13 декабря 2017 19:58 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ГЛАВА ЧЕЧНИ РАМЗАН КАДЫРОВ ПРЕДЛОЖИЛ ПЕРЕЗАХОРОНИТЬ ТЕЛО В.И. УЛЬЯНОВА-ЛЕНИНА. ВАШЕ МНЕНИЕ?

АРХИВ НОМЕРОВ

История

Автор: ПАВЕЛ ЕВДОКИМОВ
«ВЫМПЕЛ». ВОЗРОЖДЕНИЕ — 2

30 Сентября 2016
«ВЫМПЕЛ». ВОЗРОЖДЕНИЕ — 2
Фото: «Хотел бы подчеркнуть роль тех офицеров, которые остались служить в Управлении «В» и вернулись в ФСБ. Они передали историю, традиции, идеологию, подготовку и кадровый потенциал»

ВОЗВРАЩЕНИЕ СПЕЦПОДРАЗДЕЛЕНИЯ «НА ЛУБЯНКУ»

Продолжение разговора в канун 35-летия легендарного «Вымпела» с президентом Ассоциации Группы «Вымпел» Валерием Поповым и статс-секретарем организации Николаем Похиленко. В нем принял участие главный редактор газеты «Спецназ России» Павел Евдокимов.

Продолжение. Начало. 

НАЗНАЧЕНИЕ ПРОНИЧЕВА

П. Е.: Давайте обозначим рубеж, когда «Вымпел» был возрожден, воссоединен и вернулся в систему госбезопасности.

В. П.: Это был конец 1995 года, фактически уже 1996-й. То время, когда Антитеррористический центр возглавлял Виктор Михайлович Зорин, а Герасимов у него был первым заместителем.

Н. П.: В этот период времени в Управление «В», на возвращенный объект, приходит Владимир Егорович Проничев и берет себе в заместители Александра Евгеньевича Тихонова (нынешнего руководителя ЦСН).

Владимир Егорович также привнес свою положительную лепту в общее дело. Имея весомый авторитет среди руководства Органов Государственной безопасности, он смог в очень короткий срок восстановить кадровый потенциал. Оперативно-боевые отделы в его период времени как раз комплектуются квалифицированными кадрами.

Владимир Проничев вникал в историю, структуру и в людей Группы специального назначения «Вымпел». На встрече с президентом В. В. Путиным

Не надо забывать, что в это время Северный Кавказ «горит», и уже состоялась боевая «обкатка» руководителей среднего звена (начальников отделений и отделов). Большая заслуга Владимира Егоровича Проничева, а в последующем и Александра Евгеньевича Тихонова именно в том, что они очень сильно укрепили среднее звено.

П. Е.: И как раз возрожденному «Вымпелу» на излете Первой Чеченской пришлось хлебнуть боев в Грозном.

Н. П.: Лето 1996 года. События 

в общежитии ФСБ, которое в течение трех с половиной суток обороняли сотрудники «Вымпела», отрезанные от коммуникаций, от внешнего мира и своих. При этом еще и недостаток воды, продовольствия, боеприпасов. Мы понимаем, что это такое. Особенно, когда идет постоянное боестолкновение, а оно там не прекращалось практически ни на минуту.

Безусловно, роль и Дмитрия Михайловича Герасимова, и Виктора Михайловича Зорина, и других руководителей в том, что была проведена операция по деблокированию здания (за это непосредственно отвечал Сергей Иванович Шаврин, удостоенный звания Героя России) крайне велика!

П. Е.: А посмертно Героем России собственно за оборону общежития стал майор Сергей Викторович Ромашин.

Н. П.: Все это лишний раз подчеркивает мужество и преемственность поколений спецназа. Но мы уже говорим о поколении «девяностых». Это те, которые пришли уже после излома 1991-1993 годов. Молодое поколение ребят до тридцати лет — они еще учились в средней школе, в то время, когда мы «проходили уроки мужества» Афганистаном. Это драматично, что мы несли потери, но то, что поколение выросло достойным — это факт!

И до, и после Беслана «Вымпел» был постоянно задействован в боевых операциях

В. П.: Тут важно ничего не упустить, тем более что это почти никогда не звучало. Впервые мы говорим о таком руководителе, как Владимир Егорович Проничев, который прибыл в Москву с поста начальника Управления ФСК-ФСБ по Республике Карелия и по рекомендации был назначен начальником Управления «В».

Антитеррористический центр был «прописан» при Департаменте по борьбе с терроризмом, его курировал генерал Зорин. Надо отдать должное и Владимиру Егоровичу Проничеву — заслуженному пограничнику, прошедшему Афганистан, имеющему боевые награды, в том числе ордена Красного Знамени и Красной Звезды. Так вот, он пришел для того, чтобы восстанавливать тот самый «Вымпел», который был прежде. Надо отдать ему должное — этот человек смог очень ко многому прислушаться.

Долгие годы я возглавлял группу компаний, она называлась сначала «Грант», а потом стала «Грант-Вымпел» (двойное название, чтобы нас ни с кем не путали). Занималась она различными направлениями деятельности. И через нас прошло на тот момент 109 человек оперативно-боевого состава. Кто-то оставался, кто-то уходил дальше своей дорогой. Это задача, которую ставил Юрий Иванович Дроздов в начале 1992 года.

П. Е.: Опять Юрий Иванович!

В. П.: Да, опять… Я рассказал Проничеву, что Юрий Иванович когда-то завещал «сохранить людей». Когда я приехал с Ближнего Востока в январе 1992 года и не знал, куда мне деваться, то пообщался с Дроздовым. Это было в Министерстве безопасности РФ: «Юрий Иванович, что делать? Куда возвращаться? Какая-то неразбериха». Он сказал: «Лет восемь-десять будет неразбериха, это я точно говорю».

П. Е.: То есть у него был четкий прогноз?

В. П.: Да, его личный прогноз. Он о восьми-десяти годах говорил, что ничего хорошего, с его точки зрения, в государственных институтах и органах не будет, поэтому для «Вымпела» самое главное — сохранить людей. Как он тогда выразился: «Мы десять лет их готовили. Сохраните людей. На них сейчас будет масса «покупателей»». За эти десять лет «Вымпел» вышел на пик профессионализма и сплачивания наших отделов.

П. Е.: «Покупатели» — начиная с криминала, и заканчивая западными структурами.

В. П.: Да, примерно так — западные структуры, рынок, криминал… Все рассредоточились. Кто-то уходил в разведку, в контрразведку или в МЧС. Это после августа 1991 года. Ну, а после 1993-го был просто вал рапортов об увольнении, как мы упомянули ранее.

…Так что рассказал я Проничеву всю эту историю и объяснил, как Юрий Иванович Дроздов к этому относился. Сказал: «Мы людей знаем. Знаем, кто, где находится, где служит, где работает». У нас эта информация имелась — часть была у нас в Группе компаний «Грант», часть — в других подразделениях. Кто-то создавал уже свои организации — ЧОПы и тому подобное.

И вот, наиболее работоспособных, молодых и желающих еще послужить мы начали отовсюду, как говорится, «выдергивать». В нашей организации мы их построили и сказали: «Служить, ша-а-гом марш!» В прямом и переносном смысле.

В Беслане «Альфа» и «Вымпел», как и на Дубровке («Норд-Ост»), действовали единой командой

Владимир Егорович как руководитель отнесся к этому очень-очень внимательно — он их принял, и профессионалы вернулись на службу. И многие из них стали руководителями, включая сегодняшнее Управление «В». А могли бы и не оказаться ими. Так что роль Владимира Егоровича достаточно велика.

Н. П.: Еще несколько слов о Владимире Егоровиче. Ему рассказали историю нашего подразделения. Проничев внимательно слушал, встречался с Евгением Александровичем Савинцевым, с другими ветеранами. То есть вникал в историю, структуру и в людей Группы специального назначения «Вымпел».

Последующие кадровые решения Проничев принимал самостоятельно. Брал тех, с кем вместе когда-то воевал. И одно из его кадровых решений — Александр Евгеньевич Тихонов. Они вместе служили на южных рубежах нашей Родины, давно друг друга знали. Вопрос о профессионализме и надежности был положен во главу угла того, что в 1996 году создавалось в ФСБ. И роль Владимира Егоровича состояла в том, чтобы воссоздать и передать достойному преемнику. Потому что потом Проничев возглавил нашу Пограничную службу ФСБ в качестве первого заместителя Директора, стал генералом армии.

Хочу подчеркнуть, что об этой задаче по «восстановлению» почти никто и никогда не говорил. Сам Проничев человек скромный — об этом не расскажет.

В. П.: Я хотел бы еще раз подчеркнуть его роль в восстановлении подразделения. И, безусловно, роль тех офицеров, которые остались служить в Управлении «В» и вернулись в ФСБ. Именно они передали историю, традиции, идеологию, подготовку и кадровый потенциал, который дальше стал наращивать силы уже в рамках Центра специального назначения ФСБ России.

«БОЕВОЙ КУЛАК»

П. Е.: Октябрь 1998 года — создание Центра специального назначения незадолго до вторжения банд Хаттаба и Басаева в мирный Дагестан. Было много сомнений, недоумений и опасений, что объединение боевых подразделений, таких как «Альфа» и «Вымпел», в единый центр приведет к тому, что они потеряют свою самостоятельность, индивидуальность. Эти опасения оправдали себя или оказались беспочвенными?

Н. П.: К ответу на этот вопрос нужно подойти несколько с иной стороны. Первая «чеченская», если называть вещи своими именами, она закончилась капитуляцией со стороны центральных органов власти перед мятежниками. Причем, капитуляцией не армии, которая уже была готова разгромить боевиков, а политиканов — т. е. явилась политической капитуляцией.

Погибшим сотрудникам Центра специального назначения ФСБ России. Объект «Спутник». 19 августа 2016 года

Это очень серьезно подорвало устои и в армии, и в войсках МВД. Я уже не говорю о мирных гражданах, которые не чувствовали себя защищенными, даже находясь в столице. Не буду говорить о тех страшных терактах, которые произошли, когда целые жилые дома взлетали на воздух — в Буйнакске, Москве (Каширка и улица Гурьянова) и Волгодонске грозовой осенью 1999 года… Об этом больно говорить — свыше трехсот человек погибло от рук этих нелюдей, около тысячи пострадали.

И не было другого решения у руководства Органов Государственной безопасности, кроме как создание «единого кулака». Даже если поставленные задачи где-то были несвойственны Группе «А» или Управлению «В», но была политическая необходимость — это создание единого центра, чтобы решать задачи на Северном Кавказе. Именно поэтому Владимир Егорович Проничев и Александр Евгеньевич Тихонов создали тот кадровый задел и ту идеологию, которая послужила и служит до сих пор идеологией Центра специального назначения ФСБ России.

В. П.: Да, «Альфа» и «Вымпел» имеют определенный почерк, свою самостоятельность. Но в целом — это единый «боевой кулак». Да, это было политически зрелое решение и мудрость руководства Органов Государственной безопасности в лице директора ФСБ Владимира Владимировича Путина.

Н. П.: Соглашусь с Валерием Владимировичем — Путин выслушал руководителей, которые сумели убедить директора ФСБ в целесообразности именно такого штатного подразделения. Те доклады, которые Владимир Владимирович выслушал, и те решения, что были приняты, сейчас приносят свои плоды. Повторюсь: по мнению наших ветеранов — это было политически выверенное, мудрое, обоснованное и своевременное решение!

В. П.: Хотел бы добавить с точки зрения нашей первоначальной реакции — часть наших ветеранов отнеслась к этому решению несколько ревниво. То же самое, насколько я это знаю, было и в «Альфе». Надо вещи называть своими именами. У нас же профессиональный разговор. «Вымпел» реально просуществовал десять лет в рамках тех разведывательно-диверсионных задач, которые перед ним ставились. Потом же все поменялось и стали возникать другие насущные задачи — борьба с терроризмом, основной угрозой и для Советского Союза (в конце его существования), и для Российской Федерации.

На всех своих этапах подразделение сохраняло в названии букву «В»: «Вымпел», «Вега» и опять «Вымпел»

Да, верно, сначала было некоторое ревнивое отношение и непонимание с нашей стороны: ну как же так? Все изменили, все идет по другому руслу. Зачем дублировать Группу «А»? Правильно было подчеркнуто, что в тех условиях, в которых оказалась Россия, особенно на Северном Кавказе, это было мудрое решение — и правильно воспринято всеми: от директора ФСБ до руководителей всех уровней, в том числе Департамента по борьбе с терроризмом. Было ясно, что попытка объединить «Альфу» и «Вымпел» в единое подразделение и создать мощный профессиональный кулак, необходима. И они, отнюдь, не дублировали друг друга, а дополняли.

П. Е.: И «Норд-Ост», и Беслан это доказали.

В. П.: Давайте обратимся к истории — мы в товарищеской кооперации с «Альфой» с 27 декабря 1979 года. Единая операция, единая команда — вместе заходили во дворец Амина и брали другие объекты. Все тогда начиналось, и все тогда же было заложено — взаимодействие, дружба, боевое братство. Более того, ЦСН создал отдельное Управление для специальных операций.

Тихонов — человек, конечно, уникальный. Насколько же он должен быть железным с точки зрения характера, последовательности и принятия соответствующих решений. Именно он смог найти точки соприкосновения и соединить «Альфу» и «Вымпел», а в последующем и Управление «С». Найти и распределить задачи, учитывая некую специализацию.

П. Е.: Потом появилось еще одно управление с местом дислокации на Северном Кавказе. Затем в 2014 году добавился Крым, то, что раньше являлось составной частью ЦСО «А» СБУ.

В. П.: Александр Евгеньевич смог распределить задачи «Альфы» и «Вымпела», наладить взаимозаменяемость, предвидеть подстраховки — хорошее подспорье оказал его оперативно-боевой опыт. Поэтому вопросы подготовки и взаимодействия были отлажены как часовой механизм. «Норд-Ост» и Беслан показали именно это. Да и сама жизнь, практика, конкретные результаты оперативно-боевых операций доказали нерушимость взаимодействия, профессионализм и понимание друг друга с полуслова.

Валерий Попов передает генералу Юрию Дроздову праздничный выпуск «Спецназа России»

То, что существует специализация — так она и должна быть. Кто-то работает на объектах транспорта, кто-то на воде, в горах и так далее. Стратегические объекты, к примеру, это часть задач «Вымпела», поскольку есть положительная история старого «Вымпела». Она, соответственно, диктует и часть нынешней специализации подразделения — ядерные объекты, крупные промышленные предприятия.

Н. П.: А между тем, все равно работа у «Альфы» и «Вымпела» совместная, и я не вижу никаких расхождений — это может знать только руководитель Центра.

В. П.: Наверное, с точки зрения военной науки, было бы более правильно назвать так, как это сделал Дмитрий Михайлович — Антитеррористический центр, а не Центр специального назначения. Такое название наиболее точно соответствовало бы виду деятельности — борьбе с терроризмом.

Однако без подразделений специального назначения — это действия в горах (и события в Дагестане это показывают), без специализации — терроризм не победить. Кстати, в ходе одной из спецопераций лета 2016 года, где участвовали «Альфа» и «Вымпел», было уничтожено около двадцати боевиков. Только за месяц две очень серьезные операции… К сожалению, с нашими потерями, но мы должны понимать, что это война.

Вот почему Центр специального назначения мы, ветераны, признаем во всех «ипостасях». Если раньше было какое-то недопонимание, какое-то ревнивое отношение, то сейчас мы так даже и не думаем. Все абсолютно выверено и правильно, что доказала история уже этого подразделения. Вместе Мы — «единый кулак» — Спецназ Лубянки!

19 сентября 2016 года члены Ассоциации ГСН «Вымпел», участники Фонда «Вымпел-Гарант» поздравили с днем рождения Юрия Ивановича Дроздова — идеолога и основателя «Вымпела»

Публикацию подготовил Владимир Самсонов. 

Оцените эту статью
9117 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 4.7

Читайте также:

Автор: ПАВЕЛ ЕВДОКИМОВ
30 Сентября 2016
«ВЫМПЕЛ». ВОЗРОЖДЕНИЕ — 1

«ВЫМПЕЛ». ВОЗРОЖДЕНИЕ — 1

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание