26 февраля 2020 05:57 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

БУДЬ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ, В КАКОМ СПЕЦИАЛЬНОМ ПОДРАЗДЕЛЕНИИ ВЫ БЫ ХОТЕЛИ СЛУЖИТЬ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Автор: Андрей Борцов
РУССКИЙ СЕПАРАТИЗМ — 2

1 Июня 2007

В прошлом номере газеты были приведены примеры современных сепаратистских устремлений. Теперь давайте оглянемся в прошлое.

ХОРОШО ЗАБЫТОЕ СТАРОЕ

1. ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ПЛАН «ОСТ»

Сразу замечу, что доказательств существования плана «Ост» не имеется: его текста до сих пор не обнаружено. В ходе Нюрнбергского трибунала этот план фигурировал в виде несколько иного документа — «замечаний и предложений по генеральному плану «Ост» начальника одного из отделов министерства по делам Восточных территорий Э. Ветцеля, не более того. При этом судилище было предвзято, что даже не скрывалось.

Устав Международного Военного Трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси»:

Статья 19: «Трибунал не должен быть связан формальностями в использовании доказательств. Он устанавливает и применяет возможно более быструю и не осложненную формальностями процедуру и допускает любые доказательства, которые, по его мнению, имеют доказательную силу».

Статья 20: «Трибунал может потребовать, чтобы ему сообщили о характере любых доказательств перед тем, как они будут представлены, с тем, чтобы Трибунал мог определить, относятся ли они к делу».

Статья 21: «Трибунал не будет требовать доказательств общеизвестных фактов и будет считать их доказанными. Трибунал также будет принимать без доказательств официальные правительственные документы и доклады Объединенных Наций, включая акты и документы комитетов, созданных в различных союзных странах для расследования военных преступлений, протоколы и приговоры военных или других трибуналов каждой из Объединенных Наций». Статья 24«е»: «Защитники представляют такие доказательства в опровержение доказательств, представленных другой стороной, какие Трибунал признает допустимыми».

Как видите, обвинение могло подсунуть любую фальшивку — быстро и не затрудняя себя доказательством подлинности документа. Тем не менее, процитирую фрагменты «замечаний и предложений»:

«Прежде всего, надо предусмотреть разделение территории, населяемой русскими, на различные политические районы с собственными органами управления, чтобы обеспечить в каждом из них обособленное национальное развитие…

Пока можно оставить открытым вопрос о том, следует ли учредить имперский комиссариат на Урале или здесь надо создать отдельные районные управления для проживающего на этой территории нерусского населения, без специального местного центрального органа управления. Однако решающее значение здесь имеет то, чтобы эти районы административно не подчинялись немецким верховным властям, которые будут созданы в русских центральных областях. Народам, населяющим эти районы, нужно внушить, чтобы они ни при каких обстоятельствах не ориентировались на Москву, даже в том случае, если в Москве будет сидеть немецкий имперский комиссар…

Следует также подумать об отделении Северной России в административном отношении от территорий, находящихся под управлением имперского комиссариата по делам России… В целом, в остальных центральных областях России политика отдельных генеральных комиссариатов должна быть направлена по возможности на разъединение и обособленное развитие этих областей.

Русскому из горьковского генерального комиссариата должно быть привито чувство, что он чем то отличается от русского из тульского генерального комиссариата. Нет сомнения, что такое административное дробление русской территории и планомерное обособление отдельных областей окажется одним из средств борьбы с усилением русского народа».

В контексте статьи не имеет значения, был ли разработан план «Ост» или же существовал только в виде проекта, к которому и писал свои замечания Ветцель, а, может быть, является фальсификацией с начала и до конца. С моей точки зрения, наиболее вероятен второй вариант.

Дело в том, что в качестве иллюстрации преступных намерений было приведено именно стремление разделить Россию (Советский Союз).

Впрочем, помимо гипотетического плана, аналогичные намерения были озвучены и в других документах.

Из речи рейхсляйтера Розенберга о политических целях Германии в предстоящей войне против Советского Союза и планах его расчленения, 20 июня 1941 г.:

«Сегодня же мы ищем не «крестового похода» против большевизма только для того, чтобы освободить «бедных русских» на все времена от этого большевизма, а для того, чтобы проводить германскую мировую политику и обезопасить Германскую империю. Война с целью образования неделимой России поэтому исключена.… Задача нашей политики — органически выкроить из огромной территории Советского Союза государственные образования и восстановить их против Москвы, освободив тем самым Германскую империю на будущие века от восточной угрозы».

Директива начальника штаба верховного главного командования вооруженных сил Германии об установлении оккупационного режима на подлежащей захвату территории Советского Союза, Ставка верховного главнокомандующего, 13 марта 1941 г.:

«На оккупированной территории, находящейся за районом боевых действий, будет организовано собственное политическое управление. Эта территория с учетом национальности ее народонаселения и в приблизительном соответствии с границами групп армий будет разделена вначале на области: Северную (Прибалтика), Центральную (Белоруссия) и Южную (Украина).»

2. ЗБИГНЕВ БЖЕЗИНСКИЙ

Думаю, нет необходимости представлять этого человека, как и описывать его отношение к России.

Его выступление на радио «Свобода» 16 сентября 1998 в передаче «Американские политологи о российском кризисе»:

«Я повторю еще раз: на мой взгляд, шансы для успешного развития России значительно возрастут, если страна будет преобразована в конфедерацию из трех государственных единиц — Европейской России, Центральной России с Сибирью и Дальневосточной России. Каждый из этих российских регионов будет иметь гораздо больше возможностей для эффективного и конструктивного сотрудничества со своими соседями: Европейская Россия — с Европой, Центральная Россия — с Центральной Азией, этим перспективным и богатым природными ресурсами регионом, привлекающим иностранные инвестиции, и Дальневосточная Россия — с Кореей, Японией и Китаем. Такое разделение, в том числе такое распределение возможностей для сотрудничества внутри конфедеративной России, позволит ей возродиться гораздо более быстрыми темпами».

Обратите внимание, что постулируется сотрудничество с соседями, а вовсе не между участниками такой конфедерации. Цели не скрываются. Еще десяток лет назад Бжезинский писал в книге «Великая шахматная доска»:

«Роль, которую в долгосрочном плане будет играть Россия в Евразии, в значительной степени зависит от исторического выбора, который должна сделать Россия возможно еще в ходе нынешнего десятилетия, относительно собственного самоопределения. Даже притом, что Европа и Китай расширяют зоны своего регионального влияния, Россия несет ответственность за крупнейшую в мире долю недвижимости. Эта доля охватывает 10 часовых поясов и ее размеры в два раза превышают площадь США или Китая, перекрывая в этом отношении даже расширенную Европу. Следовательно, потеря территорий не является главной проблемой для России. Скорее огромная Россия должна прямо признать и сделать нужные выводы из того факта, что и Европа, и Китай уже являются более могучими в экономическом плане и что, помимо этого, существует опасность, что Китай обойдет Россию на пути модернизации общества.

В этой ситуации российской политической верхушке следует понять, что для России задачей первостепенной важности является модернизация собственного общества, а не тщетные попытки вернуть былой статус мировой державы. Ввиду колоссальных размеров и неоднородности страны децентрализованная политическая система на основе рыночной экономики скорее всего высвободила бы творческий потенциал народа России и ее богатые природные ресурсы. В свою очередь, такая, в большей степени децентрализованная, Россия была бы не столь восприимчива к призывам объединиться в империю. России, устроенной по принципу свободной конфедерации, в которую вошли бы Европейская часть России, Сибирская республика и Дальневосточная республика, было бы легче развивать более тесные экономические связи с Европой, с новыми государствами Центральной Азии и с Востоком, что тем самым ускорило бы развитие самой России. Каждый из этих трех членов конфедерации имел бы более широкие возможности для использования местного творческого потенциала, на протяжении веков подавлявшегося тяжелой рукой московской бюрократии.

Россия с большей вероятностью предпочтет Европу возврату империи, если США успешно реализуют вторую важную часть своей стратегии в отношении России, то есть усилят преобладающие на постсоветском пространстве тенденции геополитического плюрализма.

Укрепление этих тенденций уменьшит соблазн вернуться к империи. Постимперская и ориентированная на Европу Россия должна расценить предпринимаемые в этом направлении усилия как содействие в укреплении региональной стабильности и снижении опасности возникновения конфликтов на ее новых, потенциально нестабильных южных границах. Однако политика укрепления геополитического плюрализма не должна обусловливаться только наличием хороших отношений с Россией. Более того, она важна и в случае, если эти отношения не складываются, поскольку она создает барьеры для возрождения какой либо действительно опасной российской имперской политики.

Отсюда следует, что оказание политической и экономической помощи основным, вновь обретшим независимость странам, является неразрывной частью более широкой евразийской стратегии. Укрепление суверенной Украины, которая в настоящее время стала считать себя государством Центральной Европы и налаживает более тесное сотрудничество с этим регионом, — крайне важный компонент этой политики. Так же как и развитие более тесных связей с такими стратегически важными государствами, как Азербайджан и Узбекистан, помимо общих усилий, направленных на открытие Средней Азии (несмотря на помехи, создаваемые Россией) для мировой экономики».

Вам нравится, как мило и очаровательно заявляется о том, что «потеря территорий не является главной проблемой для России»? Населения, видимо, тоже; а что, — русских пока еще много. Даже слишком, с точки зрения таких вот бжезинских.

Открыто заявляется, что «оказание политической и экономической помощи основным, вновь обретшим независимость странам, является неразрывной частью более широкой евразийской стратегии». Исполнение этой доктрины мы видим сейчас воочию.

Справедливо отмечается, что «децентрализованная Россия была бы не столь восприимчива к призывам объединиться в империю». Этого бы очень не хотелось тем, кто против России и русских. Поэтому и выдвигается тезис, что «для России задачей первостепенной важности является модернизация собственного общества, а не тщетные попытки вернуть былой статус мировой державы». Понятно, в какую сторону должна идти такая модернизация? Опять же, все это непосредственно сейчас мы ощущаем на себе. Нравится?

А все почему? Да просто потому, что «Россия несет ответственность за крупнейшую в мире долю недвижимости», а «цивилизованному миру» очень хотелось бы снять с России такую ответственность. В свою пользу, разумеется. «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать» — вот и вся политика…

3. ПЛАН ДАЛЛЕСА

Под этим названием известна Директива Совета Национальной Безопасности США 20 / 1 от 18 августа 1948 года. Очень любопытный документ. Процитирую отрывки из сборника: Thomas H. Etzold and John Lewis Gaddis, eds., Containment: Documents on American Policy and Strategy, 1945 1950 (pages 173 203), перевод H. Cаквы). Документ этот 1948 года изготовления, так что учтите специфику.

Итак, для начала: «… для разворачивающейся в настоящее время политической войны наше правительство вынуждено уже сейчас, во время мира, ставить более определенные и активные задачи по отношению к России, чем те, которые ему приходилось формулировать по отношению к Германии или Японии в самом разгаре военных действий с этими странами». Интересно, не так ли? Подумаешь, война какая то. Можно расслабиться. А вот по отношению к России надо быть поактивнее даже в мирное время.

Поразмыслите над тем, что если в то время риторика США основывалось на «коммунистической угрозе», то сейчас таковая отсутствует. Тем не менее, отношение к России ничуть не изменилось. Следовательно, истинной причиной стремления ослабить (в частности, разделением на части) Россию является вовсе не боязнь коммунизма, а отношение именно к русской нации. Совсем наглядно: после того, как СССР распался, а коммунистическая идеология безвозвратно ушла в прошлое, против кого содержится блок НАТО?

Оцените тезис: «демократия не может, подобно тоталитарным государствам, полностью отождествлять задачи мирного и военного времени. Ее неприятие войны, как метода внешней политики, настолько сильно, что она неизбежно будет склоняться к модификации своих задач мирного времени в надежде, что они могут быть решены без обращения к оружию». Правда, мило? Сравните с тем, как ведет себя Америка сейчас. Демократия явно развилась до столь ненавистного ранее тоталитаризма.

«Нашими основными задачами в отношении России на самом деле являются только две следующие:

уменьшить мощь и влияние Москвы до таких пределов, при которых она больше не будет представлять угрозу миру и стабильности международного сообщества;

внести фундаментальные изменения в теорию и практику международных отношений, которых придерживается правительство, находящееся у власти в России».

Думаю, не надо пояснять, что понимается под стабильностью международного сообщества. А про теорию и практику международных отношений тех времен существует очень хороший анекдот:

«- С кем граничит СССР? — С кем хочет, с тем и граничит». Есть и другой анекдот, про: «пишется раздельно» и «с большой буквы, поскольку это — обращение к президенту независимого государства», но в газете я его написать не могу. Очень бы хотелось, чтобы подобные анекдоты рассказывали снова.

«Мы должны всеми имеющимися в нашем распоряжении средствами поощрять развитие в Советском Союзе институтов федерализма», — говорится далее в документе. Как вы понимаете, предлагается это отнюдь не в интересах России, а вовсе даже Америки.

Интересно посмотреть на методологию процесса. «Прежде всего, мы должны исходить из того, что для нас будет невыгодно, да и практически неосуществимо оккупировать и поставить под контроль нашей военной администрации всю территорию Советского Союза… Чем меньше территория, остающаяся в распоряжении такого режима, тем проще навязать ему условия, удовлетворяющие нашим интересам. В худшем случае… нам следует потребовать:

а) прямых военных уступок (сдача вооружений, эвакуация ключевых районов и т. п.), обеспечивающих гарантии военной беспомощности на продолжительное время;

б) соблюдения условий, обеспечивающих значительную экономическую зависимость от внешнего мира;

в) соблюдения условий, гарантирующих необходимую свободу, либо федеративный статус национальным меньшинствам (нам следует как минимум настаивать на полном освобождении прибалтийских государств и на предоставлении федеративного статуса Украине, который обеспечил бы местным украинским властям большую степень автономии;

г) соблюдения условий, гарантирующих устранение железного занавеса, обеспечивающих свободный поток идей извне и установление широких личных контактов между людьми в зоне Советской власти и вне неё…

Другими словами, мы должны обеспечить автоматические гарантии того, что даже некоммунистический и номинально дружественный нам режим:

а) не будет обладать большой военной мощью;

б) будет экономически сильно зависим от окружающего мира;

в) не будет обладать слишком большой властью над национальными меньшинствами;

г) не установит ничего, напоминающего железный занавес в отношение контактов с окружающим миром…

Таким образом, мы можем смело утверждать, что в случае войны с Советским Союзом наша цель — проследить за тем, чтобы после окончания войны никакому режиму на российской территории не было позволено:

а) сохранять военные силы в количестве, способном представлять угрозу любому соседнему государству;

б) пользоваться такой степенью экономической автаркии, которая позволила бы осуществить восстановление экономического базиса военной мощи без содействия западного мира;

в) отказывать в автономии и самоуправлении основным национальным меньшинствам;

г) сохранить какое либо подобие нынешнего железного занавеса.

Если эти условия будут гарантированы, — нас устроит любая политическая ситуация, возникшая после войны. Мы будем в безопасности, независимо от того, сохранится ли Советское правительство на всей российской территории, или только на небольшой её части, или же исчезнет вообще».

Все очень наглядно, не так ли? Нет смысла раскрывать эти тезисы подробно. Повторено трижды разными словами, чтобы лучше дошло.

Показательно, что составители документа прекрасно понимали искусственность предлагаемого сепаратизма. Особенно характерно на примере Украины:

«Действительно, украинцы были несчастны под управлением России и необходимо что то предпринять для защиты их положения в будущем. Но есть ряд существенных нюансов, которые нельзя упускать из виду. Пока украинцы были важным и существенным элементом Российской империи, они не проявили никаких признаков «нации», способной успешно и ответственно нести бремя независимости перед лицом сильнейшего российского противодействия. Украина не является четко определенным этническим или географическим понятием. В целом население Украины изначально образовалось в основном из беженцев от русского и польского деспотизма и трудноразличимо в тени русской или польской национальности. Нет четкой разделительной линии между Россией и Украиной и установить ее затруднительно. Города на украинской территории были в основном русскими и еврейскими. Реальной основой «украинизма» являются «отличия» специфического крестьянского диалекта и небольшая разница в обычаях и фольклоре между районами страны. Наблюдаемая политическая агитация — это в основном дело нескольких романтично настроенных интеллектуалов, которые имеют мало представления об ответственности государственного управления».

Характерно, что мечтания американцев сбылись в современности с избытком — та же Украина отделилась полностью.

А теперь — главная тема для размышления. Если враги России всегда стремились разделить ее на кусочки, то в чьих интересах такое разделение — русских или же их недоброжелателей? Ведь некоторые набираются наглости предлагать «конфедерацию» и тому подобное чуть ли не как панацею для русской нации.

ДВА ТИПА ГОСУДАРСТВ

В рамках обсуждаемой темы, государства вполне допустимо разделить на два типа: имперский и локальный.

Илья Маслов, «Открытое письмо русским националистам об антиимперстве»:

«Империю я определяю как иерархическое государство, ориентированное на всестороннюю экспансию и ничем не ограниченное развитие, основанное одной нацией и управляемое ее элитой в соответствии с идеалом благородства. Когда хотя бы одна из составляющих этого определения выпадала, Империя переставала существовать.

Локальное же государство — это государство карликового народца, который больше всего хочет одного: чтобы в его дела не лезли, не мешали ему делать собственные маленькие гешефты и не заставляли решать какие то вопросы, лежащие вне области толстого кошелька, полного желудка и спокойного сна.

Позорная Швейцария, общеевропейский ростовщик; не менее позорная Прибалтика, носящаяся со своей «славной историей», происходившей на пятачке с гулькин нос; кавказские и баскские шавки, пытающиеся казаться крутыми кобелями в годину бедствий хозяина; Англия, растерявшая все свои колонии и подчинившаяся одной из них, в лице США, исключительно из за курса на либерализм.

В эти рамки вы хотите загнать Россию своим обрезанием до «Русской республики»?

Так вот, «правые антиимперцы», арийство — это всегда Империя. Более того, там, где нет арийцев, нет и Империи. Китай, что ли, считать Империей? Японию? Бантустан какой нибудь? И дело даже не в Империи, как таковой, дело в том, что Ницше называл Волей к Власти, а я называю фаустианством.

Неотъемлемой чертой арийца является гордость. Нет, не гордыня в духе «я пуп земли!», а гордость, выбирающая славную смерть, вместо позора плена; гордость, не позволяющая сидеть в теплых стенах и манящая покорять океаны и пустыни; гордость, мешающая замкнуться на возделывании персонального садика и заставляющая мечтать об изменении Вселенной. Ариец завоевывает мир, чтобы изменить его в соответствии со своей волей. Так и рождается Империя. Убить эту Империю можно, лишь убив арийское в самих арийцах. А теперь найдите мне арийцев в Европе. Нашли? Не густо…

Русский народ — это воплощенное фаустианство на всем протяжении своей истории. Сколько раз он стоял на краю поражения — и побеждал? Побеждал вопреки всем правилам и законам — «Русская армия тем и живет, что нарушает традиции!», германец Миних сказал, между прочим. Причем арийский имперский инстинкт действовал безотказно: даже когда государство как таковое рушилось, русские самоорганизовывались… — и восстанавливали его. Своими силами. Причем, как правило, борясь с «передовыми» державами современницами. Да, у белых язычников была благородная, но опасная черта — они сами были честны и верили другим, и эту черту наш народ пронес сквозь века. Поэтому его победами пользовались то Англии и Франции, то царь Михаил Романов и Владимир Ленин.

Ну, так и надо изменить ситуацию таким образом, чтобы в России у власти находилась русская элита, а не разваливать Россию!

Впрочем, тем, у кого мировосприятие различается от рождения, никогда не найти общий язык. Для кого идеал — теплая норка, сопящая подруга под боком и отсутствие врагов, никогда не поймет стремящегося к Неведомому и Великому».

Несколько пафосно, но очень верно. Я раскрывал эту же тему в своей статье «К вопросу об Империи». Напомню вкратце.

Термин происходит от латинского imperium — «власть». Казалось бы, любое государство — это власть. Но ведь далеко не каждое называют империей!

На самом деле, вопрос решается неожиданно просто: Империя — это государство, построенное в соответствии с der Wille zu Macht Фридриха Ницше.

Во-первых, Империя в идеале представляет собой единство всего народа в осуществлении этой самой Воли к Власти. Скажем, в Римской империи каждый римлянин гордился тем, что он римлянин, готов был отстаивать дело Империи даже ценой собственной жизни; стремился к развитию Рима и так далее. В СССР времен расцвета люди искренне трудились на благо всего народа. Но в XX-м веке уже не было деления на граждан и поданных, что значительно ухудшило ситуацию: сравните, сколько простоял Рим до начала упадка, и сколько СССР.

Империя — это «один за всех, и все за одного» на уровне государства.

Во-вторых, «власть» здесь понимается не как «правление», либо «господство», а ближе к английскому «the рower». Не просто «власть», но — «энергия», «способность», «мощь». Империя стремится не просто иметь власть над тем, что уже есть, она стремится развиваться. Как экспансивно, так и интенсивно, что особо важно для современности. Вспомните индустриализацию в СССР или подъем экономики Рейха перед войной.

В-третьих, Империя всегда имеет некую Высшую Идею: нельзя продвигать Волю неизвестно куда. Причем эта идея не может быть вида: «сытно жрать, ничего не делать и чтобы никто не мешал заниматься, чем в голову взбредет». На «высшее» это не тянет.

Кем то было удачно сказано: «Империя — это любое государство, у которого есть какой то смысл существования, помимо самоподдержания». В этом определении, впрочем, упущен очень важный момент: например, «завоевание мирового господства» — это тоже для кого то смысл, но при этом не является самоподдержанием. Моя точка зрения — Империи имманентно присуще развитие. В самом широком смысле и без замены суррогатом вроде: «караоке вместо космоса».

В-четвертых, Империя — цельна как в единстве граждан, так и в отношении к чему либо. Не может быть стратегической нейтральности.

Подведём итоги: Империя — это Единство, Развитие и Идея. Где все это соединяется вместе, возникает Империя.

Противоположностью Империи является мелкотравчатое государство, жители которого озабочены лишь мальтузианскими проблемами — хотя, конечно, с учетом научно-технического прогресса. Вместо Единства нации, — атомарное общество, с одной стороны, и глобализация в мировом масштабе, с другой. Развитие подменяется культом потребления. Средства становятся самоцелью. Здоровую эпикурейскую философию заменяет оголтелый гедонизм. «Хищные вещи века».

Взамен Идеи, поддерживающей Единство и Развитие, предлагается набор рефлексов образцового завсегдатая распродаж, плюс «моя хата с краю, а своя рубашка ближе к телу». Замена граждан страны на подданных. Устремление белой расы на развитие деградирует до тихого гниющего болотца мещанства и обывательщины.

Все просто: для того, чтобы вершились великие дела, нужны великие нации и великие государства. Конечно, потенциальный гений может родиться в любом месте, но развиться сможет уже не в любом, а реализовать себя, — еще в более ограниченном множестве условий.

Часто, в качестве чуть ли не идеала, выдвигается «процветающая Швейцарская конфедерация». При этом, что характерно, не раскрывается тема, как там обстоят дела с освоением космоса, «синхрофазатронами», атомными электростанциями и т. д. Можно заодно оценить ситуацию: «США или, скажем, Китай решили захватить Швейцарию» — в плане успешной обороны и ответного уничтожения противника, естественно.

Что, такого не может быть, поскольку не может быть никогда?

В мозги русских интенсивно внедряются мемы добропорядочного обывателя, которому наличие множества сортов колбасы на прилавке важнее развития науки, техники, обороноспособности страны и так далее. Которому все равно, кто им правит, лишь бы платили, — причем, в отличие от честных наемников, он всегда готов перепродаться.

Кстати говоря, Швейцарию правильнее называть федеративной республикой, а не той конфедерацией, о которой мечтают анархисты. В Швейцарии есть президент и парламент (двухпалатный), а самоуправление кантонов ограничено общегосударственными законами. Это логично. Швейцарцы не идиоты, чтобы огораживаться друг от друга границами удельных княжеств. И это, учитывая тот факт, что они различаются между собой куда больше, чем русские — три государственных языка (немецкий, французский, итальянский) и разделение по вероисповеданию (45 % католиков, 46 % протестантов).

Не буду объяснять, зачем нужно освоение космоса, фундаментальная наука, массовое образование «на вырост», возможность автаркии, стратегическая обороноспособность и так далее, — «для понимающего достаточно», а обыватель не поймет в принципе: он настроен не на развитие, а на потребление.

Обывателю даже многого не надо, лишь бы было тихо и спокойно, — главное, чтобы его не трогали и не мешали разлагаться далее.

Уровень: «не надо большого мощного государства» наглядно показан в малоизвестной статье Максима Горького «О русском крестьянстве» (изд-во И. П. Ладыжникова. Берлин, 1922):

«Очень любопытную систему областного хозяйства развивал передо мной один рязанец:

— Нам, друг, больших фабрик не надо, от них только бунты и всякий разврат. Мы бы так устроились: сукновальню человек на сто рабочих, кожевню — тоже небольшую, и так все бы маленькие фабрики, да подальше одна от другой, чтобы рабочие то не скоплялись в одном месте, и так бы, потихоньку, всю губернию обстроить небольшими заводиками, а другая губерния — тоже так. У каждой — все свое, никто ни в чем не нуждается. И рабочему сытно жить, и всем — спокойно. Рабочий — он жадный, ему все подай, что он видит, а мужик — малым доволен…

— Многие ли думают так? — спросил я.

— Думают некоторые, кто поумнее.

— Рабочих то не любите?

— Зачем? Я только говорю, что беспокойный это народ, когда в большом скоплении он. Разбивать их надо на малые артели, там сотня, тут сотня…».

Вот такой патриархально-пасторальный идеал.

Примечание: отрывок приведен лишь как литературная иллюстрация, а не как реальное мнение русского крестьянина первой четверти прошлого века. Не знаю мотивов Горького, но в этой статье он откровенно заврался. Цитирую: «Говоря о жестокости, трудно забыть о характере еврейских погромов в России. Тот факт, что погромы евреев разрешались имевшими власть злыми идиотами, — никого и ничего не оправдывает. Разрешая бить и грабить евреев, идиоты не внушали сотням погромщиков: отрезайте еврейкам груди, бейте их детей, вбивайте гвозди в черепа евреев, — все эти кровавые мерзости надо рассматривать как «проявление личной инициативы масс»».

Вы можете привести исторические факты еврейских погромов с отрезанными грудями евреек и превращением евреев в модели Пинхеда из «Восставшего из Ада»? Я, например, такого не припоминаю.

Горький вещает дальше: «Жестокость форм революции я объясняю исключительной жестокостью русского народа. Когда в «зверствах» обвиняют вождей революции — группу наиболее активной интеллигенции, — я рассматриваю эти обвинения как ложь и клевету, неизбежные в борьбе политических партий, или — у людей честных — как добросовестное заблуждение».

А теперь сравните: «… эта девятнадцатилетняя еврейка, которая все устроила, с откровенностью объяснила, почему все чрезвычайки находятся в руках евреев. «Эти русские — мягкотелые славяне и постоянно говорят о прекращении террора и чрезвычаек», — говорила она мне: «Если только их допустить в чрезвычайки на видные посты, то все рухнет, начнется мягкотелость, славянское разгильдяйство и от террора ничего не останется. Мы, евреи, не дадим пощады и знаем: как только прекратится террор, от коммунизма и коммунистов никакого следа не останется. Вот почему мы допускаем русских на какие угодно места, только не в чрезвычайку….

При всем моральном отвращении… я не мог с ней не согласиться, что не только русские девушки, но и русские мужчины-военные не смогли бы сравниться с нею в ее кровавом ремесле. Еврейская, вернее, общесемитская ассировавилонская жестокость была стержнем советского террора». (Г. Н. Михайловский, «Записки. Из истории российского внешнеполитического ведомства», 1914 1920).

Заодно поинтересуйтесь о национальном составе этой самой чрезвычайки, — очень полезная информация окажется для размышлений.

Ладно, опять отвлеклись… Давайте лучше тезисно пройдемся по сказкам от сепаратистов.

СКАЗОЧКА ПЕРВАЯ: ГЕНОЦИД НЕЛЬЗЯ СЕПАРАТИЗИМ

Сказочка имеет очень простой сюжет: вопрос с некоторыми нациями можно решить практически только геноцидом, а это не разрешат сделать «цивилизированные страны», так что лучше некоторые территории от России отделить.

Поражает меня такая наивность, честное слово. Вот, сами посмотрите на современную политическую карту: сколько там всего отделилось, но при этом представителей «сепаратических национальностей» в русских городах стало минимум на порядок больше, чем было в СССР, когда русских насчитывалось лишь чуть больше половины населения. Сейчас — больше 80 %, а толку?

Так что некоторые слишком легко разбрасываются землей, которую не они завоевывали.

Впрочем, не будем обсуждать стратегическое значение территорий. Все проще. Во-первых, особо толерантные страны начнут вводить санкции уже с началом претворения русского национализма в жизнь. Во-вторых, если отделить все территории, население которых нам не по нраву, но при этом это население оставить в России, то ничего хорошего не будет, — такой вариант мы имеем уже сейчас. Будет даже хуже, так как действовать на соответствующих территориях русские не смогут не только de facto, но и de jure.

Так что, в любом случае, нерусское население придется выселять на историческую родину. Но если будет возможность осуществить такое (а зависит это исключительно от воли правительства — вспомните грузинскую эпопею; если бы ее проводили всерьез, то через неделю грузины в РФ стали бы раритетом), то, спрашивается, зачем отделять какие то территории, когда можно просто навести там порядок?

Резюме: тезис «надо отделить территории» означает не «избавиться от беспокойства», а исключительно «разделить и ослабить Россию».

СКАЗОЧКА ВТОРАЯ: ЭЛЕМЕНТЫ КОНФЕДЕРАЦИИ СРАЗУ ЖЕ ОБЪЕДИНЯТСЯ!

На чем этот тезис основан, — я даже и не знаю. Он всегда лишь постулируется, но не обосновывается. Конечно, в истории России подобное было — достаточно вспомнить начало прошлого века.

Во время гражданской войны сепаратизм процветал. Но с ним справились и справились довольно быстро. Почему? Да потому, что и «белые», и «красные» одинаково стояли на почве единого государства. Русские разбирались между собой по поводу общественного устройства, но не думали о том, как бы превратить свои области в новые уделы и развалить государство. «Суверенные республики» типа Донецкой или Дальневосточной появились исключительно благодаря войне, и после ее окончания влились в состав единого государства.

Вот, скажем, статья из БЭС про Дальневосточную республику:

«(ДВР), демократическая республика в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке в 1920 1922, руководящую роль в которой играл рабочий класс во главе с компартией. Создание временного государственного образования — буферной республики было обусловлено чрезвычайно сложной международной и внутренней военно-политической обстановкой. ДВР образована для того, чтобы предотвратить военное столкновение Советской России с Японией и обеспечить на Дальнем Востоке условия для ликвидации интервенции и белогвардейщины (см. Гражданская война и военная интервенция 1918 20). Для руководства подготовкой и строительством ДВР в марте 1920 было создано Дальбюро РКП (б). ДВР провозглашена 6 апреля 1920 в Верхнеудинске (ныне Улан-Удэ) на Учредительном съезде трудящихся Прибайкалья. Съезд избрал Временное правительство республики. В состав ДВР вошли Забайкальская, Амурская, Приморская, Камчатская обл. и Северный Сахалин. В это время власть ДВР фактически распространялась лишь на территорию Прибайкалья. Столицей республики вначале был Верхнеудинск. Советское правительство 14 мая 1920 официально признало ДВР и стало оказывать ей финансовую, дипломатическую, хозяйственную и военную помощь. При поддержке РСФСР была создана регулярная Народно-революционная армия (НРА). ДВР создавалась и существовала в условиях острых классовых противоречий, в борьбе с белогвардейцами (банд Семенова, Унгерна), японскими интервентами, эсерами и меньшевиками, в обстановке упорного противодействия иностранного империализма, 22 октября 1920 после тяжелых боев части НРА и партизан освободили Читу, которая стала столицей республики. В это же время японцы эвакуировались из Хабаровска. Создалась возможность объединения дальневосточных областей. 28 октября — 10 ноября 1920 г. в Чите состоялась объединительная конференция представителей областей Дальнего Востока, которая избрала правительство ДВР. Эсеры и меньшевики стремились превратить ДВР в обычную буржуазно-парламентарную республику. Для окончательного государственно-правового оформления республики было созвано Учредительное собрание.

14 ноября 1922 Народное собрание ДВР, выражая волю трудящихся, провозгласило на всем русском Дальнем Востоке Советскую власть и обратилось во ВЦИК с просьбой о присоединении ДВР к РСФСР. 15 ноября 1922 ВЦИК РСФСР принял декрет, по которому вся территория ДВР вошла как составная часть в РСФСР».

Понятно, что акценты смещены в сторону «руководящей роли рабочего класса с компартией», но факты остаются фактами — «суверенность» была временной изначально, она обозначала лишь то, что «такая то территория контролируется теми то», не более того. Еще раз повторю, что цель «разрезать Россию на кусочки» не ставилась в принципе.

Кроме того, исторический процесс современности — это именно вымирание белой расы вообще и русских, в частности. Дополнительно добавляется насаждаемая атомарность общества, космополитизм и так далее. Либеральная часть сепаратистов не зря столько внимания уделяет описанию своей неприязни к национал социализму, который направлен именно на то, чтобы «собрать и развиваться», а не на развал и деградацию.

Давайте также посмотрим на действительность — что будет, если Россия распадется на «удельные княжества» (сейчас не обсуждаем, как именно). Неужели кто то считает, что все, кому интересны русские территории (и ресурсы), будут смирно ждать, пока русские уделы самоорганизуются во что то там общее?

(Продолжение в следующем номере)

Оцените эту статью
2474 просмотра
нет комментариев
Рейтинг: 0

Читайте также:

Автор: Андрей Борцов
1 Июня 2007

СОЦИАЛИЗМ БЕЗ ЯРЛЫКОВ....

Автор: Егор Холмогоров
1 Июня 2007

ТОЧКИ И ЗАПЯТЫЕ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание