождения заложников, захваченных группой грузинской элитной молодежи. Но заложники тогда не пострадали. Это документально подтвержденный факт. Но что возьмешь с литовских судей и прокуроров, если они на полном серьезе заявляют о якобы запрещенной международным правом пуле калибра 5,45 мм для автомата АК-74У, которые применяли советские военнослужащие.

В Обвинительном акте эта пуля упомянута 1320 раз. Между тем известно, что литовская полиция эти автоматы и пули использовала до ноября 2015 года.

Недоумение вызывает приговор Владимиру Котлярову, бывшему старшему лейтенанту 76-ой воздушно-десантной дивизии МО СССР. В 2014 году он по литовскому ордеру был задержан в Италии. Однако Миланский суд освободил В. Котлярова. Основанием для его освобождения явилось ходатайство Генпрокурора Италии, в котором тот ссылался на один из принципов международного права «jure imperii» (лат. — закон государства), гарантирующий иммунитет лицам и военным контингентам, исполняющим не преступный приказ государства в период военных операций.

По мнению Генпрокурора Италии Котляров в Вильнюсе действовал по приказу государственных властей и, как следовало из литовского ордера, заведомо преступных действий не совершал.

Вот какие «преступные действия» Котлярова были перечислены в ОА. На 30-м листе сказано, что группа подчиненных ему военнослужащих «должны были отключить находившуюся на 20-ом этаже огнетушительную аппаратуру…»

На 31-м листе того же ОА отмечено, что военнослужащие под командованием В. Котлярова, «обеспечили охрану находившейся там огнетушительной аппаратуры».

Тем не менее, ему назначено двенадцать лет лишения свободы. Это нормально?

А как понимать то, что суд даже не обратил внимания на преступные действия руководства Литвы во главе с В. Ландсбергисом и А. Буткявичюсом, которые в нарушение 28-й статьи Женевской конвенции IV 1949 года призвали в январе 1991-го мирных граждан защищать стратегические объекты в Вильнюсе. Подобное мировым правосудием квалифицируется как преступление.

ПОРА ЗАЩИЩАТЬ СВОИ ИНТЕРЕСЫ!

27 марта Литва, помимо демонстративно необоснованного приговора Ю. Мелю, нанесла еще одно унижение России. Посол РФ в ЛР Александр Удальцев не был допущен в зал Вильнюсского окружного суда, где приговоры выносились 60 российским гражданам, причем двум из них очно.

Судья пояснила, что запрет был обусловлен якобы отсутствием мест в зале. Но это являлось наглой ложью. После начала заседания свободных мест в зале было немало.

Подобное поведение Литвы должно вызвать соответствующую реакцию России. Особенно, если иметь в виду, что Литва своей независимостью во многом обязана России. Напомню, что в январе 1991 г. именно заявление председателя Верховного Совета РСФСР Бориса Ельцина в Таллине остановило процесс введения президентского правления в Литве.

Молодые защитники литовской независимости и подумать не могли, что политиканы готовы принести их в жертву на алтарь сепаратизма. Вильнюс, 1991 год

29 июля 1991 года Б. Ельцин подписал договор об основах межгосударственных отношений между РСФСР и ЛР. В нем Россия признала независимость Литвы с 11 марта 1990 года и ее аннексию Союзом ССР в 1940-м. Для Литвы это было невероятным подарком, который в сентябре 1991 года получил продолжение.

Благодаря позиции президента РСФСР Б. Ельцина в Госсовете СССР, Литва вышла из состава СССР со всеми обретенными в советский период территориями, составляющими 30 % современной территории республики и всем промышленно-экономическим потенциалом, созданным в Литве за счет финансирования из союзного бюджета.

Поскольку Литва в ответ на доброе отношение России переходит границы добропорядочных отношений соседних государств, Российской Федерации, видимо, следует серьезно изменить свою политику в отношении столь недружественного соседа. Возможно, для начала понизить уровень дипломатических отношений с Литвой и более серьезно заняться анализом спорных вопросов в литовско-российских отношениях. В частности, по территориям, на которые ЛР потеряла право, выйдя из СССР и заявляя, что Союз был для Литвы «другим государством».

Начало этому процессу уже положил Следственный комитет РФ (СК РФ), возбудивший в июле 2018 года уголовное дело в отношении должностных лиц литовского правосудия, причастных к необоснованному уголовному преследованию граждан РФ.

Вызывает одобрение мгновенная реакция СК РФ в отношении членов судейской коллегии Вильнюсского окружного суда, 27 марта 2019 года вынесших явно политизированные и необоснованные приговоры гражданам России. Это внушает надежды приговоренным Вильнюсским окружным судом. 

 

 

ШВЕД Владислав Николаевич, родился в Москве.

С 1947 года проживал в Литве. С 1990 года — второй секретарь ЦК Компартии Литвы / КПСС, член ЦК КПСС, депутат Верховного Совета Литвы, Председатель Гражданского комитета Литовской ССР, защищавшего права русскоязычного населения. 

В сентябре 1991 г. отказался принять гражданство Литвы, а в декабре 1991 г. по этой причине был лишен мандата депутата ВС Литвы . В мае 1992 г. был задержан Генпрокуратурой Литвы якобы за антигосударственную деятельность.По причине отсутствия улик и под воздействием общественного мнения был выпущен на свободу.

В 1998‑2000 гг. — руководитель аппарата Комитета Госдумы по труду и социальной политике. Действительный государственный советник РФ 3‑го класса. Автор книги «Катынь. Современная история вопроса» (2012 г.), "Как развалить Россию? Литовский вариант" (2012 г.), "Литва против России и "Альфы" (2014 г.), "Неонацисты Литвы против России" (2015 г.), "Кто Вы, mr. Gorbachev?" (2016 г.). Автор более 200 публицистических статей.

 

Площадки газеты "Спецназ России" и журнала "Разведчик" в социальных сетях:

Вконтакте: https://vk.com/specnazalpha

Фейсбук: https://www.facebook.com/AlphaSpecnaz/

Твиттер: https://twitter.com/alphaspecnaz

Инстаграм: https://www.instagram.com/specnazrossii/

Одноклассники: https://ok.ru/group/55431337410586

Телеграм: https://t.me/specnazAlpha

 

Оцените эту статью
4965 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Читайте также:

Автор: ВЛАДИСЛАВ ШВЕД
31 Марта 2019
ОТВЕТ ЛИТОВСКИМ...

ОТВЕТ ЛИТОВСКИМ...

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание