16 августа 2017 16:19 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

АРХИВ НОМЕРОВ

История

Автор: ПАВЕЛ ЕВДОКИМОВ
«ВЫМПЕЛ». ВОЗРОЖДЕНИЕ — 1

30 Сентября 2016
«ВЫМПЕЛ». ВОЗРОЖДЕНИЕ — 1
Фото: Возрождение «Вымпела» произошло уже после его возвращения в систему государственной безопасности

ВОЗВРАЩЕНИЕ СПЕЦПОДРАЗДЕЛЕНИЯ «НА ЛУБЯНКУ»

 

Продолжение разговора в канун 35-летия легендарного «Вымпела» с президентом Ассоциации Группы «Вымпел» Валерием Поповым и статс-секретарем организации Николаем Похиленко. В нем принял участие главный редактор газеты «Спецназ России» Павел Евдокимов.

Продолжение. Начало в прерыдущем номере

ДВЕ «ИПОСТАСИ»

Павел Евдокимов: Мы остановились на том, что предшествовало возрождению «Вымпела», который после событий 1993 года существовал в двух «ипостасях». Первая — в качестве отряда «Веги» в структуре МВД, куда в 1994 году перешла небольшая группа офицеров прежнего «Вымпела». И вторая — это Управление специальных операций ФСК-ФСБ.

Николай Похиленко: Несмотря на случившееся, времени никто даром не терял. Дмитрий Михайлович Герасимов вместе с Анатолием Петровичем Исайкиным и Владимиром Сергеевичем Козловым готовили документы о возрождении «Вымпела». Была подготовлена записка с соответствующим обоснованием. Все повторяется в этой жизни — примерно так же в 1981 году Юрий Иванович Дроздов с Евгением Александровичем Савинцевым работали по созданию Группы «Вымпел».

Теперь, повторюсь, только на другом витке своего развития, то же самое сделали Герасимов, Исайкин и Козлов — подготовили документы о воссоздании этого подразделения. Тогда и появилось Управление специальных операций (УСО), которое они и возглавили. Но встал вопрос о том, на какой базе все это «строить». Тут-то все взоры и обратились к объекту в Балашихе, который принадлежал спецподразделению МВД «Вега».

Легендарное спецподразделение было возрождено в 1996 году

П. Е.: Несколько слов о руководителе «Веги» Валерии Круглове… В чем заключается его роль?

Н. П.: Валерий Александрович решил три очень важных, на наш взгляд, вопроса. Во-первых, изыскал средства, это были средства МВД, и достроил объект в Балашихе. Так получилось, что он был поспешно введен в конце 1980-х, и его техническая составляющая (автопарк, складские помещения) не была «доведена до ума». Большая заслуга Валерия Александровича в том, что он за период своего руководства достроил объект и ввел его в эксплуатацию, как он и был спланирован изначально.

Валерий Попов: А что касается материально-технической базы — министр внутренних дел Ерин тогда пошел на огромные затраты для того, чтобы достроить то, что необходимо, а средств, как Вы помните, тогда просто не было. База в Балашихе была великолепно подготовлена, и это стало одной из причин, почему объект не хотели возвращать из МВД в ФСБ. Но «смогли найти нужные аргументы» — здесь опять свою роль сыграл Дмитрий Михайлович Герасимов, который принял решение о возвращении этой базы «на Лубянку».

Он же, Герасимов, убедил Виктора Ерина: «Да, сделали. Да, вложили деньги, но это же государство, мы же одну задачу решаем. Мы Вам до скончания дней будем кланяться за эту материально-техническую базу, которую подняли. Мы не забудем про это». И, действительно, об этом все время вспоминается. И роль министра Ерина, и роль Валерия Александровича здесь достаточно большая.

П. Е: Как было сказано, первая роль Круглова — это сохранение базы. А вторая?

Н. П.: Круглов укрепил региональные подразделения. То есть те подразделения, которые в какой-то период времени являлись региональными отделами «Альфы», а затем были переданы нам. Тут надо заметить, что передача чего-либо или кого-либо из одного ведомства в другое — довольно хлопотный процесс.

Практически весь материально-технический табель положенности, т. е. то, что положено любому спецназовцу, — экипировка, вооружение, снаряжение, — по сути, отсутствовал. Именно благодаря тому, что региональные подразделения оказались в «Веге», их экипировали, вооружили, оснастили и обучили.

На экране — все командиры «Вымпела» разных лет. Объект «Спутник». 19 августа 2016 года. Фото Анны Ширяевой

В. П.: Со слов Дмитрия Михайловича Герасимова хочу добавить, что первое создание Управления специальных операций было предложено в силу того, что у нас начало «все кипеть» на Кавказе. Создание такого Управления было абсолютно верным решением. В дальнейшем оно переросло в Антитеррористический центр, где мы воссоединились с «Альфой». До этого АТЦ находился при Департаменте по борьбе с терроризмом в рамках ФСБ.

Хочу подчеркнуть и то, что Круглов не просто укрепил региональные подразделения — он их создал «отдельно». Он убедил вышестоящих руководителей в необходимости и нужности таких подразделений, ведь региональные отделы уже начинают действовать, когда потребуется, по обстановке, не дожидаясь специалистов из Центра.

П. Е.: То же самое было в Группе «А» КГБ СССР, но несколько раньше, когда была создана сеть антитеррора, состоящая из шести региональных отделов — в Хабаровске, Киеве, Минске, Алма-Ате, Екатеринбурге и Краснодаре.

В. П.: Совершенно верно. Они их укрепили и расширили, заявив, что это должно быть так, а никак иначе. Здесь такая же схема: региональные отделы начинают работать, а потом подходит «основная сила». Я свидетель тому, как это было в Беслане. Первый, кто прибыл на место, тот и начинает работать, в данном случае это была передовая группа из Чечни, т. к. она оказалась ближе всех к месту трагедии. Последующие события показали правильность того, что тогда планировалось. Именно Дмитрий Михайлович Герасимов укрепил эту составляющую.

И потом уже было принято решение о создании Антитеррористического центра в рамках Департамента. И Герасимова, заместителя руководителя Департамента, окончательно «выдернули» из проекта. Как уже отмечалось, он сыграл ключевую роль в передаче базы в Балашихе из МВД в ФСБ.

Н. П.: Повторюсь, что когда возник вопрос, где разворачивать Управление специальных операций, уже было принято решение о том, что в рамках Службы будет воссоздано это подразделение, и все «посмотрели на Балашиху». Учитывая то, что Герасимов становился Начальником управления, произошли штатные изменения. На этот период времени на объекте работало около пятидесяти бывших сотрудников старого «Вымпела».

В. П.: Сорок семь, если быть точным.Полковник «Вымпела» Алексей Баландин, ставший посмертно Героем России (в 2009 году)

Н. П.: Это были не только сотрудники оперативно-боевых подразделений, но и технический состав.

П. Е.: А сколько все-таки сотрудников «Вымпела» не перешло в «Вегу»?

Н. П.: Это болезненный вопрос. По разным данным, около 112-117 человек. Более ста рапортов — это точно, после известных событий (расформирование «Вымпела»), легли на стол руководству и были подписаны. Какая-то часть перешла в спецподразделение «Заслон» Службы внешней разведки. Поясню: это не спецназ, а специальное подразделение.

П. Е.: А многие вообще ушли с государственной службы и разошлись преимущественно по негосударственным предприятиям безопасности.

Н. П.: Большая часть сотрудников влилась в ряды предприятий, которыми руководили наши же «вымпеловцы», уволившиеся еще в 1991 году. Тогда была первая волна… Валерий Владимирович Попов, будучи руководителем предприятия, на своем объекте «приютил» более ста человек, которые прошли через его руки и адаптировались к гражданской жизни.

Представьте, в силу объективных обстоятельств, человек написал рапорт и на следующий день оказался в совершенно другой «ипостаси». Найти себя, особенно в той неразберихе, было достаточно сложно. А когда человек приходит к своим же, практически занимается теми же задачами и одновременно государству служит, и семью кормит — это очень важно.

Ну, а дальше судьба сложилась у каждого по-своему. Кто-то вернулся обратно служить, но мы не можем назвать эти фамилии по объективным причинам. Они сейчас большие руководители, заслуженные люди, которые, пройдя такой излом, все-таки нашли в себе силы и вернулись на службу. Честь и хвала им за это!

«ВСЁ ВЕРНЕТСЯ НА КРУГИ СВОЯ»

П. Е.: Вы упомянули о двух заслугах Валерия Александровича Круглова. А какова третья?

В. П.: Это как раз то, о чем говорит Николай Петрович: уникальные кадры! Руководителем «Веги» глава МВД Ерин хотел назначить своего сотрудника — опытного, знающего, боевого офицера, уже в звании генерала. И только Дмитрий Михайлович Герасимов, когда отказался на второй встрече с Ериным от назначения, сказал: «Нужно оставить кого-то из наших сотрудников, чтобы была преемственность. Назначить того, кто знает людей и сможет все это организовать. Вы все равно будете руководить, будете влиять на эти процессы. Но нам не нужен «варяг». Хотя я прекрасно понимаю Вас как министра. Сам бы, наверное, настоял бы, но я Вам рекомендую поступить иначе».

П. Е.: И Ерин внял его доводам.На фоне Андреевского флага — как дань «морскому происхождению» подразделения

В. П.: Да, надо отдать ему должное. Хотя у него уже было готовое решение, и уже был подобран человек на эту должность. А в разговоре с Кругловым Дмитрий Михайлович сказал следующее: «Валерий Александрович, еще наступит время, когда все вернется на круги своя. Это обязательно произойдет, такая необходимость будет. Нам нужно просто это время выдержать».

В какой-то степени нам повезло, потому что сорок семь человек из оперативно-боевых подразделений составили основу «Веги», которую возглавлял генерал-майор Круглов. Это без учета примерно 150 человек (включая гражданских) обслуживающего персонала, которые оставались в Балашихе и продолжали содержать сам объект. В этом также его несомненная заслуга, потому что многие офицеры потом вернулись в ФСБ. К тому времени сохранили подразделение, традиции, объект, имя. И это возвращение уже состоялось в рамках АТЦ.

П. Е.: Что касается названия. Известно, откуда родилось название «Вега»? Буква «В» — это, надо понимать, преемственность с «Вымпелом»?

В. П.: «Вега» — в честь созвездия. А букву «В» сохранили принципиально. Это тоже одна из заслуг Круглова. Каждый командир привносил свои положительные моменты.

П. Е.: Вы говорили, что в старый «Вымпел» влилась «спецназовская кровь» в лице генерала Герасимова, пришедшего из спецназа ГРУ. В период «Веги» вливается еще одна «кровь» — спецназа МВД, когда заместителем командира становится Батя «краповых беретов» Сергей Иванович Лысюк.

В. П.: Сергея Ивановича мы знали еще до этого момента — много людей из отряда «Витязь», кто отслужил срочную службу, пришли к нам в «Вымпел» в конце 1980-х.

П. Е.: Знали и по совместным операциям последних лет существования Советского Союза.

Памятник павшим бойцам «Вымпела» на старой базе (КУОС). 19 августа 2016 года. Фото Анны Ширяевой

В. П.: Многие приходили по его личным рекомендациям и служили в нашем подразделении. Силовая составляющая у них была на высоте — и снайперы хорошие, и рукопашники. В «Вымпеле» все это, ой, как пригодилось!

Еще раз повторюсь: в Группу специального назначения набирают людей разных специальностей. Можно было сформировать любую смешанную группу, под любую задачу. И в этом — ее уникальность. Брали людей из «Витязя» (с их спецификой), это тоже было мудростью наших руководителей.

 

Продолжение

Публикацию подготовил Владимир Самсонов. 

 

Газета «СПЕЦНАЗ РОССИИ» и журнал «РАЗВЕДЧИКЪ»

Ежедневно обновляемая группа в социальной сети «ВКонтакте».

Свыше 62 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

 http://vk.com/specnazalpha

 

Оцените эту статью
8760 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Читайте также:

Автор: ПАВЕЛ ЕВДОКИМОВ
30 Сентября 2016
«ВЫМПЕЛ». ВОЗРОЖДЕНИЕ — 2

«ВЫМПЕЛ». ВОЗРОЖДЕНИЕ — 2

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание