27 февраля 2020 04:56 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

БУДЬ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ, В КАКОМ СПЕЦИАЛЬНОМ ПОДРАЗДЕЛЕНИИ ВЫ БЫ ХОТЕЛИ СЛУЖИТЬ?

АРХИВ НОМЕРОВ

История

Автор: Александр Алексеев
ПОМНИТЬ ВСЁ

30 Ноября 2007

11 декабря этого года, в 13 летнюю годовщину ввода войск в Чеченскую Республику, в МГУ должен был состояться День памяти с участием ветеранов чеченской войны. Однако по настоянию руководства университета (конкретно— декана юрфака МГУ А.?К. Голиченкова, под чьим началом учится большинство ветеранов) проводить в его стенах День памяти было запрещено, чтобы «не обидеть чеченских студентов» (!). Поэтому проводить День памяти пришлось в виде митинга на Славянской площади, за которым последовала панихида в церкви Всех Святых на Кулишках за упокой солдат и офицеров России, погибших на Северном Кавказе.

ПРОКЛЯТЫ И ЗАБЫТЫ

Так как слово ветеранов локальных войн нынче не услышишь в «больших» СМИ, мы сочли необходимым опубликовать обращение «Боевого братства МГУ», посвящённое ситуации с Днём памяти:

«У нас нет своего Дня Победы. Наша война началась утром 11 декабря 1994 года. В этот день, который до сих пор не принято отмечать в календаре, началась наша война. Она имеет разные названия и никогда не именовалась войной официально. Называемая как угодно— боевые действия, антитеррористическая операция, она уносила тысячи жизни наших сверстников, ушедших выполнять свой Долг. Она имеет начало, но не имеет конца. Единственная дата, которая нас связывает— это 11 декабря 1994 года.

И в этот день никто не отнимет у нас право встретиться и проверить свои ряды— не посадили ли кого либо из нас по ложному обвинению, не скончался ли кто от ран. Это День Памяти».

Да, ребята. Это право у вас пока что есть.

А нам всем надо подумать о том, почему такая ситуация стала возможна в принципе. Иначе говоря— разобраться в том, кто же именно победил во второй чеченской войне. Ведь не запрещают же ветеранам Великой Отечественной и их родным отмечать как траурную дату 22 июня.

ГОРЕ ПОБЕЖДЁННЫМ

После таких «демаршей» вопрос о победителе во второй чеченской войне, наверное, можно считать закрытым. Победили они— и вовсе не за счёт своей доблести или трусости наших воинов, а за счёт своей сообразительности и умения договориться с российскими власть имущими, не стесняясь, когда надо, применять то лесть, то глухие угрозы, то грубую силу. Проиграли же— честные русские, честные чеченцы и все остальные, кому дороги Россия и русский мир.

Выдав и уничтожив большую часть «засвеченных» бандитских главарей, они разыграли это дело как переход большей части чеченских сепаратистов на сторону России. На самом же деле это значило, скорее, внезапный, как удар кинжалом между лопаток, переход российских властей на сторону «замирившихся».

Действительно, и деньги, и ресурсы, и преференции текут в некогда «мятежную» республику куда более щедрой рекой, чем при «сепаратистах» Дудаеве и Масхадове. Чеченские «студэнты» получили полнейшую свободу действий по всей России, не боясь получить за свои дела сколько нибудь серьёзное наказание— раз «чеченец №?1» пообещал, что все осуждённые чеченцы будут отбывать наказание только в Чечне, то так оно и будет, самому «заключённому» остаётся только выбрать ресторан, в котором он будет «отбывать наказание».

Бессмысленно, кстати, сводить проблему к «чеченцу №?1», который, надо сказать, недавно согласился назвать улицу в Грозном именем 6 й роты псковских десантников, погибших за Россию 29 февраля— 1 марта 2000 года. Он— всего лишь следствие, а не причина, и не стоит его демонизировать. Будь Россия и русские сильнее, он бы принёс куда больше пользы, чем приносит сейчас. Но остроты проблемы это не снижает.

Всем же, кто со всем этим не согласен, остаётся лишь молчать в тряпочку— ситуация со свободой слова в России где то на уровне начала 1990 х годов, когда можно было печатать всё, кроме того, что правдиво и нужно народу. Специально для тех, кто не боится высказывать своё мнение, идущее вразрез с официальной пропагандой, придумана такая замечательная штуковина, как 282 я статья УК РФ, в просторечии именуемая «русской статьёй»— по «целевой аудитории», на которую эта статья наведена и успешно применяется.

Как же мы пришли к этому?

ПОЧЕМУ ЭТО СЛУЧИЛОСЬ

Прежде, чем идти дальше, проговорим несколько прописных истин, чтобы потом нас не обвинили в шовинизме, милитаризме, казённом патриотизме и Бог знает в чём ещё.

Да, первая чеченская война была начата незаконным узурпаторским режимом, который, в общем то, был не лучше дудаевского, а во много раз хуже. Хотя бы потому, что им этот дудаевский режим и был создан, вскормлен и взращён— а также потому, что Дудаев хоть как то заботился о своих сородичах в меру своего извращённого понимания.

Да, такими методами, какими велась та война, она принесла море слёз и бездну страданий русскому и чеченскому народам, причём так её нельзя было выиграть в принципе.

Да, те, кто развязывал эту войну, с обеих сторон, и те, кто стоял у них за спиной, должны быть осуждены и наказаны.

Но из этого вовсе не следует, что геноцид русских в Чечне в 1991 1994 годах должен был оставаться безнаказанным, как это было тогда и как это происходит сейчас, вызывая у власть имущих, в лучшем случае, усмешку: «Ну, то было в 90 е!»— как будто за преступления против человечности, к которым относится геноцид, существует срок давности, да ещё и такой короткий.

Надо отдать должное боевикам. У них лозунг «Народ и армия— едины!» был не отвлечённым от жизни принципом, а постоянно принимался к исполнению. У нас же, мягко говоря, ничего этого не было. Почему же?

Вспомним ситуацию 1995 года. Из телевизора потоком лились крокодиловы слёзы «правозащитников» о «зверствах федералов в Чечне» и прочая русофобия. В ту самую новогоднюю ночь, когда на улицах Грозного сотнями и тысячами погибали русские солдаты и офицеры, на центральном телевидении вместо этого была развязана отвратительная гламурно-развлекательная вакханалия. О войне никто не помнил и, более того, о ней специально старались не упоминать— чтобы, Боже упаси, не разбудить ненароком страшного медведя стихийного русского национализма. В такой войне, как пел чеченский боевик сладкопевец Тимур Муцураев, «мы, конечно, победим!». Иначе не было и быть не могло.

Идти умирать во второй чеченской войне, которая началась со вторжения Басаева в Дагестан, никто из русских уже не хотел. Поэтому на этот раз русский национализм было решено если не будить (потом ведь не успокоишь!), то хотя бы слегка потревожить во сне. Ну там, «замочим в сортире», новогодние поздравления в прямом эфире боевикам от полковника Буданова, подлодки самолёты— помните? А закончилось всё «инаугурацией в спортивном костюме», процессами над Будановым, Ульманом, Аракчеевым и Худяковым, обзыванием Государя Императора Александра III и генерала Скобелева «придурками и провокаторами», короче говоря, если уж называть вещи своими именами, невиданным национальным позором.

О чём то подобном писал разве что Михаил Ломоносов в оде на восшествие на престол Екатерины II, повествуя о неожиданном конце Семилетней войны, в которую, надо сказать, Россию втравил за взятку канцлер Бестужев— но это всё таки не было адекватной причиной для германофила Петра III капитулировать перед разбитыми наголову врагами:

«Слыхал ли кто из в свет рождённых,

Чтоб торжествующий народ

Предался в руки побеждённых? -

О стыд, о странный оборот! -

Чтоб кровью купленны Трофеи

И победителей злодеи

Приобрели в напрасный дар

И данную залогом веру?

В тебе, Россия, нет примеру;

И ныне отвращён удар».

Да, таковы же и печальные итоги обеих чеченских войн, за вычетом разве что того, что «удар» пока не «отвращён». Отлично вооружённые и обученные банды боевиков, разгулянные под сенью «суверенной демократии» и «многонациональной страны», ныне являются единственным средством, на которое Кремль может надёжно опереться, случись не какой нибудь карикатурный «оранжад», а всплеск настоящего русского национально-освободительного движения. «Бородатые» это чувствуют и, опять же надо отдать им должное, используют своё положение на полную катушку. Потому что то, что будет после 2008 года, в точности мало кому известно.

Вот такие пироги. И только один вопрос вприкуску.

Неужели вся кровь, пролитая русскими солдатами и офицерами на улицах Грозного, Аргуна, Гудермеса и в горах Чечни— пролилась совсем уж напрасно?

НАШИ ПАВШИЕ— КАК ЧАСОВЫЕ

Нет, подвиг тех, кто погиб в бою за Грозный, кто не вернулся с первой чеченской войны— не был напрасен. Так же, как кровь мучеников есть семя Церкви, кровь русских солдат, пролитых на Северном Кавказе— самый верный залог того, что Россия ещё вернётся туда в силе и славе своей, ради интересов самого же русского народа и вопреки «национал сепаратистам».

О том, что такие жертвы никогда не бывают напрасными, писал ещё в 1929 году гусарский офицер Николай Станюкович (1898 1977) в своём стихотворении «Танк», размышляя «десять лет спустя» о бесплодном, с виду, подвиге русских танкистов Вооружённых сил Юга России и Северо-Западной армии, которые за 75 лет до русских танкистов, сгоревших на улицах Грозного, погибли под русским трёхцветным флагом в походе на Москву и Петроград:

«На опушке изломанной рощи,

Там, на северной страшной опушке,

Призрак воинской славы и мощи –

Заводная стальная игрушка.

С развороченным боком, со сбитой

Наблюдательной плоской макушкой,

Накренившийся воин убитый

Угрожает заржавленной пушкой.

Но смотрите,— над рваною раной

Что пристало к болтам и к обшивке? –

Это мозг самого капитана,

Разложившийся, жёлтый и липкий.

Нет, не верьте умолкнувшей пушке,

Ржавый остов, утративший душу,

И теперь ещё, там, на опушке

Охраняет голодную сушу.

Занесло, засосало землёю

Скорбным ветром отпетые трупы.

Только танка с трёхцветной бронёю

Так же твёрды стальные уступы».

ПАМЯТЬ— ЭТО НАШЕ ВСЁ

И последнее.

Вот что хотелось бы сказать ветеранам первой чеченской войны, у которых попытались отнять память о тех днях.

Всё это пройдёт, ребята. Если только Россия воскреснет— а она обязательно должна воскреснуть— всё это исчезнет, как пыль на ветру, в одно мгновение и даже быстрее. Сейчас вам и тем, кто помнит и чтит ваш подвиг, запрещено собираться в своей alma mater, но помните?— ещё каких нибудь тридцать лет назад можно было схлопотать самый настоящий тюремный срок за чтение того самого стихотворения, что приведено выше. Бог— Он ведь не в силе, Он— в правде. Да, в новогоднюю ночь 1995 года чеченские «воины Аллаха» пожгли наши танки, но ведь уже через месяц вы снова вернулись в Грозный, выбив из него боевиков— и Россия осталась бы в Чечне навсегда, если бы не предательство.

А это урок уже всем нам. Если сначала не разобраться с предательством, оно обесценит любую победу. Как говорится, «огонь по штабам».

Россия обязательно воскреснет. Ещё св. Иоанн Кронштадтский, предвидевший катастрофу 1917 года, предвидел и то, как Россия возродится: «На костях мучеников, как на крепком фундаменте, будет воздвигнута Русь новая— по старому образцу; крепкая своей верою в Христа Бога и во Святую Троицу!». То есть Россия возродится не в обличье нынешнего гниющего трупа «Многонационалии», а именно как национальное государство русского народа, каким оно было давным-давно, начав сворачивать с этого пути не так уж задолго до революции.

Только для этого надо сохранить память. Это главное, что у русских и их союзников пытаются сегодня отнять, превращая их в стадо не помнящих родства Иванов. Именно для этого в МГУ запрещают проводить День памяти.

Но всё это, Бог даст, будет зря. Если только мы сами не поддадимся потоку этой лжи и не дадим лишить себя памяти. Не забудем, что некий фигурант обеих чеченских войн некогда призывал каждого чеченца убить по 150 русских, так и не извинившись за свои слова даже после «перехода на сторону федеральных сил» (кстати, когда у него спросили, говорил ли он это, он простодушно «опровергнул»: «Нет, я сказал, что пусть каждый чеченец убьёт столько русских, сколько сможет»). Не забудем всех, кто погиб на тех войнах и кто погибает от рук «студэнтов» сейчас, в «стабильной» Россиянии.

Потому что память— это единственное, чего нас не могут лишить силой. Как бы ни свирепствовала «тоталерантность», как бы ни завывали на улицах, в школах и в институтах проповедники всяческой «шаурмудрости», как бы ни кудеярилась за окном оруэлловская антиутопия с её «мыслепреступлениями». И ещё, наверное, нас не могут насильственно лишить вежливости— к кому бы то ни было.

С Днём памяти вас, дорогие ветераны первой чеченской— и наши, и «не наши». Мы помним всё.

Оцените эту статью
2073 просмотра
нет комментариев
Рейтинг: 4

Читайте также:

Автор: Игорь Пыхалов
30 Ноября 2007
ПОБЕДНАЯ ДИПЛОМАТИЯ...

ПОБЕДНАЯ ДИПЛОМАТИЯ...

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание