21 октября 2019 02:16 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

БУДЬ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ, В ГОСУДАРСТВЕ С КАКИМ НАЗВАНИЕМ ВЫ БЫ ХОТЕЛИ ЖИТЬ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Заграница

Автор: Леопольд Старчик
ПОЛОНИЙ И ЛИТВИНЕНКО: ВЕРСИЯ ЯДЕРНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ

1 Июля 2007
ПОЛОНИЙ И ЛИТВИНЕНКО: ВЕРСИЯ ЯДЕРНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ

В первой части статьи было доказано, что ядерно-технические свойства полония-210 таковы, что полностью исключают его использование российскими спецслужбами в целях устранения нежелательных персон вроде Литвиненко. Однако отмечается, что полоний, тем не менее, может быть применен для ядерного терроризма — в атомной бомбе простейшей конструкции для инициирования деления урана большие количества полония необходимы.

Без инициатора ядерной реакции деления, действие которого синхронизировано с созданием критической массы, вместо атомного взрыва может получиться всего лишь «пшик» с расплавлением и разлетом делящегося вещества. Для синхронизации и инициирования реакции деления используют нейтронные трубки (аналоги рентгеновских), в которых нейтроны получают по ядерной реакции дейтерия с тритием, когда ускоренные электрическим полем дейтроны попадают на тритиевую мишень. Такой нейтронный генератор изготовить можно, но гораздо проще, как в первых атомных бомбах, использовать реакцию с полонием и бериллием. Полоний в качестве инициатора нейтронов имеет преимущество, связанное с отсутствием заметного гамма-излучения, что позволяет, даже в примитивных условиях, вести работы по созданию детонатора с большими количествами препарата.

Кроме того, практическое отсутствие гамма-излучения у больших количеств полония затрудняет его обнаружение и упрощает возможность транспортировки через границы государств. В декабре 2001 года министр обороны США Д. Рамсфельд сообщил, что на юге Афганистана в деревне Тарнак под Кандагаром обнаружен центр по производству химического, биологического и ядерного оружия. Таким образом, нелегальная потребность в больших количествах полония и возможность его неконтролируемого перемещения через границу существует.

Теперь психология, а также свойство полония, которым вполне можно объяснить все случившееся.

Психология: все покупатели (и криминальные в том числе) хотят убедиться в наличии товара, — за что они платят деньги, причём немалые.

Как уже писалось, принятие ислама способствовало установлению доверительных отношений Литвиненко с заказчиками полония. Тем не менее, получив полоний, владелец, видимо, пожелал убедиться в его наличии, а это можно было сделать, только вскрыв контейнер и заглянув внутрь, потому что обычные порции сквозь него не излучают. Вот тут то, по видимому, и проявилось главное свойство полония — сильнейшая загрязняющая способность при высокой активности препаратов.

Особенно она велика для полония на медном порошке-носителе, удобном для последующей работы. Большая поверхность порошка усиливает действие агрегатной отдачи и авторадиолиза. Загрязнения возникают уже оттого, что всего лишь открыли контейнер и возрастают многократно, если предпринимается объединение порций препаратов или их переупаковка. При перемещении объекта, ставшего носителем полония, первичные загрязнения вызывают вторичные.

Обычный стандартный радиометр, измеряющий бета- и гамма- излучение, не зафиксирует альфа-излучение из за его малой проникающей способности. Поэтому загрязнения можно обнаружить лишь с помощью специального детектора, приводя его непосредственно в соприкосновение с загрязнением или устанавливая его вплотную.

Поскольку загрязнения не контролируются и о них даже не подозревают, создается хаос вторичных загрязнений одежды, посуды, тротуара, постели, машины, самолета и т. д. Приведенные в СМИ скудные сведения о загрязнениях (если они действительно имели место) свидетельствуют лишь о том, что использовалось весьма большое количество полония, и что эти загрязнения носят не системный, а случайный характер.

Если загрязнение полонием возникло как следствие его использования в больших количествах, то напрашивается вопрос о скрытых целях его использования, потому что для легальных целей полоний может быть получен без контрабандных операций.

Какова же эта скрытая цель? Если убрать Литвиненко, — то выбор средств нелогичен, противоречит здравому смыслу и автоматически снимает вопрос об участии российских спецслужб, хотя допускает заинтересованность в скандале со стороны Березовского и английских спецслужб.

Для выяснения происшедшего с Литвиненко необходим анализ фактических данных. Дополнительные измерения позволят установить не только дату изготовления препарата, но, и, в некоторых случаях, изготовителя. Специалисты по радиационной медицине и дозиметрии на основе распределения активности полония в организме могут произвести реконструкцию событий. Это вполне выполнимо, тем более что опыт такой исторической реконструкции имеется. Даже спустя 50 лет была проведена оценка облучения А. Гитлера в подземном бункере «Вервольф» в 1942 г. на Украине, где, как оказалось, концентрация радиоактивных веществ, выделяемых гранитами, в 500 раз превышала допустимую норму. Е. М. Филиппов в книге «Радиационная экология» отмечает, что альфа-излучение радона и его продуктов распада (полоний) пагубно действовало на слабые легкие фюрера, пораженные в период первой мировой войны ядовитыми газами, и он, на глазах своих приближенных, стал слабеть и становиться неуравновешенным.

Как и другие радиоактивные изотопы, полоний способен принести непоправимый вред живому организму. Для оценки действия внутреннего облучения организма необходимы сведения о распределении, химической форме и физическом состоянии полония в теле человека, от чего зависит возможное поражение органов.

На всем протяжении болезни Литвиненко врачи затруднялись с диагнозом, отрицая, в том числе, и лучевую болезнь. Однако, как только он умер, сразу же было объявлено об обнаружении в его организме радиоактивного полония. Для полония, как и для других альфа-излучателей, биологическая эффективность действия альфа-излучения за счет высокой плотности ионизации в 20 раз выше, чем у бета- и гамма-излучения. При малом пробеге альфа-частиц в биологической ткани происходит повреждение только тех отдельных органов, где было накопление полония.

В силу локального действия излучения симптомы лучевой болезни, о которой все говорят, могут и не наблюдаться, поскольку в данном случае вероятнее лишь повреждение отдельных органов. Но, даже в случае попадания больших количеств полония внутрь организма, биологическое действие растянуто во времени и смерть может наступить не сразу.

Кроме того, существуют медицинские препараты, позволяющие очищать организм от полония и лечить радиологических больных, но о применении их в случае с Литвиненко ничего не известно, — его смерть не обязательно могла явиться следствием действия полония. Поскольку, как уже было сказано выше, использование полония в криминальных целях и для радиационного терроризма очень неудобно и нецелесообразно, — остается единственная версия, соединяющая ядерный терроризм и полоний, необходимый для создания нейтронного взрывателя атомной бомбы.

Случайные загрязнения, возникшие при соприкосновении с полониевым препаратом, приобретаемым для такого серьезного дела, как атомная бомба, раскрывали конечную цель всей операции и, таким образом, представляли большую опасность и угрозу в случаи разглашения деталей связанных с полонием. Это вызвало необходимость ликвидации главного свидетеля, и Литвиненко мог быть умерщвлен, отравлен или доотравлен другими средствами.

В то же время организаторы нелегальной работы с радиоактивными материалами использовали возникшую ситуацию для того, чтобы скрыть свое участие в подготовке к ядерному терроризму, а заодно дискредитировать российские спецслужбы, о чем свидетельствует тщательное сокрытие британскими спецслужбами всех фактов и обстоятельств в деле Литвиненко.

Две версии А. Фролова, связанные непосредственно с полонием, должны быть объединены в одну: Литвиненко участвовал в контрабандной торговле полонием, предназначенным для детонатора к атомной бомбе и был отравлен подельниками, когда возникли загрязнения, разоблачающие их тайные операции с полонием.

Дело Литвиненко, независимо от того, кто и чем его умертвил, вскрыло его участие в нелегальном обороте ядерных материалов и доказало его причастность к проблеме ядерного терроризма. Как следствие возникает вопрос о реальности и опасности ядерного терроризма вообще. Не есть ли он плод фантазий СМИ и их антиатомной радиофобии?

Ядерный терроризм может быть в двух основных вариантах:

— использование собственно ядерного оружия, атомной бомбы, — украденной или самодельной;

— использование «грязной» бомбы — радиационного или радиологического оружия.

Как известно, ядерное оружие находится под строгим государственным контролем и, несмотря на заявления ряда политиков и некоторых СМИ, не должно попасть в руки террористов. Некоторые возможности для получения ядерного оружия открывает самостоятельное изготовление атомной бомбы и, как показало дело Литвиненко, программа получения ядерных материалов для этой цели действует.

Однако, сложность изготовления и необходимость строжайшего контроля, даже при наличии всех необходимых материалов и сведений о конструкции, требующая больших затрат времени, интеллектуальных, финансовых и других ресурсов, а также поддержки государственных структур, не дает возможности быстрого создания атомной бомбы. Примером этому служат работы по созданию атомной бомбы в КНДР, где, несмотря на наличие ядерных материалов, подготовленных специалистов и очевидной государственной заинтересованности и поддержки, потребовалось несколько лет до проведения испытаний атомного заряда.

«Грязная» бомба, благодаря простоте устройства и доступности материалов, несомненно, является более привлекательным направлением для террористов. Наши СМИ, пугающие обывателя атомной энергией, изотопами и прочими излучениями, поддерживают всеобщую радиофобию и, таким образом, стимулируют интерес террористов к радиационному оружию. Радиофобия, созданная для дискредитации атомной энергетики, оказывает психологическое влияние при обсуждении проблемы радиационного терроризма, преувеличивая страхи и создавая с помощью СМИ испуг у обывателя.

Обычная «грязная» бомба из подручных материалов, используемых в радиоизотопных приборах, является средством создания паники и психологического воздействия. В отличие от настоящей, специально разработанной, она не может причинить значительный материальный ущерб и вред здоровью населения.

Кроме ущерба, наносимого простым взрывом, необходимым для рассеивания радиоактивного вещества, «грязные» бомбы не обладают значимым радиологическим воздействием, и их вред для здоровья ограничивается стрессом, страхом, паникой и другими психогенными эффектами. В качестве «грязной» бомбы могут быть использованы радиоактивные источники без их диспергирования, а также жидкие и порошкообразные материалы, распыляемые оператором. Радиоактивный источник, тайно подброшенный даже в людном месте, будет производить лишь неконтролируемое облучение случайных людей и не создаст психологического эффекта воздействия, т. е. будет не эффективен. Более эффективно распыление или диспергирование с помощью взрыва.

Кустарным способом бомба может быть изготовлена из обычных ВВ, пакетированных с радиоактивными материалами. После ущерба, нанесенного взрывом ВВ, вступает в действие излучение радиоактивных веществ и ущерб будет определяться интенсивностью и энергией излучения, необходимостью эвакуации населения и работами по последующей дезактивации загрязненных территорий.

При этом, — чем больше активность препарата, необходимая для получения значимого не только психологического эффекта, тем большую опасность будет она представлять для самого оператора. Так что, — не нравственные проблемы или отсутствие материала, — а элементарное беспокойство за свое здоровье и жизнь сдерживают радиационный терроризм. Оператор-злоумышленник должен выбирать: либо подвергнуться воздействию радиации, либо использовать громоздкую свинцовую защиту, затрудняющую сборку и транспортировку устройства «грязной» бомбы.

Широкое использование радиоактивных материалов в науке, различных отраслях экономики, медицине привело к тому, что появилась возможность их применения в криминальных и террористических целях. Особенно этому способствуют различные политические пертурбации, приводящие к ослаблению и даже утрате контроля за сохранностью радиоактивных источников. Даже в США и Европе, где действуют, как утверждает генеральный директор МАГАТЭ, относительно строгие регулирующие меры контроля, тысячи радиоактивных источников были утеряны или похищены, а их нынешнее местонахождение неизвестно.

Развал СССР привел к тому, что за его пределами были брошены целые армии и дивизии с вооружением, оборонные предприятия с их секретами и оборудованием. Естественно, ослаб учет и контроль над хранением и использованием радиоактивных препаратов. Удивительно, что все это не вызвало всплеска радиологической преступности и терроризма и, хотя изменение формы собственности также способствует ухудшению контроля за сохранностью радиоактивных материалов, до настоящего времени не имеется ни одного достоверного факта применения «грязных» бомб. Тем не менее, строгий контроль за использованием радиоактивных материалов обязательно нужен. При его отсутствии возможность криминального использования радиоактивных веществ резко возрастает.

Является ли полоний оптимальной начинкой для бомбы? С технической точки зрения полоний, как средство терроризма из за отсутствия дистанционного действия является аналогом обычных отравляющих веществ контактного действия. Среди радиоактивных препаратов имеются много других, более удобных для подобных целей. Например изотопы, испускающие бета-излучение малой энергии без сопутствующих гамма-квантов, способствующих их обнаружению при транспортировке. Кроме того, даже для бета-и гамма-изотопов эффект от загрязнения местности невелик — излучение действует всего на несколько метров. При этом загрязнение местности легко может быть обнаружено и устранено путем сбора радиоактивного материала, непрерывно дающего сигнал о своем присутствии, и применения специальных дезактивирующих средств. Сам оператор также может облучиться, выпачкаться радиоактивным изотопом и долго болеть. И, если более подходящие бета- и гамма-препараты не были использованы для терроризма, то причина не в невозможности их получать, а в чрезвычайном неудобстве их применения для самого террориста и в отсутствии значимого эффекта.

Опасность и сложность работы с радиоактивными изотопами для оператора снижает интерес к этому способу причинения ущерба, поскольку другие средства не только более эффективны, но и более безопасны для исполнителя. Несопоставимо больший ущерб, психологически более действенный и впечатляющий можно нанести другими средствами, например, используя рицин. Характеристику действия рицина дал такой авторитетный эксперт, как Р. Жаккар, президент Наблюдательного совета по проблемам терроризма: «Этот яд убивает все живые клетки, с которыми вступает в контакт. При вдыхании он вызывает некроз легких; при попадании в желудочный тракт отравляет печень, почки и вызывает внутреннее кровотечение… Противоядия не существует. Не будучи бактериологическим оружием массового уничтожения, в силу своего растительного происхождения, рицин — это яд, лучше всего приспособленный для терроризма». Миф о радиационном терроризме раздувают СМИ и стоящие за их спиной спецслужбы.

Если смерть Литвиненко и связана с полонием, то ответственность за нее несут не российские спецслужбы, а те, кому он мешал живой, привлекающий внимание к их потенциальному участию в ядерном терроризме.

Если говорить о самостоятельно действующих бывших сотрудниках спецслужб, то к ним следует отнести и самого Березовского, который не оставляет вниманием и заботой своих подельников. Оказывается, что наш профессор Мориарти, «крестный отец Кремля», как его назвал убитый Пол Хлебников, являлся агентом КГБ по кличке «Московский». Об этом в своем депутатском запросе, опубликованном в газете «МК» (10.04.2007), пишет А. Хинштейн, который отмечает, что хранитель этого секрета и куратор агента «Московского» генерал-полковник ФСБ в отставке Трофимов был убит у подъезда своего дома. А. Хинштейн обращает внимание на то, что даже один только перечень людей, чья гибель играла Березовскому на руку, производит гнетущее впечатление.

В этом списке, наряду с весьма известными людьми и Литвиненко, представлявший угрозу для Березовского тем, что знал о прошлом олигарха. Заканчивает свою статью Хинштейн следующими словами: «Все это — может быть, конечно, не более чем череда совпадений. Но слишком уж много их — совпадений этих…. Одно совпадение — случайность, два — повод для раздумий, три — осмысленная закономерность. А одиннадцать?».

А. Луговой, обвиненный английской прокуратурой в убийстве Литвиненко, говорил об английском следе в этом деле, который с учетом ядерно-технических аспектов и личности Березовского может оказаться гораздо глубже.

(Редакция приносит извинения за неправильное указанное имя автора публикации в предыдущем номере).

Оцените эту статью
2269 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 3.4

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание