24 января 2018 06:48 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

КАКОЕ ИЗ НАЗВАНИЙ ВАМ БОЛЬШЕ ВСЕГО НРАВИТСЯ?

АРХИВ НОМЕРОВ

«Альфа»-Инфо

Автор: Александр УШАР
МИССИЯ ВЫПОЛНИМА

1 Августа 2012
МИССИЯ ВЫПОЛНИМА
Фото: Легендарному спецподразделению исполнилось 38 лет

У абсолютного большинства людей понятие «элита» здраво ассоциируется с чем-то заоблачно-богемным. И с допуском по форме «люкс» на вход непременно с парадного крыльца. Разумеется, куда изволите, а не куда пошлют.

Последний адрес — привычный ареал обитания (а зачастую и выживания) другой элиты, для которой дежурные человеческие радости — общение с семьей, горячий ужин, вылазка на стадион или чтение беллетристики — уже Dolce vita.

Речь об элите спецназа «Альфе» —подразделении для борьбы с терроризмом. С приказом от 29 июля 1974 года о создании Группы «А» в Седьмом управлении Комитета государственной безопасности СССР, ведавшем вопросами наружного наблюдения за объектами оперативной разработки, не ознакомили даже начальников некоторых управлений КГБ, причем не самых последних.

СВОИМ претенциозным и далеко не славянским названием Группа «А» обязана не амбициям отцов-прародителей, а фантазии пишущей братии, окрестившей ее «Альфой» в начале 1990-х, отмеченных чередой политических переворотов и заговоров. Нет, рассудила тогда она, то бишь братия, у России, конечно, собственная гордость, но нельзя же так откровенно и неблагозвучно диссонировать с броскими вывесками закордонных спецподразделений наших заклятых друзей и прочего вероятного и невероятного противника. С американской «Дельтой», к примеру, или со знаменитой австрийской «Коброй». Даже немецкая ГСГ-9 — и та звучала солиднее, чем аскетически обездоленное «А».

В обстановке конспиративного вакуума и строжайшей секретности первые сотрудники Группы «А» начали подготовку к предстоящей боевой работе. Практически на голом месте. Не было ни специального вооружения и оснащения, ни соответствующих средств связи. Да что там техника — экипировались и то с трудом. Объездили все московские склады с обмундированием — кругом сплошь кирзачи, галифе и шинели — пока не собрали с миру по нитке: летные комбинезоны, десантные тельняшки, женские береты, цигейковые куртки и штаны полярников.

Принято считать, что впервые «Альфа» продемонстрировала (узкому кругу посвященных, разумеется) свои растущие возможности в Афганистане. А ведь был еще декабрь 1976 года, когда в аэропорту Цюриха под дулами крупнокалиберных пулеметов заместитель начальника Группы «А» майор Роберт Ивон и сотоварищи обеспечили обмен Владимира Буковского, известного в те времена диссидента, на не менее известного генерального секретаря компартии Чили Луиса Корвалана: баш на баш.

Спустя три года, в декабре 1979-го, партия и правительство поставили перед «Альфой» задачу, которая, по мнению некоторых военных теоретиков, могла стать для нее первой крупномасштабной и последней одновременно. Дворец Тадж-Бек, где размещалась резиденция президента Афганистана Х. Амина, мало чем отличался от средневековой крепости. Расположенный на вершине холма, опоясанного серпантином единственной дороги, он надежно охранялся двумя сотнями отборных нукеров главы республики.

Спецназовцы впятеро уступали гвардейцам Амина в численности. Но дворец был взят. В той жесткой схватке погибли два «альфовца» — Дмитрий Волков и Геннадий Зудин, еще нескольких сотрудников позднее буквально по кусочкам собрали армейские хирурги. Легких ранений не избежал никто.

Как-то один из разработчиков плана штурма генерал-майор в отставке Василий Васильевич Колесник, задорно блеснув глазами, не без гордости заметил: «В Афгане «альфовцы» работали так, как учил товарищ Сталин, — малой кровью и на чужой земле, — после чего, посуровев лицом, добавил: — Если только вообще кровь может быть малой…»

Даже немногие военспецы высшего эшелона, частично посвященные в отдельные нюансы этой «самой страшной тайны» КГБ (между прочим, доподлинно известно из сообщений резидентуры, что западные спецслужбы ничего не знали о Группе «А»), делали выводы об исходе боевой операции для жизни и здоровья личного состава исключительно по значимости наград Родины.

К примеру, если в указе значился орден Красного Знамени — стало быть, кому-то здорово досталось. Если хватило медали «За отвагу» — ранение сквозное, основные органы не задеты. Достоинство награды было сродни диагнозу. Но и тогда нельзя было, и сейчас невозможно определить число пострадавших спецназовцев по количеству госпитализированных. Как не без гордости заметил один из бывших сотрудников Группы: «Если «альфовец» после операции не попадает в больницу, это вовсе не означает, что он цел и невредим. Возможно, он просто очень занят…»

К слову, после штурма дворца Тадж-Бек и до конца войны Группа «А» не потеряла в Афгане ни одного сотрудника, несмотря на то, что бойцы не отсиживались в штабах, а, напротив, всегда находились на острие удара. Да и релаксационный период после прибытия в Союз иногда измерялся временем пути от аэродрома до штаб-квартиры. Война для «альфовцев» после возвращения с войны не заканчивалась. Прав был Валентин Распутин, подметив, что против чужого врага мы всегда стояли и выстоим. А вот свой враг, как и свой вор, пострашнее.

Мы привыкли считать (спасибо кинематографу), что спецназ должен действовать, как один крепко сжатый кулак, которым наносится весомый удар в наиболее уязвимое место. Во многом так оно нередко и выглядит. Но если некоторые другие спецподразделения, не в обиду им будет сказано, можно сравнить со стрелой, выпущенной из лука умелой рукой (есть слабенький, но шанс увернуться или защититься), то «Альфа» — это уже комплекс «Стрела» с головкой самонаведения, изначально рассчитанный на маневренного и готового к удару противника.

По оценкам экспертов из корейского спецподразделения, проходивших стажировку в «Дельте», SAS, а затем и в «Альфе», в нашей группе учебные занятия куда более приближены к боевой обстановке. Корейцы признались, что так реалистично и жестко не работает никто в мире.

Поначалу они легкомысленно изъявили желание поучаствовать в тренировке по освобождению заложников из железнодорожного вагона. Но с началом операции вежливо отказались, сославшись на то, что и вагоны у них пониже, да и сами они не шибко рослые. В действительности же «горячие восточные парни», способные надрать сопернику уши ногами, не отважились вместе с «альфовцами» с разбегу влететь в окно железнодорожного вагона почти одновременно с подрывом стекол.

Есть и еще одно принципиальное отличие сотрудников Группы «А» от закордонных «коммандос»: основную ставку у них делают на суперменское рембовство, в то время как у нас в цене и в чести — слаженная коллективная работа всего отряда, между прочим, единственно верное средство противодействия неплохо организованному терроризму.

Но чего у заморских профи не отнять — так это дальновидно узкой специализации членов отряда. И подобную методу «Альфа» тоже берет на вооружение. Это немаловажно, хотя и относительно буднично: плановая задача — не внезапная вводная. Но ведь все взаимосвязано и одного без другого не бывает. А за каждой операцией, за каждой миссией — человеческие жизни. Жизни, Богом данные и «Альфой» спасенные.

 

Оцените эту статью
5498 просмотров
5 комментариев
Рейтинг: 4.6

Читайте также:

Автор: Владимир ЕЛИСЕЕВ
31 Июля 2012
ШКОЛА РЕЗЕРВА

ШКОЛА РЕЗЕРВА

Автор: Николай БЕТИН
31 Июля 2012
Боевой футбол

Боевой футбол

Написать комментарий:

Комментарии:

Андрей: Элита для меня - физиолог академик Павлов и кардиолог Амосов, лётчики Чкалов и Попович, реформаторы русского театра Вахтангов и Станиславский, полководцы Ватутин и Рокоссовский, космонавты Гагарин и Волк, земледельцы Ангелина и Мальцев, писатели Шолохов и Распутин, актёры, поэты и барды Высоцкий и Ножкин, разведчики Абель (Фишер) и Молодый, простые люди по фамилии Иванов, Петров. Ребята из спецназа КГБ (ФСБ), ГРУ, ВВ и ВДВ, сложившие свои головы за Родину и за други своя. Люди чести и совести. Те же, кто "самоопределился, как "элита" новой России" - пыль, мусор. А мусор в каждой доброй семье выметают "поганой метлой" или веником. Только так. Никак иначе.
Оставлен 2 Августа 2012 13:08:32
Общественно-политическое издание