26 мая 2019 00:53 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ЧЕМ ДЛЯ ВАС ЯВЛЯЕТСЯ ДЕНЬ 1-ГО МАЯ?

АРХИВ НОМЕРОВ

История

Автор: МАТВЕЙ СОТНИКОВ. ФОТО ВЕРЫ КОМАРОВОЙ
СПЕЦНАЗ КГБ В АФГАНЕ

28 Февраля 2019
СПЕЦНАЗ КГБ В АФГАНЕ
Фото: Группа бойцов «Зенита» на фоне дворца Амина за день до штурма. Афганистан. 26 декабря 1979 года

Генерал Александр Ляховский — крупный исследователь войны, входивший в состав Оперативной группы Министерства обороны СССР в Афганистане, — назвал свой фундаментальный труд «Пламя Афгана». Это выражение точно отражает то горнило, через которое прошли десятки тысяч советских граждан — солдат, офицеров и вольнонаемных.

Если действия советской армии в Афгане были на виду, то роль и значение спецназа госбезопасности были знакомы лишь единицам посвященных.

Осенью прошлого года исполнилось двадцать лет Центру специального назначения ФСБ России — дата знаменательная! Однако нужно четко понимать: не будь в декабре 1979 года подвига бойцов «Грома» и «Зенита» (вместе с бойцами «мусульманского» батальона ГРУ и десантниками), не появился бы на свет и нынешний ЦСН. Потому как история спецназа КГБ (и страны в целом) пошла бы по совсем другим рельсам.

Этой десятилетней героической странице была посвящена фотовыставка «Спецназ КГБ СССР в годы войны в Афганистане (1979-1989 годы)», проходившая в марте 2019 года на Лубянке.

Бойцы «Грома» — сотрудники Группы «А» Седьмого управления КГБ СССР. Кабул, Афганистан. Декабрь 1979 года

Организаторами выставки выступили Культурный центр ФСБ России, Международная Ассоциация ветеранов подразделения антитеррора «Альфа», Ассоциация организаций и ветеранов Группы «Вымпел» и военно-патриотическая газета «Спецназ России».

Выставка стала первой тематической экспозицией такого профиля. Ее составлением и созданием цветных коллажей занимались Павел Евдокимов и Анна Ширяева («Спецназ России»).

МЯТЕЖНЫЙ КРАЙ

В апреле (сауре) 1978 года власть в Афганистане, этой полуфеодальной и очень сложной по этническому составу стране, в результате леворадикального военного переворота перешла к Народно-демократической партии Афганистана (НДПА), которая состояла из двух враждующих фракций — «Парчам» («Знамя») и «Хальк» («Народ»).

Председателем Революционного Совета и премьер-министром стал Генеральный секретарь ЦК НДПА, писатель Нур Тараки («Хальк»). Его заместителями были назначены Бабрак Кармаль («Парчам)», Хафизулла Амин («Хальк») и один из организаторов захвата власти, комбат-танкист Аслам Ватанджар (Объединенный фронт коммунистов Афганистана).

Легкость победы вызвала эйфорию и самоуверенность в высших эшелонах власти. Программа НДПА по коренным преобразованиям в социально-экономической жизни страны страдала отсутствием реализма, а ее претворение в жизнь сталкивалось со множеством нарушений традиционного уклада жизни широких слоев населения, особенно в области религии.

По просьбе афганского руководства в страну, начиная с середины мая 1978 года, направлялись гражданские и военные советники из Советского Союза, которые присутствовали практически во всех министерствах и ведомствах.

Однако советнический аппарат не был готов к работе в условиях возрастающего сопротивления проводимым реформам, включая и вооруженные выступления. Кроме того, советники часто использовали те же методы работы, что и в Советском Союзе, им было трудно понять психологию афганцев, «врасти» в сложную обстановку в стране.

Выставка в Культурном центре ФСБ России стала первой экспозицией такого профиля за всё время после вывода советских войск из Афганистана

К лету 1979 года ни аграрная реформа, ни национальный вопрос, ни попытки афганского руководства привлечь на свою сторону мусульманских лидеров успеха не имели. Напротив, уже в июне 1978 года начались первые вооруженные выступления в провинциях Бадахшан, Бамиан, Кунар, Пактия и Нангархар.

На политической арене появились оппозиционные центры, партии и организации. На территории Пакистана и Ирана были созданы базы по подготовке боевиков из числа беженцев и активистов оппозиционных организаций.

К началу июля 1979 года афганское руководство оказалось в сложной обстановке. Оно еще могло контролировать ситуацию с помощью собственных силовых структур, но при условии щедрой военно-технической, экономической и советнической помощи со стороны Москвы.

ПЕРВЫЙ ЗАХОД В АФГАН

Сотрудникам спецназа КГБ предстояло обеспечить личную охрану советского посла в Афганистане Александра Пузанова и его семьи (жены, дочери, внука), а также представителя КГБ СССР генерал-лейтенанта Бориса Иванова.

Во всех афганских провинциях в тот период находились советники, работавшие по линии Министерства обороны и КГБ (контрразведка, пограничники, внешняя разведка). Для обеспечения их безопасности выделялась охрана из сотрудников Группы «А». Так что работа предстояла как в Кабуле, так и на периферии.

«Команда исходила от начальника Седьмого управления А. Д. Бесчастнова, — уточняет Герой Советского Союза генерал Геннадий Зайцев. — Полагаю, задачу сформулировал непосредственно Председатель КГБ Ю. В. Андропов. Ничего определенного не было, хотя в общих чертах политическая обстановка в Кабуле нам была известна… Перед группой Олега Балашова поставили конкретные задачи и в общем определили пути их решения.

В период пребывания в Афганистане Олег Александрович письменно при первой же возможности (а телефонная связь отсутствовала полностью) с подвернувшейся оказией докладывал в Москву обстановку в ДРА. А обстановка складывалась далеко не простая. В отдельных районах уже происходили мятежи, фактически шла война».

В Кабуле физической защитой в разное время занимались под руководством О. А. Балашова сотрудники Группы «А» Н. В. Берлев и Н. М. Швачко.

На периферии находились: в Гардезе — В. М. Панкин и попеременно Н. В. Берлев и Н. М. Швачко; в Мазари-Шарифе — В. И. Анисимов и Л. В. Гуменный; в Герате — Г. А. Кузнецов и П. Ю. Климов; в Джелалабаде — А. М. Лопанов и Е. П. Мазаев; в Кандагаре — А. И. Баев и А. Н. Плюснин.

До событий декабря 1979-го и штурма дворца диктатора Х. Амина оставалось «всего» или «целых» десять месяцев — в зависимости от того, как считать. Приближался «второй этап Саурской революции», как будет названа смена власти в Кабуле.

ОТРЯД «ЗЕНИТ»

В Афганистане по линии КГБ СССР было создано Представительство. Однако для работы в сложных условиях ему необходимо было иметь небольшое боеспособное подразделение. Требовались зрелые, грамотные, хорошо подготовленные профессионалы, способные не только решать чисто боевые задачи, но и при необходимости осуществлять специальные операции, вести разведывательную и контрразведывательную работу. Выбор пал на офицеров спецрезерва КГБ СССР.

Отряд специального назначения (ОСН) «Зенит» был сформирован в начале лета 1979 года из числа оперативных сотрудников Комитета, проходящих специальную подготовку на Курсах усовершенствования офицерского состава (КУОС) — под таким названием в подмосковном городке Балашиха функционировал центр по подготовке офицеров-резервистов.

Курс подготовки начинался в январе и заканчивался в августе. Таким образом, к концу мая 1979 года офицеры уже прошли курс парашютно-десантной, минно-взрывной, специальной оперативной и физической подготовки, им еще предстояло пройти специальную горную подготовку на одной из баз на Кавказе.

Однако задачи, которые ставились руководством КГБ перед ОСН «Зенит», и жестко очерченные сроки готовности отряда к вылету в Афганистан для выполнения боевых задач заставили руководство КУОС внести изменения в учебные планы. Курс специальной горной подготовки решено было проводить непосредственно на объекте КУОС с использованием специальных тренажеров и макетов. В оставшееся до вылета на задание время усиленно проводились занятия по темам: «засада», «захват объекта», «захват персоны», «освобождение заложников» и прочим профильным дисциплинам.

В результате проведенного отбора, тестирования и собеседований от поездки в Афганистан было отсеяно несколько человек (причины — наличие спортивных травм, недостаточная морально-психологическая и физическая подготовка).

Ветераны «Альфы» Владимир Филиппов и Николай Бетин осматривают экспозицию

Офицерам отряда были выданы документы прикрытия — загранпаспорта на чужие фамилии. В соответствии с разработанной легендой бойцы «Зенита» значились в этих паспортах как советские гражданские специалисты — инженеры, техники…

Вся подготовительная работа проводилась в обстановке строгой секретности, на объекте был установлен специальный режим, все выходы в город без соответствующего разрешения были запрещены.

Был случай, когда один из офицеров отряда не вернулся вовремя на объект и заночевал у знакомых. Выяснилось, что расшифровки предстоящей командировки не произошло, но, тем не менее, он был отчислен и направлен по месту службы с соответствующими «рекомендациями».

3 июля 1979 года ОСН «Зенит» — около сорока человек с оружием, амуницией, боеприпасами и запасом продуктов — вылетел с аэродрома «Чкаловский» в Ташкент.

5 июля 1979 года отряд «Зенит» приземлился в Кабульском аэропорту.

«Зенит» разместился в школе посольства. В отдельном помещении развернул работу штаб отряда во главе с его командиром — начальником КУОС полковником Григорием Ивановичем Бояриновым. Там же оборудовали склад оружия, боеприпасов и продуктов. Связь с Центром была организована через коротковолновую радиостанцию.

ПРИГОВОРЁННЫЕ К СМЕРТИ

В сентябре 1979 года в Афганистане произошли события, которые во многом предопределили судьбу страны на многие годы (а может, и десятилетия) вперед. Это, в первую очередь, относится к насильственному приходу к власти Х. Амина, а чуть позже — к решению Кремля об его силовом устранении.

14 сентября 1979 года по приказу Х. Амина были сняты со своих постов четыре министра, верных Тараки, а сам Тараки изолирован. 16 сентября Н. Тараки и его соратники на Пленуме ЦК НДПА были сняты со всех постов, исключены из партии. Генеральным секретарем «избрали» Х. Амина.

В эти дни офицеры «Зенита» сыграли важную роль в операции по спасению трех опальных министров, сторонников Тараки, фактически приговоренных к смерти.

В результате специальной операции опальные министры были доставлены на территорию посольства в багажнике автомашины с дипломатическими номерами. Там их переодели в спецназовскую форму и перевезли на «Виллу-1», ранее снятую для размещения офицеров «Зенита».

Соавтор выставки Анна Ширяева, глава Содружества Группы «А» КГБ-ФСБ Сергей Гончаров и первый вице-президент Международной Ассоциации «Альфа» Владимир Березовец

Министры жили в отдельной комнате, по ночам выходили во двор подышать свежим воздухом.

Всем проживающим на «Вилле-1» «зенитовцам» было объявлено о переходе на «особое положение». Была усилена круглосуточная охрана. Через некоторое время местные спецслужбы стали проявлять повышенный интерес к этому объекту.

На подходах к «Вилле-1» были выставлены посты наружного наблюдения. «Наружка» стала сопровождать бойцов «Зенита» при выходе в город.

Ранним утром 17 сентября 1979 года на контролируемой советскими десантниками авиабазе Баграм приземлился военно-транспортный самолет советских ВВС. Он зарулил на резервную стоянку. В чреве транспортника сидели вооруженные люди — офицеры спецрезерва, которые прилетели на смену «старикам».

Из самолета выгрузили три деревянных ящика (такие используются для хранения в складских условиях длинноствольного оружия) и на грузовике доставили на «Виллу-1».

Внутри ящиков были уложены матрацы, в крышках просверлены небольшие отверстия. Это были контейнеры, в которых опальным и разыскиваемым афганским министрам предстояло преодолеть путь от Кабула в Баграм.

Через час из ворот «Виллы-1» выехал автобус с «отъезжающими в отпуск советскими специалистами» и крытый грузовик с «их личными вещами». Под этими «личными вещами» (пустые картонные коробки) в деревянных ящиках, обливаясь потом, сжимая в руках короткоствольные автоматы, лежали приговоренные Х. Амином к смерти министры.

На ящиках под тентом во главе с заместителем командира отряда А. И. Долматовым сидели вооруженные «зенитовцы», у которых был категорический приказ всеми силами и средствами, вплоть до применения оружия, обеспечить транспортировку «груза» из Кабула в Баграм.

В кабинах находились переодетые в гражданскую одежду вооруженные офицеры «Зенита», часть из которых должна была сопровождать «груз» в СССР.

Через несколько минут движения по городу стало ясно, что колонну сопровождает служба наружного наблюдения местной контрразведки.

На КПП северного выезда из Кабула колонну «Зенита» задержали. Старший КПП — молодой афганский лейтенант, подстрекаемый одетым в штатское представителем «наружки», изъявил желание произвести досмотр содержимого грузовика.

У «зенитовцев» оставался только один выбор: применив оружие, перебить личный состав КПП и сотрудников наружного наблюдения, сидящих в двух припаркованных у поста автомашинах. А затем — с боем прорываться по трассе в Баграм.

Положение спас афганский лейтенант. Он заглянул под тент грузовика, и тут же ему в лоб уперся ствол автомата А. И. Долматова, который красноречиво пригрозил афганцу кулаком, а затем приложил палец к губам, предлагая помалкивать. Ошарашенный лейтенант, поколебавшись секунду, сориентировался в ситуации. Он опустил брезент и дал своим солдатам команду поднять шлагбаум.

Колонна вырвалась на трассу. «Наружка» еще некоторое время сопровождала «зенитовцев», потом отстала.

Бойцы «Зенита», не веря в удачу, опасались засад на дороге, однако путь был свободен, и до Баграма они добрались без особых хлопот.

На подъезде к авиабазе «зенитовцев» встречала автомашина резидентуры, за рулем которой был офицер безопасности советского посольства С. Г. Бахтутин. Он указал колонне путь на дальнюю стоянку, где одиноко стоял с включенными двигателями транспортник. Открылась рампа, и «зенитовский» грузовик со всем своим содержимым заехал в чрево самолета. Техники тут же специальными приспособлениями закрепили колеса грузовика.

Бойцы Грома («Альфа») незадолго до штурма дворца Х. Амина. Слева направо сидят: П. Климов, В. Гришин, В. Филимонов, Г. Кузнецов, А. Репин. Стоят: А. Баев, Г. Зудин, Д. Волков, М. Соболев, В. Карпухин, С. Голов, Г. Толстиков, В. Емышев, С. Коломеец. Кабул. Декабрь 1979 года

Самолет с грузом вырулил на взлетную полосу, сделал короткий разбег, взлетел и взял курс на север. Была опасность того, что по информации контрразведки «аминовцы» могли поднять в воздух истребители и сбить безоружный транспортник в воздухе. Однако все обошлось.

Через час самолет приземлился на военном аэродроме в городе Ташкенте. Здесь «зенитовцы» передали спасенных министров местным сотрудникам КГБ.

 

Оцените эту статью
2197 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Читайте также:

Автор: МАТВЕЙ СОТНИКОВ. ФОТО ВЕРЫ КОМАРОВОЙ
28 Февраля 2019
СПЕЦНАЗ КГБ В АФГАНЕ - 2

СПЕЦНАЗ КГБ В АФГАНЕ - 2

Автор: ПАВЕЛ ЕВДОКИМОВ
28 Февраля 2019
ТОВАРИЩ КУОС

ТОВАРИЩ КУОС

Автор: ВЛАДИМИР ЗАЙЦЕВ
28 Февраля 2019
ОПЕРАЦИЯ «СВАДЬБА» - 2

ОПЕРАЦИЯ «СВАДЬБА» - 2

Автор: ВЛАДИМИР ЗАЙЦЕВ
28 Февраля 2019
ОПЕРАЦИЯ «СВАДЬБА»

ОПЕРАЦИЯ «СВАДЬБА»

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание