22 апреля 2021 13:16 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

АРХИВ НОМЕРОВ

Автор: Андрей Борцов
СОЦИАЛИЗМ БЕЗ ЯРЛЫКОВ: ШВЕЦИЯ

31 Декабря 2008

Все знают о том, что в СССР был социализм, многие вспомнят про национал социализм Рейха, некоторые считают, что именно в Китае сейчас реализован национал социализм «с китайским лицом» (правда, другие с этим спорят). А есть еще Швеция.
Что у нас ассоциируется со словом «шведский»?

Помните? «В городе Стокгольме, на самой обыкновенной улице, в самом обыкновенном доме живет самая обыкновенная шведская семья по фамилии Свантесон. Семья эта состоит из самого обыкновенного папы, самой обыкновенной мамы и трех самых обыкновенных ребят — Боссе, Бетан и Малыша». Который очень хотел собаку.

И была у них дома шведская стенка, шведский стол; а жили они при шведском социализме. О котором мы сейчас и поговорим.

Обычно про «шведский социализм» вспоминают как о контрпримере — смотрите, как замечательно живут шведы, — всё у них, как при социализме, хотя это и не социализм, а специальная такая шведская смесь социализма и капитализма! Мол, убедитесь сами, — не нужен коммунизм в перспективе и марксизм в настоящем, — капитализм может быть с человеческим лицом, чего это вы за свой социализм цепляетесь то? Вот вам и соцобеспечение и Сто Сортов Колбасы и — никакого тоталитаризма. Учитесь!

Однако все не так просто.

Для начала давайте заметим, а на это мало кто обращает внимание, что даже в таком ракурсе разговоры всегда шли о «другом социализме в Швеции, — более развитом», а вовсе не о «недоразвитом капитализме» в других странах. Стремление то — именно к социализму получается, «взять бы и усовершенствовать социализм до шведского», а не «в Швеции такой вот социальный капитализм, его и надо строить». Интересно, не так ли?

МНЕНИЯ

Приведу две, взятые из Интернета, заметки, заявленные как «от очевидцев». Правда, первая, — от некоего Владимира, — настолько распространена на туристических сайтах, что «очевидности» я бы доверять не стал. Но, в любом случае, она верно передает типичное описание Швеции «из экс СССР».

«Общее впечатление — все вылизано и сверкает. Ничего не роют, не перестраивают, не копают и не ломают. Есть архитектурная старина (в Стокгольме), но ничего нет ветхого и облезлого. Впечатление такое, что страна только что сдана под ключ.

Ни одной дымящей трубы. Сплошные хвойные леса и озера. Комфорт, дисциплина. Мусор не валяется, а лежит кое где у дорог в больших пластиковых мешках, откуда их быстро подбирают и увозят соответствующие службы. В сельском хозяйстве занято всего 2 процента жителей. Но… высочайшее техническое вооружение фермеров + набор сезонных рабочих позволяют Швеции иметь продовольственную независимость.

В чем социализм? Это скорее народный капитализм. Заключается он в высоком уровне жизни и высочайшей социальной защищенности. При этом производство, природопользование и даже почта — все частное. Или акционерное. Все леса в этих странах негосударственные. Но заборов нет, — любой житель может в них заходить, собирать ягоды и грибы. Но нельзя повреждать деревья и жечь костры… Короче, производство максимально капиталистическое, а потребление максимально социалистическое. У них даже административные районы областей именуются коммунами. Чем выше у человека доход, тем больший процент он платит налогов в госказну. Но потолка для доходов — нет.

В итоге средняя зарплата в стране составляет 2,5 тысячи баксов в месяц (в Норвегии — 3, в Финляндии и Дании по 2). Бесплатная медицина, образование (в т. числе высшее!), бесплатные детсады и ясли. Средняя продолжительность жизни: у мужчин — 78 лет, у женщин — 83. На пенсию идут в 67 лет (и те и другие). Пенсия — 2 / 3 от максимальной получаемой конкретным человеком зарплаты. Если учесть, что пенсия налогами не облагается, а из зарплаты в среднем на налоги уходит как раз 1 / 3 заработка, то… пенсионерам лучше всех. Доживают старики не в семьях (это не принято), а в домах престарелых. Это не убогие заведения, а многоэтажные комфортабельные отели с полным пансионом и медобслуживанием за государственный счет. При этом вся пенсия у стариков сохраняется!!!

Видел я эти дома престарелых. Снаружи, правда… Но и этого хватило!

«Жалко наших людей!» — глядя на шведскую жизнь, то и дело приговаривала моя жена.

Но не только за счет лесов и озер живут шведы, хотя культ природы там еще тот! Высокие технологии — вот что позволяет Швеции быть передовой. Если автомобили «Вольво», экспортируемые по всему миру (в одной только Москве их больше, чем во всей Швеции!), делают в Гетеборге на АВТОзаводе, то СААБ Скания — побочный продукт АВИАпредприятия, делающего сверхзвуковые военные самолеты. Инженер в Швеции — чрезвычайно высокооплачиваемая и суперпрестижная профессия. Это новатор-изобретатель, и палки в колеса ему не ставят… Короче, — там люди живут как люди…».

Вот такая тоска по людской жизни (текст 2004 г., автор упоминал, что он с Украины).

А вот — другой текст, тоже с туристического сайта.

«Но почему то за яркими ухоженными домиками вдоль набережной в самом богатых кварталах города чаще всего забывается, что везде живут люди со всеми своими проблемами, радостями и огорчениями. Быть независимым от себя самого нельзя и шведы об этом прекрасно осведомлены.

Попробую развенчать несколько мифов, с которыми приехал в Стокгольм и убедился, что все это бабушкины сказки.

Миф первый. Шведский социализм.

Не все так просто в этой благополучной стране. Не буду рассказывать о том, что в Стокгольме зарегистрировано порядка 5 тысяч бездомных. Или о забастовках по поводу того, что продавец в знаменитых «круглосуточных» магазинах, «семерках», получает ровно столько, чтобы едва-едва свести концы с концами. До уплаты налогов это 12 14 тысяч крон (1,2 1,4 тысячи евро). После уплаты налогов, которых в Швеции тьма-тьмущая, у ребят остается на руках что то около тысячи. А коммунальные платежи за квартиру составляют порядка 700 800 евро! На остальные — раззудись плечо, размахнись рука.

«Шведские ножницы» в зарплате тоже вызывают неподдельный восторг. Так, в одной из самых популярных шведских ежедневок начинающий журналист получает на руки порядка 20 25 тысяч крон, а главный редактор — 200 тысяч. Может быть, поэтому около 10 % журналистов Стокгольма безработные?

Миф второй. Шведские семьи.

В стране, где молодые люди начинают интимную жизнь в школе, зачастую в возрасте от 13 лет, затащить кого то в брак невероятно сложно. По данным наших шведских коллег очень много «мамочек» рожают первого ребенка в возрасте 39 40 лет. Я и сам неоднократно наблюдал такую картину в автобусе и метро: раскрывается дверь и в салон вкатывается с коляской мамаша под сороковник. И детишки там не промах. Парню лет пять, а он нахально вставляет себе в зубы соску и усаживается в коляску, мол — мама, вези! И как не повезешь? В противном случае будет нарушение прав ребенка, а за этим очень строго следят.

А уж какие слезы наворачивались на глаза у наших девчонок, когда они видели такую картину: по земле, все замусоленные, грязные и чумазые ползают детишки полутора лет, а воспитателям детского сада до этого абсолютно нет никакого дела. И никто не скажет, что девочке вредно сидеть на холодном песке на пронизывающем ветре. Демократия.

И уж совсем молчат о том, что до 70 % взрослых шведов предпочитают жить в одиночку! Идет дамочка, а на руке «нанизано» сразу три-четыре собачки. Это и есть вся ее шведская семья.

Миф третий. Шведский стол.

Мы жили в трехзвездочном отеле в самом центре Стокгольма в 200 метрах от улицы Свеаваген (считается центральной). Каждое утро нас приглашали в столовую. Выбор был, прямо скажем, небогат. 2 3 сорта «резиновой» колбасы, сыр, яйца, сваренные вкрутую и в мешочек, два вида сельди: в сладком сиропе и горчичном соусе, шведские сосиски, тефтельки и омлет (это горячее), пару сортов сыра, три вида конфитюра. И гвоздь программы — три бадьи с мюслями. Этим кормят посетителей изо дня в день! Никакого разнообразия. Уже на четвертый день мы взвыли от тоски! А по возвращении домой рубали все подряд, особенно борщ и сало.

Вот так мы взглянули на изнанку благополучной страны…».

Рассказчики обращали внимание на разное, но, согласитесь, вопрос безусловности «шведского счастья» не однозначен.

Что ж, попробуем разобраться.

НЕОБЫЧНО МОНАРХИЧЕСКИЙ СОЦИАЛИЗМ

Для начала вспомним, что Швеция — это конституционная монархия. Сейчас королем Швеции является Карл XVI Густав (с 1973 года), единственный сын принца Густава Адольфа, герцога Вестерботтенского, и принцессы Сибиллы Саксен-Кобург-Готской. Наследник трона — кронпринцесса Виктория (род. 14 июля 1977 года)

Ну, как — умещается у вас в голове «монархический социализм»? Социалистическое Королевство Швеция, ага.

Как вы помните из вступительной части цикла, социализм определяется не экономическим укладом согласно марксизму, а именно [одинаковой] справедливостью для всего социума. Конечно, она понимается в разных видах социализма по разному, но при любом социализме базовой «характеристикой» является одинаковое понимание справедливости для любого члена общества.

Наличие короля явно противоречит справедливости. Не властью или там неподсудностью, — как ни странно, в Швеции король играет роль традиционной декорации, а не является диктатором (скажем, у него наивысшее воинское звание, но войсками он не имеет права командовать в принципе). Дело в передаче статуса по наследству.

Некоторые могут возразить — мол, а что это ты за шведов решаешь, может, они считают такое положение дел справедливым? Здесь тонкий нюанс: королевская власть, если уж она есть, не попадает под понятие справедливости вообще. Она всегда сакральна, «от бога» — только так поддерживается соответствующий статус. Если король, царь, император и т. п. будут избираться каждый раз — то это будут уже президенты или даже диктаторы, но никак не сакральные властители.

Постановка вопроса «справедлива ли передача королевской власти по наследству» некорректна — иначе просто быть не может. Именно поэтому наличие династий «официально по наследству» напрямую противоречит социализму как социуму с общим понятием справедливости. Передавалась бы по наследству должность дворника — по сути было бы то же самое противоречие.

Мне вообще как то не припоминается теоретическое обоснование существования монархии при социализме — все говорящие о «шведской модели социализма» вопрос этот ненавязчиво обходили. Так что социализм — отдельно и монархия — отдельно.

СМЕНЩИКИ И СОСЕДИ

Если забыть про монархию, шведский социализм органично смотрелся, когда у власти была социалистическая партия. Но в сентябре 2006 года на парламентских выборах в Швеции опять победили несоциалистические партии, и с тех пор страной уверенно руководит буржуазное правительство лидера консерваторов Фредрика Рейнфельдта. Получается, в стране резко сменился социализм на капитализм?

Отнюдь, — как жили, так и живут. Изменения, конечно, есть (разберем их позже), но — плавные и не приуроченные к смене правящей партии. Это значит, что социальная система при смене кабинетов не изменилась.

С точки зрения общественно-политического развития Швеция во многом похожа на соседей — Данию, Норвегию, Финляндию, Исландию. В этих странах у социал демократов тоже имеются заметные позиции, хотя буржуазные партии там чаще находятся у власти.

Как говорится — вопрос в студию: если в Швеции социализм, то что, в таком случае, у соседей, раз все так схоже? Тоже социализм?

Если да, то, значит, весь Север Европы является социалистическим и его дружно строили даже не социал демократические, а буржуазные партии?

Еще вариант: у всех приблизительно одинаково, но в Швеции социализм, а у соседей, в тех же условиях, — капитализм.

Как то логичнее, на мой взгляд, не страдать логическими неувязочками. Все тут же встает на свои места, если учесть, что все эти страны относятся к сфере «социал капитализма», т. е. капитализма с развитой социальной защитой.

НЕ БЫЛО БЫ СЧАСТЬЯ, ДА НЕСЧАСТЬЕ ПОМОГЛО

Понятно, что для того, чтобы поддерживать высокий уровень жизни всего народа, а не только меньшинства, требуется достаточно много ресурсов. Откуда они берутся у шведов?

Безусловно, шведы очень трудолюбивы (в эдакой размеренной манере), — но этого явно будет маловато.

Обратимся к истории.

XVII век. Швеция является великим королевством и проводит интенсивную внешнюю политику, воюя чуть ли не со всеми государствами в Европе, которых тогда было как лоскутков на деревенском одеяле. Будете смеяться: в конце XX-го века случайно вспомнили, что Швеция со времен тридцатилетней войны (то есть с первой половины XVII века) находится в состоянии войны с республикой Сан-Марино. Так что de jure самая долгая война в Европе — это не Столетняя между Англией и Францией, а шведско сан-маринская.

Шведы в XVII-м веке прекрасно себя чувствовали, контролировали практически все побережье Балтийского моря и постоянно провоцировали военные конфликты.

Но в XVIII-м веке Петр Великий разбил шведов в Северной войне и заставил их вернуть России ее старинные земли на Балтике.

Разумеется, шведы так просто не сдались: потребовались еще три неудачные для шведов войны с Россией, чтобы Швеция, потеряв Финляндию, поняла, наконец, что ни в одиночку, ни в составе коалиций ей в войнах лучше не участвовать. Чревато.

В результате Швеция радикально сменила политику. На Венском конгрессе (1814 1815 гг.) её обязали продать Померанию Пруссии, зато выделили на правах унии Норвегию, ранее принадлежавшую Дании. С тех пор Швеция перешла к политике стратегического нейтралитета. Но хитрые шведы действовали иначе, чем Швейцария, придерживающаяся нейтралитета постоянного.

В зависимости от обстоятельств, при возникновении в Европе какой либо войны Швеция декларирует себя то нейтральной, то «невоюющей» стороной — в отличие от нейтралитета, такая позиция позволяет ей, не участвуя в военных действиях, открыто помогать одной из воюющих сторон.

Результат: соседи воюют, расходуя ресурсы и людей, Швеция — нет. А если видит выгоду помочь без непосредственного участия в войне — помогает. Понятно, что с выгодой для себя.

XIX век был расцветом Европы. Развитие науки (некоторые ученые всерьез заявляли, что де последующим поколениям нечего будет в науке открывать) вызвало быстрый рост промышленности во всех странах Европы.

Европейцы выкачивали ресурсы из колоний (а также из соседей послабее), отгораживались протекционистскими барьерами и развивались.

Швеция оказалась в незавидном положении — колоний не имела, многие продукты и виды сырья приходилось закупать… Производимая продукция не могла конкурировать с иностранными даже на внутреннем рынке.

Короче говоря, во второй половине XIX века Швеция стала самой бедной страной в Европе. Из-за голода из нее эмигрировала четвертая часть всех жителей. Попытка назначить на роль колонии Норвегию привела к провозглашению в 1905 году независимого норвежского государства.

Однако шведов выручила Первая мировая война.

Нейтральная Швеция как то неожиданно для себя обнаружила приятную новость: развитие техники пополнило список стратегических материалов теми ресурсами, которые у Швеции были, но в полной мере ранее как то не использовались. Воюющим сторонам срочно требовалась древесина и всевозможные изделия из нее, в Швеции оказалось единственное в Западной Европе месторождение высококачественной железной руды, цинк, нитриты и другие полезные ископаемые.

Кроме того, было, кому работать (никто же не воюет), и дело не только в количестве рабочих рук, но и в том, что не затронута мобилизациями квалифицированная рабочая сила. Конкурентоспособность шведской промышленности резко возросла. К тому же все необходимое производилось буквально по соседству — перевозить заказы недалеко…

Швеция своего шанса не упустила — военные заказы подняли её экономику на небывалую высоту. Страна уверенно вышла в мировые лидеры по производству на душу населения. Уже во время войны и в послевоенные годы за счет полученных с военных заказов колоссальных барышей жизненный уровень населения значительно вырос и началось введение различных социальных гарантий.

Почему начались вводиться социальные программы? Отнюдь не из за заботы о народе. Мотивация была элементарной: шведы должны жить хорошо, никуда не разбегаться из страны и работать, работать и работать, дабы приносить прибыль владельцам промышленных предприятий. Метод пряника; кнут маячил призраком недавнего прошлого и этого было вполне достаточно.

Именно тогда, в годы Первой мировой войны, в стране начала складываться система, которую позже назвали «шведским социализмом». Суть этого явления состояла в том, что страна, оставаясь в рамках капиталистической системы, основывает свое благополучие на чужих войнах и иных бедствиях, но сама в эти бедствия не вовлекается. Одним из главных условий такого существования для страны является создание прочного внутреннего социального мира путем обеспечения высокого жизненного уровня и социальных гарантий.

Обратите внимание: речь идет не о временной наживе на чужих бедах и поставках воюющим странам. «Шведский социализм» как система — это использование чужих бед как основы жизни государства на долгий исторический период.

Противоречит ли это социализму?

Если кратковременно — нет. Социализм — национален, а благо своей нации дороже любой другой. Однако такая позиция стратегически проигрышна — стоит измениться внешним факторам и наступит кризис. Социализм подразумевает заботу о нации и поэтому не может основываться на системном паразитизме (наоборот, должен иметь вариант автаркии на случай форс-мажора).

Конечно, Великая депрессия конца 20 х годов была и в Европе, хотя и не так наглядно, как в Америке. Шведы подтянули пояса и начали ждать новую войну, которая обеспечила бы огромные военные заказы и сверхдоходы. А то, что война будет, становилось все понятнее…

Пришедшие к власти на выборах 1932 года социал демократы для решения такой задачи подходили лучше всего. Накануне Второй мировой войны им удалось установить «классовый мир» в стране, что и позволило Швеции выполнять огромные заграничные военные заказы. В первую очередь — для гитлеровской Германии.

Так, утром 9 апреля 1940 г. немецкий посланник в Стокгольме Виктор Вид передал министру иностранных дел Швеции Кристиану Гюнтеру ноту, в которой содержались требования к шведскому правительству: строжайшее соблюдение нейтралитета, воздержание от любых мер, направленных против оккупации Дании и Норвегии (в частности, от мобилизации войск), а также продолжение поставок железной руды в прежних объемах. При этом Вид устно заверил Гюнтера, что шведские интересы никоим образом не будут задеты в ходе операции Германии в соседних скандинавских странах.

Уже через несколько часов шведское правительство подготовило письменный ответ на утреннюю ноту. В нем уже премьер-министр страны Ханссон официально заявил, что его кабинет принимает требования Германии, оставляя, однако, за собой свободу действий в таких вопросах, например, как защита своего нейтралитета и связанные с ней военные меры. Устно было добавлено, что в определенных обстоятельствах правительство могло пойти на увеличение военной готовности, но такие меры не будут направлены против действий Германии в регионе. Как видите — все решается полюбовно.

Дела шведской экономики снова пошли в гору. Нейтральная Швеция стала одной из главных экономических опор национального рейха. Только в 1943 году из добытых 10,8 млн. т железной руды в Германию из Швеции было отправлено 10,3 млн. т. Одной из главных задач кораблей ВМФ Советского Союза, воевавших на Балтике, помимо борьбы с фашистскими кораблями, было уничтожение судов нейтральной Швеции, перевозивших грузы для нацистов.

Свою сказочно выгодную торговлю с нацистами шведы прекратили лишь осенью 1944 года, когда близкий крах Рейха был уже очевидным. К этому времени в расчете на душу населения Швеция стала богатейшей страной в мире, имела высокий уровень личного потребления и социальных гарантий, что было особенно заметно на фоне послевоенной разрухи в других странах.

Главный принцип политики социал демократов гласил: нет причин для социализации средств производства и отказа от выгод эффективной рыночной системы производства ради идеологических постулатов. Такой подход исходил из принципа «незачем резать курицу, несущую золотые яйца».

Шведская модель исходит из положения, что децентрализованная рыночная система производства эффективна, государство не должно вмешиваться в производственную деятельность фирм, а активная политика на рынке труда должна свести к минимуму социальные издержки рыночной экономики. Максимальный рост производства частного сектора без воздействия на основы производства и перераспределение государством части прибылей через налоговую систему и государственный сектор для повышения жизненного уровня народа.

При такой системе частный капитал освобождается от многих видов непроизводительных для него затрат, что стимулирует использование большей части прибыли на расширенное накопление капитала. Государство же берет на себя преобладающую часть затрат на образование, здравоохранение, развитие инфраструктуры, научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки и т. д.

ШВЕДСКАЯ СИСТЕМА

Еще немного восхвалений.

«Как мы помним, в СССР строился такой социализм, когда на словах собственность на средства производства принадлежала народу. На практике же она принадлежала государству и контролировалась узким чиновничьим аппаратом. В Швеции предприятия действительно принадлежат народу — будучи частной собственностью или собственностью акционеров. Швецию можно назвать страной «капиталистического социализма» или «социалистического капитализма». При этом мы видим все атрибуты настоящего социалистического государства: бесплатное образование, забота об инвалидах и пенсионерах. Высокие социальные пособия, зарплаты и, что не менее важно, высокие пенсии, различные льготы и оплачиваемый отпуск. Все это сопровождается заботой о природе и экологии.

Таким образом, на вопрос — существует ли социализм на самом деле? — можно ответить утвердительно. В Швеции социализм — реальность. И каждый может убедиться в этом лично. Особенно будут удивлены те, кому еще не доводилось бывать за границей. Познакомившись со Швецией, с условиями труда и быта людей, живущих там, вы можете убедиться, что социальный строй, к которому в СССР так стремились, успешно существует в Швеции».

Как завлекательно! Вот только дифирамбы эти — с сайта «Международная биржа труда EJS», причем шведского.

Если посмотреть снаружи — все выглядит весьма привлекательно. Средняя заработная плата составляет почти 3 тысячи евро в месяц. В Швеции весьма сглаженная по сравнению с другими европейскими странами разница в заработной плате по разным отраслям деятельности.

Что интересно: самые низкие зарплаты — в секторе образования, здравоохранения и иных социальных услуг. Я лично считаю, что как раз образование и здравоохранение в социалистическом государстве должны быть одним из приоритетных направлений.

Больше всех зарабатывают в промышленности и это отличает Швецию от большинства других стран в положительную сторону, где самые высокодоходные сотрудники — в секторе финансовых услуг. Самая же высокая средняя зарплата в стране — в химической, нефтяной промышленности, и на производстве электронного и оптического оборудования.

Анатолий Бондаренко, доктор философских наук, «» Шведский социализм»: миф или реальность?» (2007):

«Благодаря мощному профсоюзному движению в стране удалось создать передовую систему социального страхования. Она универсальна в том смысле, что распространяется абсолютно на всех жителей Швеции, включая и лиц без гражданства. Доля государственных расходов на социальное обеспечение шведов превышает 40 процентов от величины национального ВВП.

Швеция прочно удерживает мировое лидерство по таким показателям, как размер среднего дохода рабочего, уровень пенсионного обеспечения, предоставление различных социальных пособий, обеспеченность населения отдельными квартирами и т. д. Впечатляют и такие статистические данные, как средняя продолжительность жизни — 74,5 года у мужчин и 80 лет у женщин, уровень детской смертности 6 на 1000 человек, обеспеченность автомобилями 415 на 1000 человек.

Швеция стала первой в мире страной, где начали проявлять надлежащую заботу об инвалидах: инвалиды-колясочники живут здесь в домах с пандусами и подъемниками, их часто можно увидеть в ресторанах, музеях, на массовых культурных мероприятиях и даже на танцевальных площадках.

В стране осуществлен общий подход при начислении зарплаты: для работников, выполняющих одинаковые виды производственных заданий, предусмотрена одинаковая оплата труда независимо от уровня рентабельности предприятия. Это основополагающий принцип национальной политики в сфере трудовых отношений.

Основная форма собственности в Швеции — акционерные общества, при этом две трети этой собственности находятся у 3 процентов владельцев. 90 процентов всех компаний — частные, остальные — кооперативные и государственные, функционирующие в условиях открытого рынка. В руках государства находятся железные дороги, почта и телевидение, электроэнергетика. Государство же покрывает большую часть услуг в здравоохранении, образовании, пенсионном и ином социальном обеспечении.

Последовательно сокращая налоги на капитал и имущество, государство стимулирует развитие малого и среднего бизнеса. А вот в сфере шоу-бизнеса налог самый высокий — более 70 процентов. Поэтому некоторые шведские коллективы приезжают на родину лишь с гастролями и в отпуска, а живут за рубежом и деньги держат в заграничных банках.

В общем виде приоритет социальной политики в Швеции можно сформулировать так: всеобщее благосостояние за счет высоких налогов. Механизм расчета этих налогов непрост. В целом же принята система, при которой доход классифицируется по трем частям — от занятости, от капитала и от бизнеса. При этом ставка подоходного налога в различных муниципалитетах варьируется от 26 до 35 процентов. Но лица с месячным заработком свыше 30 тысяч крон (в районе 3 тысяч долларов) перечисляют государству уже 50 процентов своего дохода. А вот налог на доход от капитала имеет сегодня единую 30 процентную ставку.

Высокая доходность бюджетов позволяет не скупиться на социальные расходы. О своих гражданах здесь заботятся с самого рождения до смерти. Ухаживая за младенцем, мать или отец получают в Швеции 70 процентов зарплаты в течение 15 месяцев и этот отпуск может быть поделен между родителями по их желанию. Но два отпускных месяца обязательно закреплены за каждым из них».

Действительно, сейчас Швеция принадлежит к числу высокоразвитых индустриальных капиталистических стран. Как уже было сказано, страна обладает значительными (на общеевропейском уровне) запасами природных ресурсов: древесины, железной руды, гидроэнергии. Вплоть до середины ХХ века отрасли, связанные с переработкой леса и железной руды, составляли основу промышленного производства и экспорта.

В современной экономике лес, железная руда и вырабатываемые из них полуфабрикаты играют уже второстепенную роль, уступив ведущее место машиностроению, электротехнике и электронике. Швеция по прежнему остается одним их крупнейших в мире производителей и экспортеров железной руды, качественной стали, пиломатериалов и целлюлозно-бумажной продукции.

Одна из важнейших особенностей экономики Швеции — ее ярко выраженная экспортная направленность: на внешнем рынке реализуется около 25 % валового национального продукта и более 30 % промышленных товаров. С другой стороны, страна сильно зависит от импорта, за счет которого покрывается до 25 % потребностей государства в товарах и услугах.

Экономике Швеции свойственна высокая степень концентрации производства и капитала. В ведущих отраслях промышленности, судоходстве, банковском деле преобладают крупные концерны: «СКФ», «АСЕА», «Эриксон», «Электролюкс», «СААБ Скания», «Вольво». Производственные фирмы находятся в тесной связи с крупными банками — монополизация экономики очень высока.

Причём характерно, что крупный капитал сосредоточен в руках давно известного узкого круга отдельных семейств. Например, семейство Валленбергов контролирует компании, биржевая стоимость акций которых превышает 1 / 3 акционерного капитала всех зарегистрированных на бирже фирм!

Как думаете — похоже это на социализм?

Из дебатов перед выборами 1976 года:

У. Пальме, лидер шведских социал демократов: «Дайте нам парламентское большинство, иначе 15 семейств, господствующих в экономике Швеции, будут господствовать и в парламенте».

Э. Мандел: «Если после 45 лет почти непрерывного социал демократического режима и реформ в экономике в Швеции все еще господствуют 15 семейств, почему это должно измениться через 100 лет реформ, и разве это не является яснейшим выражением исторического поражения поступательности?… Шведский социализм 1990 года лучше, чем шведский социализм 1932 года, а шведский социализм 1932 года лучше, чем шведский социализм 1890 года. Но это все еще отвратительный капитализм».

(Окончание в следующем номере)

Оцените эту статью
3573 просмотра
нет комментариев
Рейтинг: 3.3

Читайте также:

Автор: В. Н. Бойцов
31 Декабря 2008

ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС:...

Автор: Андрей Борцов
31 Декабря 2008

СТАЛИН И НАЦИОНАЛЬНЫЙ...

Автор: Юрий Нерсесов
31 Декабря 2008

СМЕРТЕЛЬНАЯ ТОЛЕРАНТНОСТЬ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание