27 февраля 2020 05:04 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

БУДЬ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ, В КАКОМ СПЕЦИАЛЬНОМ ПОДРАЗДЕЛЕНИИ ВЫ БЫ ХОТЕЛИ СЛУЖИТЬ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Заграница

Автор: Инга фон Кремер
ФРАНЦУЗСКИЙ ДНЕВНИК

31 Октября 2010
ФРАНЦУЗСКИЙ ДНЕВНИК

Западное Чудо Света

В прошлую субботу я увидела одно из чудес Света — западное, Мон Сен-Мишель. Кельты считали эту гору жилищем душ умерших предков и называли Могильным холмом.

Христиане построили там потрясающий церковно-замковый комплекс. Когда гуляешь по узким улочкам бывшей крепости, а особенно когда идёшь по лабиринту её коридоров, возникает ощущение, что путешествуешь во времени: вот постройки X-го века, а вот уже XVI-го… Нечто подобное происходит в музее Средних веков. И там я видела знаменитый цикл гобеленов «Дама с единорогом».

Можно взобраться на самую‑самую высотень и с восьмидесяти метров кидать вниз камешки…

А ещё на обратном пути мы заехали в магазин, продающий всякую вкуснотищу, мэйд ин Брутон (Франс), т. е. сделанную в Бретани, французской провинции по традиционным французским рецептам. Я таких замечательных печенек в жизни своей не ела!

Раздвигаем границы

Некоторые ошибочно думают, что национализм сужает круг общения, что «наци» — это такая узкая группка, междусобойчик. А я не знаю ничего более раздвигающего круг общения, чем национализм. Ничего более объединяющего.

В России я могу приехать в любой самый захолустный город любой области / края и т. д. и меня встретят соратники.

И не просто встретят-проводят — они будут искренне рады меня видеть, они будут ждать моего приезда и искренне расстроятся, если что‑то вдруг не получится.

И общение у нас получится взаимным, обогащающим и интересным. Всегда будет о чём разговаривать! И никакой неловкости! И даже если взгляды в чём‑то не сходятся — это и к лучшему.

Да что там границы страны! Я могу приехать в любую страну мира и встречу единомышленников. Никогда не возникнет дефицита общения, скорее профицит.

И в то время как «нормальные» люди, якобы не имеющие границ при общении, будут сидеть дома и скучать в одиночестве, националистов завалят разнообразными приглашениями.

Некоторые ошибочно думают, что человек сознательно ограждает себя от чего‑то, замыкает себя в рамки. На самом же деле, националисты просто отгораживают себя от «человеческого мусора». Зачем терять время на всякую шваль, если можно в это время обогатить себя общением с умными и интересными людьми?

Это как раз люди, противопоставляющие свою персону националистам, заключают себя в рамки. Потому что националисты, если захотят, могут общаться с кем угодно, а «нормальные люди» и общечеловеки — нет.

Да здравствует национализм! За Нацию! Слава Руси! Слава Белой Европе!

Народные приметы

Говорят, что если о чём‑то говоришь и чихаешь — значит, это правда.

Собираюсь утром, чувствую себя отвратно, спрашиваю отражение в зеркале:

— Что ж это за фигня такая? Может, это птичий грипп?

— Апчхи!

— Или свиной? Нет, это свиной!

— Апчхи!

— Значит, я скоро умру?

— Апчхи!

— Или я всё‑таки выживу?

— Апчхи!

— Умру я или нет, не знаю, но если не перестану сама с собой разговаривать, загремлю в психушку точно!

— Апчхи!

Как бастует Франция

«Как ты там? Как там у вас? Смотри, осторожней! У вас же там ЗАБАСТОВКИ! Разъярённые толпы бунтовщиков! Революция!!!»

Но где??? Где же революция??? Почему я её не вижу??? Я обошла весь город в поисках революционеров — и не нашла. Ну да, в воскресенье электрички не все ходят. Ну ведь их и так отменяют постоянно по выходным, из‑за «сервисных работ». Ну да, RER частично не работал пару дней. Но это, в принципе, и есть все признаки «революции».

Один раз видели толпу демонстрантов, шедшую с наклеенными на разные места стикерами «мне 60 лет». Но они больше были похожи на футбольных фанатов: одетые в футболки / олимпийки с расцветкой своего синдиката, вооружённые дудками, в которые околофутбольная публика на матчах дудит; они шли по улице, дудели, кричали, что это забастовка. И всё.

Ну и ещё была машина, в которой тётенька в рупор орала: «Это — забастовка в нашей столице! Это — забастовка в нашей столице!». Наверное, чтобы было понятнее, что происходит, что это не болельщики после матча домой возвращаются, а забастовщики права отстаивают.

Борются за свои права постоянно одни и те же. А страдают обычные люди, которым забастовщики помогают опаздывать на работу. Тем же, кто этого делать не хочет, приходится вставать намного раньше.

Как заявляется, забастовщики «отстаивают права трудящихся», а рабочим из‑за забастовок приходится тратить дополнительные час-два на дорогу.

Но некоторые форс-мажором пользуются. Например, те, кто на работу обычно приезжает на машине, могут не прийти, ибо — забастовка, и проблемы с транспортом.

Все нормальные люди на работу ходят, в общем‑то. И жалуются на забастовщиков, которые создают им дополнительные проблемы.

Что касается молодёжи — то тут же всё просто. Есть студенты, желающие учиться, а есть те, которые этого не хотят делать. Одни учатся, другие — бастуют.

Во Франции большинство высших учебных заведений политически ориентировано: есть вузы «правые», а есть «левые». Правда, цвета иногда меняются, но в целом картина ясна.

Дипломы «правых» вузов ценятся больше, потому что преподаватели и студенты таких университетов не бастуют. Следовательно — больше времени тратят на учёбу. И работодатели потом предпочитают тех, кто время тратил на учёбу, а не на уличные акции.

Забастовки во Франции — не то же самое, что в России. Пришли к начальству, сказали: так, мол, и так, завтра бастуем. — Не, нельзя, отвечает начальство, мы не успеем предупредить клиентов. — Ну ладно, тогда бастуем через неделю. — Ну, по рукам!

Везде вешают объявления, бастующие проходят с шариками-дудочками по какой‑нибудь улице, и на следующий день возвращаются на работу.

Финита ля комедия, забастовка окончена.

Харизма

Французы думают, что русские не испытывают эмоций. Что русские — не очень эмоциональные.

Такие выводы были сделаны на основе наблюдений за нашими президентом, премьер-министром… и продавцами (сувениров и продуктов).

Причём руководству страны отсутствие эмоций ставится в плюс: типа выглядят харизматичнее, суровый президент, озабоченный судьбой страны, и всё такое.

— Но ведь Саркози тоже не очень улыбчивый!

— Саркози да, но вот Ширак улыбался много.

При рассказе о продавщицах у меня сразу возникла улыбка: я представила карикатурную продавщицу, этакую розовощёкую подбоченившуюся матрону в теле с нахмуренными бровями, недовольную тем, что кто‑то осмелился её потревожить.

Воспитанные такими продавцами, многие русские люди воспринимают предложение продавца-консультанта помочь как навязчивый сервис.

Во Франции всё не так: тут куда не зайдёшь, везде улыбаются, говорят «Здравствуйте! Как поживаете?», и это не значит, что вам хотят что‑то впарить — просто традиция.

А ещё здесь боятся слова «депортация»!!!

Депортировать — это типа как нацисты: загрузить в товарняк и отправить в концлагерь. Вместо «dйportation» используют слово «expulsion», «высылка». Здорово, что в России пока многие вещи называют своими именами.

«Когда Россия исчезнет»

Представляете, выхожу из метро и вижу на двери газетного киоска вот такую картинку (потом в Инете нашла). Написано: «Когда Россия исчезнет». Без вопросительного знака. То есть, то, что исчезнет, вопросов не возникает. Исчезнет точно, надо только придумать программу действий — что будем делать, когда исчезнет.

Это обложка Courrier International, как вы уже догадались. Самого номера не было, к сожалению, если найду, обязательно куплю почитать. Сбоку ещё добавочка: что‑то вроде «сбор информации о демографической катастрофе». Неприятно такие вот заголовки видеть, честно говоря.

Французы, кстати, не вымирают. Они рожают по трое детей, обеспечивая естественный прирост. Я имею в виду белых французов, конечно, а не иммигрантов и не смеси.

Генеалогия цыган. Без паранджи

Как я уже писала, при выселении цыган французские власти сталкиваются с проблемой: куда их выселять?

И вот вчера стало известно о существовании программы по выяснению генеалогии цыган. Это здорово, я считаю, что французы задумываются над судьбами других стран и не хотят делать им сомнительные «подарки» в виде разухабистых цыганских пиплов.

Ну и французские власти научены горьким опытом: они уже однажды оплатили цыганам дорогу на средиземноморские курорты. Поэтому сейчас подошли к вопросу более ответственно.

Но цыгане, конечно, жалуются. Говорят — «это незаконно». А французы косят под дураков: мол, ничего не знаем, в первый раз слышим. Жаль, неизвестно имя предателя, слившего инфу.

А ещё Конституционный Совет Франции подтвердил запрет на ношение паранджи в общественных местах. Я считаю, это очень правильно! Как сказал премьер-министр Австралии: «Хотите следовать мусульманским обычаям — езжайте в мусульманские страны и там следуйте».

Китайцы vs мусульмане и иудеи

Вот это я называю двухмерным восприятием реальности. Пишет мне некто Umar Pashб:«Судя по вашим интересам, у вас неплохие шансы придти к Исламу. Вы случаем НС-тематикой не балуетесь?»

Он же: «Ну а что вы хотите? Не все ж в «американские истории» да «бойцовские клубы» играть. Вы же понимаете, что в мире только две реальные силы остались. Вам выбирать».

Но я воспринимаю мир, как минимум, в 3D: ведь в мире есть ещё и китайцы. И пока мусульмане борются с сионистским заговором, а иудеи — с «джихадом», китайцы всячески развиваются.

Разрешены только одни рОды? Будем рожать двойняшек и тройняшек. А как? А та самая восточная медицина.

Я вот теперь веселюсь и не грущу от разных бед, потому что у меня появился замечательный сосед. Буквально сегодня утром. Китаёза. Из какой‑то адской глухомани, где кроме панд и эвкалиптов ничего не водится.

Я его подцепила в лифте: он попросил объяснить, что делать с бумаженцией, которую ему выдали в секретариате. Бумага на французском, а он им не владеет вообще, только английским. Я «расово неверно» помогла…

И по ходу дела мы выясняли, кто откуда и чем занимается. Он экономист, будет получать знания в Сорбонне. И, думаю, учиться будет хорошо. Потому что схватывает всё на лету. Я ему для скорости дала переписать бумаженцию (я такую же заполняла). Он, не зная языка, не понимая о чём речь, скопировал текст быстрее, чем я его писала! Я была изумлена.

А ещё спрашивал меня всякие слова на русском, а через минут десять вполне осмысленно вставлял их в разговор.

А французский! Утром знал десять слов — к вечеру уже с сотню.

А ещё он на шпагат умеет садиться и знает кун-фу!

— А ты на шпагат садишься? — спросила я его.

— Ты имеешь в виду?..

И сел!

Научил меня писать несколько иероглифов и говорить несколько слов на китайском.

Я его спрашиваю:

— Вы зачем наш Дальний Восток оккупируете?

Он говорит:

— Жить негде! А у вас столько земли, и она пустует.

И споко-о-о-йно так говорит, как будто это вполне нормально. Улыбается. Я смотрю на него, а по спине катятся противные капельки холодного липкого пота (это я для образа). Ладно там, думаю, кавказцы. От этих знаешь, чего ожидать. Воспитанные на дешёвых американских боевиках, любят играть в войнушку со спецэффектами, чтоб грохот, огонь, взрывалось всё. Чтоб реки крови, отрезанные головы, разбросанные по округе ошмётки внутренностей, и на таком фоне — фото «на память».

Ладно там, евреи…

А китайцы? Им не нужны дешёвые спецэффекты и масштабные заговоры. Они не крошат друг друга в Палестине и других местах земного шара. Они, если что, воспользуются своей волшебной фармакологией, и однажды весь земной шар уснёт мирным сном.

Если кто и способен устроить Конец Света — так это китайцы.

Если в ближайшее время кто и изобретёт защиту от ядерной бомбы, то это будут они. А потом нажмут на красную кнопочку.

А как они рвали всех на Олимпиаде? А где у нас нынче всё производство? Если Китай однажды решит забастовать, больно будет всему миру.

И это уже не тощие узкоглазые жёлтые карлики с советских плакатов с торчащими передними зубами и в панамах сумасшедших размеров. Мой сосед нависает надо мной, а я метр семьдесят, но он явно выше — значит, он где‑то метр восемьдесят.

И без панамы.

И зубы не торчат!

И даже глаза не очень узкие.

Шутки‑то шутками, но смех‑то сквозь слёзы. Потому что пока мы стесняемся строить новый Третий Рим, они вовсю строят свой новый Цинь.

Французы о России

Гийом Бушерер, французский националист-русофил, 23 года, Лилль, Франция: «Да, я люблю Русь! Почему? Есть множество причин!

Я люблю русских людей: это храбрый, сильный, дружный, отважный, приветливый народ.

Все русские, которых я встречал, были красивы!

Я люблю русское искусство: иконы, церкви, крепости, Кремль.

Русская музыка! Она ритмичная, вдохновляющая! Особенно песни красноармейцев и казаков.

Я люблю благозвучный русский язык — его приятно слушать.

Я люблю русскую историю. Покорение Сибири, победы над татарами и турками-османами. Историю СССР: Русь стала первой страной, запустившей в космос спутник, потом ракету. Первый человек, побывавший в космосе, был русским. Наконец, русские были первыми, кто построил космическую станцию.

А сколько великих учёных родилось в Руси!

И сегодня Русь в авангарде: она модернизирует свои города, реформирует армию, завоёвывая уважение всего мира. Это чудесно!

Ко всему вышесказанному хочу добавить: Русь — одна из пяти великих европейских цивилизаций: Русь, Франция, Великобритания, Германия и Италия!».

Оцените эту статью
1728 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 4.3

Читайте также:

Автор: Андрей Коваль
31 Октября 2010
ДВЕ УКРАИНЫ

ДВЕ УКРАИНЫ

Автор: Георгий Элевтеров
31 Октября 2010
САЛЮТ, КОМАНДАНТЕ

САЛЮТ, КОМАНДАНТЕ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание