15 декабря 2019 11:40 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

КТО ДЛЯ ВАС ЕВГЕНИЙ РОДИОНОВ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Автор: Андрей Борцов
СОЦИАЛИЗМ БЕЗ ЯРЛЫКОВ

1 Апреля 2009

ОБРАЗОВАНИЕ СОЦСТРАН ЕВРОПЫ

Думаю, теперь понятно, что СССР требовались свои союзники, равно как и «буферная зона» на границе.

Иосиф Виссарионович Сталин еще в 1937 году заявлял:

«Необходимо разбить и отбросить прочь гнилую теорию о том, что с каждым нашим продвижением вперед классовая борьба у нас должна будто бы все более и более затухать, что, по мере наших успехов, классовый враг становится будто бы все более и более ручным.

Это не только гнилая теория, но и опасная теория, ибо она усыпляет наших людей, заводит их в капкан, а классовому врагу дает возможность оправиться для борьбы с Советской властью.

Наоборот, — чем больше мы будем продвигаться вперед, чем больше будем иметь успехов, тем больше будут озлобляться остатки разбитых эксплуататорских классов, тем скорее будут они идти на более острые формы борьбы, тем больше они будут пакостить советскому государству, тем больше они будут хвататься за самые отчаянные средства борьбы, как последние средства обреченных».

Риторику на тему «классовых врагов» можно опустить, но, хотя и не стоит зацикливаться на классах, врагов никто не отменял.

Да, Советский союз был заинтересован в социалистическом курсе Восточной Европы, но нельзя сказать, что СССР навязал свою волю непосредственно.

После Победы коммунистические движения, набравшиеся силы в годы войны, да еще поддерживаемые международным авторитетом Советского Союза, имели понятные политические выгоды.

Восточную Европу освободила Советская Армия — и роль коммунистических партий там была значительно сильнее, чем в зоне, контролируемой войсками США. В некоторых странах компартии руководили партизанским движением и благодаря этому стали самой влиятельной политической силой. В других, пользуясь поддержкой СССР, коммунисты вошли в состав послевоенных правительств, занимая, как правило, «силовые» министерские посты. Когда началась «холодная война» они, опираясь на уже завоеванные позиции и помощь из Москвы, начали борьбу за власть.

В 1945 1946 годах руководители ряда компартий заявили, что политические и социально-экономические преобразования, осуществленные в ходе становления и развития строя народной демократии, еще не носят социалистического характера, но создают условия для перехода в будущем к социализму.

При этом они логично предполагали, что этот переход может быть осуществлен иначе, чем в Советском Союзе, — без диктатуры пролетариата и гражданской войны, мирным путем.

На Первом съезде ППР, например, в декабре 1945 года, было признано, что в условиях народно демократического строя, создающего условия для дальнейшей борьбы рабочего класса и трудового народа за их полное социальное освобождение, имеется возможность идти к социализму эволюционно, мирно, без потрясений, без диктатуры пролетариата. Г. Димитров считал возможным «на основе народной демократии и парламентского режима в один прекрасный день перейти к социализму без диктатуры пролетариата».

Руководители других компартий также рассматривали народно демократическую власть как переходную, которая постепенно перерастет в социалистическую. Против таких взглядов не возражал Сталин, который летом 1946 года в беседе с К. Готвальдом признал, что в условиях, сложившихся после Второй мировой войны, возможен иной путь к социализму, не обязательно предусматривающий советскую систему и диктатуру пролетариата.

Таким образом, Восточная Европа, вдохновленная победой советского народа над гитлеровской Германией (извините за штамп), стала на социалистический путь развития, при котором учитывалась национальная специфика и существование межклассовых союзов, нашедших свое выражение в Национальных фронтах.

Характерно, что эта концепция не получила всесторонней разработки, а была намечена лишь в самых общих чертах. Предлагалось, что переход к социализму займет длительный промежуток времени, за который теория и разработается.

Но социализация произошла стремительно.

Используя городскую и сельскую буржуазию, капиталы и предпринимательскую инициативу для решения задач восстановления, коммунисты в то же время вели все возрастающее наступление на ее политические и экономические позиции.

Важно, что в этом случае, в отличие от плана Маршалла, строительство социализма шло вполне социалистическими методами: социализм не исключает предпринимательской инициативы (подробно об этом говорилось в разделе о Рейхе).

Коммунистические партии, конфисковав собственность немецкого капитала, а также коллаборационистской буржуазии, создали достаточно мощный государственный сектор экономики, а затем стали добиваться национализации собственности национальной буржуазии.

Раньше всего это было осуществлено в Югославии, где принятая в январе 1946 года конституция давала возможность, если этого потребуют общенародные интересы, экспроприировать частную собственность. В результате, уже в конце 1946 года был издан закон о национализации всех частных предприятий общегосударственного и республиканского значения. У частных владельцев остались лишь мелкие промышленные предприятия и ремесленные мастерские.

В Польше при создании Национального банка частные банки, лишенные возможности обменять на новые банкноты имевшиеся у них наличные деньги, были вынуждены прекратить свое существование. Попытки частных владельцев добиться возвращения предприятий, захваченных оккупантами и при освобождении страны перешедших под временное государственное управление, удались лишь частично.

И так далее.

Уже к середине 1947 года во многих странах компартии сумели удалить из Национальных фронтов конкурентов и укрепить собственные позиции в руководстве государством и экономической жизнью.

Лишь в Чехословакии, где в результате выборов в Законодательное собрание в мае 1946 года, КПЧ вышла на первое место, сохранялось зыбкое равновесие сил в Национальном фронте, но и там коммунисты заняли решающие позиции, в феврале 1948 года утвердив однопартийную систему.

Историк В. Алексеев пишет: «Отсутствие легальной избирательной борьбы и соперничества партий и их кандидатов, невозможность безнаказанно вести открытую агитацию против выдвинутых кандидатов и, тем более, против программы «народной демократии», пропагандировать контрпредложения и выдвигать контркандидатов, сводили для противников все более утверждавшегося строя возможности воздействовать на колеблющуюся или аполитичную часть избирателей, сплачивать и воодушевлять тайных приверженцев оппозиции к минимуму. Даже у заядлых врагов социализма, по видимому, не было охоты рисковать в таком заведомо безнадежном деле, как подача перечеркнутого бюллетеня».

Проще говоря, за капитализм не нашлось желающих заступаться. Коммунистические партии были готовы бороться за будущее своей страны — другие организации не хотели рисковать.

В 1946 г. Сталин взялся за строительство «буферной зоны»: социалистический пояс должен был оградить СССР от непосредственной угрозы военного нападения с Запада.

С 1947 г. власть в странах Восточной Европы — Польше, Болгарии, Чехословакии, Румынии, Югославии — окончательно закрепляется за коммунистическими партиями, оппортунисты подавляются.

Сталин стремился держать процесс под контролем. Так, когда в 1947 г. генеральный секретарь Коммунистической партии Югославии Иосип Броз Тито и руководитель болгарских коммунистов Георгий Димитров объявили о начале создания Балканской федерации, Сталин решил перехватить у Тито инициативу и взять создание этой федерации под свой контроль. Когда же югославы проявили строптивость, дипломатические отношения между СССР и СФРЮ были разорваны (25 декабря 1949 г.).

Показательна судьба Берлина: не найдя компромисса с бывшими союзниками по вопросу о будущем Германии, Сталин дал распоряжение маршалу В. Д. Соколовскому организовать блокаду Западного Берлина, являвшегося зоной оккупации союзников. Вилли Брандт, канцлер Федеративной Республики Германии в 1969 1974 гг., вспоминал:

«В тот день, 24 июня 1948 г… мы предчувствовали, что предстоят решения огромной важности… Накануне вечером в американском, английском и французском секторах была… введена западная марка (единая денежная единица для западных оккупационных зон), а наутро Восток ответил на это голодной блокадой… Места перехода из западных секторов блокированы. Электрокабели, идущие из восточной зоны, обрезаны. Все поставки, идущие с Востока в западные секторы Берлина, приостановлены».

В итоге были созданы две Германии: 23 сентября 1949 г. оккупационные зоны США, Англии и Франции были объединены в Федеративную Республику Германии (ФРГ), а 7 октября 1949 г. на востоке появилась Германская Демократическая Республика (ГДР), которую возглавил ставленник Сталина — Вальтер Ульбрихт, первый секретарь СЕПГ (Социалистической единой партии Германии).

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СТРАН

Еще Ленин писал о стремлении «… к созданию единого, по общему плану регулируемого пролетариатом всех наций, всемирного хозяйства как целого, каковая тенденция вполне явственно обнаружена уже при капитализме и, безусловно, подлежит дальнейшему развитию и полному завершению при социализме» (Полн. собр. соч., 5 изд., т. 41, с. 164).

Не удивительно, что правительства социалистических стран, базирующиеся идеологически на марксизме, были с ним согласны.

Но СССР угодил в ту же ловушку, что и во внутренней политике: начав оказывать помощь другим нациям, русские судили по себе и рассчитывали на «возврат долга» впоследствии. Не напрямую деньгами, а отношением, дальнейшим сотрудничеством и т. д.

Советский Союз оказывал масштабную помощь всем новым социалистическим странам, странам «народной демократии» в виде специального финансирования, списания долгов, поставок сельхозтехники, удобрений, технической и научно-технической помощи в деле формирования социалистической системы. А вот в ответ получил как то не очень много благодарности.

Один пример: условия восстановления экономики в ГДР были заметно тяжелее, чем в ФРГ, так как на Восточном фронте Второй мировой войны были более ожесточенные бои, повлекшие огромные разрушения, значительная доля месторождений полезных ископаемых и предприятий тяжелой промышленности оказалась в ФРГ, более тяжелым бременем ложились и репарации СССР. Кризис 1953 года привел к тому, что вместо взимания репараций СССР стал оказывать ГДР экономическую помощь.

С. А. Скачков об экономическом и техническом сотрудничестве с социалистическими странами:

«В решении задач социалистического строительства важную роль играет сотрудничество в сооружении народно-хозяйственных объектов, благодаря чему заново созданы или реконструированы отрасли, являющиеся основой индустриального комплекса современного развитого государства: в Болгарии — машиностроение, черная и цветная металлургия, химическая промышленность; в Венгрии — химическая промышленность, станкостроение, металлургия, стройиндустрия; в Польше — черная металлургия, судостроение, нефтеперерабатывающая промышленность, радиотехническая и электронная промышленность; в Румынии — нефтяное машиностроение, химическая промышленность, черная металлургия; в ГДР — качественно новая энергетическая база, черная металлургия, судостроение, машиностроение и др. При содействии СССР в социалистических странах на 1 января 1976 введено в эксплуатацию 1487 промышленных и других объектов. Важное место отводится решению топливно-энергетической проблемы: построены и к концу 1975 введены в эксплуатацию электростанции общей мощностью более 25 млн. квт. В их числе: ТЭС «Комсомольская», «Марица-Восток II», «Варна» и «Бобов Дол» общей мощностью 2,3 млн. квт в НРБ; «Тирбах» и 2 очереди ТЭС «Боксберг» общей мощностью 3,4 млн. квт в ГДР; «Скавина», «Турув», «Понтнув», «Явожно» и др. общей мощностью около 3,2 млн. квт в ПНР; Пукчханская ТЭС (1,2 млн. квт) в КНДР; ТЭС «Ренте» и «Мариель» общей мощностью 300 тыс. квт на Кубе; «Дева» и «Брази-Плоешти» общей мощностью около 1 млн. квт в СРР; гидроэнергетическая и судоходная система в районе Железных Ворот на р. Дунай общей мощностью 2 млн. квт в СРР и СФРЮ и мн. др. Ведутся работы по строительству и расширению еще ряда ТЭС; некоторым из них поставляются турбоагрегаты единичной мощностью 500 тыс. квт. Большое значение приобрело сотрудничество в сооружении атомных электростанций. В 1971 75 введены в строй первые очереди АЭС по 880 тыс. квт каждая в ГДР («Норд») и НРБ («Козлодуй»). Строятся АЭС в других социалистических странах (например, АЭС «Пакш» мощностью 1,7 млн. квт в ВНР и АЭС «Богунице» мощностью 880 тыс. квт в ЧССР). С ЧССР, ГДР, ПНР, ВНР, НРБ и СФРЮ заключены соглашения о кооперации в производстве оборудования для АЭС, которые позволят ускорить темпы развития их атомной энергетики. Построены линии электропередачи (Куба, МНР) и газопроводов (НРБ, ВНР). Оказывается техническое содействие в сооружении и расширении угольных шахт и карьеров в КНДР, МНР, СРВ».

Не буду занудствовать дальше, там список на несколько листов.

При этом многие товары, закупаемые СССР, производились построенными при его же содействии предприятиями.

Так, в Югославии, на базе месторождения «Власеница» был построен комплекс по добыче бокситов и производству глинозема, которые поставлялись в СССР в оплату расходов советской стороны. В качестве компенсации за поставленное оборудование для завода кальцинированной соды в Девне из Болгарии в СССР стала поступать его продукция. На таких же условиях построен содовый завод в СРР.

Короче говоря, именно благодаря сотрудничеству с СССР другим социалистическим странам удалось создать собственную мощную производственную базу, позволившую им участвовать в международном социалистическом разделении труда и содействовать материальному воплощению Комплексной программы дальнейшего углубления и совершенствования сотрудничества и развития социалистической экономической интеграции стран — членов СЭВ, принятой в 1971 году.

КРАТКАЯ СПРАВКА

В 1975 году СССР поддерживал торгово экономические отношения со 115 странами, в том числе с 13 социалистическими, 76 развивающимися и 26 промышленно развитыми капиталистическими странами.

Распределение внешнеторгового оборота СССР по группам стран, млн. руб.

СОЦИАЛИЗМ VERSUS КАПИТАЛИЗМ

Противники социализма часто стремятся представить социализм как нечто единое (это позволяет провозглашать частные недостатки общими и характерными).

Однако даже в СССР форма социализма менялась не раз (сравните Ленина со Сталиным), и уж тем более не было единообразия в Европе. В Польше, например, не было колхозов, а члены компартии были правоверными католиками, а в ГДР существовало шесть политических партий (и председатель каждой из них занимал пост заместителя председателя правительства).

Все же положительные стороны социализма замалчиваются либо игнорируются; и то же самое проделывается относительно отрицательных сторон капиталистического общества.

Скажем, не упоминается, что в мире подавляющее большинство стран являются капиталистическими. Это значит, что у них господствует частная собственность на средства производства, «рыночная экономика» и конкуренция. Причем у многих — уже сотни лет! Но это не только не принесло им раньше и не приносит сейчас процветания, а совсем даже наоборот. Но, когда говорят о капстарнах, подразумевают обычно именно страны «золотого миллиарда», причем и в этом случае речь идет как минимум о среднем классе, а не обо всем населении.

Всеразличные либералы, демократы и прочие певцы Запада стремятся отнюдь не ко всякому капитализму. Они, знаете ли, не хотят такого положения, как в Колумбии, Бангладеш или Заире.

Процветающий (по крайней мере, процветавший до кризиса) Запад имеет априорные преимущества, которые состоят в том, что живет и процветает он за счет эксплуатации и ограбления природных ресурсов всего остального капиталистического мира, которому относятся и третьи страны. А сейчас — и Россия тоже.

По данным американского ученого Н. Чомски за 20 лет перед своим развалом СССР оказал помощь развивающимся странам в размере около 80 млрд. долларов, тогда как США за это же время «выкачали» из них около 800 млрд. долларов. СССР по показателю ВНП на душу населения уступал всем странам-членам СЭВ, за исключением Болгарии и Румынии. В то же время СССР нёс основную нагрузку в СЭВ, оказывая существенную помощь своим партнёрам, которые, однако, предъявили ему серьёзные материальные и финансовые претензии после развала этой организации в 1990 г.

При этом (я даже не особо утрирую) мы производили ракеты, а соцстраны — шмотки. Но обыватель на то и обыватель, что ему колбаса важнее космоса…

Так что заявлять, что де капитализм победил социализм в лице СССР, мягко говоря, некорректно. А. Зиновьева справедливо замечает:

«Победа Запада над СССР не была победой капитализма над социализмом. Холодная война была войной конкретных народов и стран, а не абстрактных социальных систем… Чтобы сделать вывод о том, что тут капитализм победил социализм, нужно было, чтобы противники были равны во всем, кроме социального строя. Ничего подобного в реальности не было. Запад просто превосходил СССР по основным факторам, игравшим роль в холодной войне…, которая была войной Запада за выживание и за господство на планете, как необходимое условие выживания его».

Фидель Кастро Рус в своем выступлении на 105 й конференции Межпарламентского Союза (Гавана, Куба, 5 апреля 2001 года) докладывал, что в 1960 году доходы 20 % населения богатых («верхних») стран превышали доходы 20 % бедных («нижних») стран в 30 раз, в 1980 году — в 60 раз, а в 1997 году уже в 74 раза, по данным Ф. Кастро. В 2000 году, по различным данным, от 90 до 150 раз! Согласно Ф. Кастро, на долю «верхних» 20 % приходится 86 % потребительских расходов, тогда как на долю «нижних» 20 % — лишь 1,3 %! На кучку миллиардеров в четыре с половиной сотни человек приходится 60 % богатств мира, в то время как свыше миллиарда землян живут на доход меньше 1 $ в день. «Верхние» 25 % населения потребляют 45 % мяса и рыбы, тогда как «нижние» 25 % — всего 5 %, т. е. в 9 раз меньше. Число голодающих в мире выросло с 500 млн. человек в 1981 году до 800 млн. в 2000 году. Соответственно, число безработных в мире за это время выросло с 1103 млн. до 1600 млн.

Вот к чему приводит капитализм.

При всех недостатках СССР — слышали что нибудь про безработицу?

Мнение нобелевского лауреата, последовательного защитника капитализма (и столь же последовательного противника социализма) Ф. Хайека:

«Цивилизованное управление, подчиненное так называемой «социальной справедливости» — роскошь, которую богатые нации, может быть, и в состоянии позволить себе на долгое время без слишком заметного ущерба для своих доходов. Но для бедных стран, экономический рост которых зависит от ускоренной адаптации к быстро меняющимся условиям, подобный способ, конечно, неприемлем».

Понятно? Честно так, в лоб…

Нередко можно встретить рассуждения (особенно от т. н. интернациональных расистов и «национал-либералов») вида «ага, значит, самим надо тоже грабить третий мир!».

Опуская моральные аспекты, надо понимать, что, во первых, место занято и делиться никто не будет; а во вторых, только возможность перейти в случае чего на автаркию (это не значит, что к ней надо стремиться) является гарантией национальной безопасности. У Запада этот фактор, кстати говоря, значим— если колонии сейчас покажут Штатам фигу, а Китай прекратит поставки товаров, то мало не покажется.

Это, кстати, также и к вопросу «зачем СССР тратил столько денег на социалистические страны». Именно затем, что иначе они стали бы колониями Запада (смотрим нынешнюю ситуацию), что было бы еще менее выгодно. При этом не надо забывать про наше военное присутствие.

Другой вопрос, что это надо было делать более целесообразными методами, но тут мешала инерционность госаппарата и догматический марксизм с его интернационализмом.

В 1950 году в Англии вышла книжка под названием «Осторожная Революция: Британия сегодня и завтра» Эрнста Уоткинса. Написана книжка в виде ответа на письмо, полученное автором от его американского друга в 1948 году. Американец задаёт вопросы, англичанин отвечает.

Вопросы такие: «Каково это — за ночь потерять Империю?», «что такое социализм, который, похоже, так нравится вам, англичанам, и так не нравится нам?», «конфеты в Англии по прежнему выдаются по карточкам?».

«Да. Конфеты у нас по карточкам». — отвечает англичанин.

Вопрос задавался в 1948 году, ответ давался в 1950, карточки на сладости были отменено только в 1954.

«Когда мы говорим о демократии, то мы имеем в виду не право голосовать на выборах, забывая при этом о праве работать и праве жить. Когда мы говорим о свободе, то мы имеем в виду не свободу яростного индивидуализма, отменяющего социальную организацию и экономическое планирование. Когда мы говорим о равенстве, то это равенство не должно аннулироваться социальными и экономическими привилегиями. Когда мы говорим о восстановлении хозяйства, то мы должны думать не о максимальной производительности, хотя об этом думать следует тоже, но в первую очередь мы должны стремиться к равному распределению».

Как думаете, из материалов какого съезда КПСС эта цитата?

Приведённая цитата — передовица из газеты The Times 1940 года.

Когда государству становится тяжело, оно может спастись только усилиями всех, всех без исключения, и что же может заставить людей желать спасти государство? Справедливость — вот ключевое слово, вот ключевое понятие. Не осознав, что это означает, мы не найдём выхода из кризиса. Как бы, какими бы сложными словесными формулами и формулировками ни описывался социализм, сводится он в конечном итоге именно к этому — к справедливости.

Помните, я именно с этого начинал цикл «Социализм без ярлыков»? Социализм — это прежде всего справедливость, а потом уже все остальное.

«Крыша над головой, бесплатная медицина, доступное всем образование и система социального страхования — вот ваше право по рождению», — из выступления перед избирателями Онерина Бивана, Министра здравоохранения в правительстве Эттли.

При наличии перечисленного — конфеты могут быть и по карточкам.

Англии сразу после войны нужен был приблизительно миллион домов. И этот миллион домов за пятилетку был построен. Государством. В полном соответствии с принципами социалистической справедливости.

После войны люди сбивались в толпы и самовольно захватывали опустевшие после демобилизации армейские бараки — жить то надо.

Государство начало массовое строительство так называемых council house. По новым, послевоенным правилам на каждый частный дом должно было строиться четыре государственных дома. Из миллиона построенных домов только 18 % были возведены частными застройщиками, 82 % было построено государством. И построенные дома передавались не «эффективным собственникам», а муниципалитетам, а после этого государство дотировало муниципалитеты, беря на себя расходы по содержанию домов, да ещё и строго следило, чтобы квартплата в council houses была ниже рыночной.

И это — в Великобритании, родине капитализма.

Так что капитализм удобен, когда надо на ком то паразитировать. А когда надо победить — побеждают социалистическими методами.

Извиняюсь за занудство, но напоминаю, что капитализм регулярно приводил к кризисам (вот сейчас как раз один из них наблюдается воочию), а выходили страны из него именно социалистическими методами государственного регулирования (см. мою статью «Социализм— выход из кризиса!»).

НУ И КАКОВО СЕЙЧАС?

Возьмем для примера Германию. Удобно сравнивать, т. к. немцы были поделены на две страны — социалистическую и капиталистическую.

Итоги опроса, проведенного в январе 2009 по поручению Berliner Zeitung и приуроченного к 20 летней годовщине падения Берлинской стены, свидетельствуют о том, что только 46 % жителей востока страны считают, что сегодня им живется лучше, чем до объединения.

«От эйфории, воцарившейся после падения стены, давно не осталось и следа», — говорит Манфред Гюллер, руководитель исследования.

«Если в 1989 году 71 % жителей ГДР ожидали, что их личное благосостояние вырастет, то сегодня лишь 46 % признают, что их ожидания оправдались», — продолжает автор статьи Тобиас Миллер. При этом, продолжает издание, 67 % опрошенных на востоке и 53 % респондентов с запада недовольны существующей в современной Германии политической системой.

Каждый четвертый житель востока ФРГ считает, что до 1989 года ему жилось лучше. Лишь 39 % опрошенных полагают, что в результате объединения Германии они выиграли.

Восточные немцы убеждены, что их эксплуатируют, целенаправленно уничтожив экономику бывшей ГДР. «Любая угроза конкуренции со стороны предприятий из новых федеральных земель была подавлена в корне, — полагает председатель фракции оппозиционной Левой партии в бундестаге Грегор Гизи. — В результате западные услуги и товары хлынули на восток и заполнили полки всех магазинов, не оставив места для продукции восточногерманских фирм».

Между тем на Западе полагают, что слишком много платят за восстановление бывшей ГДР. В этих целях с 1991 года с немецких налогоплательщиков взимают «налог на солидарность» в размере 5,5 % от их доходов.

По сообщениям ТАСС, больше половины венгров испытывают неудовлетворенность своей жизнью. Таковы результаты социологического исследования, проводившегося во всех 27 государствах Европейского союза. Его венгерская версия была представлена общественности в Будапеште. В отличие от среднеевропейского показателя, составившего 76 %, в Венгрии доля довольных жизнью составила всего 46 %.

Помимо безрадостной картины, какой большинство венгров видят свою сегодняшнюю жизнь, не испытывают они оптимизма и в отношении будущего. Социологи проследили результаты аналогичных исследований, начиная с 2004 года, когда Венгрия официально вступила в ЕС. С того времени число тех, кто положительно оценивал пребывание своей страны в единой европейской семье, неуклонно сокращалось. Если в начале свыше 50 % венгров видели больше плюсов, чем минусов от членства в ЕС, то в прошлом году так считали лишь 31 %. Доля тех, кто однозначно отрицательно оценивает членство в ЕС, за прошедшие годы удвоилась. Говоря о будущем, венгры не испытывают иллюзий. Большинство считают, что нынешнее подрастающее поколение ждет более трудная жизнь, чем у их родителей. Особенно не видят радужных перспектив в самое ближайшее время.

Один из моих любимых отрывков из С. Г. Кара-Мурзы («Советская цивилизация. Том 1»):

«Помню, когда разбуженные пеpестpойкой лирики побежали из ГДР за пpизpаком сыра в ФРГ, в испанской газете поместили интересный диалог одной женщины с чиновником, который обустраивал» беженцев из тоталитаpной ГДР». Женщина была довольна и помещением, и пособием, она пpишла только спpосить, куда ее сыну ходить на тpениpовки. Он учился в споpтивной спецшколе, уже был мастеpом споpта по плаванию и нуждался в тpенеpе высокого класса. Так вот, она беспокоилась, чтобы его не записали абы куда. И чиновник пpишел в бешенство: «Все, фpау, социализм кончился. Ваш мальчик должен сам заpабатывать деньги на тpенеpа. Сколько заплатит, такой и будет тpенеp».

Почему же вспылил чиновник? Об этом была огpомная статья в «Вашингтон пост» в мае 1992 г. под заголовком «Стена пpоходит у нас в голове» — о той духовной пpопасти, котоpая обнаpужилась между весси и осси. Полезно и нам послушать, в чем упpекают весси своих восточных бpатьев: осси за соpок лет пpивыкли жить в pоскоши. Мы, мол, бьемся как pыба об лед, довольны пиву с сосиской (домику, «опелю», «меpседесу» — согласно доходам), а у них каждая сопля мечтает о смысле жизни, хочет быть чемпионом миpа или хотя бы ученым. А чем же недовольны осси? Тем, что их благополучные бpатья оказались ужасно вульгаpны — довольны пиву с сосиской (домику, «опелю» и т. д.). Да после таких пpизнаний немцы должны памятник Хонеккеpу поставить».

ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ НЕРАВЕНСТВО

Использована статья «Демократические ценности и неравенство, или демократическое неравенство? На примере бывших социалистических стран» Р. Гринберга и Т. Чубаровой (Институт международных экономических и политических исследований РАН).

В докладе ООН (1993) отмечается, что коэффициент Джини, который является мерой неравенства доходов, в бывшем СССР и странах Восточной Европы был ниже, чем в других странах мира.

Насколько глубоко неравенство в странах по сравнению с другими государствами? Является ли Джини в регионе настолько высоким, что дает повод для беспокойства? Обычно значения Джини в интервале 0.25 0.35 являются отправной точкой, так как неравенство в большинстве индустриально развитых стран попадает в этот интервал.

В мире развивается тенденция к увеличению неравенства, как между, так и внутри стран. При этом направления неравенства остаются теми же: богатые становятся богаче, а бедные — беднее.

Как объяснить, что переход к рыночной экономике вызвал рост неравенства? Два наиболее часто приводимых аргумента сводятся к следующему.

Специалисты Мирового Банка считают, что очень существенное увеличение неравенства было связано с недостатком реформ и так называемым state capture, способностью имеющих власть групп влиять на политику в интересах своего личного обогащения. С другой стороны, неравенство можно объяснить тем, что люди получили больше возможностей проявить себя и вознаграждение на рынке труда стало больше зависеть от образования и квалификации (UNICEF, 2000).

Второй «аргумент» явно слабо относится к ответу на вопрос: да, при капитализме квалифицированный специалист заработает больше, чем не квалифицированный. Но и при социализме было так же! Ладно, пусть заработает не просто больше, а существенно больше. Но ему все равно не попасть в «элиту», которая значительно отрывается в плане доходов от остального населения. А вот она получает деньги от этого самого state capture…

Еще более важным фактором, чем расслоение общества по уровню доходов, является рост бедности. Бедность имеет очень сильную психологическую окраску — многие люди пережили коллапс своих ценностей и убеждений, потеряли ориентиры и страдают от социальной и экономической незащищенности, им трудно приспособится к новым реалиям. Особенной чертой бедности в бывших соцстранах стала слабая корреляция между уровнем бедности и образования.

ЗАЧИСТКИ

Еще интересный факт — зачистки в той же Германии.

Еще до присоединения к Федеративной республике в ГДР началась недвусмысленная смена старых руководящих кадров и одновременно — беспощадная ликвидация тайной полиции («штази»). Это произошло в два этапа: сначала — еще в рамках старых структур и под руководством партии, которая пыталась обновиться и обрести новую роль в государстве; затем, после выборов парламента, в котором компартия больше не доминировала, в ходе создания новых политических партий — не только по образцу западногерманских партий, но и при их непосредственном вмешательстве.

Еще до объединения с ФРГ Народная палата ГДР занималась законом о документах «штази», который регламентировал бы открытие архивов тайной полиции. На основе этого во многом уникального начинания были идентифицированы и привлечены к ответственности виновные в шпионаже и репрессиях. После этого бывший сотрудник спецслужбы не мог в Германии занять ни одну руководящую должность — даже телевизионного ведущего или бургомистра маленького города.

Жесткая смена руководящих элит в Восточной Германии стала возможной с приходом в «новые земли» структур и кадров Федеративной республики, способных выполнить новые функции.

О чем это говорит? Именно что ломали социалистическую систему, а не просто объединяли народ.

Желали избавиться от всех, кто ранее служил социализму, не допустить их во власть.

Между прочим, во времена Рейха в Германии до такого не доходили. Так, группенфюрер СС Мюллер некогда был сотрудником криминальной полиции Мюнхена, и до 1933 года нанес немало чувствительных ударов нацистам в их подпольной борьбе.

Но после прихода Гитлера к власти он стал также ревностно служить новому режиму, как раньше служил Веймарской республике. Гиммлер обратил внимание на его профессиональную компетентность и бывший противник начал занимать ответственные должности. Забавно, что Мюллер не раз подавал заявление о приеме в нацистскую партию, но в течение шести лет получал отказ. Членом партии он стал только в 1939, — что не помешало ему, тем не менее, фактически руководить гестапо с 1935.

СЛОМ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ

Знаете, мне не интересно писать о том, как именно отличалась каждая страна от СССР, какие реформы там производились и так далее. Это все легко узнать в интернете.

Интерес представляют именно общие закономерности.

Совсем недавно по историческим меркам мы видели, как в Восточной Европе одна за другой происходят «бархатные революции» — без жертв, без крови, как будто и нету стоящих там же советских войск, которые могли бы утопить все эти «новые демократии» в крови просто за одну ночь. Восточная Германия была отдана Западу даже не в результате революции, хотя бы и бархатной, а по соглашению с СССР!

То, что случилось, не естественный ход событий, а именно осознанное предательство верхушки СССР во главе с М. С. Горбачевым. Помните, как неожиданно расчленили Советский Союз несколькими росчерками на бумажках, хотя большинство населения голосовало против такого хода событий? Ну а восточноевропейцев никто и не спрашивал.

Впрочем, нельзя игнорировать тот факт, что жители Восточной Европы, будучи формально славянами, тяготели к Западной Европе, а не к русским.

Давайте быстро пробежимся по бывшим представителям соцстран.

Поляки издавна намеренно проводят политику культурного отмежевания от славян.

Чехи — западные славяне, первые, кто создал могущественное славянское государство, но потом они первыми же попали под немцев, в результате имеют немецкий менталитет.

Лужицкие сербы — остатки западных славян, живущие сейчас в восточной Германии; по сути вся восточная половина германии — славянская земля.

Кашубы (польские поморы) — народность на польском побережье Балтики, сейчас уже практически ополяченные.

Словаки — народ, который изначально населял большую часть Австрии (включая Вену), Венгрию, но потом подвергся «орднунгу».

Словенцы — полностью онемеченный вариант сербов.

Хорваты — изначально православные (как и поляки с чехами), но поддались на крутизну раздаваемых папой и немцами корон и титулов, в результате превратились в вернейших слуг немцев и, соответственно, врагов славянства.

Босняки — понятно, те же сербы, только отуреченные и разбавленные турецкой кровью.

Сербы, само собой.

Лемки, Бойки — карпатороссы, подвергаются гонениям, особенно жестким со стороны поляков, а так же словаков и украинцев — все хотят из них сделать себя… Прешовская область Словакии, закарпатская область Украины, юг Польши, север Венгрии — их область обитания изначально, но их теснят со всех сторон.

Македонцы — (версия, но похожа на правду) те же болгары, в силу исторических причин отделенные от основной массы и со временем сами поверившие, что являются отдельным народом.

Болгары — сложились на базе тюрков булгаров, которые завоевали местное славянское население и постепенно оно их поглотило.

Черногорцы — сербы, которые исторически имели свое государство, отдельное от сербского, — единственные славяне на Балканах, которые успешно сопротивлялись туркам-османам, несмотря на гиганскую разницу в силах. Теперь им — аналогично украинцам — промывают мозги, что они и сербы это разные народы, дело уже дошло до отдельного государства.

Как видите, большинство населения соцстран культурно тяготеет к Западу, так что не удивительно, что, когда «реформатор» М. С. Горбачёв стал всячески поддерживать в этих странах сторонников перемен и «обновления социализма», он обновились до отмены социализма.

Помните, в «Социализме без ярлыков» я цитировал де Будьона по поводу того, что социализм присущ именно белой расе? Самое время уточнить: а внутри белой расы социализм «соответствует» именно славянам, причем здесь уже не «по крови», а по культуре, менталитету. Социализм — это (упрощенно) общинный строй. «Жить семьей, а не рынком» © С. Г. Кара-Мурза.

Восточные же европейцы, попав под влияние католического, а затем протестантского Запада, стали тем же атомарным обществом по большей части, купившимся на либеральную «свободу от».

Один из ведущих теоретиков современного правого движения Ален де Бенуа пишет:

«Я бы хотел напомнить, что в стратегическом плане главный враг это не всегда тот, кого мы более всего ненавидим. Это просто враг, который наиболее могуществен. Либерализм является системой антропологической в большей степени даже, чем социально-экономической. То есть он предлагает определенное видение человека. Каково это видение человека? Оно заключается в том, что человек рассматривается как отдельный атом. То есть, либерализм анализирует общество, исходя из индивидуума. И он может это сделать, только отнимая у человека все структуры, в которые он входит. Можно сказать, что либеральное представление о человеке, либеральная концепция человека — это его представление как не социального существа. В основе либеральной теории лежит идея общественного договора, заключенного индивидами исходя из частных интересов. Связанное с этим упрощающее определение человека обусловлено в истории европейских стран с поднятием класса буржуазии, ценности которой были противоположны одновременно аристократическим и народным ценностям. В этой перспективе индивидуум утверждает себя в ущерб коллективу».

Люди, управлявшие странами сателлитами СССР, либо утратили веру в коммунизм, либо вообще никогда ее не имели. Пока система функционировала, они действовали по ее правилам. Когда стало ясно, что Советский Союз отпустил их в свободное плавание, реформаторы (как в Польше и Венгрии) постарались договориться о мирном отказе от коммунизма, а сторонники «твердой линии» (как в Чехословакии и ГДР) просто пребывали в ступоре до тех пор, пока не становилось ясно, что граждане больше их не слушаются.

Единственной угрозой для режимов, находящихся в советской зоне влияния, выступала «рука Москвы». Но Горбачев, ратующий за «реформы», на военное вмешательство, как в 1956 или в 1968 годах, не пошел бы. Более того — «реформы» приветствовались везде и всегда (вспоминается лозунг «искусство ради искусства»). Когда «демократические силы» стали добиваться вывода советских войск со своей территории, войска были немедленно выведены — даже без достойных компенсаций за оставленную технику (про ослабление боеспособности я даже не заговариваю). Все международные организации, созданные странами Восточной Европы при участии СССР, были распущены… И т. д.

Не удивительно, что социалистические страны ныне не только не сохранили единство, но даже воевали друг с другом (Китай и Вьетнам в начале 80 х). Единый социалистический лагерь не просто потерял руководство, а прекратил существование.

Советский Союз все еще оставался одной из двух сверхдержав — но это все, что осталось от былой мировой системы. Да и дни Союза были уже сочтены…

Почему образовались социалистические страны Восточной Европы? Потому что слабые ложатся под сильного, а сильным тогда был Советский Союз.

Почему сменили ориентацию? Та же причина.. Как только остались без присмотра, так сразу же переметнулись на сторону сильнейшего. Наивно думая при этом, что с такой перемены они получат большой гешефт.

И только Куба нашла в себе силы, чтобы продолжать собственный путь и после распада СССР. О ней мы поговорим в следующем номере «Спецназа».

Оцените эту статью
2366 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Читайте также:

Автор: Леопольд Старчик
1 Апреля 2009
«ГРЯЗНАЯ БОМБА»

«ГРЯЗНАЯ БОМБА»

Автор: Андрей Борцов
1 Апреля 2009

СТАЛИН И НАЦИОНАЛЬНЫЙ...

Автор: Федор Бармин
1 Апреля 2009
КОЛОКОЛЬЧИКИ ПАМЯТИ

КОЛОКОЛЬЧИКИ ПАМЯТИ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание