12 декабря 2017 13:28 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ГЛАВА ЧЕЧНИ РАМЗАН КАДЫРОВ ПРЕДЛОЖИЛ ПЕРЕЗАХОРОНИТЬ ТЕЛО В.И. УЛЬЯНОВА-ЛЕНИНА. ВАШЕ МНЕНИЕ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Содружество

Автор: АССОЦИАЦИЯ ГСН «ВЫМПЕЛ»
ЛЕГЕНДА «ВЫМПЕЛА»

25 Декабря 2015
ЛЕГЕНДА «ВЫМПЕЛА»
Фото: Президент Владимир Путин и Евгений Савинцев после вручения ему ордена Почёта. Москва, Кремль. 23 февраля 2000 года

«ГЕНЕРАЛЬНОМУ КОНСТРУКТОРУ» И «ПРОРАБУ» ГРУППЫ СПЕЦИАЛЬНОГО НАЗНАЧЕНИЯ «ВЫМПЕЛ» – ПОСВЯЩАЕТСЯ

Вечером, 13 декабря 2015 года, ушел из жизни настоящий полковник, ученик Павла Судоплатова, Евгений Александрович Савинцев. Он же — офицер-артиллерист, выпускник Школы «Смерш». Профессиональный разведчик, руководитель «Каскада-4», заместитель командира Группы «Вымпел». И просто «Дед».

Этот выдающийся во всех смыслах человек многие десятилетия служил примером для поколений советских и российских чекистов. Его профессионализм и врожденная интеллигентность были образцом поведения и служения своему Отечеству!

Родился Евгений Александрович в 1925 году, учился в Новосибирске, а когда окончил восемь классов — началась Великая Отечественная война. На первом «военном» комсомольском собрании было принято решение — каждому внести свой личный вклад в оборону Родины и всем комсомольцам поступить на работу на оборонные заводы. Вот именно с этого собрания и началась служба «длиною в жизнь».

Вначале комбинат №179 по производству снарядов и патронов для фронта, затем Ленинградская специальная артиллерийская школа, а дальше, как в песне — «паренька заметили…» В 1945 году Евгения взяли для прохождения службы в Особый отдел и направили в Первую Московскую школу контрразведки «СМЕРШ», где ему присвоили звание «младший лейтенант».

После ее окончания Е. А. Савинцев направляется на Западную Украину, в Тернопольскую область, для борьбы с бандформированиями украинских националистов. Ликвидировать вооруженный политический бандитизм — такова была задача Советской власти в данном месте и в данное время. А вот тактические задачи приходилось решать таким оперативникам как Евгений Савинцев.

Так прошли три года — без выходных, без отпусков, без нормального отдыха! Все было пережито молодым чекистом за это время — это и боевые операции против бандитов, и гибель лучшего друга, и приобретение новых…

После одной из успешных операций слух о молодом «смершевце», нагнавшем настоящий страх на местных бандитов, докатился и до Москвы, до кабинета самого Павла Судоплатова. Знакомство не заставило себя долго ждать — Лубянка 2, седьмой этаж, кабинет №755. Перед молодым лейтенантом сидел всеми уважаемый начальник 4-го Управления НКВД-НКГБ СССР генерал-лейтенант Павел Анатольевич Судоплатов. Разговор шел очень по-доброму: о последних операциях против бандитов, специфике работы и боевых товарищах.

В конце беседы Судоплатов вызвал своего сотрудника и, кивнув на Евгения, сказал: «Возьмите его на связь!» Вот так и началась новая жизнь — жизнь разведчика особого назначения.

ИЗ ИНТЕРВЬЮ «СПЕЦНАЗУ РОССИИ»

Во время нашей встречи, состоявшейся в музее Группы компаний «Грант-Вымпел», Евгений Александрович, разложив на столе фотографии из своего личного архива, обстоятельно рассказывал о своей жизни, о том, как ему, молодому лейтенанту, пришлось бороться с бендеровцами на Западной Украине. Несмотря на время, прошедшее с той поры, он в деталях помнит, где и что было. Как помнит и погибших товарищей…

— Вот в такой честной мужицкой борьбе, когда летят головы, мне пришлось начинать, — говорит Евгений Александрович. — Чего мордо­вать-то противника, если он у тебя в руках? Дай ему и попить, дай ему и поесть. Я вот, например, ненависти не испытывал к врагам. Иногда пишут: «били, пытали». У нас не могло этого быть. Хотя, с другой стороны, это происходило. Почему? Люди есть люди. Какой-нибудь Ванёк в органы попал, вот и куражится, стервец… А честный человек — он по-честному будет и с противником работать.

— Долгие годы Вы провели на нелегальной работе в Германии. Кстати, у Вас, как у разведчика, какой был акцент — берлинский, баварский или еще какой-то другой?

— Австрийский. Русскому берлинский или баварский акцент дается очень тяжело. Иногда до того договоришься, что смешно даже. «Вы так хорошо по-немецки говорите, почему?» А это потому, что мы правила учим. А немец-то из глубинки иной раз так говорит, что и не разберешь.

— А Вы литературно… на языке Гёте?

— А мы по-иному и не можем. Когда мы в Австрию поехали, хозяин гостиницы говорит: «Как Вы хорошо говорите по-немецки!» А врать-то каждый раз нужно по-другому! Я отвечаю: «Так учился». — «Да? Так у вас учат?» — Да-да, так учат, в школе».

Евгений Савинцев поздравляет легендарного «лейтенанта Алёшу» (спасителя Кракова Алексея Ботяна) с 95-летием. Москва, февраль 2012 года. Фото Анны Ширяевой

События декабря 1979 года в Афганистане заставили руководство КГБ СССР серьезно задуматься о создании кадрового подразделения. Не «узкопрофильного», не боевого, как войсковой спецназ, а оперативно-боевого, разведывательно-диверсионного, многоцелевого. Аналогов которому в мире еще не было.

И после того, когда Юрий Иванович Дроздов заложил основы строительства «Вымпела», нужен был «прораб» — знающий, умеющий, пробивающий и тянущий воз человек.

Вот таким-то «прорабом» и стал Евгений Александрович Савинцев. Именно он проделал огромную «черновую» работу по организационно-штатным, кадровым, финансовым, хозяйственным, боевым, оперативным и всяким другим вопросам. И когда появилась организационно-штатная структура «Вымпела», первую клеточку в ней заполнила фамилия этого человека.

А потом был назначен командир «Вымпела» — Герой Советского Союза капитан 1-го ранга Эвальд Григорьевич Козлов, но он пришел не на пустое место. Уже был заложен фундамент, во многом замешанный на знаниях и опыте Евгения Александровича Савинцева.

Затем последовала командировка в Афганистан в составе штатного подразделения «Вымпела» в качестве руководителя отряда «Каскад-4». Полторы тысячи человек в подчинении — огромная силища! Но опытный разведчик Савинцев знал «цену» каждому офицеру и солдату, которые стали на период командировки его подчиненными. Использовал их с умом и знанием чекистского дела — не торопясь, основательно и с максимальным результатом.

Поэтому и потеряли в напряженной боевой обстановке лишь одного человека. Евгений Александрович смерть ефрейтора Юрия Тарасова воспринимал с особой болью, помогал его родителям, добился увековечивания его памяти на стеле погибших Героев «Вымпела». Такое бережное отношение к людям стало для Евгения Александровича Савинцева основополагающим жизненным принципом. До сих пор его ученики-сослуживцы вспоминают это с особой теплотой и благодарностью!

ИЗ ИНТЕРВЬЮ «СПЕЦНАЗУ РОССИИ»

— Вернемся немного назад. По итогам работы в Афганистане, проходившей под Вашим непосредственным руководством, было принято решение усилить оперативную составляющую в деятельности «Вымпела».

— Да-да. Мы старались вложить офицерам те понятия, с которыми они, возможно, встретятся в жизни. У меня были отделы, ориентированные на определенные регионы, определенный язык! Нужно было давать соответствующую обстановку по каждому региону, по каждой стране. И, если возможно, организовать выезды и стажировки. Было сложно, все-таки мы нерегулярное подразделение разведки. И, тем не менее, когда было необходимо, сотрудники «Вымпела» выезжали на Кубу, как спецназ к спецназу; работали в Анголе, Лаосе, Кампучии, Никарагуа, Сирии… Такая обширная география!

— Евгений Александрович, на Ваш взгляд… Я понимаю, все-таки сложно сравнивать, кто сильнее — «лев», «слон» или «кит»… И все-же: спецназ каких стран наиболее отвечает Вашему представлению о том, чем должен быть Спецназ?

— Понимаешь, я сторонник того, чтобы судить по результатам. Но я не всей информацией располагаю. Тем более, когда ушел в отставку. Да я и не имею права. Ребята свои головы имеют. Но мне, например, нравится израильский МОССАД. Или как работала американская «Дельта», когда хотели освободить заложников в Иране. Они готовились хорошо, на своих песках. А когда в Иране стали зависать, то, оказывается, песчинки здесь другие, и они на вертолетах стали биться. Но все равно работали хорошо. В свое время я, когда ставил задачу ребятам, то воспитывал их так: «Ни в политику, ни в криминал — ни в коем случае! Вы тогда будете честными спецназовцами. И когда будете выполнять задачи, голова не будет болеть».

— Как Вы считаете, тот опыт, который закладывался при создании старого «Вымпела», будет ли востребован в будущем для России, которая отнюдь не в окружении друзей? Придется ли опять возвращаться к тому, чем Вы занимались тогда?

— Придется. Потому что каждое нормальное и тем более сильное государство должно обладать сильными инструментами для решения своих задач.

Евгений Савинцев (слева), президент Ассоциации ГСН «Вымпел» Валерий Попов и статс-секретарь этой организации Николай Похиленко. Август 2015 года. Фото Антона Тушина / Ridus.ru

Полковник Савинцев пробыл в должности заместителя командира Группы семь лет — с момента ее образования в 1981 году и до 1988 года, когда ушел в отставку. Именно этот период можно считать одним из самых насыщенных в истории старого «Вымпела». Это были годы рождения и становления, годы напряженной учебы и реальной боевой работы, о многих моментах которой в силу специфики задач, выполняемых Группой, еще долгое время придется умалчивать.

Так было уготовано судьбой, что, к счастью, спецназу Холодной войны не было суждено показать себя в большом деле — в натовском тылу в «особый период», т. е. во время Третьей Мировой войны. Но это ничуть не умаляет того высочайшего уровня, которого удалось достичь командирам и личному составу спецподразделения.

Вот такой это был человек-легенда, разведчик-профессионал, ученик Павла Судоплатова, настоящий полковник — Евгений Александрович Савинцев!

Вечная Слава и Память! 

 

Газета «СПЕЦНАЗ РОССИИ» и журнал «РАЗВЕДЧИКЪ»

Ежедневно обновляемая группа в социальной сети «ВКонтакте».

Свыше 55 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

 http://vk.com/specnazalpha

 

Оцените эту статью
8867 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Читайте также:

Автор: ВЛАДИМИР САМСОНОВ
25 Декабря 2015
«КОМАНДА АЛЬФА 10»

«КОМАНДА АЛЬФА 10»

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание