15 декабря 2019 10:10 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

КТО ДЛЯ ВАС ЕВГЕНИЙ РОДИОНОВ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Содружество

Автор: Ольга Егорова
БЫЛ И ОСТАЮСЬ СОЛДАТОМ

1 Августа 2009
БЫЛ И ОСТАЮСЬ СОЛДАТОМ

Этой публикацией мы начинаем рубрику, рассказывающую о ветеранах «Альфы», удостоенных высокой чести представлять российское общество в законодательных органах страны. Одним из них является полковник Виктор Трифонов.
В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ ВИКТОР АЛЕКСАНДРОВИЧ — ДЕПУТАТ МОСКОВСКОЙ ГОРОДСКОЙ ДУМЫ. В СТОЛИЧНОМ ПАРЛАМЕНТЕ ОН ПРЕДСТАВЛЯЕТ КПРФ И РАБОТАЕТ В КОМИССИЯХ ПО БЕЗОПАСНОСТИ, ПО ОРГАНИЗАЦИИ РАБОТЫ МГД, А ТАКЖЕ В КОМИССИИ ПО ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЕ, СПОРТУ И ДЕЛАМ МОЛОДЁЖИ. ОТ МИНСКА ДО МОСКВЫ

— Виктор Александрович, это Ваше первое интервью для «Спецназа России». Расскажите, пожалуйста, откуда Вы родом? Кто Ваши родители?..

— Родился я в белорусской глубинке 29 июня 1952 года. В Могилёвской области. Мой отец, Александр Михайлович, был учителем. Мама, Мария Кирилловна, вела домашнее хозяйство и воспитывала нас — трёх сыновей и дочку. Жили трудно, как и большинство сельчан. С детства узнал, что такое тяжкий сельский труд. Так начиналась моя биография. Главное впечатление детства — это самоотверженный труд родителей, которые делали всё, чтобы вырастить нас здоровыми, дать первоначальное образование. Низкий им поклон за это.

— Нетрудно представить, фактически, послевоенное время. Разорённая войной Белоруссия…

— Да, именно так. В это самое время и появился я на свет Божий. Для того, чтобы вместе со всем послевоенным поколением восстановить и защищать то, что было отвоёвано нечеловеческими усилиями наших отцов и матерей.

— Для многих крестьян «путёвку в жизнь» давала армия. Наверное, вы тоже хотели стать военным?

— Я бы добавил, что такой же «путёвкой в жизнь» для сельской молодёжи был и спорт. С детства полюбил занятия спортом. Особенно лыжи. Они были как то особенно близки мне по духу: ветер, мороз, а ты идёшь по длинной, изнурительной дистанции «на зубах» и выгрызаешь результат.

Думаю, не нужно объяснять, что это за вид спорта. Он требует железной воли и бойцовского характера. Это в игровых дисциплинах можно понадеяться на команду, на товарищей, которые нивелируют твои промахи. А в лыжах ты борешься сам с собой.

После окончания средней школы я поступил в ветеринарный техникум под Минском. Учась в нём, я продолжал активно заниматься спортом, но уже на другом уровне — в составе республиканской молодёжной лыжной сборной. В это время я стал увлечённо заниматься и самбо. В отличие от лыж, это единоборство уже контактное — с противником, которого ты видишь перед собой, его глаза: кто кого!

После окончания техникума меня призвали в армию. Хотели оставить в Белоруссии, но в итоге я оказался в Московском военном округе на объекте Ракетных войск стратегического назначения. Армия дала мне очень многое для последующей службы в спецназе КГБ. С неё начались мои жизненные университеты. Закончил я службу старшим сержантом.

— Как складывалась Ваша судьба в дальнейшем?

— После армии мне казалось, что в моей судьбе всё определилось раз и навсегда. Я хотел быть спортсменом. Я заметно прогрессировал. Был принят в Школу олимпийского резерва Павла Константиновича Колчина. Это замечательный наставник. Олимпийский чемпион, восьмикратный чемпион СССР. Заслуженный тренер СССР. Я благодарен судьбе, что она свела меня с таким уникальным человеком.

— Как же Вы оказались в КГБ?

— Судьба. Я долго сомневался. Но мне стало недоставать только спортивной борьбы. Хотелось серьёзного, ответственного дела. В 1976 году я стал сотрудником Комитета государственной безопасности СССР. Был зачислен в Девятое управление, отвечавшее за охрану высшего политического руководства страны. Сразу понял, что оказался в родной стихии. По результатам работы в «девятке» был отмечен Председателем КГБ СССР Юрием Владимировичем Андроповым.

В ГРУППЕ «АЛЬФА»

— До 1991 года Группа «А» была приписана к Седьмому управлению КГБ — через него, по началу, шёл основной поток новых сотрудников. А как, работая в «девятке», Вы оказались в элитном спецназе Комитета?

— Приход в Группу «А» стал поворотным событием в моей жизни. С высоты прожитых лет я понимаю, как мне повезло оказаться в таком уникальном боевом коллективе. Там служили настоящие мужчины, дружбой с которыми я горжусь, и там были такие выдающиеся командиры, как Герои Советского Союза Зайцев Геннадий Николаевич и Карпухин Виктор Фёдорович.

Мы знали, что в КГБ есть спецподразделение по борьбе с терроризмом. Тогда о нём шла молва, но никаких подробностей — всё зашифровано и засекречено. Оказаться в нём стало моей заветной мечтой.

Поэтому я сделал всё, чтобы попасть в Группу. В этом мне помог мой командир А. Г. Семёнов, который порекомендовал меня своим друзьям, с которыми он учился в Высшей школе КГБ. Сергею Александровичу Голову, кавалеру ордена Ленина, участнику штурма дворца Амина, и Валентину Ивановичу Шергину, тоже из первого набора Группы «А». Так началась моя служба в Группе «А».

— Вы сразу вошли в коллектив или были какие то проблемы?

— Всё зависит от самого человека. Если ты хочешь работать, служить, то обязательно вживёшься в коллектив, сработаешься с коллегами. Что касается Группы «А», то в этом уникальном подразделении собрались люди, беззаветно верные воинскому долгу и готовые в любой момент рисковать собственной жизнью. Мне были близки и понятны такие жизненные принципы.

— Вот почему психологически люди, которые служили — и служат! — в спецназе, настроены иначе, нежели в других коллективах.

— Конечно! Перед нашими глазами были старшие товарищи — те, кто штурмовал дворец Амина, те, кто заработал своей кровью боевые награды.

Говоря о Группе «Альфа», я бы хотел отметить три важных обстоятельства. Во-первых, уникальный подбор кадров. Кропотливая, планомерная работа командиров по созданию подразделения. Это видно во всём — и даже в том, что после выхода в отставку ветераны «Альфы» продолжают активную деятельность: в политике, бизнесе, творчестве… Они иначе не могут!

Во-вторых, полное отсутствие шаблона, способность к нестандартным действиям в быстро меняющейся обстановке.

И, в третьих, дух братства и товарищества, без которого никуда. Эгоист, как вы понимаете, в спецназе просто не выживет. В первую очередь ты должен думать о выполнении боевой задачи, а только потом о себе. Иначе… не будет достигнут главный результат любой антитеррористической операции: люди, оказавшиеся в беде, должны быть освобождены, а опасные преступники — нейтрализованы.

Все эти три обстоятельства взаимосвязаны, одно вытекает из другого. И я бы хотел, чтобы традиции, принятые нами от представителей первого и второго набора Группы «А», поддерживались всегда. И в этом отношении большую роль играет наша Ассоциация ветеранов спецподразделения «Альфа». Она хранит боевые традиции «альфовского» сообщества.

ЧЕМПИОН КГБ

— Как складывалась Ваша биография офицера спецназа госбезопасности?

— Я прослужил в подразделении семь лет, с 1980 го по 1987 й год. Принимал участие в боевых действиях в Афганистане, участвовал в задержаниях государственных преступников.

— В каком году Вы были в Афганистане?

— В 1984 м. В группе, которую возглавляли Шергин Валентин Иванович и Зайцев Владимир Николаевич. Как и все, мы базировались в Керках. Отсюда ходили по всему северу Афганистана — Маймане, Мазари-Шариф, поднимались до Кушки. Устраивали засады на караваны «моджахедов». Охраняли магистральный газопровод. Участвовали в общевойсковых операциях.

— Обошлось без потерь?

— К счастью, да. Ещё раз проверили, кто и чего стоит в боевых условиях. Не в спортивном зале или на полигоне, а в деле, когда человек полностью раскрывается с психологической стороны. Все с честью прошли испытание войной. Молодцы. Были нюансы, но они всегда есть. Мы не рождаемся героями, мы ими становимся. За ту командировку я был награждён медалью «За отвагу».

Ещё раз хочу особо сказать о наших командирах. Под их началом я прошёл серьёзную школу, и горжусь этим. Об этой школе очень хорошо написано в книге Героя Советского Союза, генерал-майора КГБ СССР Геннадия Николаевича Зайцева «Альфа — моя судьба». Я с большой душевной теплотой вспоминаю годы, проведённые в подразделении.

— А когда Вы стали Чемпионом КГБ по каратэ?

— В 1983 м. Сначала наша «альфовская» команда завоевала первое место на зональных соревнованиях по Москве. На её основе создали сборную команду, которая поехала на первенство в Ригу. Там мы и добыли «золото» и огромный авторитет в системе Комитета государственной безопасности СССР.

ЗА ДЕРЖАВУ ОБИДНО…

— Как складывалась Ваша судьба после Группы «А»?

— В 1987 году я продолжил службу в Центральном аппарате КГБ СССР. Занимался военно-физической подготовкой. Отвечал за шесть областей и три республики: Коми, Мордовию и Удмуртию. В мои обязанности входило проводить анализ физической подготовки личного состава того или иного территориального органа КГБ. Опыт боевого офицера обеспечивал высокие результаты моей работы.

В 1990 году меня по линии разведки направили в советское посольство в ФРГ, офицером безопасности. В Бонне у нас с послом сложились хорошие отношения. Занимаясь своими прямыми обязанностями, попутно я организовал для детей «советской колонии» секцию карате.

— Представляю, какой был восторг!

— Что такое, когда ребёнок занят делом? Это же очень важно для любой семьи — что для посольской, что для рабоче-крестьянской. Он мужает, развивается не только физически, но и психологически. На наши занятия привозили детей автобусом даже из Кёльна, где находилось Торгпредство.

— А почему вы решили уйти со службы?

— В Москву я вернулся в 1993 году. Когда увидел, что происходит в стране после развала Советского Союза, когда ощутил всю эту атмосферу всеобщего упадка и разложения, то просто психологически и морально не смог больше находится на государственной службе. Невооружённым взглядом было видно, что мы как офицеры и специалисты оказались демократической власти не нужны.

— Что и говорить, мы все хорошо помним то время…

— В стране набирал обороты уголовный беспредел. Полная беспомощность, растерянность со стороны государства. Люди требовали оружия, чтобы защититься от бандитов. Было непонятно, как государство может пасовать перед распоясавшейся шпаной. Единственное, что оно смогло сделать — принять в 1992 году «Закон о частной охранной и детективной деятельности», предоставив, тем самым, возможность гражданскому обществу в лице ветеранов защищать себя самостоятельно.

Нежелание мириться с уголовным беспределом, стремление бороться с ним законными методами заставили меня, равно как и многих других моих коллег, выйти в отставку и начать работу с нуля в системе негосударственной безопасности. Это был правильный выбор, и он подтвердился на практике: криминалу был поставлен заслон. Во многом благодаря ветеранам силовых структур, в том числе корпоративному сообществу Группы «Альфа», удалось законными методами дать отпор уголовному миру, сохранить нарождавшийся средний класс и защитить не только простых людей, но и всё российское общество в целом.

ТРУДНЫЕ ГОДЫ

— Виктор Александрович, с чего началась ваша биография в гражданской жизни?

— В 1993 году было создано частное охранное предприятие. Его учредителями выступили Владимир Березовец, Иван Дорофейчев и я, ставший генеральным директором. В этом качестве я лишний раз убедился в том, что с преступностью можно бороться не только в КГБ или МВД, но и в системе негосударственной безопасности.

Начали работать… Что мы умели делать? Стрелять, применять приёмы рукопашного боя, обезвреживать террористов, шпионов и бандитов. Проводить оперативные мероприятия. Охранять, защищать. И главное — работать в команде. Сама ситуация, сложившаяся в стране, подсказывала: ребята, вы должны использовать себя по назначению. Что мы и сделали.

— Что было дальше?

— В 1995 году мне поступило предложение: организовать и возглавить службу безопасности нового, только набиравшего обороты торгового предприятия, ставшего затем огромным холдингом «Седьмой континент». Ответственность огромная!

Мне тяжело была расставаться с товарищами, но привлёк масштаб предстоящей работы. На новом месте я применил опыт и методы, усвоенные мною в Группе «А» — подбор кадров, разработка планов, творческий подход и дух товарищества. Всему этому я, как боевой офицер спецназа, научился у наших командиров.

По ходу дела пришлось решать много проблем. Сама страна ещё не знала, что будет завтра. Но жизнь не стояла на месте, и в этой кипучей массе нам нужно было отстоять свою целостность и самостоятельность. Как говорил Ленин: «Революцию мало сделать, нужно уметь её защитить». Были неоднократные попытки со стороны криминальных кругов «подмять» наше предприятие под себя. Чтобы отбить эти атаки, я неоднократно обращался за помощью к своим бывшим коллегам.

При всём этом я никогда не забывал о своём офицерском долге. В тот период на Кавказе шла Вторая чеченская кампания, и к нам обращались руководители различных воинских подразделений об оказании гуманитарной помощи. Я горячо поддерживал эти просьбы перед руководством холдинга.

— А кому конкретно оказывалась помощь?

— Софринской бригаде Внутренних войск МВД РФ, Управлению «А» ФСБ РФ… Всего за три года мы отправили на Северный Кавказ четыре самолёта Ил-76 с гуманитарной помощью. Поступали так: составляли список того, что нужно солдату на войне — предметы личной гигиены, сапоги и тёплое бельё, сигареты и продукты питания. Всего сорок пять наименований.

— Помощь шла «на деревню дедушке» или попадала в чьи то конкретные руки?

— Ну, я же военный человек! Мы сделали всё, чтобы грузы сразу уходили на передовую, а не разворовывались. Ни одна машина не ушла на сторону, не была реализована на «чёрном рынке». Прилетев в Чечню, мы их сами разгружали и развозили на позиции. Каждый солдат получал пакет под 20 килограммов. И я видел слёзы у солдат. «Вам тяжело, — говорил я им, — но Родина помнит о вас». Всё это было делом чести нашего холдинга.

Не могу не отметить, что у «Седьмого континента» существовала тщательно разработанная социальная программа. К чести руководства холдинга, она исполнялась неукоснительно. Объём этой программы был значительным, и она была вполне адресной: детские площадки, дома престарелых, поддержка ветеранских инвалидных организаций, помощь органам внутренних дел в поддержании правопорядка в столице…

ЭКСПЕДИЦИЯ НА ПОЛЮС

— Летом 2007 года Вы были одним из участников экспедиции на Северный полюс, которую возглавлял наш известный учёный и политик Артур Чилингаров. Как вы оказались в её составе?

— Ответ прост. Экспедиции понадобились тренированные, опытные и надёжные люди. Таких набралось немало. Посчастливилось попасть в их число и мне. Это была самая крупная морская экспедиция на Северный полюс за всю историю. Её возглавили зампред Государственной Думы Артур Чилингаров, заместитель парламентского комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Владимир Груздев и доктор технических наук Анатолий Сагалевич. Настоящие патриоты России.

Я не сентиментален. Но об увиденной мной арктической красоте можно рассказывать бесконечно. Долгое время мы шли к точке погружения батискафов «Мир-1» и «Мир-2» на атомном ледоколе «Россия». Когда ты стоишь на борту и чувствуешь первобытную мощь необъятного ледяного простора, или видишь рядом рассекаемую судном глыбу, достигающую трёх метров, — это производит неизгладимое впечатление. Ощущение, что льдина тебя сейчас раздавит, снесёт, но чудо-техника нашего отечественного кораблестроения одерживает верх.

— Но ведь участники экспедиции отправлялись на Полюс не для того, чтобы полюбоваться его красотами?

— Нет, конечно! За всем этим стояли вполне конкретные геополитические и экономические интересы нашей страны, которая возвращает свои ведущие позиции в мире. Во всяком случае, стремится к этому.

Ну, а потом была не менее незабываемая экспедиция уже на Южный полюс, зимой 2009 года. Состав участников — тот же. Плюс принц Монако Альберт. Одним из мест Антарктиды, которое мы посетили, была Новолазаревская научная станция. Там я ещё раз проверил себя, поднявшись на ледник. Какая красота, какое могущество! И ты рядом с ним…

Здесь, 19 января 2009 года, на Крещение, я окунулся в воду на Южном полюсе. Неповторимое, непередаваемое ощущение! Вы спросите: для чего всё это? Отвечу: для того, чтобы не терять жизненного тонуса. Ещё раз проверить себя в экстремальной ситуации. А затем вернуться домой и с новыми силами продолжить то дело, которому ты посвятил свою жизнь — обеспечение безопасности своих сограждан, своей страны.

Я — СОЛДАТ, ИМ И ОСТАЮСЬ

— Как Вы стали депутатом Московской городской Думы? И почему связали свою политическую судьбу с КПРФ?

— Если речь идёт о социальной справедливости и методах её осуществления, то, на мой взгляд, КПРФ реальной альтернативы не имеет. Именно так! Нужно навести порядок в стране, разобраться с коррупцией. Сделать это может только политическая сила с такой идеологией, как у КПРФ.

Вот почему я стал помощником депутата Госдумы от фракции КПРФ. Консультировал по вопросам безопасности и борьбы с терроризмом. В 2005 году, во время выборов в Мосгордуму, мне поступило предложение от руководства нашей партии баллотироваться в «столичный парламент». Я согласился. Как гражданин, как рядовой житель Москвы.

— Но Вы ведь не сразу стали депутатом…

— Коммунисты получили в Думе четыре мандата. Я в своём округе занял первое место, но в списке шёл пятым, а потому остался «на листе ожидания».

— В резерве?

— Да. Так получилось, что через два года первый секретарь столичного горкома КПРФ Улас Владимир Дмитриевич был избран в Государственную Думу, а я занял его место.

— Нет ли у Вас чувства разочарования? Вы пришли в Думу с идеями и замыслами, а потом оказалось, что от фракции КПРФ почти ничего не зависит. Ведь «контрольный пакет акций» в руках «Единой России». И хоть ты тресни, но будет так, как решило думское большинство.

— В какой то степени я с вами соглашусь. Некоторое разочарование было. Поначалу. Скажем, фракция КПРФ в Мосгордуме поднимает насущные для москвичей вопросы, а думское большинство блокирует наши инициативы. Хотелось бы, конечно, чтобы нас больше слушали. И больше слышали.

А потом пришло осознание того, что нашу позицию всё же вынуждены учитывать. Ведь мы представляем взгляды значительной части москвичей, масса народа к нам обращается, и мы стараемся всем помочь. Наша деятельность не напрасна.

Более трети всех обращений в МГД приходят именно к нам. Мы решаем сотни и тысячи вопросов. Перечислю некоторые из них. Точечная застройка, предоставление жилья очередникам, незаконный снос гаражей, произвол чиновников, своевременная выплата пенсий и пособий, коммунальные услуги и платежи по ним. И многие другие. Люди знают: есть те, к кому они могут обратиться за помощью.

КПРФ наиболее отвечает моим взглядам и убеждениям. Я — советский офицер, присягу давал Советскому Союзу. Могу, наверное, показаться банальным, но такие понятия как мать, Родина, Отечество не являются для меня отвлечёнными словами. И присяга одна. Я не могу быть лишь потребителем. Скажем, я не просто хочу иметь друзей, я хочу с ними дружить, т. е. отдавать им частичку себя.

Я не осуждаю тех, кто придерживается других взглядов, но для себя я выбрал этот путь, по нему и иду — в Афганистане, где мы делили судьбу и паёк на всех, и здесь, в нынешней России. Ещё раз повторю: я — советский солдат, им был и остаюсь.

Интервью было записано и подготовлено к печати 26 июня 2009 года, в канун дня рождения Виктора Александровича.

Оцените эту статью
1530 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 0

Читайте также:

Автор: Павел Евдокимов
1 Августа 2009
ЮБИЛЕЙ ХАБАРОВСКОЙ...

ЮБИЛЕЙ ХАБАРОВСКОЙ...

Автор: Матвей Сотников
1 Августа 2009
ГЕРОЙ ОТЕЧЕСТВА

ГЕРОЙ ОТЕЧЕСТВА

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание