21 октября 2020 11:11 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

АРХИВ НОМЕРОВ

Спорт

Автор: ГЕОРГИЙ НЕБОГАТОВ
СНАЙПЕР «АЛЬФЫ»

31 Мая 2014
СНАЙПЕР «АЛЬФЫ»

 

В подмосковном Зеленограде состоялся XII Международный турнир по греко-римской борьбе, посвященный памяти сотрудников Управления «А» Центра специального назначения ФСБ России, погибших при исполнении воинского долга.

Ежегодный турнир проходит под эгидой ветеранской организации Группы «А» и действующего подразделения. На его открытии присутствовали два руководителя — Герой России полковник Валерий Канакин и депутат Московской городской Думы, президент Ассоциации Сергей Гончаров; офицеры запаса и те, кто служит в Управлении «А».

В соревнованиях, проходивших на базе Детско-юношеской спортивной школы № 111 Олимпийского резерва, приняли участие борцы из Израиля, Киргизии, Таджикистана, Узбекистана, Белоруссии, Украины и России. Более 450 участников и 53 команды.Юрий Сарвадий — справа

Инициатором и «мотором» традиционного первенства в Зеленограде является член Совета Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа», руководитель группы компаний «Альфа — Возрождение» Юрий Сарвадий.

СУВОРОВСКАЯ ШКОЛА

— С чего началась Ваша военная биография?

— С Ленинградского Суворовского училища. Моя малая Родина — село Сокирница, Хустского района Закарпатской области. Отец — Василий Юрьевич родился там, а мама, Валентина Александровна, в Кировской области, селе Ильинском. По отцовской линии наш род — русины. До 1944-го все об этом знали, но после присоединения к СССР в составе УССР «очень умные дядьки» в Кремле и в Киеве решили, что мы будем украинцами.

Окончив восемь классов, в 1985 году я поступил в Ленинградское Суворовское училище. Это было незабываемое время… В последующем я учился в пограничном училище имени Моссовета и Академии ФСБ (заочно). Служил на границе, в Группе «Альфа». Но, скажу вам, что более жесткой уставной жизни, нежели та, что была в Суворовском училище, я больше нигде не видел. Меня там отцы-командиры сразу приземлили, в строй правильный поставили. Все жестко: физо, ЗОМП, тактика, устав дисциплинарной службы, внутренней…

Зато потом мне было легко идти по военной жизни. В нашем училище я был командиром отделения. Когда в 1987 году был зачислен в пограничное училище, то сразу получил предложение пойти на аналогичную должность или стать заместителем командира взвода. Я отказался: «У меня были ошибки, хочу простым курсантом походить». На самом деле, прочувствовав, что такое быть ответственным за других, мне захотелось хоть какое-то время отвечать только за себя.

— А трудности были при поступлении в пограничное училище?

— Были, и вот какого рода. Суворовское училище — это заведение в структуре Министерства обороны, которое с очень большой неохотой отдавало своих питомцев для поступления в пограничные училища КГБ СССР. Когда к нам, в Питер, пришла разнарядка, то я обозначил свое стремление связать последующую армейскую жизнь с «зелеными фуражками». Это пожелание было встречено в штыки. Вплоть до того, что мне было сказано: «Мы тебя отчислим, пойдешь сдавать экзамены в десятый класс в среднюю школу, а там и поступай, куда хочешь». Но подвернулся счастливый случай. Вместе со мной учился Лёха Варламов — внук генерал-лейтенанта Викторова, который командовал Северо-Западным пограничным округом. Он для нас решил самое важное: Лёху распределили в Московское пограничное и меня с ним.

После той школы, которую я получил в стенах Ленинградского Суворовского училища, на новом месте все было просто и ясно. На первом курсе новыми предметами были только высшая математика, остальное все было легко и просто.

ДЛЯ СЛУЖБЫ НА ГРАНИЦЕ

— У каждого свой особый путь в Группу «А». Ваш — какой?

— Обучаясь в пограничном училище, я был жестко ориентирован на службу на заставе. Спал и видел, когда уеду служить на рубежи нашей Родины.

— Наверняка хотелось попасть домой, в Закарпатскую Украину. Как-никак двадцать восемь пограничных застав на тот момент.

— Нет-нет! Готов был служить в любом месте. Обучаясь в училище, мы много ездили на стажировки: Армения, Грузия, Белоруссия… Проводили в командировках по несколько месяцев. Так что к жизни на заставе я был готов и искренне хотел этого. Но на третьем курсе я узнал про Группу «А». Получив информацию в большом объеме, с четвертого курса я загорелся службой в Группе. Стал себя готовить, натаскивать. Кроссы, силовая, огневая подготовка, ну и все остальное.

— Интересно, а откуда Вы знали, что точно понадобится для службы в спецназе КГБ?

— Интуитивно. Плюс старшие товарищи, которые уже распределились в Группу из нашего училища. Занимался тем, что, по моему собственному разумению, могло пригодиться во время службы в этом подразделении.

Лето 1991 года. Месяц до выпуска. Я уже прошел все необходимые спецпроверки. Приходил к нам в училище Михаил Васильевич Головатов с помощниками на собеседование, принимали у нас зачеты. Было подготовлено пять курсантов из выпуска для службы в московском подразделении и еще пять для региональных отделений Группы «А» 7-го управления.

На дворе — август, провал ГКЧП. Но незадолго до выпуска командующий Пограничными войсками объявляет, что они больше не подчиняются Комитету госбезопасности, а так как условия по охране границы очень тяжелые, офицеров катастрофически не хватает, то из десяти мы может дать «Альфе» только двух. Так нас отправили на границу.

В августе 1991 года, находясь дома, в Закарпатье, в лейтенантском отпуске, я узнаю о страшных событиях, которые произошли в столице — путч какой-то. О событиях я узнавал из противоречивых сообщений по телевизору.

Короче, получил я предписание и отбыл в Западный пограничный округ, в город Киев. Оттуда, после коротких сборов, выехал в Мукачевский пограничный отряд офицером разведотдела (к тому времени он стал называться иначе — оперативный отдел). Пришел, принес партбилет: «Куда становиться на учет?» Мне доходчиво объяснили, что про партбилет нужно прочно забыть и никому не говорить, что ты — коммунист. Ну и пошла очень увлекательная, интересная служба.

СОТРУДНИК ПЯТОГО ОТДЕЛЕНИЯ

— А как же Вы все-таки оказались в «Альфе»?

— К тому моменту руководству нашего подразделения были даны особые полномочия. И одно из первых, что они попросили — возможность откомандировывать прошедших ранее проверку офицеров с границы в Группу. Так решилась наша судьба — судьба офицеров, которых отобрали в училище для службы в «Альфе». 1 ноября 1991 года я прибыл в Москву и через день заступил на суточное дежурство в 5-е отделение. Его возглавлял участник штурма дворца Амина Сергей Васильевич Кувылин.

— Если брать послужной список, то в каких мероприятиях Группы «А» Вам довелось участвовать?

— Во многих. Самая первая поездка — сопровождение Ельцина в феврале 1992 года. Мы обеспечивали физическую защиту президента во время его посещения ядерного научного центра в городе Арзамас-16. Потом в конце 1992-го мы выехали на Северный Кавказ в зону осетино-ингушского конфликта. Базировались в Моздоке.

1993 год. Парашютная подготовка. Учеба, сборы… Охранные мероприятия в Кремле. Ну и, конечно же, основное событие — это Белый дом. Недопущение дальнейшего кровопролития.

С 1994 года началась череда захватов заложников на Северном Кавказе. В начале лета меня определили в состав группы сопровождения. В этот регион часто летали Степашин, Савостьянов, Н Егоров, — и мы все лето «прокатались» в составе этой группы, обеспечивая их личную безопасность. Толстой-Юрт, Гудермес… Два раза в месяц летали, это точно. Обеспечивали безопасность переговоров первых лиц с лидерами чеченской оппозиции. Видели, как в Надтеречном районе Чечни с грузовиков раздавали автоматы в неограниченном количестве, а офицеры различных ведомств тогда обучали оппозиционеров как пользоваться «агээсами», радиосвязью, минно-подрывному делу и т. д.

Когда угроза полномасштабного вооруженного конфликта стала налицо, когда осенью 1994-го в Грозном дудаевцы сожгли нашу танковую колонну, — было выделено подразделение в составе двадцати одного сотрудника Группы «А» (под руководством Юрия Викторовича Дёмина) для охраны руководства силовых органов.

Базировалась мы в Моздоке. Обеспечивали безопасность министра обороны Грачёва, директора ФСК Степашина, главы МВД Ерина и министра по делам национальностей Егорова. Охраняли литерный поезд, в котором находились первые лица. Нас разбили по пятеркам, и мы по очередности выезжали на сопровождение: летали, ездили, наблюдали.

— Вы были в составе той группы «альфовцев», которая обеспечивала в станице Слепцовской безопасность переговоров Грачёва и Дудаева? Тех, последних перед войной переговоров.

— На самом деле, Дудаев ехал на встречу с Ельциным, а ему подали Грачёва. Вопрос о проведении «маленькой победоносной войны» к тому времени в Москве был уже решен, и Дудаева поставили перед фактом: «Война, Джохар, будет». 

Приехали мы в станицу, восемнадцать бойцов. На «вертушках» прилетели. Серега К. со своей группой остался их охранять на вертолетной площадке, чтобы обеспечить отход. Мы прибыли на пять-десять минут раньше Дудаева. Разбились на «двойки», заняли ключевые места. И вот смотрим, приезжает такая банда на тридцати «крутых» машинах. Боевики выскакивают: патроны в патронники засылают, ленту в ПК вставляют. А мы уже тут. Короче, свою задачу выполнили, ошибок не допустили. Кстати, они очень хотели, чтобы война не начиналась.

— Охрану в Слепцовской обеспечивали только сотрудники «Альфы»?

— Нет, не только. У каждого из охраняемых лиц был так называемый прикрепленный — сотрудник ГУО. Плюс ингушская милиция, которая помогала в оцеплении.

1995 год. Командировки в Чеченскую республику.

1996-й. Участие в Первомайской операции, медаль Суворова. Был задействован в ряде других мероприятий, но о них мы говорить ничего не будем.

19 мая 1997 года я получил серьезную травму во время подготовки к приезду группы специального назначения «Белые тигры» из Южной Кореи. К сожалению, диагноз был поставлен неудачно. Три недели проходит, месяц, полгода… В результате я получил ограничение годности. В отделе я был снайпером, ответственность колоссальная, нагрузки лошадиные. Ездить в командировки с отделом уже не мог — и чтобы ребят не подводить, и чтобы себя не травмировать.

Что делать? Я принял для себя решение: в дежурке сидеть не хочу. На тот момент я уже был членом Ассоциации. Нужно уходить — заниматься ветеранским движением, организовывать бизнес. И через некоторое время появилась фирма «Альфа — Возрождение».

ПОЕЗДКА В КИЕВ

Как уже отмечалось, Юрий Сарвадий является одним из руководителей Ассоциации «Альфа», он же традиционно поддерживает тесные отношения с украинскими коллегами. И для него, уроженца Закарпатья, все то, что произошло в Киеве, явилось событием крайне болезненным.

После незаконного «американского» захвата власти, вместе с Алексеем Савченко, также ветераном Группы «А», Сарвадий приехал в охваченный беспорядками Киев. Состоялся тяжелый многочасовой разговор с руководством Международной Ассоциации ветеранов подразделений антитеррора «Альфа».

Позиция Сарвадия и Савченко: «Можно понять мотив людей, которые протестовали против произвола олигархов, засилья чиновников и криминала. Как говорится, накипело! Но нельзя, недопустимо предавать своих отцов и дедов, победивших в Великой Отечественной войне, — вставая под знамена Бандеры. Люди, которые поддержали ставленников Вашингтона — предатели идеи СССР — государства, которое вручало им лейтенантские погоны».

Трагические события в Киеве Сарвадий и Савченко охарактеризовали как государственный переворот, инициированный извне, который будет иметь самые тяжкие последствия для Украины, включая высокую вероятность гражданской войны. Также он скажется самым негативным образом на отношениях с братской Россией.

К несчастью, все, о чем предупреждали приехавшие в Киев офицеры «Альфы», — все это стало реализовываться с пугающей быстротой. Сотрудники же украинской «Альфы» (за исключением управлений в Крыму, отделов в Донецке и Луганске), оказались инструментом в руках хунты.

ИТАК, ЗЕЛЕНОГРАД!

На церемонии открытия турнира присутствовали префект ЗелАО Анатолий Смирнов, Олимпийские чемпионы Магомедов и Альбиев, двукратный чемпион мира и Европы Амбако Вачадзе, чемпион мира Сергей Цвир, чемпион мира, вице-президент Федерации греко-римской борьбы Зеленограда Вячеслав Казаченко.

Также соревнования посетил главный тренер сборной команды России по греко-римской борьбе, бронзовый призер Олимпийских игр, пятикратный чемпион мира и Европы Гоги Когуашвили.

Одиннадцать прошлых лет «Альфа» вместе с Федерацией борьбы г.Москвы и исполкомом Федерации греко-римской борьбы Зеленограда проводили этот спортивно-патриотический праздник силы, духа и мужества.

Юноши 1997-1998, 1999-2000 и 2001-2002 годов рождения выясняли на ковре, кто на данный момент является лучшим в своих возрастных и весовых категориях, в одном из самых древнейших олимпийских видов спорта.

Два дня молодые борцы яркими и техничными схватками радовали многочисленных зрителей, а бескомпромиссная и порой не по годам зрелая борьба спортсменов приводила в восторг почетных гостей, специалистов и, конечно, тренеров.

По итогам двух соревновательных дней команда ДЮСШОР №111 города Зеленограда заняла первое общекомандное место. Лучшим борцом признан Анвар Аллахьяров, он был награжден кубком и специальным призом, а Дмитрий Гнатив получил кубок в номинации «За Волю к Победе». 

Газета «СПЕЦНАЗ РОССИИ» и журнал «РАЗВЕДЧИКЪ»

Ежедневно обновляемая группа в социальной сети «ВКонтакте».

Свыше 32.500 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

http://vk.com/specnazalpha

Оцените эту статью
10917 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Читайте также:

Автор: ВЛАДИМИР ЕЛИСЕЕВ
31 Мая 2014
БОЙЦОВСКИЙ КУБОК «АЛЬФЫ»

БОЙЦОВСКИЙ КУБОК «АЛЬФЫ»

Автор: ВАСИЛИЙ НЕКРИЧ
31 Мая 2014
МФР – КРИЗИС ВЛАСТИ

МФР – КРИЗИС ВЛАСТИ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание