23 февраля 2020 01:50 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

БУДЬ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ, В КАКОМ СПЕЦИАЛЬНОМ ПОДРАЗДЕЛЕНИИ ВЫ БЫ ХОТЕЛИ СЛУЖИТЬ?

АРХИВ НОМЕРОВ

«ЦМИНДА ВЕЛИ»

1 Августа 2008
«ЦМИНДА ВЕЛИ»

После изгнания агрессора с оккупированных земель перед глазами осетин и российских военных предстали поистине ужасающие картины. Видимо, подобные же чувства испытывали советские солдаты, очищавшие от фашистов наши дотла разрушенные города и села.

Накануне вторжения, в 19 часов 40 минут президент Грузии Михаил Саакашвили, выступая по грузинскому телевидению, самозабвенно лгал: «Я хочу обратиться к тем, кто сейчас стреляет в грузинских полицейских. Хочу с полной ответственностью сказать и признать, что несколько часов назад принял очень трудное решение — не отвечать огнем».

А в 23 часа 30 минут того же дня грузинские подразделения, натасканные «по стандартам НАТО», начали массированный обстрел Цхинвала из крупнокалиберных орудий и установок «Град». Затем по меньшей мере пять грузинских самолетов нанесли бомбовый удар по территории республики. Примерно через час в эфире телеканала «Рустави-2» командующий грузинскими «миротворцами» Мамука Курашвили назвал происходящее «началом операции по наведению конституционного порядка» в Южной Осетии. Тогда же грузинские силы вышли из подчинения общему командованию миротворческих сил в Южной Осетии и начали обстрел позиций своих российских коллег.

Так началась бесславная и катастрофическая для Грузии операция под кодовым наименованием «Цминда Вели», т. е. «Святое» или «Чистое Поле». Операция, на которую официальный Тбилиси не отважился бы без предварительного одобрения со стороны Вашингтона. Серия визитов высокопоставленных лиц из за океана и декларативные заявления в пользу восстановления территориальной целостности Грузии не могли не возыметь своего разрушительного воздействия.

Мы, естественно, не знаем о содержании секретных переговоров между Кондолизой Райс и сенатором Мэтью Брайза с бесноватым Мишико. И, скорее всего, никогда не узнаем об этом. Но мы знаем другое: 7 августа завершились совместные грузино-американские учения «Неожиданное вторжение».

Давая отмашку агрессору, подстрекатели преследовали сразу несколько задач, начиная от тестирования способности России вести успешные боевые действия и заканчивая интересами избирательного штаба русофоба Маккейна. В любом случае, решение атаковать Южную Осетию принималось с полным осознанием всего масштаба последствий, которые последуют за этой акцией.

И день «водяного перемирия», связанный со спортивным праздником в Пекине, был выбран не случайно. И не потому, что олимпиада это что то святое. На самом деле, она мало кому мешает, когда война ан пороге. Но здесь сыграло то, что все высшее руководства России оказалось в разъездах. Путин — в Пекине, Медведев — в рабочем отпуске. Зная решительность нашей бюрократии, можно предположить: все ответственные чиновники сидели и ждали, какой приказ отдаст начальство. На этом и строился расчет режиссеров «Чистого Поля» — русские не успеют.

Другое момент: внимание мировой общественности будет приковано к Пекину, а «незначительный конфликт» где то на Кавказе легко затеряется в лавине спортивной информации. А Россия… что ж, она будет поставлена перед фактом, когда что либо предпринять будет уже поздно.

Однако не пройдет и нескольких дней, как новоявленный крестоносец Саакашвили драпанет, что есть силы, когда ему в бреду почудится российский бомбардировщик. Как он под объективами мировой прессы упадет на колени и трусливо спрячется, закрываемый собственной растерявшейся охраной.

Однако те, кто пытается перевести стрелки на Грузию, наводят тень на плетень. Агрессия против Южной Осетии была санкционирована, подготовлена и спланирована непосредственно в США. В этом вопросе не может быть ни малейших сомнений. Выгоду от реализации любого из сценариев, как благоприятного для Тбилиси, так и катастрофического, получают только Штаты, которым не дает покоя, что они никак не могут затянуть звездно-полосатую петлю вокруг России, включая Украину.

ОБРАЗЦЫ ДЛЯ ПОДРАЖАНИЯ

После свержения режима Шеварднадзе Грузия стала мировым рекордсменом по наращиванию военного бюджета. Как неоднократно заявляли в Тбилиси, основной моделью для подражания при построении новой национальной армии является Армия обороны Израиля. Были взяты на вооружение такие характерные для ЦАХАЛа правила, как призыв женщин на военную службу и введение полноценной системы резервистских сборов с возможностью экстренного призыва под ружье. Чем, кстати, в первый же день войны с Южной Осетией Грузия и поспешила воспользоваться, дополнительно отправив в зону конфликта свои подкрепления.

По данным влиятельного израильского издания «Маарив», тренировкой грузинского спецназа занималась компания Defensive shield, одним из хозяев которой является 44 летний Глаль Гирш — бригадный генерал ЦАХАЛА, ушедший в отставку после Второй ливанской войны в ноябре 2006 года. В ходе неудачного для Израиля конфликта он командовал 91 й дивизией, в которой служили похищенный «Хизбаллой» резервисты. Нанятые им инструкторы и натаскивали грузинских вояк.

Газета «Гаарец» пишет, со ссылкой на одного из бывших офицеров ЦАХАЛа, работавшего четыре месяца военным инструктором в Грузии с десятками своих коллег, что начало боевых действий в регионе не стало неожиданностью: «Ощущение кануна войны было уже тогда, когда мы приехали в Грузию». По его словам, условия и заработная плата были очень хорошими, а отношение — самое положительное. Инструкторы были разбросаны по многочисленным гарнизонам и тренировочным базам, которые теперь практически уничтожены российской авиацией.

По информации этого источника, грузинским подразделениям преподавались только базовые приемы ведения войны, антитеррористические действия и практика ведения боя в городской местности. «Министерство обороны запретило нам преподавать способы ведения войны, используемые элитными подразделениями ЦАХАЛа, и считающиеся секретной информацией оборонного характера», — сообщил инструктор.

Издание приводит слова этого инструктора, который так оценил плоды проведенной им и его коллегами работы: «Это еще не ЦАХАЛ, но речь уже идет о хорошо подготовленных подразделениях».

В начале апреля 2008 года, по случаю ввода в строй нового подразделения грузинского спецназа, Михаил Саакашвили с присущим ему пафосом объявил: «Подготовленные израильскими специалистами военные станут элитной частью вооруженных сил страны… Мы привезли из Израиля выдающихся военных. Американцы и израильтяне создали новую грузинскую военную школу».

Что это за школа, мы увидели в Цхинвале…

В подготовке использовались бывшие советские и новые военные базы в столице Грузии и населенных пунктах Азиан, Ахалкалаки, Батуми, Марнеули, Гори, Сенаки и некоторых других местах. Всего же по специальной программе США инструкторы натаскали 8 тысяч человек, треть обучили турецкие специалисты. Часть грузинских военных прогнали через горячие точки, где с ними очень плотно работали американские инструкторы из числа спецназа и морских пехотинцев. Чтобы придать армии крепость, были приглашены наемники из бывших республик советской Балтии и Украины. Иначе говоря, потомки карателей и «лесных братьев» из Литвы, Латвии и Эстонии и боевиков УПА.

Грузия тщательно, вдохновенно и масштабно готовилась к предстоящей агрессии. Согласно имеющимся данным, военных поставщиков у Тбилиси было гораздо больше, чем заявлялось официально. Большая часть сделок заключалась в частном порядке и не была закреплена соглашениями на правительственном уровне. В общей сложности страны НАТО поставили 175 танков, 126 бронемашин, 67 артиллерийских орудий, четыре боевых самолета, двенадцать вертолетов и восемь боевых кораблей.

Из Тбилиси при Саакашвили поступали крупные военные заказы в США, Израиль, Турцию, Болгарию, Чехию, Венгрию, Албанию, Македонию, Сербию, Черногорию и на Украину. Известно, что Киев передал Тбилиси зенитно-ракетные комплексы «Оса-АКМ» и «Бук» — тот самый, на счету которого четыре сбитых российских самолета в первые дни конфликта. Там же было закуплено свыше 100 единиц бронетехники — танки, бронетранспортеры, а также системы залпового огня системы «Град», которые наносили удары по Цхинвалу.

В распоряжение грузинских военных поступили комплекты беспилотных летательных аппаратов, большая часть которых была сбита абхазскими и российскими ПВО. Что касается боеприпасов, то их отправляли в зону будущих военных действий чуть ли не эшелонами. Одна только Чехия продала 620 тонн снарядов, патронов и ракет для вертолетов. Из Болгарии пришло 250 противотанковых ракетных комплексов и 50 тысяч снарядов. Из Турции — пусковые установки ПЗРК, системы оповещения о воздушном нападении, пистолеты-пулеметы.

С начала текущего года базовым стрелковым оружием грузинской армии стала широко разрекламированная американская автоматическая винтовка М-4. Автомат Калашников им уже не подошел — не патриотично, видимо. Грузинские же снайперы предпочитают пользоваться СВД советского производства.

По оценкам экспертов, к началу войны грузинская армия являлась одной из наиболее подготовленных и боеспособных на всем постсоветском пространстве. Организационно вооруженные силы Грузии состоят из сухопутных войск, военно-воздушных сил и военно-морских сил. Согласно официальным данным грузинского военного ведомства, их общая численность составляла 29 тысяч человек. Обученный резерв — более 100 тысяч человек.

Грузинские сухопутные войска состояли из пяти пехотных бригад, нескольких отдельных пехотных батальонов, артиллерийской бригады, отдельного танкового батальона, отдельного батальона радиоэлектронной разведки, отдельного инженерного батальона и отдельного медицинского батальона.

На вооружении «передового отряда Запада» имелось свыше двухсот танков Т-72 и Т-55, плюс самоходки «Акация» и «Гвоздика» калибра 152 и 122 миллиметра, а также не менее 78 боевых машин пехоты БМП-1 и БМП-2, одиннадцать боевых разведывательных машин БРМ-1 и до сотни бронетранспортеров. Ствольная артиллерия различных калибров, включая гаубицы, насчитывала более двухсот единиц. Минометов — 180 единиц. Количество реактивных систем залпового огня превышало сорок единиц.

После развала Советского Союза грузинским ВВС перешло семь самолетов штурмовиков Су-25КМ, которые были модернизированы совместно с израильской компанией Elbit System.

По состоянию на 1 января 2008 года в состав ВВС Грузии входили: как минимум десять штурмовиков Су-25 (пять Су-25 / Су-25К, три Су-25КМ «Скорпион», которые в Грузии называют «Мимино» и один учебно-боевой Су-25УБ), шесть учебно-тренировочных самолетов L-39 «Альбатрос», два Ан-28 и шесть Ан-2, четыре Як-52. Что касается вертолетов, то эксперты насчитывали девять боевых машин Ми-24 / Ми-35, шестнадцать военно-транспортных вертолета Ми-8МТ / МТВ-1, два Ми-14 и шесть UH-1H «Ирокез».

Все самолеты находились на авиабазе Марнеули, которая расположена южнее Тбилиси, «вертушки» — в военной части Тбилисского аэропорта «Алексеевка». Часть военно-транспортных вертолетов Ми-8 / Ми-17 и UH-1H «Ирокез» входили в состав авиации грузинского МВД.

В течение 2004 2007 годов во многих изданиях ходили слухи о том, что Грузия закупила у Узбекистана и Чехии до четырех истребителей-перехватчиков МиГ-23МЛД и большое количество легких штурмовиков L-159 ALCA. Однако эти слухи так и остались слухами. Правда, в Тбилиси на самом деле были заинтересованы в приобретении у Чехии дюжины многоцелевых штурмовиков L-159, однако переговоры по этому вопросу ни к чему не привели.

Войска ПВО, помимо упоминавшихся систем, были укомплектованы зенитно-ракетными комплексами «Стрела-10» различных модификаций, зенитными самоходными установками ЗСУ-23 4 «Шилка» и зенитно-ракетными комплексами С-125 «Нева».

В составе военно-морских сил Грузии находились (и по большей части находятся) скоростные катера «Гриф», большие десантные корабли, ракетные и артиллерийские катера, а также сторожевые и патрульные корабли.

Небольшая, но важная деталь: в связи с эскалацией конфликта, Израиль, который счел за благо не обострять отношения с Россией, приостановил дальнейший экспорт своих вооружений. Среди ожидавшихся поставок в Грузию была крупная партия из двухсот тяжелых танков «Меркава-3», а также около двадцати самолетов различных типов.

Как сообщила израильская газета «Маарив», за поступившими в Грузию партиями военной техники — беспилотников «Гермес-450», средств ведения электронной войны и защиты самолетов, автоматов «Тавор» — стоят братья Мило: Рони — бывший министр и депутат Кнессета, и Шломо, отставной глава концерна «Оборонная промышленность». Они поставили оружия на 200 миллионов долларов.

В начале августа текущего года, после требования главы МИДа Ципи Ливни немедленно прекратить все военные поставки в Грузию, глава оборонного ведомства Эхуд Барак пытался тянуть время. По данным «Маарив», он настаивал на том, чтобы МИД добился от Москвы, которая выразила решительный протест, аналогичного прекращения поставок российского оружия в Сирию и Иран.

ДОРОГОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ

Очевидно, что за пять лет создать практически с чистого листа современную и боеспособную армию, одну из крупнейших в Европе, — такое было не по карману даже ведущим державам Старого Света. Откуда у нищей страны с минимальным бюджетом и без собственных природных ресурсов оказались такие гигантские средства? 15 % ВВП, которые Грузия тратила на военные нужды, значительно превышают среднемировой уровень — согласно последнему годовому отчету Стокгольмского института исследований проблем мира (SIPRI) в среднем по всему миру эти расходы составляют 2,5 % ВВП. После прихода к власти Саакашвили военный бюджет Грузии вырос с 50 миллионов до почти миллиарда долларов в год.

Полномасштабная война по нынешним временам — удовольствие дорогое. И Грузию такой аттракцион расходов навсегда бы посадил в долговую яму в первый же день войны. Ответ хорошо известен: мир знает только одну страну, которая позволяет себе подобные акты филантропии. И именно ее очень интересует боеспособность нынешней России. Но проверять своими руками она не рискует очень давно. Только по официальным данным Вашингтон, планируя будущее вторжение, выделил Грузии безвозмездный кредит в размере 30 миллионов долларов, плюс к этому 10 миллионов — на подготовку вступления в НАТО. Анкара на военные нужды передала Тбилиси 45 миллионов долларов. А деньги нужно отрабатывать. Кровью. Желательно чужой. Михаил Николаевич высказался по этому поводу предельно откровенно: «Грузия защищает интересы США на Кавказе».

В начале войны численность грузинских солдат, напавших на Южную Осетию, превышала число размещенных там российских миротворцев примерно в пятнадцать раз. По американским данным, позже в военных действиях приняло участие в общей сложности 15 тысяч российских военных, что составляет приблизительно 1 / 10 часть от регулярных войск США в Ираке. Официальные грузинские источники указывают, что до начала войны численность грузинской армии составляла 32 650 человек, из них 18 993 — в сухопутных войсках, 2 009 — в ВВС и 1 350 в ВМФ. Прочие люди в погонах исполняли чисто бюрократическую работу. Численность резервистов оценивалась в 100 тысяч.

Грузинский военно-оперативный план предусматривал после массированного артобстрела молниеносный блицкриг, с захватом Цхинвала и с выходом на Рокский тоннель (единственная дорога, соединяющая Южную Осетию с Россией), с последующим подавлением, зачисткой осетинских населенных пунктов и выдавливанием всего населения с данных территорий. Обсуждались варианты, что, во первых, Россия все же не рискнет ввести наземные войска в Южную Осетию. В любом случае грузины были уверены, что за считанные часы они смогут дойти и закрыть Рокский проход. С учетом специфики данной высокогорной местности исключалась бы любая возможность проникновения крупного соединения с северного направления на данную территорию.

С самого начала план «Чистое Поле» предполагал применение тактики «выжженной земли»: яростная обработка территории и беспощадное уничтожение мирных жителей по национальному признаку, полное разрушение всех осетинских населенных пунктов, в том числе и столицы Цхинвала. Короче, чтобы у непокорного населения даже в будущем не осталось бы варианта и места, куда можно было бы вернуться.

В феврале 2007 года независимый военный эксперт Заур Алборов в аналитическом документе «Почему Грузия проиграет будущую войну» писал: «Основная задача штурмовых групп 1 го эшелона — прорвать оборону осетин, после чего для развития успеха в бой будут введены вторые эшелоны. «Первая» ударная группа наступает на Дменис, Кохат, далее на Ванат, на Тлиакан. Взяв Тлиакан, туда подтянут артиллерию, которая поддержит дальнейшее наступление на север в р-н Дзау. «Вторая» ударная группа наступает на восточные высоты (Прис и Зхудер). «Третья» ударная группа наступает на южные окраины Цхинвала. «Четвёртая» ударная группа наступает через грузинский «анклав» Авневи на западные высоты (Тбет — Кусрет), отрезая, таким образом, Цхинвал от Зарской объездной дороги и Знаурского района. Плюс гарнизон «Лиахвского коридора» оказывает «давление» на северные окраины Цхинвала (мр-н Текстил).

После взятия высот и окружения Цхинвала начнется штурм города при поддержке артиллерии, авиации и огня танков с занятых высот, в котором помимо ударных групп примут участие и подразделения коджорской бригады спецназа и спецподразделения МВД («Гия Гулуа», «Омега»). После взятия города начнется наступление на север из района грузинского «анклава» по Транскаму на Дзау, из р-на Тбет — Кусрет на Зарскую дорогу с выходом на Транскам. Одновременно с началом штурма Дзауского района начнется наступление «Пятой» ударной группы из р-на Они на Дзау через Кваиса. После взятия всех ключевых населенных пунктов… начнется планомерная «очистка» районов от очагов сопротивления».

Действительно — «Чистое Поле»… Согласно эту плану, Южная Осетия должна была исчезнуть вместе со своим населением. Административным центром предполагалось объявить село Курта, где до недавнего времени комфортно располагалась созданная Тбилиси марионеточная «Временная администрация Южной Осетии» во главе с иудой своего народа Санакоевым.

После захвата республики на ее территорию планировалось ввести «миротворцев» из некоторых стран НАТО. В случае же провала блицкрига, вероятность чего Тбилиси рассматривал как минимальную, грузинские власти имели уверенность, что ее хозяева под занавес борьбы «с имперскими амбициями России» смогут обеспечить безболезненный выход официального Тбилиси из кризиса и вернут ситуацию в исходное положение. То есть у Грузии имелась полная уверенность, что она в любом случае ничего не потеряет.

НАКАНУНЕ ВТОРЖЕНИЯ

Если судить только по отсутствию каких либо официальных заявлений и информационной паузе, то складывалось очень тягостное впечатление, что Москва в течение первой половины 8 августа пребывала в растерянности. Трудно было поверить, что Грузия решилась на такой абсурдный шаг да еще в день открытия Олимпиады в Пекине. Нет, к войне готовились. Было хорошо известно, что в преддверии боевых действий грузинской стороной проводится активная рекогносцировка. Над территорией Южной Осетии регулярно осуществлялись разведывательные полеты. Грузинские спецподразделения проникали на приграничные территории и выявляли расположение и позиции южноосетинской артиллерии, огневых средств, состава сил и средств, характера инженерных сооружений и коммуникаций.

По указанию американцев на пост руководителя внешней разведки Грузии в начале 2008 года был назначен «проверенный на деле» и полностью лояльный бывший министр иностранных дел республики Гелу Бежуашвили. Перед ним была поставлена задача: коренным образом и в кратчайшие сроки реформировать эту организацию, чтобы полностью приспособить ее к требованиям и задачам Лэнгли. Американцам в достаточной степени удалось сконцентрировать усилия грузинских «рыцарей плаща и кинжала» на разработке первоочередных объектов интереса — Абхазия, Южная Осетия, южные районы России, о чем в том числе свидетельствует вскрытая ФСБ грузинская шпионская сеть.

Согласно данным правоохранительных органов РЮО, большая грузинская агентура действовала непосредственно на территории республики, пытаясь выявить силы, расположения, уточняя уровень боевой подготовки, морально-психологического состояния силовиков и намерения, а также планы действий и командный состав осетинских частей и подразделений. Помимо войсковой и агентурной разведки, Грузия получала разведывательную информацию от США. Для этой цели в интересах грузинского Минобороны была задействована американская космическая система видовой разведки.

Янки в сжатые сроки построили в Гори центр радиоэлектронной борьбы и разведки, а в Кехви — комплекс радиолокационной станции и полевые установки для использования их военной разведкой Грузии.

«Отнюдь не случайно, как свидетельствуют ратные затеи грузинских «демократов», — пишет Виктор Барсов на страницах «Независимого военного обозрения», — официальный Тбилиси стал в свое время участником американской программы противовоздушной обороны — Regional Airspace Initiative, которая предусматривает установку национальных оперативных центров контроля воздушного пространства. В Грузии такой «центр» исправно функционировал по крайней мере до последнего времени, что позволяло контролировать ситуацию на всем Северном Кавказе, в том числе территорию Чеченской Республики. Кстати сказать, подобные центры дают возможность обмениваться информацией со всеми странами НАТО и включают систему радаров с функциями радиоперехвата.

Как следует из показаний задержанных грузинских разведчиков и их агентуры, особым спросом пользовалась военно-политическая информация, сведения о состоянии и боеготовности российских войск на Северном Кавказе, настроениях в миротворческих подразделениях, степени их боеготовности, данные о руководстве Южной Осетии и Абхазии.

В Цхинвале делали все возможное, чтобы подготовится к активной обороне. Южные окраины югоосетинской столицы превратились в укрепрайон, который на 100 % был оборудован в инженерном отношении. Все подходы к южным и северным окраинам города, а также подходы к высотам — прикрыты взрывными и невзрывными заграждениями.

Аналогичным образом были подготовлены все ключевые районы и населенные пункты — Зарская дорога, высоты Паук и Тлиакан, села Дменис и Сарабук. Создать сплошную линию обороны вдоль границы с Грузией не представлялось возможным. Поэтому на основных направлениях — Цхинвал, его пригороды, танкодоступные места — у Министерства обороны РЮО была предусмотрена система отражения агрессора. На участках горно-лесистой местности предполагалось вестись бои с максимальным использованием условий ландшафта.

В Москве, разумеется, не исключали высокую вероятность начала войны в Южной Осетии. Но понимали и то, что грузинская армия не способна вести боевые действия длительное время ни материально, ни морально, ни физически. О чем можно говорит, если подлетное время с авиабаз в Моздоке и Будённовске, где дислоцируется 487 й авиационный полк постоянной готовности, в район Гори, составляет примерно пятнадцать минут. Поэтому трудно было поверить, что Тбилиси, просчитав все «за» и «против», все таки пойдет на самоубийственную военную авантюру.

Российская 58 я армия на протяжении последних четырех лет готовилась к вероятному конфликту, регулярно проводя учения и устраивая ротацию батальонов 19 й мотострелковой дивизии в составе миротворческого контингента с целью изучения будущего театра военных действий. Неоднократно отрабатывался подъем по тревоге и марш-бросок по Транскаму в сторону Рокского тоннеля, что, несомненно, сыграло свою роль.

На протяжении всего июля 2008 года на территории Северо Кавказского военного округа проходили масштабные военные учения, на которых отрабатывались действия разных родов войск в сложных условиях горного ландшафта. Учения эти преследовали и немаловажную политическую цель — попытаться убедить Грузию не совершать непоправимой ошибки. А чтобы довод звучал убедительней, задержала вывод десантников со стороны Рокского перевала.

Таким образом, в Москве отдавали себе отчет, что Михаил Саакашвили — это американская ракета, которая в час «Х» должна выстрелить в сторону России. И все таки агрессия стала неожиданностью для военных и политиков. Как тут не вспомнить строчки из песни: «22 июня, ровно в четыре часа, Киев бомбили, нам объявили, что началася война…»

Существенные претензии можно предъявить нашей военной разведке. Правда, по некоторым сведениям, решение о начале военной операции принималось столь узким окружением Михаила Саакашвили, и оно и было столь внезапным, что заранее узнать о нем было невозможно. Впрочем, военная победа российской 58 й армии была запрограммирована, но при одном принципиальном условии, что она вообще попадет в Южную Осетию. Ее противник не обладал целыми сегментами стратегически важных вооружений, прежде всего в сфере авиации, ПВО и дальнобойных ракетных систем, без которых сколько нибудь успешное противостояние невозможно.

Примерно за неделю войска вторжения начали передислокацию к границам Южной Осетии. 6 августа грузинские подразделения вели ожесточенный бой с осетинскими военными в Знаурском районе, близ села Нули, где грузинский спецназ захватил стратегически важную высоту, которая позволяет контролировать дороги к Цхинвалу.

Во второй половине того же дня начался бой в 20 километрах от югоосетинской столицы — грузины, выбив осетинские силы, начали возводить на высоте 955 блиндажи и рыть окопы. Противник, перейдя границу, закреплялся и на других высотах. В этой ситуации, когда война представлялась неизбежной, Москва предпринимала поистине титанические усилия, чтоб предотвратить кровопролитие. В Тбилиси и за океаном это восприняли как акт фактической капитуляции, как нежелание защищать своего союзника. Саакашвили был настолько уверен в успехе, что пригласил массу западных журналистов, чтобы те разнесли по меру известия о славной победе грузинского воинства.

7 августа осетинское село Дменис подверглось интенсивному минометному обстрелу со стороны населенного пункта Эредви, подконтрольного Грузии. Вслед за ним обстрелу подверглись Сарабук, Сатикар и южные окраины Цхинвала. В небе над республикой воздушную разведку проводили грузинские самолеты — с юга на север: от города Гори до Джавы.

ИЗ ДНЕВНИКА ОСЕТИНСКОГО ДОБРОВОЛЬЦА

7 АВГУСТА.

«Сегодня заснул очень поздно, примерно около 4 часов утра. Утро началось с того, что меня в спешке разбудила мать. Сам я устал вчера до того, что не проснулся даже от взрыва гранатометного снаряда, который прогремел на один этаж ниже моей квартиры. До восьми часов утра пришлось сидеть в подвале, потому что выйти куда либо было нереально из за сильного обстрела. Вокруг нашего дома разорвалось восемь снарядов различных калибров. В дом, который находится напротив нашего, попали дважды. Одна квартира на пятом этаже полностью раскурочена, а той, которая на втором этаже, повезло чуть больше, одна комната осталась целой. Пока мы были в подвале, окна и стены нашей квартиры покарябали осколки. В спальне не осталось окон. Благо из родных дома никого не было. В соседнем доме ранен один старик. Он стоял в пролете между первым этажом и подвалом, когда прогремел взрыв рядом с подъездом.

В 9.00 мне удалось пробраться к одному из штабов вооруженных сил, чтобы записаться добровольцем. Примерно к 10.00 город перестали обстреливать. Со мной туда же пришло около двадцати ребят в схожем с моим положении. Мы прождали до 11.00 утра, пока военные не вернулись с окопов. Командир сказал, что сейчас он не в состоянии принять какое либо решение, потому что не спал трое суток и попросил подойти к 14.00 для разговора и согласования дальнейших действий. В городе говорят, что грузины готовятся вечером к штурму района Шанхай, там сегодня утром были ожесточенные бои.

В город прибывают добровольцы из Северной Осетии и разных уголков мира. По словам ребят, которые сегодня ночью были на позициях, грузины не ожидали такого отпора. Отстреливались до последнего патрона, почти все вернулись без боеприпасов. Мой друг до сих пор на позициях на окраине района Шанхай, они стоят там уже двое суток».

Грузины настолько бесчеловечны и негуманны, что обстреливают и жилые дома, и самих мирных жителей. На центральные улицы опасно выходить из боязни быть убитым. Грузинские снайперы не дремлют, отстреливают всех — и детей, и женщин. В бинокли видно, как к южной границе Цхинвала подтягивается тяжелая техника.

В городе все ребята готовятся к вечерним боям. Есть большой дефицит рожков от автомата. От каждого рожка зависит то, как долго сможет держать оборону конкретный боец. Автомат мне пока забрать не удалось, но патроны к нему я уже нашел.

В городе помимо войны еще есть и проблема с водой. Грузины перекрыли поступающую в город воду. Теперь та вода, которая поступает в городские резервуары, ничтожно мала. Ее хватает всего на один район — Бам, и то только утром и вечером. Благо по городу ездят водовозы. Они развозят воду населению.

Все раненые и убитые за последний месяц граждане РФ. Точные цифры пока привести не могу, но примерно около 50 человек».

Алан Кочиев — руководитель международного направления межрегиональной молодежной организации «Новые люди».

Большая война началась в ночь с 7 го на 8 августа с массированного артиллерийского налета. Особенно сильно пострадали центр и восточная часть города. Перестрелки и огневые налеты разной степени интенсивности регулярно происходили на протяжении двух недель перед вторжением, поэтому сам факт обстрела Цхинвала не являлся достаточным поводом для введения российских войск. Затем по военным каналам и по оперативной связи начала поступать информация о вторжении грузинских войск на территорию Южной Осетии.

Передовая ударная группировка, по данным российских военных, состояла из двух пехотных бригад, усиленные резервистами, которые насчитывали примерно 7,5 8 тысяч человек при 100 единицах бронетехники. Пехоту поддерживали огнем артиллерийские подразделения пехотных бригад и два дивизиона артиллерийской бригады грузинской армии, имевших около 100 стволов артиллерии и 20 25 реактивных систем залпового огня типа «Град». Стоит отметить, что постоянным местом дислокации большей части войск являлся город Гори.

Уже ночью велись ожесточенные бои в самом Цхинвале. Грузины атаковали ударными группами, каждая из которых состояла из танкового взвода, двух мотострелковых рот и саперного отделения. Согласно принятой у грузин схеме, все танки и БМП в штурмовых группах сводятся в бронегруппы для ведения огня прямой наводкой. При этом стволы их орудий разворачивают «ёлочкой». Пехота строится в цепи позади штурмовой группы и по флангам.

Помимо ударных групп в операции был задействован гарнизон «Лиахвского коридора» — это грузинские сёла к северу от Цхинвала: Тамарашени, Хейти, Ачабети, Курта, Кехви. Здесь базировались подразделения национальной гвардии, составленные из местных жителей. Плюс военная полиция, наемники из Панкисского ущелья — так называемая «армия Нижней Осетии», а также грузинские «миротворцы» из роты коджорской бригады спецназа.

Грузинские сёла вокруг Цхинвала были хорошо оборудованы в фортификационном отношении. В Тамарашени и Хейти имелись позиции для 81, 82 и 120 мм минометов, которые были пристреляны на километровый радиус вокруг цхинвальской больницы. Ориентиром служила труба больничной котельной. Помимо «Лиахвского коридора» также были задействованы в операции гарнизоны грузинских сёл Эредви, Прис, Авневи и Нули.

Основной удар приняли на себя осетинские ополченцы, что, впрочем, и неудивительно, поскольку армия Южной Осетии в основном состоит из ополченцев. Точнее, большая часть мужского населения республики имеет дома оружие и в случае угрозы прибывает с ним на место сбора — по такой схеме формируются боевые подразделения.

Во главе наших миротворцев, которые первыми на боевом посту, недалеко от югоосетинской столицы, приняли на себя грузинский удар, находился подполковник Олег Голованов — коренной житель Цхинвала. Несколько часов горстка миротворец оказывала сопротивление превосходящему противнику. Бились до последней возможности, пока хватало сил и патронов. Никто из раненых не сдался в плен, предпочтя смерть.

Истекающего кровью подполковника из боя вынесли на руках его товарищи, но было поздно — Олег Голованов скончался от многочисленных ранений…

Вот что рассказал уже в госпитале командир миротворческого батальона 30 летний подполковник Константин Тимерман, удостоенный звания Герой России: «Утром 8 августа мой батальон перекрыл основные направления, по которым грузинские войска должны были войти в Цхинвал. Передо мной ведь была задача: встать преградой между югоосетинскими и грузинскими войсками. И тогда по нашим позициям открыли огонь… Пошли их танки. Приходилось выходить и врукопашную — лицом к лицу… Спустя несколько часов непрерывных атак грузинской армии меня ранило… Этим же снарядом убило моего командира разведвзвода старшего лейтенанта Сергея Шевелева…

Батальон под командованием раненного осколком в ногу Тимермана оборонял свои позиции до 18 часов 9 августа. Грузинские танки встали буквально перед казармой и стали бить по миротворцам прямой наводкой, однако прорваться им не удалось. За эти часы ада миротворцы уничтожил шесть танков противника, четыре БМП и около пятидесяти пехотинцев.

«Единственное бомбоубежище, где можно было укрыться от артиллерии, уничтожили, — вспоминает Константин Анатольевич. — И тогда я принял решение отвести своих ребят, плюс несколько десятков женщин и детей из ближайших домов, которые прибежали к нам, чтобы укрыться от снарядов, подальше — на более выгодный рубеж. К тому же мы взяли грузинского корректировщика артиллерийского огня, и он предупредил: «Через час будет целенаправленный удар по вам. Все просто сотрут с лица земли». А к нам на выручку в это время шел 1 й батальон 135 го полка, и, связавшись с ними по рации, я узнал, что они уже вступили в бой и несут потери. Я понял: они к нам просто не дойдут».

ИЗ МАТЕРИАЛА ВОЕННОГО ЖУРНАЛИСТА АЛЕКСАНДРА КОЦА:

«Бабах! Бабах! Одна за другой дают оглушительные залпы САУшки, испытывая на прочность барабанные перепонки. Из разговора с коллегами вырисовывается: грузины по мере приближения наших войск покинули Цхинвали и весьма удобно расположились на господствующих высотах. Теперь единственный въезд в город простреливается вражеской артиллерией, бьющей на удивление точно. На высотах с грузинами работают американские военные советники, а по самому городу расселись маленькие диверсионные группы и снайперы.

— Осколки! — кричит кто то после нескольких разрывов, и мы уже привычно прячемся за броню. Рядом падают раненые, не успевшие найти укрытие.

Затишье. Открываю Интернет на мобильном телефоне, читаю занимательные новости на сайте Минобороны: «Десантники переброшены самолетами военно-транспортной авиации на аэродром Беслан, откуда они совершили марш в зону боевых действий (г. Цхенвал)». Не знаю насчет Цхенвала, но у Цхинвали крылатой пехоты не наблюдается. «Грузинские военные сдаются и покидают позиции в югоосетинской столице», — кому они там сдаются, если российские войска до сих пор не зашли в Цхинвали? «Батальонно-тактические группы полностью освободили Цхинвали от грузинских военных сил и приступили к выдавливанию грузинских подразделений за зону ответственности миротворческих сил», — что называется «без комментариев».

— Сань, у тебя спутник есть? — подходит Сладков.

Достаю из сумки редакционный спутниковый телефон. Оказывается, он понадобился командующему 58 й армией генерал-лейтенанту Анатолию Хрулеву. Войска только прибыли, и связи между подразделениями нет. Генерал диктует номер мобильного, я набираю, передаю трубку командующему с трепетным ощущением причастности к «принуждению к миру»:

— Передай реактивщикам, по мне сбоку бьют, бьют сбоку, несем потери! Пусть реактивщики отработают по окраинам Хетагурово и Авневи. Пусть там все сровняют. По мне оттуда танки снайперы херачат!

В подтверждение слов генерала в 100 метрах от нас на дороге взрываются две «шишиги» и одна БМП. Три залпа — три уничтоженные цели. Ох и натаскали же их американцы. А наши хороши — выставили колонну под удар».

Ночные и дневные бои 8 и 9 августа носили преимущественно очаговый характер, однако даже такое сопротивление наносило серьезные потери атакующим. Более того, подготовка по американскому образцу сыграла злую шутку с грузинским военным и политическим руководством. Американская тактическая схема уменьшения собственных потерь, при которой любое сопротивление подавляется огнем артиллерии и авиации, привела к ударам по жилым кварталам Цхинвала. Вызывая артиллерийскую поддержку для подавления одиночного стрелка и получая ее, грузинские войска тем самым били по беззащитному мирному населению.

Чтобы не допустить подходы в Цхинвал помощи, грузинские ВВС сильно повредили в Джавском районе Гуфтинский мост на 110 километре трассы Цхинвал — Владикавказ. Этот мост, расположенный рядом с селом Диди-Гупта, имеет стратегически важное значение — через него проходят оба маршрута, соединяющие югоосетинскую столицу с российской границей.

Несмотря на огневой навал, грузинский блицкриг, предусматривавший полный захват столицы республики за три часа, полностью провалился. Причина тому — яростное сопротивление югоосетинских сил, которые выстояли под натиском численно превосходящего противника. Вымуштрованные зарубежными инструкторами, оснащенные мощными и современными видами высокоточного оружия, грузинские войска не смогли «очистить поле». Даже десяток сёл, которые им удалось захватить в первый день вторжения, пали только после ожесточенных боев, оттянув, тем самым, грузинские войска от Рокского направления. Парадный марш-бросок к южному порталу тоннеля, для закрытия наземного доступа российских войск в Южную Осетию, грузинским войскам совершить так и не удалось.

Выстоял и российский миротворческий батальон, по которому, несмотря на защиту международного мандата, противник вёл интенсивный огонь. Грузины вывели на прямую наводку танки, первый выстрел — в санчасть, над которой развивался огромный белый флаг с красным крестом. Очевидно, генацвале панически боялись даже наших больных ребят!

Утром 9 го в Цхинвале приступили к выполнению поставленной командованием задачи бойцы из батальона «Восток» под командованием Героя России Сулимы Ямадаева, накануне переброшенные в Джаву из Ханкалы. Чеченцы очищали город от снайперов противника и разрозненных групп, уничтожали грузинских спецназовцев. Отбили технику, захваченную у миротворцев.

Приведем мнение Ямадаева по поводу событий в Южной Осетии, которое зафиксировал военный журналист Александр Котенок: «Я считаю, что в Южной Осетии США прощупывают силы России и ее готовность к войне. Так что нам нужно работать больше и исправлять недостатки. Был бардак, проблем много. Сейчас нам помог Всевышний. Но в следующий раз надо действовать лучше».

Что ж, с этой оценкой трудно не согласиться. Южная Осетия — это только начало, и без нелицеприятной работы над ошибками на всех уровнях армейской машины нам никак не обойтись. Иначе жди большой беды.

ИЗ ДНЕВНИКА ОСЕТИНСКОГО ДОБРОВОЛЬЦА

7 АВГУСТА.

Только что вернулся из города. Целый день провёл на военных базах. Сегодня удалось получить обмундирование и оружие. Мы с друзьями организовали отдельный взвод численностью 14 человек. Сегодня предстоит тяжелая ночь, наш взвод заступает на свой первый рубеж. Благодаря российскому послу по особым поручениям Попову сегодня объявлена ночь без стрельбы, но несмотря на это все военные подразделения находятся в полной боевой готовности, поскольку доверия грузинам нет!

Во время сегодняшних боев за село Цунар погибли отец и мать моего друга!!! Я искренне ему соболезную. В этом селе грузинам удалось сжечь целый квартал! Много людей осталось без крова! Грузинские танки и установки залпового огня «Град» видны из бинокля на южных границах Цхинвала. Говорят, что грузинское руководство решило направить на Южную Осетию свой «знаменитый» спецназ. Говорят о больших потерях с грузинской стороны, их военные подразделения не досчитались многих солдат! Есть информация о том, что грузинские войска отказываются идти в бой, мол, ну их к черту, этих осетинских головорезов. Они проклинают свое руководство, но тем ни менее воюют с нами!

Настрой у ребят в городе очень боевой, все полны решимости. Ситуация постоянной напряженности уже всем надоела. В народе говорят, что лучше один раз до конца отвоеваться и решить вопрос длиною в 18 лет!»

Силы обороны Южной Осетии были на исходе, ее защитники держались исключительно на вере в то, что Россия придет им на помощь. С каждым часом эта надежда таяла, и осетины уже со слезами и злостью говорили, что Москва их предала, бросив на произвол судьбы. В самой Россия общественность тоже не понимала нерешительности своего руководства. Пошли слухи, что Кремль сдал республику, руководствуясь принципом: потерять малое (Южная Осетия), чтобы сохранить большее (Абхазия).

Но, к счастью, слухи и обвинения оказались неверными. В 15 часов президент Медведев выступил с телевизионным обращением по поводу ситуации в регионе. К этому времени передовые части 58 й армии уже продвигались по Рокскому туннелю, в воздух была поднята боевая авиация. Началась полномасштабная операция по «принуждению Грузии к миру».

Уже к вечеру того же дня грузинские войска начали отход из полуразрушенного и пылающего города. В югоосетинской столице оставались отдельные очаги сопротивления, в основном это были потерявшиеся бойцы и отколовшиеся мелкие группы, которые периодически поддерживала грузинская артиллерия.

На следующий день в город вошли две первые, усиленные танками, батальонные группы 58 й армии, которые вели бой в отрыве от основных сил армии. Остальные силы находились в непосредственной близости от Цхинвала, но в город не входили. В общей сложности группировка российских войск в Южной Осетии состояла из 4 тысяч человек, более 100 единиц бронетехники, ее поддерживали не менее 100 единиц ствольной артиллерии и более 20 систем залпового огня, из которых половина — тяжелые системы типа «Ураган» и тактические реактивные комплексы «Точка-У». Впрочем, насколько мы можем судить, эти высокоэффективные системы появились в зоне боевых действий с большим опозданием. По имеющимся данным, установки «Ураган» и комплексы «Точка-У» провезли по Рокскому тоннелю лишь поздним вечером 11 августа.

БЕГЛЫЕ ЗАМЕТКИ

По ходу боевых действий бросалось в глаза, что наша артиллерийская группировка имела ограниченные задачи. К примеру, системы залпового огня выпускали в одном залпе не более четырех ракет. Такая деликатность военных объяснялась опасением получить жертвы среди мирного населения, причем не только осетинского, но и грузинского. К примеру, противник стрелял из минометов, размещая их в обычных дворах гражданских домов. Но имелась и другая причина — отсутствие в первые дни корректировки огня, в режиме реального времени, на всю глубину перешедшего к активной обороне противника. На подавление установок «Град» ушло непростительно много времени. А ведь время на войне — это человеческие жизни и судьбы.

Вот прямо таки вопль одного из наших коллег: «…Грузинские гаубицы ведут «непрерывный огонь» с каких то высот по Цхинвалу. Это при наличии авиации, артиллерии и тактических ракет, которые могут десять раз подряд (как минимум) подавить всю артиллерию и авиацию Грузии».

И еще одна цитата: «Где наша авиация? Грузинские сёла артиллерия якобы не обстреливает — низзя — у нас же не война, а принуждение к миру. Зато идет в атаку пехоте — срочники. Несут потери… Где артиллерия? Про контрбатарейную борьбу ничего не известно еще? Солженицыну было в 1943 году известно, что после нескольких выстрелов батареи противника засекаются и подавляются огнем артбригад (артиллерии у ВС РФ предостаточно). Или снова снаряды не успели подвезти? Какие грузинские «Грады»? «Град» — это автомобиль «Урал» с направляющими для реактивных снарядов. Этот «Град» — «Катюша» во время ВОВ делал один залп и если через несколько минут не успевал смыться, немецкая авиация превращала его в мелкий металлолом. Авиация в небе должна висеть. У нас авиации на десять неб с масштаба Грузии».

В последующие дни российские войска продолжали наращивать войсковую группировку, в Цхинвал были переброшены подразделения 19 й мотострелковой дивизии 58 й армии. Они состояли из 693 го и 135 го мотострелкового полка (без 2 го батальона, который выполнял миротворческие функции и был блокирован в Цхинвале), десантников, а также нескольких рот спецназа ГРУ.

Любая война — дело часто непредсказуемое. Однако есть вопросы, которые требуют ответа. Впереди, будем надеяться, предметный разбор ошибок, допущенных в организации общевойскового боя. Например, почему своевременно не подавлялись огневые позиции грузинских минометов, которые вели огонь по колоннам и беженцам, идущим на маршруте Цхинвал — Джава — Цхинвал. Так, например, по дороге из райцентра Знаур можно было увидеть большое количество тел убитых, в том числе женщин, стариков и детей. Их не представлялось возможным подобрать, т. к. движущиеся цели поражались снайперами и накрывались артиллерийским огнем.

Кстати, можно предположить, чьих это рук было дело. Согласно предвоенным планам, подразделения коджорской бригады спецназа и спецподразделения МВД («Гия Гулуа» и «Омега») предстояло использовать для выполнения спецопераций: проникновение в тыл противника и обстрелы транспортных колонн, диверсии на коммуникациях и линиях связи, организация засад и минирование дорог.

Другой вопрос: почему командующий 58 й армией оказался во главе колонны, которая в середине дня 9 августа угодила в засаду? На дворе сорок первый год, что ли? Хорошо, что командарм отделался ранением в голень. А если бы он погиб? Вот бы раздули этот факт западные СМИ! Вести бой в составе походной колонны, не разворачивая боевые порядки, — это нонсенс.

«Мы находились в командно-штабной машине БТР «Чайка», — рассказал спецкор ВГТРК Александр Сладков, один из лучших военных журналистов страны. — Когда колонная вошла в город, то сразу попала в засаду. По нам открыл огонь грузинский спецназ, находившийся над нами на двух уровнях — 80 и 120 метров. Грузины вели огонь из гранатометов РПГ-7 и РПГ-18, а также из стрелкового оружия. Наши бойцы, спрыгнув с брони, залегли у машин и начали отстреливаться. Вскоре генерала Хрулева ранило в ногу — у него раздробило кость. Но он продолжал отстреливаться и руководить боем. Ранило и нас. Меня — в стопу, моего звукооператора Игоря Уклеина контузило. Самое серьезное ранение получил видеоператор Леонид Лосев. У него была пробита подключичная артерия».

А вот что рассказывает опытнейший наш военный корреспондент Виктор Сокирко: «Огонь грузинской артиллерии был достаточно навязчив, мягко говоря. И наша артиллерия тоже работала. Генерал Хрулев, командующий 58 й армией, соглашаясь с данными разведки, решил поехать по лесной дороге. Сформировал мотострелковый батальон, и в сопровождении двух танков и трех БТР выехал. Мы тут же закинули свои рюкзачки на броню.

Пробирались через какие то кусты, открытую местность. Пахло травой. Мы заехали в город с юго-восточной стороны и тихо попилили в сторону центра. Неподалеку от бывшего пивного завода, также разрушенного, как и весь Цхинвал, мы попали в хорошо организованную засаду. Грузины и грузинки выскакивали на нас на расстоянии 6 10 метров. Они сидели в придорожных кустах и развалинах и вели огонь. Наши их достаточно успешно нейтрализовывали. Потом впереди подбили одну БМП, колонна остановилась.

Я начал спрыгивать с БТР, спустил одну ногу, и увидел направленный на себя автомат. Его держала девушка, грузинка, в форме и каске… Бронежилета на ней я не заметил. Расстояние до нее метров шесть, не больше. Я помахал ей рукой: «Я журналист!» Причем сказал негромко, близко ведь стояла. Она опустила автомат, и в это время ее срезало очередью пополам… Она сложилась и рухнула на землю. Мы с Сашей Коцем тоже упали за БТР и как могли замаскировались в небольшой ямке.

Обстрел становился все сильней и сильней. Мы перебрались в другую яму, где уже находилась бригада «Вестей», командир группировки и солдаты с офицерами. Солдаты заняли круговую оборону, мы вроде как внутри. Грузины начинали подтягиваться и пускать в ход гранаты. Наши достойно отбивались. Мы с Сашей и еще несколькими офицерами решили пробиваться в конец колонны.

Пошли через придорожные кусты. А в них ведь ничего не видно… Буквально через 10 12 метров мы наткнулись на четырех грузин в НАТОвском камуфляже. Они ничего не успели сделать… Мы снова побежали по кустам, пригибаясь… И тут нам навстречу поднялся грузинский солдат с гранатометом и выстрелил прямо в голову нашему солдату. Произошел оглушительный взрыв, нас раскидало, правда, не очень далеко: с одной стороны бетонный забор шел, с другой — крутой склон с кустами. Взрывная волна, осколки…

Нас было шестеро, и ранило всех, кроме меня. Я оказался самым везучим… Мы рухнули на землю, бой разгорался с новой силой. С одной стороны стоит колонна, которая отбивается от нападения. С другой стороны боевики стреляют. И мы лежим посередине…

Я на Сашку глаза поднял, а он бледный такой. «Все в порядке?» — спрашиваю. «Нет», — головой мотает. — «Зацепило?». Я дотянулся до его руки, потрогал, увидел кровь. Бинта нет, ничего нет. Голову поднять невозможно, пули со всех сторон. Оставалось только ждать. Потом мы с ним выясняли, сколько времени так лежали. Он говорит, что минут сорок. По моим подсчетам полтора часа. Возможно, он просто заснул от потери крови, тем более что сутки накануне мы почти не спали.

Когда огонь начал затихать, колонна начала продвигаться вперед. Я увидел рядом тяжело раненого майора, подполз к нему. Смотрю, у него во лбу рана размером с глаз, оттуда сочится жидкость и видно, как пульсирует мозг. Руки-ноги перебиты… Пошарил в его сумках и нашел два пакета с бинтами. Перебинтовал, как смог, его, Сашку… А колонна уже ушла. Нас осталось шестеро: «тяжелый» майор, Сашка, я и еще трое легкораненых. У меня руки были все в Сашкиной крови, очень ее было много.

Я стоял на коленях на обочине и махал окровавленной рукой проезжающим боевым машинам. На меня наводили пушку с пулеметом, но, слава богу, не стреляли… Я ведь без оружия и без камуфляжа. Одну машину удалось остановить, механик подогнал ее к ребятам. Всех загрузили, нас отвезли на промежуточную базу».

К 23.50 10 августа обстрел Цхинвала стих. Очередной штурм города захлебнулся. На окраинах Цхинвала остались двенадцать подбитых грузинских танков. Был сбит еще один самолет противника. Также была отбита атака со стороны захваченного села Хетагурово на объездную Зарскую дорогу, связывающую Цхинвал с Северной Осетией, где осетины взяли трофей — танк. Российские войска подавляли огонь с позиций противника в приграничных сёлах.

11 августа совместные силы России и Южной Осетии, усиленные отрядами добровольцев, перешли в наступление на грузинские войска, которые удерживали сёла в окрестностях Цхинвала. Были взяты под контроль населенные пункты Авневи, Мули, Эредви и Эргнести — грузинские анклавы с восточной и западной сторон столицы, которые закрывали дорогу в Цхинвальский и Знаурский районы и на Джаву. Грузин выбили со всех стратегических высот вокруг Цхинвала, включая Присские позиции, откуда велся губительный для города огонь грузинской артиллерии. Удалось полностью разблокировать прямую дорогу, проходящую через грузинский анклав. Попытка грузинской мотопехоты при поддержке танков контратаковать успеха не умели.

Российская авиация наносила штурмовые удары, как по территории Южной Осетии, так и по грузинским военным объектам. При этом на начальной фазе конфликта было потеряно четыре самолета, три из которых — штурмовики Су-25, а один — стратегический бомбардировщик Ту-22М3. По мнению некоторых военных экспертов, эти потери можно признать вполне умеренными, поскольку командование авиации столкнулось с серьезными трудностями при подавлении грузинской ПВО и с просчетами разведки.

Ситуация с потерей наших самолетов, по мнению ряда офицеров Генерального штаба РФ, выглядит следующим образом. Самой уязвимой частью зенитной системы является радар, который в работающем состоянии может быть легко обнаружен и уничтожен. В Грузии мы столкнулись с тем, что радары молчали. Подавить зенитные батареи до того, как они начнут стрелять, было невозможно. Возникает вопрос: каким образом грузинские ПВО, не включая радаров, знали о российских самолетах и успешно их сбивали?

Грузия получила от американцев систему раннего предупреждения о воздушном нападении и управления зенитными средствами «Скайвотчер», которая была интегрирована в систему получения информации от американских средств слежения. Судя по всему, она обслуживалась иностранными специалистами. Грузинская ПВО не нуждалась в использовании собственных радаров, а получала информацию из сторонних источников, недоступных для уничтожения. В такой обстановке зенитные батареи засекались в тот момент, когда радар подсвечивал цель, или непосредственно после пуска ракеты. Поэтому каждый элемент грузинской ПВО уничтожался лишь после очередной потери российских ВВС.

Не понятно, однако, что делал над грузинской территорией стратегический бомбардировщик. По официальной версии, Ту-22 производил разведку территории Грузии посредством широкоформатных теле и фотокамер. Выбор самолета выглядит как минимум неудачно. Такие машины вовсе не предназначены для работы над полем боя, тем более при неподавленной системе ПВО. В худшем случае их удел — поиск авианосцев в Мировом океане, в лучшем — удар с дистанции в несколько сотен, а то и тысяч километров от ближайшей точки ПВО. Действия штаба ВВС выглядят еще более нелепыми, если учесть, что в распоряжении командования находились несколько звеньев более дешевых и к тому же более маневренных разведчиков в истребительном и штурмовом исполнении.

В дальнейшем российская авиация наносила точечные ракетно-бомбовые удары по ключевым объектам военной инфраструктуры Грузии — пункты управления и связи, военные аэродромы и склады боеприпасов, место скопления живой силы и техники, линии коммуникаций, транспортные узлы, через которые к Южной Осетии из второго эшелона перебрасывались подкрепления, а также осуществляла воздушную разведку. К примеру, в результате авианалета на аэродром в районе Сенаки на взлетно-посадочной полосе были уничтожены вертолеты Ми-8 и Ми-24. В результате действий российских ВВС военная инфраструктура противника потерпела значительный и невосполнимый урон.

ИЗ ДНЕВНИКА ОСЕТИНСКОГО ДОБРОВОЛЬЦА

8 АВГУСТА

«Я жив! Спасибо всем за поддержку, она нам всем сейчас очень нужна. Город разрушен полностью, как в Сталинграде, бои идут за каждый дом. Пока всё. По возможности буду писать дальше… Но не обещаю. Вот послушайте на досуге. Это наши Волгоградские ребята.

Телефон дохнет. Будет возможность — буду писать. Сейчас российские войска на окраине республики. В лесу зачистка. Мы отобрали 2 грузинских танка и пару сожгли. Предстоит тяжелая ночь! Я не знаю живы ли сестра и родители. На моих глазах в машине сгорели отец и ребёнок, но перед этим им отстрелили полчерепа, мозги повсюду…

9 АВГУСТА

Готовимся к обороне. Говорят, что Саакашвили хочет реванша. Сегодня убили моего соседа Яника и его отца. У Яника остались 2 ребенка, дочь и сын — годик и четыре месяца. Из моего взвода я нашел 6 человек после боя! Другие пропали. Не могу найти друга, он участвовал в боях у села Прис и после боя не вышел на связь. Грузины очень нечеловечны. Сегодня я видел, как они стреляли по машине с грудным ребенком. Отца и ребенка убило от выстрела танка. Они сгорели в машине. Выжила только мать. Она рвала на себе волосы, спрашивая себя, почему осталась жива.

Город начали обстреливать из артиллерийских орудий! Говорят, грузины хотят штурмовать город пехотой, мы их будем встречать.

Грузины весь день штурмуют город. Пока наши отбиваются. Сожгли несколько танков. Целый день стреляют из «Градов» и танков. Полуразрушенный город окончательно сровняли с землей. Сейчас сидим, слушаем рацию. Наши войска стоят в одном из самых близких сел. Пока непонятно, что дальше будет.

Много людей потеряли. Погибло много ребят. Ребята подбили много грузинских танков. Я пойду в бункер. Вторую половину дня провел в подвале, утром бегали от танков. В руках только автомат. Больше ничего нет. Еле зарядил телефон, тут с этим большие проблемы, нет света. Нет газа. Почти не осталось целых домов. Скидывайте новости, тут инфоблокада! Еле работает связь».

Грузинская сторона пыталась огрызаться. Так, 11 августа, когда заместитель начальника Генерального штаба РФ сообщал о полном господстве российской авиации в воздушном пространстве над Южной Осетией, вражеский штурмовик Су-25 атаковал наши подразделения в районе села Эредви. Он совершил четыре захода и обстрелял позиции российской армии и югоосетинского батальона. Впрочем, через непродолжительный промежуток времени он был сбит.

Вообще после этой войны остался привкус недосказанности. Казалось бы, для ведения успешных боевых действий грузинским войскам нужно было перекрыть Рокский тоннель, единственный коридор между Южной Осетией и Россией. Его необходимо было закупорить всего на несколько суток, иначе ввод российских войск, а соответственно, и проигрыш кампании становился делом времени. Численность и вооружение 58 й армии не оставляли грузинским вооруженным силам и тени шанса на победу.

Начав войну, грузинская сторона всерьез не пыталась блокировать Рокский тоннель, хотя теоретически такие возможности, по мнению военных экспертов, у нее имелись: вывести из строя магистраль бомбово штурмовыми ударами Су-25 по южному порталу и серпантину с последующим минированием.

Что тут можно сказать. Район Рокского тоннеля прикрыт средствами ПВО. К тому же на подлете грузинские самолеты могли перехватить истребители Миг-31. Но главное — стремительный марш 58 й российской армии спутал карты, и в этом заключается, пожалуй, одна из причин рокового промедления с грузинской стороны.

Существует и еще одна немаловажная причина: в Тбилиси были настолько увлечены уничтожением ненавистного Цхинвала, что полностью и безоговорочно доверились выкладкам, своим и американским, относительно неучастия Москвы, которая, согласно этим прогнозам, должна была умыть руки. На поверку все оказалось иначе. Время было упущено, российская техника прошла Рокский тоннель.

…Грузинские войска (из тактических соображений) начали покидать Цхинвал еще до того, как туда вошли российские войска. Они закрепились на господствующих высотах, откуда их пришлось выбивать с тяжелыми боями. Иное дело — «ядровая» Грузия: Зугдиди, Гори, Сенаки, Поти.

В Тбилиси не готовились к обороне в условиях массированного наступления российской армии. Западные журналисты, находившиеся в Гори, свидетельствуют о настоящей панике, которая охватила местные власти и военных. Бросив огромный парк боевой техники, «доблестное воинство» уносило ноги — только бы подальше от «наступающих на Тбилиси русских танков». Так что предположение, что Россию старались втянуть в долговременные бои на территории Грузии, не выдерживает критики.

ИЗ ДНЕВНИКА ОСЕТИНСКОГО ДОБРОВОЛЬЦА

10 АВГУСТА

Сегодня утром мы сломали склад с оружием. Теперь почти у каждого есть ствол. Наконец прибыли российские войска. Оцепили весь город. Грузин выбили восвояси. Теперь занимаем позиции по городу.

Сегодня отправили оставшихся женщин и детей. Очень много погибших.

Пленный грузин сказал, что вчера из 500 танкистов выжило только 100. Он сам механик на танке. Их танк ребята отняли, его посадили за штурвал и поехали стрелять в грузин. Пленный сражался изо всех сил.

Сейчас идет обстрел! Грузины начали обстреливать город из «Града» и минометов. Сегодня грузины хотели сделать авианалет на Цхинвал, но пока работают только артиллеристы.

Людей отправляем во Владикавказ на грузовиках. В ушах постоянно жуткий плач и рёв женщин. На днях грузины заживо сожгли в машине минометным выстрелом семью из 4 х человек, двое маленьких детей и родители. Уже третья семья, уничтоженная полностью за последние 2 дня на моих глазах.

В селе Цунар танк задавил мать и долго после этого ещё утюжил обезжизненое тело.

Кушаем, что есть под рукой, вскрываем магазины, армейские сухпайки, консервы в подвалах».

Утром город подвергся артобстрелу. Сейчас стреляют на юге республики. Грузины не могут свыкнуться со своим поражением. Они нелюди, в одном из сёл они поймали мать и дочь, отрезали им головы и поиздевались над трупами! Какие еще издевательства были в наших селах, мы очень скоро узнаем».

Алан Кочиев остался жив. После того, как его ноутбук разбился, он отсылал СМС своему другу в Волгоград, чтобы тот разместил их в «Живом журнале». Его посты были настолько натуралистичны, что вначале многие блогеры даже не поверили им и заявили, что имеют дело с виртуалом. Поэтому Кочиев приехал в Москву, чтобы лично рассказать о том, что происходило в республике.

«Многие спрашивают, как это я, держа автомат в руках днем, вечером умудрялся писать в «Живой журнал». Уверяю вас, это не так уж и сложно, если поставить себе цель. Просто я хотел, чтобы у людей была возможность получать информацию из первых рук», — сказал он.

ОСЕТИНСКИЙ ТЕСТ

Когда Грузия вошла в Южную Осетию, очень многие россияне испытали колоссальное напряжение. Власть молчала, и в какой то момент появилось ощущение, что мы сдали осетин. Информация о нашем участии в конфликте принесла большое облегчение, хотя и не окончательное. Только про прошествии несколько дней стало окончательно ясно, что Россия, проведя далеко не идеальную военную операцию, все таки смогла достичь поставленной цели. Хорошо поняли это и на Западе. Реакцию, впрочем, это вызвало разную.

Англосаксонский истеблишмент открыто заговорил о возродившемся российском империализме и милитаризме. Наша проявившаяся дееспособность привела их в такую ярость, что даже одно из самых уважаемых интеллектуальных мировых изданий, британский еженедельник Economist, договорился до абсурдных по своему цинизму вещей: «Его (Саакашвили) рискованное мероприятие в Южной Осетии было глупым и, вероятно, преступным. Но, в отличие от господина Путина, он вел свою страну в широком демократическом направлении, обуздывал коррупцию и достиг быстрого экономического роста, основанного, в отличие от России, не на высоких ценах на энергоносители».

В это не хочется верить, но выходит так, будто Economist утверждает, что Запад готов подписаться под преступлением, если оно совершается прозападным и якобы демократическим лидером (впрочем, из контекста понятно, что степень демократичности определяется исключительно подконтрольностью США). Тот факт, что, наконец, вещи названы своими именами, это значительно облегчает для России дальнейшую полемику. Запад признал, что Россия не устраивает его не из за недостатка демократии, а как самостоятельный, крепнущий центр влияния.

Как бы то ни было, операцию в Южной Осетии можно признать наиболее удачной российской военно-политической акцией за последние пятнадцать лет. Потому что ни одна из гипотетических стратегических целей грузинского командования достигнута не была. Так что некоторые израильские издания явно поторопились, предоставив слово министру реинтеграции Тимуру Якобишвили, еврею по национальности, который нес сущую околесицу: «Израиль должен гордиться той работой, которую его специалисты провели с нашими войсками. Эти подразделения смогли разогнать две русские армии, подбить 50 танков, сбить 12 самолетов и уничтожить не менее 60 русских солдат. Они не верили своим глазам».

Понеся тяжелые потери в живой силе и технике, армия, созданная по натовским лекалам, деморализованная паническими сообщениями своего президента, потеряла волю к сопротивлению. Скорость и масштаб поражения своего союзника — вот чего Запад не может простить России в первую очередь. Никто, похоже, не ожидал, что Москва не будет безвозвратно долго думать и колебаться, а стремительно разгромит грузинскую армию. Для этого российским военным хватило, по сути, нескольких суток. А ведь это была армия, натасканная американскими, турецкими и израильскими инструкторами, вооруженная буквально всей Восточной Европой, частично обстрелянная в Ираке. Армия государства, которое уже практически считали достойным членства в НАТО.

«Отступление из Гори было столь же унизительным, сколько внезапным и драматическим, — описывает поражение грузинских войск Тони Хальпин, корреспондент британского издания The Times. — Видели множество танков и бронетехники с солдатами, бегущих через город от того, что груз

Оцените эту статью
3202 просмотра
нет комментариев
Рейтинг: 4.6

Читайте также:

Автор: Юрий Нерсесов
1 Августа 2008

МИФЫ ОСЕТИНСКОЙ ВОЙНЫ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание