17 октября 2019 00:57 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ВЫ ГОТОВЫ ПОЛУЧИТЬ ЭЛЕКТРОННЫЙ ПАСПОРТ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Автор: Егор Холмогоров
РУССКИЙ КЛУБ ДЕЙСТВУЕТ

31 Октября 2007

Долгое время русских, национально ориентированных интеллектуалов одолевала одна простая беда — им негде было собраться. Собраться просто, чтобы всерьез поговорить о насущных проблемах, сверить часы, прояснить позиции и разъяснить недоумения. Недолго просуществовавшее в 2005 году «Консервативное совещание», в котором принимали участие многие авторы «Спецназа», кануло в лету под ударами «оранжевых» и «кремлевских» интриганов, которые не хотели, чтобы идеологи русского национализма объединялись и составляли единую группу. Но к счастью, летом 2007 ситуация изменилась.Долгое время русских, национально ориентированных интеллектуалов одолевала одна простая беда — им негде было собраться. Собраться просто, чтобы всерьез поговорить о насущных проблемах, сверить часы, прояснить позиции и разъяснить недоумения. Недолго просуществовавшее в 2005 году «Консервативное совещание», в котором принимали участие многие авторы «Спецназа», кануло в лету под ударами «оранжевых» и «кремлевских» интриганов, которые не хотели, чтобы идеологи русского национализма объединялись и составляли единую группу. Но к счастью, летом 2007 ситуация изменилась. Совместными усилиями «Русского Проекта» «Единой России», которому оказалось позволено многое из того, что другим делать не давали, и целого ряда ведущих консервативных интеллектуалов, был учрежден «Русский Клуб». Это собрание, проходящее раз в две недели, на котором в комфортной и неофициальной обстановке собираются и разговаривают представители всех течений национального направления в русской идеологии и политике. За столом рядом сидят и ультраоппозиционеры, и ультраохранители, и сторонники «имперства» и «этнонационализма»,— представители разных поколений и профессий, объединенные главным— заботой об интересах России.
Совместными усилиями «Русского Проекта» «Единой России», которому оказалось позволено многое из того, что другим делать не давали, и целого ряда ведущих консервативных интеллектуалов, был учрежден «Русский Клуб». Это собрание, проходящее раз в две недели, на котором в комфортной и неофициальной обстановке собираются и разговаривают представители всех течений национального направления в русской идеологии и политике. За столом рядом сидят и ультраоппозиционеры, и ультраохранители, и сторонники «имперства» и «этнонационализма»,— представители разных поколений и профессий, объединенные главным— заботой об интересах России.
В заседаниях клуба принимают участие такие известные политики, политологи, журналисты, как Сергей Кара-Мурза, Иван Демидов, Константин Крылов, Егор Холмогоров, Леонид Поляков, Михаил Ремизов, Александр Елисеев, Борис Межуев, Андрей Фурсов, Андрей Кобяков, Виталий Аверьянов, Дмитрий Володихин, Павел Святенков, Александр Казаков, Владимир Тор, Петр Милосердов и многие другие.
Меньше чем за полгода существования, с 19 июля 2007 года, клуб рассмотрел немало острых проблем и приобрел значительный авторитет. В его активе есть и конкретные политические победы— во многом именно благодаря жесткой и оперативной позиции «Русского Клуба» была торпедирована попытка протащить в Совет Федерации закон, предоставлявший мигрантам огромные льготы и право голоса. Стенограммы заседаний клуба читаются на сайте «Русского Проекта» с неизменным интересом, но главным инструментом воздействия на умы, стали «коммюнике»— своды тех идей, которые были высказаны участниками.
Представляем читателям «Спецназа» краткий обзор коммюнике «Русского клуба» за прошедший период.

19 ИЮЛЯ.

РУССКИЕ В ГОСУДАРСТВЕННОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ РФ

Любая концепция национальной политики России должна исходить из факта признания существования русской нации, как реального исторического и культурного субъекта, осуществлявшего в течение тысячелетия строительство русской государственности и создавшего признанную всем человечеством великую русскую культуру. Попытки интеграции этой нации в некую «российскую нацию» не могут быть успешными и приведут лишь к разрушению русского культурного наследия, вырождению его в плоскую «попсу» современных телевизионных шоу.

Существование «российской нации» возможно только в качестве исторического момента в развитии русской нации. При этом нельзя забывать, что в состав русской нации входят не только русские граждане РФ, но и русские жители всего бывшего СССР и не утратившая русских корней эмиграция в дальнем зарубежье. Строительство «российской нации» в качестве отрицания или преодоления русской национальной идентичности объективно невозможно.

Важной проблемой членами клуба было признано наблюдаемое у многих проживающих на территории России этнических общностей явление дезадаптации к цивилизационной среде, выработанной столетиями развития русской цивилизации. С тревогой приходится отметить такие явления как архаизация сознания и общественных отношений, возрождение таких диких явлений как заложничество, рабство, отказ от принятых форм этикетного поведения, рассогласование стандартов бытовой культуры и появление на этой почве многочисленных конфликтов.

Сохранение этнического своеобразия русского этноса представляются «Русскому клубу» важнейшей частью признанной государством программы «сохранения народа». Этническая система и этническая психология любого народа несут важную адаптивную функцию, способствуя и адекватной социальной организации общества, и формированию определенных навыков взаимодействия со средой и хозяйственного освоения.

Этнический кризис русских в связи с событиями последнего столетия и особенно последних десятилетий ХХ века представляется членам клуба опасной угрозой единству и динамичному развитию России.

В этой связи, члены клуба обсудили возможность выработки программы аффирмативных акций по отношению к народам России, в наибольшей степени столкнувшимся с явлениями этнического кризиса, в частности, по отношению к убывающим этносам. Несомненно, русские, численность которых сокращается трагическими темпами, нуждаются в специальной поддержке, особенно в регионе Северного Кавказа. Среди таких программ поддержки русских могли бы быть как специальные образовательные программы, нацеленные на осознание русской идентичности, программы связанные с возрождением интереса к русскому языку, программы поддержки русской семьи, поддержка восстановления определенных элементов традиционной русской культуры и быта. Специальной поддержки заслуживают и отдельные русские субэтносы, пережившие в течение ХХ века немало кризисов, вплоть до геноцида, обрушившегося на казачество в 1918 19?гг.

Признание «исторической роли русского народа в формировании многонационального единства России» не является признанием русских интересов. Во-первых, оно относится к прошлому, совершенно не фиксируя роли русского народа в настоящем и будущем. Во-вторых, формирование многонационального состава России отнюдь не является главным историческим достижением русских при строительстве государства Российского. Главным достижением является как раз само государство, его территория, его высокая культура, способность отстоять суверенитет и т.?д. Национальная политика России должна основываться на признании не только прошлой, но и настоящей, а главное,— будущей роли русских в России.

2 АВГУСТА.

МИГРАЦИЯ И ДЕРУССИФИКАЦИЯ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Членами «Русского Клуба» было выражено беспокойство в связи с угрозой Совету Федерации как конституционному учреждению России, создаваемой внесением его комиссиями подобного экстремистского законопроекта. Призвание Сената, верхней палаты парламента, состоит в исполнении охранительной и цензорской функции, защите политического благомыслия от всевозможных одиозных инициатив. Концепция закона «О натурализации и гражданстве» носит не только антиконституционный, но и провокационный характер.

Прежде всего, это касается предложения о возможности участия зарегистрированных мигрантов в выборах в органы местного самоуправления, а также предложения уравнять налоговые ставки граждан России и иностранцев. Тем самым, как было отмечено членами «Русского Клуба», предлагается создать из мигрантов привилегированное сословие жителей России, не несущих никаких обязанностей (например, по военной службе), экстерриториальных по отношению к российским законам, однако обладающих полнотой экономических и политических прав.

Задача политики натурализации мигрантов состоит в том, чтобы формировать у них стремление адаптироваться к культурным, социальным и бытовым стандартам места проживания, желание приобрести гражданство России. Предоставление мигрантам прав равных с гражданскими делает для них стремление к гражданству не только бессмысленным, но и сопровождающимся издержками. Обладая правами выбирать свою местную власть, мигранты будут предпочитать оставаться иностранцами, не неся никаких обязанностей перед Россией.

Сама концепция поощрения миграции и содействия натурализации больших масс мигрантов опирается на неочевидные и ложные предпосылки. Совокупность этих предпосылок сводится к утверждению, что русское население современной России неконкурентоспособно и должно быть замещено каким то другим. Это утверждение носит неверифицируемый характер и вся конструкция «замещающей миграции» рассматривается членами клуба не как ответ на встающие перед Россией реальные проблемы, а как выражение иррационального неприятия России как государства, большинство населения которого составляют русские.

Ложным представляется членам клуба мнение о якобы неподдающемся коррекции демографическом спаде в России, особенно среди русского населения. Сторонниками замещающей миграции утверждается, что такой спад в принципе невозможно остановить, а значит необходимо найти тех, кто «займет место» вымерших русских. По мнению членов клуба как раз миграция является одним из факторов, провоцирующих спад. Она вызывает избыточное уплотнение социального пространства, создает для русских чувство дискомфорта, которое препятствует принятию решений о расширении семей. Русские родители просто не видят перспектив для своих детей в новом, формирующемся с помощью миграции, социуме.

Существующее в современной России русское население достаточно для общества, которое способно обеспечить высокий технологический уровень и культуру труда. Русское общество, опирающееся на русскую культуру, является именно таким обществом. Поощрение замещающей миграции ведет к катастрофическому падению качества и культуры труда в России, создает технологические циклы, основанные на варварском природопользовании, нерациональной организации труда, пренебрежении стандартами и техникой безопасности. Приток мигрантов, включаемых в подобную организацию (точнее дезорганизацию) труда не только не полезен для страны, но и объективно вреден, ставит общество в зависимость от неквалифицированного труда и препятствует технологическому развитию.

23 АВГУСТА.

ВЕРНУТЬ РУССКИХ

На сегодняшний момент интересы русских как этноса в российской политике совершенно игнорируются. В отличие от других народов России, русские воспринимаются в политике не как этнос, а исключительно как безликая масса «населения» не имеющая никаких собственных культурных и этнических интересов. Отсутствует портрет русского избирателя, отсутствует фиксация тех вопросов, которые в наибольшей степени его волнуют. Если политики и обращаются к русской теме, то только в ее державном аспекте, который, конечно, не исчерпывает всей совокупности стоящих перед русскими в России проблем.

При анализе настроений избирателей перед выборами бросается в глаза то, что вхождение русских избирателей в поле политической активности происходит, прежде всего, в форме виктимного национализма. Основными болевыми точками этого виктимного национализма являются проблема миграции, этнической преступности, социальной и экономической политики, противоречащей социальным и трудовым ценностям русского народа, а потому оскорбительной для русских избирателей.

Членами «Русского Клуба» было отмечено, что в современной российской политике совершенно отсутствует технология позитивного использования русского национального сознания и политической активности русских в целях укрепления суверенитета России, реализации позитивных национальных целей. Русские перестали рассматриваться не только как субъект общественной жизни, но даже как её объект. Современная политика и техника управления ориентированы на научные методы анализа и прогнозирования ситуации и на постановку вопросов, укладывающихся в определенную научную картину мира. Соответственно, отсутствие научной постановки тех или иных вопросов ведет и к исчезновению их из поля политики. Проблемы русского этноса, как отметили члены «Русского Клуба» были практически полностью изъяты из научной картины мира современного социогуманитарного знания в России.

В качестве примера сложившейся ситуации было рассмотрено положение в современной российской этнологии. Эта дисциплина по большей части изучает русских как этнос, прекративший своё существование в начале ХХ века. Большинство этнологических работ в современной России касается исключительно прошлого русского народа, причем, прежде всего, речь идет о традиционном (доколхозном) русском крестьянстве. Такая односторонность, затрагивающая другие народы в значительно меньшей степени, уже получила язвительное прозвище «лаптеграфии» и является объективным препятствием на пути к созданию научно обоснованного портрета русского народа, необходимого нам в качестве ключа к политическому разрешению проблем русской нации.

Вместо подхода к русским как к дряхлому, но в то же время лишенному корней и традиций народу подход прямо противоположный, как к народу молодому и динамичному, однако обладающему древними культурными и историческими традициями. Лишь исследование русских как живого и динамичного этноса, понимание этнической и этнопсихологической окрашенности современных культурных и социальных процессов, могут послужить надежной основой и для практического разрешения проблем современной России.

В числе этих мер особенно была отмечена необходимость восстановления русского краеведения, поддержки изучения местной истории русского народа, формирования чувства теплой психологической привязанности к своему краю. Сегодня краеведение в России является делом энтузиастов, а любые формы развития местного патриотизма воспринимаются как некое «подозрительное» дело. Между тем, создание общероссийской сети краеведческих музеев и институтов, проведение работы по сбору местных легенд, фиксации больших и малых памятников исторического значения, является одним из важнейших объективных требований на пути развития русского этноса. Люди способны к динамичной, активной жизни— и в экономической, и в социальной сфере,— только на земле, которую осознают своей и «освоение» земли является для русского этноса одной из важных задач на современном этапе.

Среди традиционно отмечаемых черт русского этноса является его повышенная подвижность, которая в течение ХХ века искусственно тормозилась и была практически сведена на нет инфраструктурным крахом 1990 х. Сегодня русские нуждаются в специальных мероприятиях, направленных на восстановление нормальной системы как постоянного, так и временного перемещения по стране. Важнейшим средством возвращения русским чувства этнического единства является всестороннее развитие внутрироссийского туризма, находящегося сегодня в плачевном состоянии. Государство должно значительно снизить нагрузку на работающих на внутренних линиях туроператоров. В число важнейших национальных проектов должен быть включен проект по восстановлению традиционных туристических маршрутов и создание новых, причем ориентированных, прежде всего, на российских граждан, а не на интуристов.

27 СЕНТЯБРЯ.

РУССКИЙ ПРОЕКТ ДЛЯ КАВКАЗА

«Кавказский вопрос» стал порождением провокационной политики властей РФ, активно проводившейся в течение 1990 х годов и сохранившейся в инерционном виде до настоящего времени. В основе этой политики было искусственное усиление сепаратистских тенденций и возможностей этнических диаспор и мафий, предоставление им противозаконных преференций, фактическое игнорирование криминальной активности, тотальная коррупция и атмосфера безнаказанности, сформировавшая стереотип поведения выходцев из южных регионов.

Причиной проведения этой политики эксперты «Русского Клуба» считают необходимость для тогдашнего режима модулирования искусственной многонациональности, которая была нужна для сохранения своей власти в стране, более 80?% населения которой составляют русские. Создание линейки из этносов с завышенными правами, возможностями и специально подкручиваемой агрессивностью, с имитативной пассионарностью, являлось способом сформировать такую вымышленную многонациональность.

Почему жертвой политики искусственной многонациональности стали именно народы Северного Кавказа? Фактически эти народы были дезадаптированы к своей социально-экологической нише. Значительная часть населения кавказских республик вынуждена была перейти к архаическим социально-экономическим моделям, характерным для этих этносов до конца XIX века и включавшим в себя институты набеговой экономики.

Элементами возрождения этой неоархаической модели стали как создание криминальных диаспор в крупных и средних российских городах, стремившихся захватить контроль над прибыльными бизнесами, так и выдавливание традиционно проживающего в регионе русского населения. Причины были, прежде всего, экономические, корыстные, а именно: присвоение имущества «выживаемых».

Членами «Русского Клуба» было констатировано, что на сегодняшний момент сложившийся вокруг Кавказа этнический конфликт оказался, фактически, под управлением внешних сил, которые еще предстоит установить. Эти силы конструируют данный конфликт как суперэтнический. Вместо этнического многообразия на Кавказе создается средствами пропаганды, манипулирования сознанием, продуцирования социальных мифов, образ единого «кавказца». Из медийного поля практически исчезли аварцы и кабардинцы, армяне и азербайджанцы, черкесы и калмыки (только чеченцы, в силу специфичности ситуации воспринимаются еще как нечто отдельное). Всё это заменено собирательным «кавказцы».

В основе этого образа является аккумулирование всех негативных этнических стереотипов, которые возникали или придумывались в отношении разных народов Кавказа в разные исторические моменты. Далее, эти негативные образы предлагаются самим представителям кавказских народов, прежде всего— молодежи, передвинувшейся в крупные российские города, в качестве образа позитивного поведения «истинного кавказца».

Возникают взаимоподдерживающиеся пары характеристик: «наглые— гордые», «дикие— верные традициям», «агрессивные— решительные», «лживые— хитроумные» и т.?д. Новосозданным «кавказцам» прививается эта изобретенная идентичность, прежде всего, через отвращение к русским, восприятие их как «слабых и трусливых баранов» (что подтверждается не столько поведением русских, сколько безответственной политикой).

При этом, конструируемому как внешним давлением, так и пропагандой «кавказского братства» внутри диаспор и землячеств, «кавказскому суперэтносу» придаются все классические черты этнической антисистемы, то есть этносоциального образования, которое существует не за счет эксплуатации и развития собственной социально-экологической ниши, а за счет разрушения аналогичных ниш других народов, за счет антицивилизационного деструктивного поведения.

Русские должны ясно противопоставить себя силам, продуцирующим панкавказский проект, но уже не как жертвы или же носители ответной агрессии, а как выразители определенного ценностного порядка и строя, как носители проекта непаразитического, основанного на создании структур цивилизации и развития.

Как и панкавказский проект, русский проект для Кавказа должен носить надлокальный, не узкоэтнический характер и мобилизовать подключение к нему основных народов Кавказа. Разумеется, это выдвижение русского проекта для Кавказа должно быть связано и с созданием единого исторического, культурного и этносоциального пространства на Кавказе, в котором русские займут достойное место. Повышение количества русских в том или ином регионе, высокое качество их жизни, возможность для созидательной работы, должны стать критерием оценки успешности или неуспешности продвижения русского проекта в той или иной части Кавказа.

25 ОКТЯБРЯ.

ЗАКАТ ЗАПАДА И «НАЦИОНАЛИЗМ СЛОБОД»

Национал-анархизм, отрицание государственности под прикрытием национальной риторики, национализмом являться не могут. Исторически национализм всегда и везде существовал в одной единственной форме: «один народ— одно государство» и никаких сомнений эта формула национализма не допускает. Национализм мог отрицать патриотизм по отношению к партикуляристским государствам, как это было в Италии и Германии в эпоху объединения. Но это было отрицание партикуляризма именно в пользу национального и государственного единства.

Проповедь доктрины «разделения» единого русского государства на несколько государств и несколько наций ни терминологически, ни по смыслу, под определение «русский национализм» не подпадает. Она является доктриной не национализма, но, напротив, антинационализма. Использование же термина «национализм» сторонниками подобного разделения является следствием интеллектуального и идеологического паразитизма на объективном процессе идейного и политического подъема русского национализма, как идеологии возрождения России. По сути перед нами не что иное как использование против русского национализма идеологии спойлера.

Антинационалистическая идеология спойлер является одной из наиболее радикальных версий западничества, когда либо существовавших в культурной и идеологической истории России. Именно в этом западническом запале и следует искать подлинные причины происхождения подобной идеологии и источники спроса на нее.

Российское государство рассматривается антинационалистами как основное препятствие на пути «интеграции в Европу». Консолидированная военная и политическая мощь России, способная противостоять внешним вторжениям и давлению, представляется антинационалистам проявлением «азиатчины». Тем самым антинационализм раскрывает себя как идеология встраивания русских в качестве периферийного элемента западной мир системы по «украинскому» образцу, а государство Россия— как главное препятствие на пути подобного развития событий.

Сегодня созданная В.?В. Путиным политическая система, сохраняя, в общем и целом, западнический вектор в экономической политике и социальной философии, переходит ко все более жесткому обозначению курса на защиту военного, дипломатического, а возможно и культурно смыслового суверенитета России. И именно с этим приходится связывать активизацию рядящегося в национальные одежды антинационализма, выражающего интересы тех внешних и внутренних кругов, которые заинтересованы в ликвидации контроля государства за отношениями России и Запад, и за включение русского мира в качестве полностью интегрированной периферии западной мир-экономики.

Мир-экономика Запада испытывает системный кризис, который вполне может привести к ее распаду или трансформацию в мировую империю с центром в США, осуществляющую уже не только экономическое, но и политическое господство. И с этой неоимперией, Россия, сохраняющая как системная целостность, собственный имперский характер, вынуждена будет войти в прямую конфронтацию на военно-политическом, дипломатическом и культурном поле,— традиционном поле соперничества империй.

В связи с этими кризисными для Запада процессами, наряду с неоимперской консолидацией мировой системы— глобализацией, идет и процесс глокализации— распадения национальных общностей, составляющих фундамент традиционной европейской мир системы. Повсюду в мире мы наблюдаем экспансию региональных общностей, стремящихся застолбить за собой место уже не в составе наций, а в имперском целом. Процессы распада явственно обозначились в Бельгии и Испании, намечаются в Великобритании и Италии. Везде они связаны с демодернизацией, деиндустриализацией, отказом от «национализма университетов» в пользу «национализма слобод».

Экспансия «национализма слобод», все больше отказывающегося от культурных и социальных парадигм Модерна, происходит и в России. И направленный против Российского государства антинационализм— одна из попыток придать этому явлению определенное, разрушительное для России направление. У этого «слободского» и регионального течения достаточно большой потенциал, который невозможно ни игнорировать, ни противопоставить ему голую репрессивную и пропагандистскую политику.

Россия, несомненно, должна стремиться к сохранению верности «национализму университетов» в качестве одной из ведущих современных наций. Но выстраивая свое национальное государство, несмотря на распад таких государств в Европе, русские, в то же время, должны придать конструктивный смысл и слободскому национализму.

Сегодня России необходима реанимация этой собственной мир-имперской составляющей. И такая реанимация может происходить, прежде всего, в форме реставрации традиционных геокультурных основ русской системы, то есть, прежде всего, канонического Православия в его иосифлянской версии. «Слободы» в современной России тяготеют, прежде всего, к такой, «иосифлянской» форме реализации своих интересов, требований и устремлений. И если их запросы не будут удовлетворены в формах, характерных для русской национальной традиции, то не исключено, что они окажутся гораздо более чувствительными к призывам носителей традиции антинациональной и антигосударственной, воспевающей хаос, измены и религиозную деструкцию, а не Веру и Порядок.

16 НОЯБРЯ.

ОТ ПАТРИОТИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ К ОСНОВАНИЯМ НОВОЙ НАУКИ

Даже в условиях обязательной многовариантности учебников и конституционного запрета на идеологию, ощущается острая нужда в учебных изданиях, выражающих официальную позицию государства и проводящих государственническую и патриотическую линию в понимании общества и истории России и мира.

Самоустранение государства от содержания образования является печальным и разрушительным для национального сознания явлением. Сегодняшней России нужны «краткие курсы», нужна целая «линейка» из разных учебных пособий по ключевым идеологическим дисциплинам, причем пособий, ориентированных на формирование ясного патриотического сознания, позитивного отношения к своей стране и её истории, стремления способствовать укреплению суверенитета и всестороннему развитию Родины.

Современный мир, прежде всего— западный мир, испытывает значительный кризис основных парадигм знания. С этим связано обильное развитие «междисциплинарности» с одной стороны, отказ от обобщений и уход в политкорректную детализацию с другой. Сетка наук и, в частности, общественных наук, созданных для изучения западного общества, каким оно было в XIX веке, в XXI веке перестает работать.

Если России удалось, худо-бедно, приспособить свою систему знаний под ту старую сетку (хотя и с крупными пробелами), то адекватное понимание России в новой системе подходов попросту невозможно. Россию вряд ли можно будет адекватно изучать с помощью инструментария «феминистской социологии», «мультикультурного подхода», «деконструкции гранд-нарратива» и прочих новомодных игрушек европейских и американских интеллектуалов.

России, в целях сохранения и укрепления адекватной познаваемости нашего общества и нашей истории необходимо обеспечение «смыслового суверенитета». Создание таких научных парадигм, исследовательских программ, научных направлений и даже научных дисциплин, которые были бы заточены под россиецентричную картину мира, а не под картину мира евроцентричную или западоцентричную. В России необходимо создание универсалистской и в то же время россиецентричной системы научного знания, которое, будучи адекватно для описания и объяснения русской реальности, будет поддаваться и интеллектуальному «экспорту», сможет быть взято за основу универсалистских научных разработок и в других странах и цивилизационных провинциях современного мира.

Решение задачи апологии истории Отечества, на взгляд членов «Русского Клуба» должно исходить из того несомненного факта, что Россия существует уже более тысячелетия как цивилизационное, культурное, языковое, этническое, а во многом и политическое единство. За это время многие, начинавшие синхронно страны, либо прекратили свое существование, либо погрузились в глубокий исторический упадок.

России же, несмотря на регулярные кризисы, удается не только сохранять существование, совершенствовать свои культурные и исторические достижения, но и повышать международный престиж.

Все это говорит о том, что вопреки исходящим из любых радикальных кругов клеветническим русофобским концепциям, история России— это история длительного национального успеха.

Именно ориентацию на долгосрочный успех и следует закладывать в сознание молодого поколения, которому предстоит со временем взять ответственность за Россию. Его не следует подменять ни занудным нытьем об унылости и безрадостности истории России, ни ставкой на краткосрочный эффектный успех, на возможность всё «быстро переменить», которая в русской жизни присутствует далеко не всегда.

Необходимо значительное увеличение персональной «населенности» истории России именами выдающихся деятелей государственного и военного строения, науки, культуры и религии. Российские и особенно советские учебники грешили тяготением к «кастрации» родной истории, стремлением изъять из нее имена всех, кто не был возведен в почетный «топ» выдающихся исторических личностей. Эта тенденция к усреднению и осерению русской истории должна быть преодолена.

Лозунгом травли нашей истории и нашего общества в эпоху «перестройки» и последующего русофобского разгула была формула: «народ, забывающий свою историю, обречен повторить её». Мы свою историю не забываем и стремимся вынести из нее все необходимые на будущее уроки, припомнить добро и не забыть зла.

Но пугать повторением нашей истории нас не надо. У нас, русских, была великая, славная и увлекательная история, делать её для человека с развитым историческим вкусом— одно удовольствие. Мы готовы повторить свою историю столько раз, сколько понадобится.

Оцените эту статью
2395 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 0

Читайте также:

Автор: Андрей Борцов
31 Октября 2007

СОЦИАЛИЗМ БЕЗ ЯРЛЫКОВ —...

Автор: Андрей Борцов
31 Октября 2007
УЖЕ ЗАКОНОМЕРНОСТЬ — НО...

УЖЕ ЗАКОНОМЕРНОСТЬ — НО...

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание