12 декабря 2017 19:01 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ГЛАВА ЧЕЧНИ РАМЗАН КАДЫРОВ ПРЕДЛОЖИЛ ПЕРЕЗАХОРОНИТЬ ТЕЛО В.И. УЛЬЯНОВА-ЛЕНИНА. ВАШЕ МНЕНИЕ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Человек эпохи

Автор: ФЁДОР БАРМИН
ГОРНЫЙ АДМИРАЛ ФСБ

31 Мая 2014
ГОРНЫЙ АДМИРАЛ ФСБ
Фото: Памятник адмиралу Герману Угрюмову в Новороссийске. Установлен в 2002 году в районе 5-й бригады

У ОТЦА БЫЛА ЛЮБИМАЯ МАЙКА С НАДПИСЬЮ «БРОШУ ВСЁ, УЕДУ В УРЮПИНСК!»

Так сложилось, что в «новой» России выходцы из КГБ оказались единственной силой, которая, войдя во власть, стала реально укреплять государство. Конечно, не от хорошей жизни. Все остальные — и политики, и «крепкие хозяйственники», и экономисты разных школ, — все они продемонстрировали неспособность отстаивать национальные интересы страны. Отстаивать — с учетом реалий проигранной идеологической войны.

Одним из людей «путинского призыва» был адмирал ФСБ Герман Угрюмов: не «квасной», а настоящий патриот России, отдавший свою жизнь в борьбе с терроризмом. В Чечне его называли «Черным», «Горным» адмиралом.

Имя этого человека стало особенно часто упоминаться «в верхах», когда в ноябре 1999 года он возглавил профильную структуру ФСБ — Департамент по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом. Это был заместитель директора Герман Угрюмов. В его подчинении состоял Центр специального назначения ФСБ, в который входили группы «Альфа» и «Вымпел». Он же в январе 2001 года был назначен руководителем Регионального оперативного штаба на Северном Кавказе.Везде, куда его направляла судьба, Герман Алексеевич находился на переднем крае борьбы

С его именем связана зачистка «полевых» командиров, налаживание агентурной работы и проведение «точечных» специальных операций на Северном Кавказе. Да, таких людей в масштабе России — горстка. Но пока они в строю, у России есть реальный шанс совершить прорыв в новое качество Русской цивилизации.

В 1984 году Герман Алексеевич возглавил особый отдел КГБ Каспийской флотилии. Именно там он, можно сказать, сформировался как профессионал. На флотилию пришел в 1972 году еще лейтенантом после окончания Каспийского высшего военно-морского училища в Баку. Командование и представители военной контрразведки обратили внимание на добросовестного, дисциплинированного молодого офицера, который не по годам отличался аналитическим складом ума и широкой эрудицией…

Один из друзей Германа Алексеевича сказал, что масштаб его личности сопоставим с масштабом карты страны, в служении государственным интересам которой он видел свое предназначение. Каспийский регион, Закавказье и Северный Кавказ, Тихий океан, Баренцево море, Москва… Таковы лишь некоторые отметки на карте Отечества, где Угрюмову пришлось выполнять ответственные миссии. До сих пор не о всех из них можно рассказать…

…Недавно в московском Доме Кино состоялась премьера документального фильма, посвященного «горному адмиралу» ФСБ Г. А. Угрюмову. Режиссер — Сергей Ломакин. Его документальная картина «Преданный миротворец», рассказывающая о судьбе генерала Анатолия Романова, получила первую премию на X Международном кинофестивале «Победили вместе», который проходил с 10 по 14 мая в Севастополе.

На презентации в Доме Кино, собравшей полный зал, присутствовали те, кто хорошо знал Германа Алексеевича на разных этапах его жизни.

Среди почетных гостей — Герой Советского Союза Геннадий Зайцев, генерал-полковник Валентин Соболев, Герой России генерал-лейтенант Олег Дуканов, первый заместитель председателя Совета ветеранов ФСБ генерал-лейтенант Валентин Андреев (командир «Альфы» в 1999-2003 годах), вице-президент Международной Ассоциации «Альфа» Сергей Поляков и многие другие.

Фильм снят по заказу и при активном участии Благотворительного Фонда социальных инициатив «Народное единство», который возглавляет Александр Рапопорт.

ИЧКЕРИЙСКАЯ КАРТА

Уже через десять дней после появления «горного адмирала» на Северном Кавказе (так за глаза называли Угрюмова) бандиты поняли, что жить спокойно он не даст. «Этого надо замочить в первую очередь!» — неслось в эфире. Ничего удивительного в этом нет. Операции Герман Угрюмов вел не из теплого кабинета на Лубянке. В 2000 году, когда война была еще в разгаре и предгорья не были освобождены, «горный адмирал» во главе летучих отрядов избороздил всю Чечню вдоль и поперек.Базовый тральщик БТ-244 «Герман Угрюмов» в парадном строю по случаю празднования Дня ВМФ России. Астрахань

Когда бандиты захватили в Ингушетии трех сотрудников военной контрразведки, Герман Угрюмов проявил незаурядную изобретательность, чтобы выручить товарищей. Сам изъездил и исходил множество горных троп. А все потому, что никогда ничего не делал наполовину — делу своему отдавался до конца. Всю свою жизнь, всем своим поведением он будто говорил: делай, как я. Но жизнь распорядилась так, что отвечал он за Чечню по линии своего ведомства недолго. Однако и за этот относительно короткий срок «горный адмирал» успел столько, сколько иные генералы не успели за всю войну.

Это благодаря Угрюмову без боя был взят Гудермес, второй по величине город Чечни. Это под его началом сотрудники ФСБ провели блестящую операцию по захвату Салмана Радуева, главаря «Армии Джохара Дудаева». Захватили красиво: выманили в село и взяли «тепленьким», прямо в постели любовницы.

В разработке операции по захвату Арби Бараева, одного из наиболее жестоких ичкерийских полевых командиров, участвовало множество специалистов. В первую очередь, сотрудники Центра специального назначения ФСБ, в который «Альфа» входит структурно с октября 1998 года.

В той операции также принимали участие два отряда спецназа Внутренних войск: 8-й отряд «Русь» и 12-й отряд «Нижний Тагил». Огневое прикрытие осуществлял разведывательный батальон 42-й дивизии. Такие акции, как захват Бараева и уничтожение Абу-Умара, — итог огромного труда коллективов и специалистов разного профиля.

За эти и ряд других сложнейших операций Герману Алексеевичу Угрюмову было присвоено звание Героя России.

Генерал-лейтенант Александр Александрович Зданович:

— Даже по фотографиям видно, что он страдал избыточным весом: видимо, что-то было не в порядке с обменом веществ. Но была и старая болячка: еще во время его службы на Каспийской флотилии случилось так, что во время каких-то авральных работ ему хлестанул по ноге трос. После этого нога у него болела постоянно. Порой было видно, как тяжело ему забраться в вертолет, как трудно забросить на ступеньку больную ногу. Тем не менее, он настолько был мобилен — и это при его комплекции, при болях, которые он испытывал - большинство и не подозревали об этом. Находясь в Чечне, он постоянно летал и ездил в разные районы: вся Чечня, Дагестан, Ингушетия, Пятигорск, Москва. А мог бы и посидеть — и никто бы его за это не упрекнул.

Генерал-лейтенант Олег Михайлович Дуканов, Герой России:

— У Германа Алексеевича в период его нахождения в Чечне сильно болели ноги, но он был вынужден и считал своим прямым долгом находиться на Северном Кавказе. Даже если его помещали здесь, в Москве, в госпиталь, чтобы провести профилактику, хотя бы облегчающую страдания, он оттуда убегал и улетал на Кавказ. Директор ФСБ, Николай Платонович Патрушев, чтобы заставить его проходить процедуры, вынужден был прилететь на Кавказ, забрал его в санаторий «Дагестан» и заставил проходить процедуры в санатории. Одновременно работали.Открытие памятника адмиралу Угрюмову в городе Михайловске Ставропольского края 14 октября 2013 года

«Насильственные» процедуры должны были продлиться десять дней. Однако сам Патрушев пробыл там неделю — и как только он улетел в Москву, в тот же вечер в Ханкалу вернулся и Герман Алексеевич. Сбежал на работу. Я потом встречался с начальником санатория Натальей Николаевной — она очень переживала и жаловалась, что пациент такой недисциплинированный. Это было в феврале-марте 2001 года.

Владимир Иванович Петрищев:

— Ко второй чеченской кампании мы все готовились весьма основательно, ибо прекрасно понимали, что второй войны не избежать. Как готовились? И планы разрабатывали, и базу создавали, и людей готовили. С точки зрения исполнительной, изначально там, на месте, этим занимался Герман Алексеевич. Потому-то его позже и назначили заместителем директора ФСБ и «бросили» на Чечню, где он находился почти безвылазно. Вряд ли кто владел ситуацией основательнее, чем он. В Чечне Угрюмов стал фигурой заметной, узнаваемой, влиятельной: мог организовать дело и его решить.

В Чечне у нас много отделов Управления военной контрразведки, их работу требовалось скоординировать: встречаться на местах, осуществлять конкретные планы, организовывать на месте взаимодействие — это он все знал и умел сделать на высоком уровне. Встречался с местными властями, прокуратурой, милицией, с органами иного подчинения, с нашими территориальными органами. Очень предметно мы работали по работорговцам, и Герман Алексеевич этим вопросом занимался.

Если говорить с общей точки зрения, мы старались создать систему оперативных мер. Беда-то в чем была — слабость оперативных позиций по бандформированиям. Мы постарались эту систему укрепить и привести ее к единому знаменателю, чтобы она действовала по единому плану, под единым руководством. А когда «броуновское» движение превратится в целенаправленное, тогда и будут результаты.

Чечню Угрюмову доверили еще и потому, что его агентура там осталась еще со времен его службы на Каспийской флотилии. Может, и немного, но осталась. И потом — знание людей кавказского региона, сопредельных территорий и, главное, умение его работать в экстремальной обстановке, принимать быстрые и эффективные решения и реализовывать их.

Александр Владиславович Жардецкий:

— Когда шла подготовка ко второй чеченской кампании, тут и встал вопрос: а где информация? Понадобился Аслан Масхадов, люди из его окружения — где искать? Без агентуры не ответишь на многие вопросы. Вспомнили про Германа Алексеевича, про его знание Востока, умение работать с населением, про его агентуру. Перевели его в Москву и «поставили» на Чечню. Ошибки не было в выборе кандидатуры, поскольку при нем дело сразу пошло. С его приходом начался отстрел одного, второго, третьего полевых командиров, были восстановлены агентурные связи (сомневаюсь, что их на то время осталось много), налажены новые.

Аркадий Аркадьевич Дранец:

— Почему ему доверяли «источники»? На одного человека всю работу с агентурой замкнуть невозможно, а у него была хорошая команда. Особенность его стиля работы еще в том, что он любое сообщение реализовывал до конца — и «источник» видел результат, и понимал, что здесь есть и его заслуга, что он не напрасно рисковал, поставляя нам информацию. «Источники» ведь бывают разных «весовых категорий» — от таких, которые могут предупредить: в наше село вошла банда численностью столько-то человек, полевой командир такой-то, вооружены так-то — до агентов «глубокого залегания», внедренных в окружение самой верхушки инсургентов.В Астрахани имя адмирала Угрюмова носит улица и сквер, а 14 сентября 2006 года был открыт памятник

В первую чеченскую войну у нас было очень много помощников среди чеченцев. Дудаевский грабеж тогда уже всем стоял поперек горла, интеллигентным, образованным людям — в особенности, поэтому с нами шли на контакт… пока не начались со стороны федеральных войск неоправданные движения. До этого многие мирные жители ожидали, что придут русские и освободят их от дудаевской «независимости».

Хотя, если сравнивать первую и вторую чеченские военные кампании, то в первую приобрести источник информации среди чеченцев было гораздо труднее.

Виктор Алексеевич Смирнов:

— Знание национальных особенностей горских народов и личные качества, о которых уже говорили, позволили ему резко выделиться среди других контрразведчиков в чеченской кампании. Кому-то, может быть, мои слова покажутся странными, но я свидетельствую: он любил чеченский народ. Там, где он бывал в Чечне (а он проехал ее вдоль и поперек!), он знал всех поименно, с кем ему доводилось встречаться. И чеченцы знали его и относились исключительно по-хорошему. Герман Алексеевич тяжело переживал трагедию чеченцев, что лидеры их позволили втянуть народ в кровавые события, и делал для них максимально возможное и полезное.

У простых людей он пользовался любовью и авторитетом, у других он проходил в списках как «враг чеченского народа № 1». Но это был их враг, а не чеченского народа.

Людей своих в Чечне очень берег. Прежде, чем послать на операцию, просчитывал все, что можно просчитать. Думаю, это нервное напряжение в тот период сильно подорвало его здоровье: он был человеком неравнодушным, с «голым», обнаженным сердцем. К себе же относился беспощадно. Времени суток для него не существовало — работал на износ.

Олег Михайлович Дуканов:

— Руководя Региональным оперативным штабом контртеррористических операций, начиная с января 2001 года, а до этого будучи организатором этой работы, он, как заместитель директора ФСБ, я полагаю, сделал довольно много. И получилось это еще и потому, что он хорошо знал Чечню, имел много личных друзей среди чеченцев, он с большим уважением и любовью относился к этой республике, к ее народу.

Герман Алексеевич очень четко оценивал и расстановку сил, которая имела место на тот период. Поэтому нашим войскам удавалось на том или ином направлении без потерь и без сопротивления со стороны боевиков или населения завоевывать территории, занимать населенные пункты. Взятый без боя Гудермес — это, я вам скажу, частность, не самое крупное завоевание, а просто один из эпизодов, который, может быть, наиболее показателен в плане того, как могут работать сотрудники спецслужб. Предварительная работа с авторитетными людьми, которые затем позволяли войскам войти без сопротивления в населенный пункт, проводилась как раз под руководством Германа Алексеевича.Режиссёр Сергей Ломакин на презентации фильма «Сердце Адмирала» в Доме Кино. Май 2014 года

Сначала мы вели переговоры и готовили население, а потом уже входили войска. Замысел этот принадлежал Герману Алексеевичу, эта задача для него была основной: сохранить мирных жителей, сохранить населенные пункты и сохранить жизнь военнослужащих федеральных войск.

Владимир Мирсаитович Гайнутдинов:

— Уже после смерти Германа Алексеевича, заместитель полпреда президента России в Южном округе Николай Бритвин совершенно правильно сказал, что «главное, что за полгода в республике успел сделать Герман Угрюмов, — это сорвать амбициозные планы террористов по захвату городов, проведению контрнаступлений и широкомасштабных диверсий. Это ведь при нем были здорово почищены полевые командиры среднего звена».

Верно, так и было. И здесь надо говорить о комплексном подходе к решению задачи — чему всегда был сторонником Герман Алексеевич. Да, нам безусловно важно обезглавить верхушку. Всем ясно, что сразу это не получится: на той стороне с нами воюют профессионалы, которые заканчивали те же военные вузы, что и наши офицеры. Было и такое, когда случай свел двух бывших однокурсников по Высшей школе КГБ… Так что прав француз Жан Ростан, сказавший, что «среди ненавистных качеств врага не последнее место занимают его достоинства».

Есть второй путь — параллельный: выщёлкивание тех, кто представляет связующее звено между верхушкой и рядовыми членами бандгрупп. Покуда верхушка не спилена — давайте обрубим сучья. И дерево начнет сохнуть. Это обычная тактика войны. В этом и есть задача вооруженной борьбы. ФСБ решает ее своими специфическими силами и методами, армия — своими.

Владимир Мирсаитович Гайнутдинов:

— Во сколько была оценена жизнь Германа Алексеевича чеченскими экстремистами — не в этом суть. Менталитет Востока таков, что называть маленькие суммы за жизнь большого человека — это как бы не совсем прилично. Это у них в крови, и это они за собой знают.

Иногда мы считаем, что когда восточный человек врет, то он говорит неправду, а по его разумению — он говорит вежливо и цветисто. Поэтому не стоит недоумевать и принимать за грубую лесть, допустим, когда он прапорщика назовет генерал-лейтенантом: он хочет сделать человеку приятное.

А охота за Германом Алексеевичем шла постоянная. Он в этих ситуациях использовал главный фактор — неожиданность. Всегда можно нанести упреждающий удар, если владеешь информацией. И здесь важно не повторяться. И он появлялся там, где ему было нужно и где его совершенно не ждали.Герой Советского Союза Геннадий Зайцев, генерал-полковник Валентин Соболев, генерал-лейтенант Валентин Андреев и главный редактор «Спецназа России» Павел Евдокимов

Однажды он привел в состояние шока одного полевого командира своим появлением. Тот настолько был обескуражен, что не мог сдержать своего изумления, о чем и сообщил Герману Алексеевичу. Случилось это на территории, плотно занятой боевиками. Он прилетел туда с минимальным количеством людей. Чечен закрутил головой:

— Ну, вы неожиданный человек!.. У вас горстка людей, территория вами не контролируется…

На что Герман Алексеевич спокойно ему ответил:

— Почему вы считаете, что я здесь в одиночку и что я не контролирую эту территорию?

Пока не имею права сказать о задаче, с которой он туда явился, но поверьте на слово: его дерзкое появление в том селении, занятом боевиками, спасло сотни солдатских жизней.

Не раз было сказано, что у Германа Алексеевича было поразительное оперативное чутье. Но оно всегда основано на опыте, потому что самого по себе чутья в природе не существует, это продолжение опыта, то самое «шестое чувство». Я присутствовал много раз, когда Угрюмов принимал решения о про­ведении операций. Иногда он загорался, давал команду, потом жестом останавливал, задумывался и вдруг говорил: «Стоп! Это подождет». Почему? Объяснения нету. Почему — знал только он.

Он говорил, что каждая операция должна быть с изюминкой. Присмотритесь к каждой разработке: что есть там нового — такого, чего никогда еще не было. Бесцельно, наугад гонять людей, подвергая их риску, — такого он не допускал.

Александр Угрюмов, сын:

— В последний год, когда он на короткое время прилетал из Чечни домой, было заметно, как он устал. В доме все стулья скрипели, потому что любимая его поза была — сидеть, развалившись, как в кресле. Сядет и дремлет. Но при этом что любопытно! Например, у нас дома встреча какая-нибудь (а он вечеринку всегда умел совместить с решением рабочих вопросов), уже конец застолья, все разговаривают, он же сидит, носом клюет — вроде отключился. И вдруг среди разговора вставит:Угрюмовы на презентации фильма «Сердце адмирала» в Доме Кино. Москва, май 2014 года

— Олег, ты не прав, не так было. Ты не взял во внимание одну тонкость, а она очень существенна…

— Герман Алексеевич, да вы как будто спали! Может быть, я учел эту тонкость!..

Он тут же передавал суть спора, словно сам в нем участвовал. А может, и вправду не спал, а отдыхал таким образом. В последнее время любил дремать в машине. За время кочевой жизни у него и поза сна выработалась — сидя.

МЁРТВЫЕ СРАМУ НЕ ИМУТ

Скоропостижная смерть Германа Алексеевича породила не просто нелепые домыслы, а обнаружила вполне целенаправленную дезинформацию. Война! Горячая или информационная, не суть…

«Летальный исход. 31 мая 2001 года руководитель контртеррористической операции в Чечне, замдиректора ФСБ России, вице-адмирал Герман Угрюмов рано утром вошел в свой кабинет на военной базе в Ханкале.

До часу дня Герман Алексеевич отвечал на телефонные звонки. Поговорил с председателем правительства Чечни Станиславом Ильясовым и заместителем полпреда президента России в Южном округе Николаем Бритвиным.

В 13.00 в кабинет вице-адмирала вошел человек в штатском. Герман Алексеевич попросил ни с кем его не соединять. Примерно через полчаса человек покинул кабинет Угрюмова, а спустя 15-20 минут за дверью прогремел выстрел.Герой России Олег Дуканов (справа) выступил одним из консультантов фильма «Сердце Адмирала»

Военные врачи, дежурившие у кабинета, буквально сразу же вошли к Угрюмову и констатировали смерть адмирала от… инсульта. Тело в тот же день отправили в военный госпиталь Моздока, а оттуда на самолете в Москву (…)

К январю 2001 года Угрюмов, видимо, поставленную перед ним задачу решил. С момента, когда он возглавил Северокавказский антитеррористический штаб, ни одна копейка мимо Угрюмова не проходила. За ним было последнее слово в финансовых, хозяйственных и политических вопросах. Вся агентурная работа в Чечне замыкалась на Угрюмова. У него в руках были прямые неофициальные контакты с Басаевым, Хаттабом и Масхадовым.

Чтобы такой человек застрелился, в Чечне должно было произойти нечто экстраординарное».

Остальная часть очерка некоего Сергея С. посвящена «провальной» политике президента Путина на Северном Кавказе. Собственно, и весь очерк написан на заданную тему.

Александр Угрюмов, сын:

— Позже мне рассказали о визите к нему некоего загадочного «человека в штатском» незадолго до его смерти, назвали фамилию. Он пришел с укоризной: мол, что ж ты, Герман Алексеевич, нефтяные скважины приказываешь взрывать и «самогонные» нефтеперерабатывающие заводы. Давай, мы тебе отстегнем Н-ную сумму, а ты приказ свой отмени: горючка-то людям все равно требуется… Батя вскипел и выкинул его из кунга. Этот нервный стресс, наверное, и стал роковым.

А последний день его был таким. С утра, как обычно, доклад. На завтрак он выпил чашечку кофе и съел сырок «Виола». В Чечне они продукты не покупали, привозил свой человек из Махачкалы. Кофе заваривал и наливал Андрей О-ко. Потом до обеденного времени — обычная работа. Андрей доложил, что обед готов. Отец сказал: «Давайте с обедом чуточку подождем. Посидеть хочу на воздухе». Поставили стул на крылечке, он посидел какое-то время, встал, повернулся лицом к входу в вагончик — и вдруг, негромко сказав «Ой!», начал заваливаться на спину. Рядом стоял капитан 1-го ранга Гайнутдинов, он и не дал ему упасть, подхватил.

Вот такой был «предупредительный выстрел», который, якобы, прозвучал в вагончике без присутствия свидетелей…

ВЛАДИМИР МИРСАИТОВИЧ ГАЙНУТДИНОВ:

— В четверг, 31 мая, напряженной работы не было, грело солнышко, день ласковый. Операций не планировалось, период небольшого затишья, никаких острых чрезвычайных событий в тот день не произошло. Перед обедом ему потребовался какой-то документ для доклада директору ФСБ и правительству о чем-то, что имеет отношение к экономике Чечни. Пока я бегал и разыскивал документ, он сидел на скамеечке рядом со своим вагончиком. Подошел и шифровальщик, Саша Кириченко — мичман с Северного флота, принес очередную порцию документов. Я отдал Герману Алексеевичу требуемый документ, наклонился расписаться в журнале шифровальщика — и в ту же секунду заметил, как Герман Алексеевич валится на меня.Президент Благотворительного Фонда «Народное единство» Александр Рапопорт на презентации в Доме Кино

Из его вагончика выскочили два референта — Артур Б-н и Андрей О-ко. Мы, как сумели, расстегнули ворот, перенесли его на траву, кто-то притащил матрац… Мелкие детали я могу не помнить — не до того было. Я мог и заорать. И наверняка что-то орал, поскольку Артур с Андреем появились практически моментально. Я бегом рванул к штабу, начальник штаба Владимир Фёдорович Кондратенко мигом вызвал врачей из центра спецназначения. Дима Зверев, прекрасный врач, уже через минуту был рядом, прибежала реанимационная бригада. Они какое-то время пытались оживить его, делали все возможное, но врачи не боги.

Александр Угрюмов, сын:

— Парни положили отца на траву. Стали делать искусственное дыхание, запускать сердце. Прибежал врач «Альфы» — майор под два метра ростом, сделал прямой укол адреналина в сердце. Приехала неотложка. Через какое-то время сердце «завелось», но ненадолго. Врач констатировал смерть. Докторов заставили работать еще. В общей сложности они пытались оживить отца больше полутора часов, потом врач-майор встал, поднял вверх руку и сказал: «Все. Извините, ребята, медицина уже не поможет».

У отца была любимая майка с надписью «Брошу все, уеду в Урюпинск!» Сейчас она хранится в Чеченском Управлении ФСБ.

У него была мечта: построить свой дом. Среди его рабочих бумаг я обнаружил план, чертежи — фактически проект. Подсчитан расход материалов, составлена смета. Когда мы заговаривали о даче, он говорил: «Если удастся построить дачу, то никаких огурцов-помидоров там не будет! Только цветы. Посреди двора — беседка для чаепития, а вокруг целое поле ромашек. Представляете, как красиво?»

Александр Угрюмов вспоминает последнюю отцовскую «побывку» дома. Как-то Герман Алексеевич усадил домашних за стол и рассказал о чеченской девочке-сироте, которая, чтобы хоть как-то заработать на пропитание, чистила солдатам обувь в Ханкале. Рассказал, что, улетая в Москву, велел за нею присматривать, кормить.

«Рассказывает, а сам выжидательно так посматривает то на маму, то на меня, — вспоминает Александр. — Но долго посматривать ему не пришлось — мама отреагировала почти сразу:

— Хорошо, Герман, вези девочку. Я тебя понимаю.

И у отца в глазах встали слезы».

…Жизнь каждого — бесценна и неповторима, и Герман Угрюмов, лично руководивший многими операциями, а в некоторых и участвовавший, очень тяжело переживал гибель товарищей и подчиненных. Они действительно были для него в первую очередь боевые товарищи и только потом подчиненные. Вот почему, когда по инициативе Героя Советского Союза Геннадия Зайцева на Николо-Архангельском кладбище летом 2000 года открывался памятник-часовня погибшим сотрудникам спецназа, адмирал Угрюмов возглавил эту церемонию. Теперь уже на этом месте Мемориал. ■

Газета «СПЕЦНАЗ РОССИИ» и журнал «РАЗВЕДЧИКЪ»

Ежедневно обновляемая группа в социальной сети «ВКонтакте».

Свыше 32.500 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

http://vk.com/specnazalpha

Оцените эту статью
29956 просмотров
3 комментария
Рейтинг: 4.8

Читайте также:

Автор: ВЛАДИМИР САМСОНОВ
31 Мая 2014
ЗВЁЗДЫ ГЕНЕРАЛА...

ЗВЁЗДЫ ГЕНЕРАЛА...

Написать комментарий:

Комментарии:

abookzkt: SUBJ1
Оставлен 3 Января 2017 22:01:39
Калининский: Судьба подарила тогда нам с боевыми товарищами, очень редкий случай видеть бодрого и энергичного Угрюмова, тогда ещё контр-адмира, свежим весенним днём 1984 года, в черной морской форме.... в песках афганских Каракумов ! А точнее на Афганской территории. Прибыл он на вертолёте на короткое время, всего на пару часов. Он прилетел туда, где выполняла свою боевую задачу группа подполковника В.И.Шергина. Остряки по поводу его пребывании потом подшучивали,что мол оказывается и среди барханов могут быть неотложные морские дела,только под большим секретом.
Оставлен 4 Апреля 2016 23:04:20
Хачатур Мкртчян: Я, раза 4-ри смотрел фильм "СЕРДЦЕ АДМИРАЛА" . О жизни Адмирала Г.А.УГРЮМОВА.. Что сказать...ГЕРМАН АЛЕКСЕЕВИЧ УГРЮМОВ СЫН ОТЕЧЕСТВО И ГЕРОЙ РОССИИ ДА И ЖИЛ ДЛЯ РОССИИ.Я ездил на МОГИЛУ 26.07.2015г. и с 14:00ч до 15:30ч. подметал, убрал, чистил после положил гвоздики. На МОГИЛЕ Я ВКЛЮЧИЛ ФИЛЬМ "СЕРДЦЕ АДМИРАЛА". ДАЖЕ НА СВОЮ ЗДОРОВЬЮ НЕ ОБРАТИЛ ВНИМАНИЕ СКОНЧАЛСЯ НА БОЕВОМ ПОСТУ 31.05.2001г в ХАНКАЛЕ..СЛАВА ГЕРОЯМ !!! НИЗКИ ПОКЛОН.И ВЕЧНЫЙ ПОМЯТЬ ГЕРОЯМ...
Оставлен 5 Августа 2015 02:08:58
Общественно-политическое издание