11 августа 2020 07:30 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

Поддерживаете ли Вы идею о переносе даты празднования Дня России на 1 июля?

АРХИВ НОМЕРОВ

История

ГЕРОСТРАТ ХХ ВЕКА

28 Февраля 2011
ГЕРОСТРАТ ХХ ВЕКА

Не осмыслив феномена Горбачёва, Россия снова рискует наступить на те же грабли.

2 марта 2011 года бывший Генсек ЦК КПСС и Президент СССР Михаил Горбачёв отметил своё 80 летие. Но уже в феврале его профиль, ставший в старости похожим на профиль некой хищной птицы, начал мелькать на телеэкранах. Видимо, не случайно говорят, что к старости все пороки человека проявляются на его лице.

Однако это не мешает Михаилу Сергеевичу представлять себя спасителем человечества, хотя ему больше подходит титул Герострата ХХ века. Несомненно, в историю России он войдёт, как бездарный правитель, который довёл одну из величайших держав мира до краха.

Конечно, разрушительных способностей Горбачёва для этого было бы явно недостаточно, если бы ему в этом не помогло кремлёвское окружение. Оно сегодня в своих мемуарах на все лады клянёт своего бывшего патрона, заявляя, как противилось разрушительному перестроечному курсу.

На самом же деле большинство из кремлёвских деятелей от страха потерять удобные кресла забыли детские стихи Корнея Чуковского о тараканище. Так и не нашлось среди этих «соратников» того, кто сказал бы Горбачёву, что он не «великан, а просто таракан». Кстати, 12 марта 2009 года во французской газете «Le Grand Soir» появилась статья Камиля Лоти Мальбранша с весьма символичным названием «Горбачёв — вышедший из анабиоза политический таракан Запада».

Известно, что тараканы способны пролезть в любую щель. Такой же уникальной способностью лезть по ступенькам служебной лестницы обладал и Михаил Сергеевич. В результате двадцать шесть лет назад, 11 марта 1985 года улыбчивый и говорливый Михаил Сергеевич Горбачёв был избран Генеральным секретарем ЦК КПСС.

Потом была объявлена Перестройка. Однако оказалось, что кроме многословия и неуемного желания поражать мир и страну утопическими инициативами, никакими другими достоинствами новый Генсек не обладал. В итоге Перестройка, по меткому выражению выдающегося русского философа Александра Зиновьева, вскоре превратилась в «Катастройку». Пытаясь взять под контроль кризисную ситуацию, Горбачев пошёл на кардинальную конституционную реформу.

17 декабря 1990 года состоялся IV Съезд народных депутатов СССР, который одобрил эту реформу, наделившую Горбачёва почти диктаторскими полномочиями. Пресс­секретарь главы государства Виталий Игнатенко после съезда заявил журналистам: «Горбачёв на этот раз получил почти все, что он хотел. Он, конечно, выиграл этот Съезд вчистую».

Но и это не помогло Горбачёву. Плохому танцору всегда что то мешает. В декабре 1991 года Президент СССР «вчистую» проиграл не только Перестройку, но и великую страну. Как отметил в октябре 2009 года бывший лидер «Солидарности» и бывший президент Польши Лех Валенса в интервью журналу «Шпигель»: «Нам повезло, что Горбачёв был слабым политиком».

Однако всё могло быть иначе. Как выясняется, Михаил Сергеевич допустил несколько роковых просчетов, которые могли стоить ему карьеры, в его бытность рядовым секретарем ЦК. И, возможно, тогда был бы избран другой Генеральный секретарь ЦК КПСС, а мы бы жили в подлинно обновленном Советском Союзе. И лишь по чистой случайности Горбачев «досидел» в Политбюро до поста Генсека. Вот об этом и следует рассказать.

ТРИ ВСТРЕЧИ В КАНАДЕ

В мае 1983 года секретарь ЦК КПСС Горбачёв, курировавший сельское хозяйство, настоял на своей поездке в Канаду. Тогдашний Генсек Ю. В. Андропов был против этого визита, так как государственной необходимости в нём не было. Однако потом согласился на семь дней визита Горбачева, вместо запланированных десяти.

Михаил Сергеевич к этому времени уже пятый год находился на Старой площади. В течение года он, благодаря стечению обстоятельств, из кандидата стал членом Политбюро, что было редкостью для штатного секретаря ЦК. Соответственно, это существенно увеличило его перспективы. Это и вызвало повышенный интерес к нему со стороны канадского премьер­министра и не только его.

Несомненно, Горбачёва в Канаде ждали…

А. Н. Яковлев, бывший секретарь ЦК КПСС и ближайший советник Горбачева в делах перестройки, в интервью еженедельнику «Коммерсантъ­Власть» от 14 марта 2000 года объяснял: «Первым западным политиком, который с симпатией отнесся к Горбачёву, была не Тэтчер, а канадский премьер Трюдо. Михаил Сергеевич приезжал в Канаду, когда я был там послом. Своим свободным поведением он поразил канадских руководителей. Вместо одной запланированной его встречи с Трюдо состоялось три».

Несомненно, Трюдо нашёл время для трех встреч с Горбачёвым не для того, чтобы слушать его беспредметный дипломатический «трёп». Тот же Яковлев пояснял, что Горбачёв: «говорит вроде как интересно­интересно. А как попробуешь сделать запись беседы, как это принято в дипломатической практике, в ней — ничего, кроме, может быть, одной ключевой фразы (message­сообщения), ради которой он вел весь разговор».

В разговорах с канадцами Горбачёв особо не стеснялся. На одном из приемов он раскритиковал ввод советских войск в Афганистан. Учитывая, что тогдашний Генсек Андропов был одним из инициаторов этой акции, Горбачёв фактически «подставился». В Политбюро ЦК КПСС подобные вещи «карались» быстро и жестко. Примеров этому более чем достаточно.

На каждой встрече у Трюдо, вероятно, присутствовали разные люди, в том числе и из США, которые пытались оценить советского политика. Заметим, что канадская служба разведки и безопасности (CSIS, Canadian Security Intelligence Service) всегда тесно сотрудничала с американским ЦРУ (CIA, Central Intelligence Agency) и британской секретной разведывательной службой СИС (SIS, Secret Intelligence Service).

Не случайно в 1991 году в кулуарах аппарата ЦК КПСС шептались, что первые смотрины Горбачёва с участием американцев состоялись в Канаде. После встреч с ним Трюдо «не раз говорил руководителям других стран, что на Горбачёва следует обратить внимание».

Некоторые исследователи считают, что Горбачёв был завербован западными спецслужбами именно в Канаде. Однако, учитывая, что он крайне охотно шел на контакт с западными политиками, необходимость в прямой вербовке отсутствовала. Американцы, а особенно англичане, и без этого владели методиками прямого и косвенного воздействия на человека, помимо его согласия.

Но одно несомненно — личность Горбачёва изучалась ещё до его поездки в Канаду и Англию. По собственному опыту мне было известно, что даже комсомольские активисты в те годы были в зоне внимания западных спецслужб.

Горбачёв, сумевший в сорок лет стать первым секретарем одного из крупнейших краев России и членом ЦК КПСС, не мог не заинтересовать американцев и англичан. По утверждению бывшего замзава Отделом пропаганды ЦК КПСС Владимира Севрука, с которым мне довелось неоднократно общаться в Минске в 1994 1995 годах, пара Михаил и Раиса Горбачёвы попала в поле зрения экспертов ЦРУ в период их пребывания в Италии в августе­сентябре 1971 года.

Внимание привлек не только быстрый на новые идеи, словоохотливый и себялюбивый Михаил Сергеевич, но, прежде всего, Раиса с её жестким характером, необузданным честолюбием, стремлением к власти, жадностью и неограниченным влиянием на мужа. Тандем «Михаил & Раиса» западные эксперты сочли наиболее перспективным для проталкивания «наверх».

В подтверждение этой версии Севрук ссылался на четыре фотоснимка, сделанных в 1971 году в Палермо (Италия) фотографом Е. Абрамовичем. Фотоснимки были опубликованы в 1993 году в газете «День» (№ 22). Однако полагать, что фотографии улыбающейся Раисы на фоне фонтана в Палермо могут быть свидетельством вербовки Горбачёвых, более чем наивно.

Тем не менее, весьма вероятно, что именно в Италии четой Горбачёвых предметно заинтересовались эксперты западных спецслужб. Сам Михаил Сергеевич в поле зрения этих служб должен был попасть сразу же после избрания первым секретарем Ставропольского крайкома КПСС в апреле 1970 года. Известно, что западные спецслужбы всегда проявляли повышенное внимание к представителям высшего эшелона партийной и советской власти.

Ставропольский край с его правительственными здравницами, несомненно, всегда находился на особом счету у западных спецслужб. На отдыхе человек, даже если он и член Политбюро, расслабляется, и при надлежащей постановке агентурной работы можно добыть информацию, до которой в Москве не добраться.

Безусловно, в Италии в 1971 году Михаила Сергеевича и Раису Максимовну ждали уже в аэропорту. А далее в ходе многодневной поездки по Апеннинскому полуострову, видимо, было создано немало ситуаций для общения и проверки реакции Горбачёвых. Эксперты английской СИС давно славятся своим умением составления психологических портретов политических противников. На пятки им наступают психоаналитики из ЦРУ, которые в ходе Гарвардского проекта отработали эффективные методики психотипологии человеческих личностей.

По итогам турне Горбачёвых по Италии, вероятно, были составлены их психологические портреты. Они уточнялись во время поездки Горбачёва во главе партийной делегации в 1972 года в Бельгию. Вероятно, не был обделен Михаил Сергеевич вниманием спецслужб и во время поездок в ФРГ (1975 год), и во Францию (1976 год).

Но самый богатый информационный урожай западные эксперты могли собрать в сентябре 1977 года в ходе поездки четы Горбачёвых по Франции. Туда они приехали на отдых по приглашению французских коммунистов. Они путешествовали по стране на легковой машине с переводчиком.

Всего за двадцать один день Горбачёвы проехали 5000 километров, посетили десяток городов. Вероятно, им не раз встречались на пути семейные пары, прилично говорящие по русски и умеющие расположить к душевной беседе. Михаилу Сергеевичу этого только и надо было. Он вываливал на слушателей массу информации, которую, несомненно, внимательно слушали и фиксировали.

Потом в западных спецлабораториях психологи, врачи­психиатры, антропологи и другие специалисты по человеческим душам на основании этой информации пытались распознать характер Горбачёвых и их уязвимые места. Возможно, что в 1977 году ажиотажного внимания, о котором говорится, Горбачёвы к себе еще не вызвали. Но без должной заботы их не оставили.

Представляется вероятным, что именно в период этой поездки чета Горбачёвых была «завербована», но не спецслужбами, а, как тогда говорили, «загнивающим» капитализмом. Франция с уютными городками и красочными деревнями, в которых люди как бы наслаждались жизнью, произвела огромное впечатление на Горбачёвых. Это разительно отличалось от России.

Но Горбачёвы видели лишь витрину Франции, и это поразило их провинциальное воображение. Для них осталось тайной, какой ценой это благополучие достается. Раиса о поездке во Францию много рассказывала своим ставропольским студентам, подчеркивая, вот как у них, вот как у нас. Эти впечатления во многом потом определят позицию Горбачёвых в Перестройке.

Соответственно, к визитам в Канаду и Англию Горбачёв психологически был подготовлен. Он жаждал стать полноправным членом такого «блистающего, манящего и демократического» западного мира и постарался через год продемонстрировать этот настрой премьер­министру Великобритании Маргарет Тэтчер. С ней Горбачёв мельком встречался на похоронах Ю. В. Андропова в феврале 1984 года.

У КАМИНА С «ЖЕЛЕЗНОЙ» ЛЕДИ

Анализ событий, происходивших во время визита Горбачёва в Англию в декабре 1984 года, показывает, что его там также ждали. Между тем он возглавлял малозначимую делегацию Верховного Совета СССР. В неё входили: председатель комиссии ВС по энергетике Евгений Велихов, заведующий отделом информации ЦК КПСС Леонид Замятин, директор Института мировой экономики и международных отношений АН СССР, а в будущем секретарь ЦК КПСС, Александр Яковлев и… Раиса Максимовна.

Центральной темой своего визита в Лондон Горбачёв сделал всемирное разоружение. Однако никаких полномочий делать заявления по этому поводу от имени ВС СССР Горбачёв не имел.

Тем не менее, Горбачёв был принят М. Тэтчер в особой загородной резиденции в Чеккерсе. Она предназначалась только для тех иностранных представителей, «с которыми премьер­министр намеревалась провести особо важную и вместе с тем доверительную беседу». Об этом написал Леонид Замятин в своей книге «Горби и Мэгги». Яковлев в уже цитируемом интервью «Коммерсанту» объяснял это тем, что успех встречи с Тэтчер был предопределен поездкой Горбачёва в Канаду.

Во время встречи с «железной» леди, как тогда называли Маргарет Тэтчер, произошло невероятное. Вот как описывал этот эпизод в своих мемуарах «Омут Памяти» Александр Яковлев: «Переговоры носили зондажный характер до тех пор, пока на одном заседании в узком составе (я присутствовал на нем) Михаил Сергеевич не вытащил на стол карту Генштаба со всеми грифами секретности, свидетельствовавшими, что карта подлинная. На ней были изображены направления ракетных ударов по Великобритании…

Премьерша рассматривала английские города, к которым подошли стрелы, но пока ещё не ракеты. Затянувшуюся паузу прервал Горбачёв: «Госпожа премьер министр, со всем этим надо кончать, и как можно скорее». «Да» — ответила несколько растерянная Тэтчер».

Бывший пресс­секретарь Горбачёва Грачёв описывает это осторожнее: «В загородной резиденции британского премьер­министра Чеккерсе у камина, перед которым Горбачёв расстелил заготовленные диаграммы и выкладки ядерного «overkill» (многократного взаимного уничтожения), и началась, как он пишет, «наша с Маргарет эпопея… Маргарет сразу же направилась за океан, чтобы немедленно поделиться со своим другом Роном впечатлениями от вероятного будущего советского лидера».

Не отрицает этого факта и сам Горбачёв в мемуарах «Жизнь и реформы»: «Я разложил перед премьер­министром Великобритании большую карту, на которую в тысячных долях были нанесены все запасы ядерного оружия. И каждой из таких вот клеточек, говорил я, вполне достаточно, чтобы уничтожить всю жизнь на Земле. Значит, накопленными ядерными запасами все живое можно уничтожить 1000 раз!».

Яковлев, Грачёв и Горбачёв рассказывают о факте несанкционированного раскрытия сверхсекретных сведений государственной важности, как об обыденной вещи. Известно, что вывоз секретных документов Генштаба МО СССР за рубеж был равносилен государственной измене. Странно, что этот эпизод так никого и не заинтересовал?

А БЫЛ ЛИ МАЛЬЧИК?

Однако возникает вопрос, имел ли Горбачёв доступ к сверхсекретной информации Генштаба? На каком основании и кто предоставил ему сверхсекретные материалы уровня «особой папки» ЦК КПСС? Почему он не побоялся привезти их в Лондон? На чем основывалась уверенность в собственной безнаказанности?

Сам факт переговоров Горбачёва с Тэтчер на основе сверхсекретной карты Генштаба почти невероятен. Прежде всего, потому, что подобная «откровенность» могла стоить Михаилу Сергеевичу не только места, но и «головы». При Генсеке К. У. Черненко позиции Горбачёва стали достаточно шаткими. Он только номинально выполнял обязанности «второго» секретаря, которыми его наделил Ю. В. Андропов.

Более того, по негласному указанию главы партии и государства Генпрокуратура, КГБ и МВД СССР вели проверку «ставропольских грешков» Горбачёва.

В интервью газете «Московский комсомолец» от 28 июня 1995 года Горбачев подтвердил, что на него «копали аж с самого 1983 года. И эти попытки усиливались, чем хуже было здоровье Черненко. Один человек из прокуратуры мне сообщил тайком, что при Щёлокове, а потом при Федорчуке действовал целый отдел, чтобы рыть под меня».

В Политбюро вопросы обороны курировал Григорий Романов, который ревниво отслеживал все действия Горбачёва. Факт получения Горбачевым в Генштабе сверхсекретной карты (если бы такое было) не мог бы остаться незамеченным Романовым. Ну, а если бы министр обороны Устинов узнал о карте Генштаба в Чеккерсе, то последствия для Горбачёва были бы самыми печальными. Это подтвердил и Яковлев, который в том же интервью еженедельнику «Коммерсантъ­Власть» утверждал, что в черненковский период Михаил Сергеевич вел себя достаточно осторожно. «Как бы ни был слаб Черненко, его власть была настолько большой, что, имея повод, он мог принять в отношении Горбачёва самые радикальные кадровые решения».

8 января 2009 года я проконсультировался с генерал­полковником Леонидом Григорьевичем Ивашовым по поводу секретной карты Генштаба МО СССР, которую Горбачёв якобы привез в 1984 году в Лондон и демонстрировал Тэтчер. Ивашов считает подобное невозможным. В Минобороны он в то время как раз отвечал за сохранность секретных документов, в том числе и карт. Наличие этих документов проверялась ежедневно. Вынос секретных карт из помещения был категорически запрещен. Однако были исключения.

По словам Ивашова в феврале 1987 года министр обороны СССР Соколов был вызван к Генсеку с двумя картами западного направления противовоздушной обороны СССР. После встречи Горбачёв попросил оставить ему эти карты, якобы они ему нужны. После того, как Ивашов узнал о том, что карты оставлены у Горбачёва, он позвонил его помощнику и спросил, когда можно ждать их возвращения. Помощник ответил, что в сейфах, от которых у него ключи, этих карт нет, а Горбачёв заявил, что карты ему ещё нужны.

В результате в Минобороны были вынуждены создать специальную комиссию, которая официально подтвердила факт передачи карт Генеральному секретарю ЦК КПСС М. С. Горбачёву. Заверенный акт этой комиссии должен храниться в архиве МО РФ. Второй экземпляр был передан в ЦК КПСС и, по всей вероятности, должен находиться в Архиве Президента РФ.

Возникает вопрос, с какой целью в феврале 1987 года Генсеку на длительное время понадобились карты противовоздушной обороны СССР? Этот вопрос приобретает особую остроту, если вспомнить, что через три месяца в мае 1987 года состоялся загадочный пролет М. Руста над северо­западной территорией СССР, закончившийся скандальной посадкой на Красной площади. Эксперты считают, что Руст летел так, как если бы ему было досконально известно расположение советских станций радиолокационного слежения.

По утверждению генерала Ивашова с картами нанесения ядерных ударов по Европе был ознакомлен только один руководитель иностранного государства. Они были продемонстрированы в 1975 году новому канцлеру ФРГ Гельмуту Шмидту во время его визита в Москву, дабы тот понял всю уязвимость территории Германии в случае мирового ядерного конфликта.

Демонстрация оказала настолько сильное впечатление на Шмидта, что он запомнил её на всю жизнь. В 2007 году бывший канцлер в интервью журналу «ZEITmagazin Leben» заявил, что советские SS­20 в основном были нацелены на Германию. Каждая из ракет была оснащена тремя атомными боеголовками, так что одной ракетой можно было одновременно уничтожить крупнейшие промышленные центры Германии: Дюссельдорф, Кельн и Дортмунд.

Кстати, показ карт Шмидту состоялся только после согласования вопроса на самом высшем уровне (решение принимал лично Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев) и соблюдению процедур по обеспечению режима секретности.

Исходя из вышеизложенного, можно предположить, что Горбачёв с Яковлевым разыграли мистификацию с поддельной картой Генштаба. Целью этой мистификации было повысить политический вес Михаила Сергеевича, показав, что он имеет доступ к сверхсекретной информации и действительно является «вторым» человеком в КПСС и СССР.

В то время тема СОИ и «звездных войн» активно муссировалась в открытой печати. Вероятнее всего, Яковлев, как директор Института мировой экономики и международных отношений АН СССР дал задание сотрудникам подготовить по материалам западной и советской прессы соответствующую справку о возможном сценарии ядерной войны в Европе.

Далее Яковлев, как ветеран войны, постарался найти человека (вероятнее всего, отставника), который бы на карте Европы и европейской части СССР нарисовал стрелки, диаграммы, таблицы, как это принято у военных, и поставил соответствующие грифы «Сов. секретно». Это было не трудно. Известно, что на сборах по военной переподготовке партийные резервисты разрисовывали подобные карты ударами танковых и мотострелковых соединений. Видимо, в благодарность за эту услугу Яковлев, тогда всего лишь директор института, был взят Горбачёвым в Лондон.

Как видно из вышеприведенной цитаты, Яковлев в 2000 году утверждал, что карта Генштаба была «подлинной». Что это — непонимание факта государственной измены или желание подставить бывшего патрона? Но даже если карта была фальшивой, Горбачёв должен был быть привлечен к уголовной ответственности. Можно сослаться на следующую аналогию. В любом аэропорту мира, а также на борту любого самолета, человек, объявивший о том, что у него бомба (даже если это муляж) привлекается к уголовной ответственности. Никого не будет интересовать, что это заявление он сделал, дабы привлечь внимание к воздушному терроризму. Наказан «шутник» будет по всей строгости закона.

Однако, какой бы ни была карта, продемонстрированная Тэтчер, премьер­министерша от неё «обалдела». Вероятно, потом эксперты СИС разъяснили ей суть дела, но впечатление от Горбачёва осталось. Тэтчер поняла, что этот коммунист «новой формации» в своём желании поразить западных партнеров может пойти на многое. После встречи с Горбачёвым «железная леди» заметила: «С этим человеком можно иметь дело. Ему можно доверять!».

Кстати, если бы нечто подобное с государственными секретами позволила себе Тэтчер, то её бы привлекли к ответственности, невзирая на давность лет. Так, бывший премьер­министр Великобритании Тони Блэр в конце января 2010 года давал показания парламентскому Комитету о причинах британского вторжения в Ирак в 2003 году. Однако в России вновь наступают на «горбачёвские» грабли. У нас действует закон о неприкосновенности бывших президентов России. Ну, а предопределенная безнаказанность, как известно, порождает безответственность.

КРЕМЛЁВСКИЙ БУРАТИНО

Но вернемся к Горбачёву. Без сомнения, его поездки в Канаду и Англию западные спецслужбы постарались использовать для того, чтобы существенно обновить информацию о самом молодом члене Политбюро. Каждое слово, каждое движение Михаила Сергеевича было зафиксировано и впоследствии должным образом препарировано для выработки соответствующих методик воздействия на него.

Например, англичане выяснили, что Михаил Сергеевич расслабляется, если в комнате растоплен камин. Впоследствии горящий камин всегда оказывался в нужное время и в нужном месте в течение большинства встреч Горбачёва с американскими президентами.

Известный американский специалист в области этических систем Владимир Лефевр (бывший наш соотечественник) впоследствии признался, что его привлекали для подготовки психологической стороны встречи Рейгана и Горбачёва в Рейкьявике в 1986 году.

Английские психоаналитики, несомненно, отметили в Горбачёве такие качества, как патологическое честолюбие, самолюбование, податливость на лесть, гипертрофированная жажда личного успеха, неумение и нежелание слушать других, претензии на мессианство в мировом масштабе. В бытовом плане суть Горбачёва отражали слова из песенки о Буратино: «На дурака не нужен нож, ему с три короба соврешь и делай с ним, что хошь».

Западные политики решили играть на горбачёвском комплексе Буратино. Восхищались его идеями, соглашались с обоснованностью подходов, но добивались, чтобы первым на уступки шел именно Горбачёв. Эта тактика себя оправдала. Бывший президент США Д. Буш­старший в своих мемуарах пишет, что основная тактика его поведения с Горбачёвым заключалась в налаживании личных, якобы доверительных, отношений (тактика личного шарма). Они должны были скрывать и сглаживать жесткую бескомпромиссную позицию в защите национальных интересов. Благодаря этому, Бушу­старшему (кстати, бывшему директору ЦРУ) удалось добиться от Горбачёва существенных односторонних уступок.

Завершая рассказ о визитах Горбачёва в Канаду и Англию, нельзя не отметить весьма странное обстоятельство. Несмотря на то, что Горбачёв вел себя за рубежом, как говорят, на грани фола, этим не заинтересовались ни Ю. В. Андропов, ни К. У. Черненко.

Видимо, Горбачёва спасло одно из двух. Либо немощные генсеки, в силу состояния здоровья перестали воспринимать и контролировать многие вещи. Либо в КГБ и МИДе у Горбачёва в это время был весьма серьезный покровитель, который нейтрализовал поступавшую из за рубежа негативную информацию о его «проколах».

Что же касается министра обороны Д. Т. Устинова, то он во время визита Горбачёва в Лондон странным образом внезапно умер. Через несколько месяцев после вояжа Михаила Сергеевича в Лондон состоялся тот самый мартовский (1985 г.) Пленум ЦК КПСС, на котором Горбачёв был избран Генсеком.

«ТРИУМФ» ЛУЗЕРА

Неожиданный ажиотаж в российских СМИ по поводу 80 летия политического неудачника (по современной терминологии «лузера») заставил продолжить статью. Напомним, что юбилею бывшего Президента СССР была посвящена грандиозная фотовыставка в московском Манеже, на телеканалах транслировались его многочисленные интервью и, наконец, он был удостоен высшего российского ордена Андрея Первозванного, а на Первом канале состоялся показ телефильм Леонида Парфенова «Михаил Горбачёв. Он пришел дать нам волю».

Интересно, кто и с какой целью предпринял попытку реанимировать подмоченный имидж Горбачёва? Россияне еще в 1996 году дали отрицательную оценку его политической деятельности. Тогда, баллотируясь на пост президента России, Горбачёв набрал всего 0,68 % голосов избирателей, разделив предпоследнее и последнее место в списке кандидатов с предпринимателем Брынцаловым. У российской молодежи Михаил Сергеевич в основном ассоциируется с рекламой американской пиццы.

Невольно пришла мысль. А если, не дай Бог, Россия получит своего «горбачёва» и повторит судьбу СССР, то 80 летие виновника её краха элита оставшейся Московии будет также торжественно отмечать? К сожалению, после краха СССР можно поверить во многое. Но не хотелось бы, чтобы для России пророческими оказались слова Александра Галича: «А над гробом встали мародеры, и несут почетный караул…».

Уму непостижимо, человека, предавшего идеалы, народ и свою страну, чествуют как героя. Напомним, какие характеристики давали Горбачеву в своё время. Немецкая газета «Ди Цайт» писала: «Горбачёв сумел, в конце концов, полностью проиграть наследство Сталина, и сегодня над ним, как над Иванушкой­дурачком, издевается большинство русских, ибо он ни за что ни про что спустил мировую державу, которую русские строили на протяжении веков, да еще и пояс безопасности вокруг неё».

Упомянутый американский президент Д. Буш­старший пишет в мемуарах: «Если бы у Горбачёва были сталинского типа политическая воля и решимость его предшественников, то мы бы и сейчас имели Советский Союз. Это был бы обновленный и укрепленный Советский Союз».

А вот как оценивает Буш политику уступок Горбачёва: «Мы сами не понимали такой политики советского руководства. Мы готовы были дать гарантии, что страны Восточной Европы никогда не вступят в НАТО, и простить многие миллиарды долларов долгов, однако Шеварднадзе даже не торговался и со всем согласился без предварительных условий. То же по границе с Аляской (речь идёт о разграничении морских пространств в Беринговым и Чукотском морях), где мы ни на что не рассчитывали. Это был дар Божий».

Сегодняшнее внимание Запада к Горбачёву, это плата за предательство интересов СССР. При этом следует признать тот факт, что Советский Союз нуждался в серьезной перестройке и реформировании. Уже тот факт, что к руководству СССР мог прийти такой человек, как Горбачёв, и в течение шести лет вести разрушительную работу, говорит сам за себя. Но вина самого Горбачёва за непродуманные и разрушительные реформы огромна. Безвозмездно сдать позиции в Европе и мире, завоёванные советским народом ценой неимоверных жертв и лишений, во имя имиджа «вселенского борца за мир и демократию», это предательство, которому не может быть ни прощения, ни оправдания.

Заявления Горбачёва, о том, что в результате его политики была устранена угроза ядерной войны, а мир стал безопаснее, просто смешны. Как известно, современная американская военная доктрина предполагает нанесение превентивных ядерных ударов по странам, якобы представляющим угрозу США. Кстати, в этом списке числится и Россия. О том, что такие удары могут быть нанесены, свидетельствует печальная участь Югославии, Афганистана, Ирака. На очереди Иран. Во времена СССР такое было просто невозможно.

Безжалостную и точную характеристику Горбачёву накануне его юбилея дал бывший Председатель Верховного Совета Белорусской ССР Станислав Шушкевич. В интервью РИА Новости он подтвердил ранее приведенную оценку Леха Валенсы, заявив, «что Горбачёв оказался совершенно беспомощным… Он просто не знал, что делать».

Завершить оценку жизненного пути бывшего Генсека хочется словами бывшего сотрудника ЦК КПСС Валерия Легостаева: «Если в марте 1985 го Горбачёв стартовал в политику высшего ранга, будучи авторитетным лидером крупнейшей мировой супердержавы, то в августе 1991 го он прибыл на конечный пункт своего маршрута погрязшим в интригах, запутавшимся в собственном непрестанном вранье, платным провокатором на службе у враждебных СССР западных правительств. Феноменальная карьера, по моему, не имевшая прецедентов во всемирной истории политического негодяйства».

Надеюсь, что в ходе грандиозного празднества по поводу 80 летия Горбачёва, намеченного мировой элитой на 30 марта в лондонском роскошном Альберт­холле, отыщется хотя бы один человек, который найдёт смелость сказать о бывшем Президенте СССР то, что он на деле заслужил.

ШВЕД Владислав Николаевич, родился в Москве.

С 1947 года проживал в Литве. Был первым секретарем Октябрьского райкома г. Вильнюса. С 1990 года — второй секретарь ЦК Компартии Литвы / КПСС, член ЦК КПСС, председатель Гражданского комитета Литовской ССР, защищавшего права русскоязычного населения. Депутат Верховного Совета Литвы.

После официального выхода Литвы из СССР отказался поменять гражданство (декабрь 1991 г.) и, соответственно, и от мандата депутата Сейма. Был арестован, но по причине отсутствия улик и под воздействием общественного мнения был выпущен на свободу.

Переехал в Белоруссию. С 1996 года проживает в Москве. В 1998 2000 гг. — руководитель аппарата Комитета Госдумы по труду и социальной политике. Действительный государственный советник РФ 3 го класса. В 1996 2000 гг. являлся заместителем председателя Либерально-демократической партии России (ЛДПР).

С 2004 года на государственной пенсии. Автор ряда публицистических работ.

Оцените эту статью
2652 просмотра
нет комментариев
Рейтинг: 4.4

Читайте также:

Автор: Ирина Давыдова
28 Февраля 2011
ЯПОНСКАЯ ПАМЯТЬ «ВАРЯГА»

ЯПОНСКАЯ ПАМЯТЬ «ВАРЯГА»

28 Февраля 2011
ОХОТА НА ШПИОНОВ

ОХОТА НА ШПИОНОВ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание