23 февраля 2020 14:33 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

БУДЬ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ, В КАКОМ СПЕЦИАЛЬНОМ ПОДРАЗДЕЛЕНИИ ВЫ БЫ ХОТЕЛИ СЛУЖИТЬ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Автор: Андрей Борцов
СОЦИАЛИЗМ БЕЗ ЯРЛЫКОВ. ЧАСТЬ 1

1 Июня 2007

КАК СЕЙЧАС РУССКИЕ ОТНОСЯТСЯ К СССР?

По-разному. Тем не менее посмотрим результаты интернет-опроса «Отношение к СССР и социализму», проведенного Л. Кравецким. Репрезентативным его назвать нельзя — во первых, выборка не очень большая, во вторых, это все же интернет-аудитория. Тем не менее 1025 проголосовавших — это не десяток и не сотня. А то, что опрос в интернете, а не на улице, даже нагляднее: среди пользователей интернета по понятным причинам есть сдвиг в сторону лучше обеспеченных материально и более образованных. Среди обычных работяг, которые сейчас (особенно за МКАДом, так сказать) скорее выживают, а не живут, в пользу СССР сдвиг будет больший: во первых, в то время они жили вполне нормально, особенно в сравнении с нынешней ситуацией (зарплата 5000 р, из которой надо половину заплатить за квартиру — это еще не худший вариант), а во вторых, они знают лишь два варианта — социализм недавнего прошлого и то, что делается сейчас, другие варианты (тот же национал социализм) ими очень вряд ли рассматриваются. Таким образом, в данном опросе количество голосов «за СССР» должно быть занижено по сравнению с репрезентативной выборкой русских по всей России.

«Жалеете ли вы о распаде СССР?

Очень жалею (48.5 %)

Скорее да, чем нет (23.7 %)

Скорее нет, чем да (8.8 %)

Совершенно не жалею (18.0 %)

Все равно (1.1 %)»

Итого: за социалистический строй выступает 72.2 % населения, причем те, которые «скорее нет, чем да» с большой долей вероятности отвечали именно про «СССР в прежнем виде», а не про социализм как таковой. Смотрим на следующие два вопроса и получаем подтверждение тезиса:

«Хотите ли вы восстановления СССР в прежнем виде?

Да (24.8 %)

Нет (71.7 %)

Все равно (3.5 %)

Хотите ли вы восстановления СССР в исправленном и доработанном виде?

Да (72.3 %)

Нет (25.9 %)

Все равно (1.9 %)»

Как видите, почти четверть населения согласна с тем, что СССР хотелось бы восстановить в том же виде, в каком он был. Но еще 72.3 % хотели бы восстановления Советского Союза с исправленном и доработанном виде. Понятно, что невозможно хотеть одновременно и «каноническую» форму, и исправленную. В результате получается, что хотят социализма (СССР «как было» + исправленный вариант» 97.1 % населения. Понятно, что это число завышено — не все привыкли четко отвечать на вопросы, и вполне возможен вариант «хочу больше один вариант, но устроит любой, ставлю две галочки». Тем не менее, наглядно, не так ли?

«Реализация социализма в СССР была…

Отличной (6.1 %)

Хорошей (24.4 %)

Удовлетворительной (37.3 %)

Плохой (15.6 %)

Отвратительной (16.6 %)»

Здесь получаем «отлично + хорошо» 30.5 %, очевидно содержащие 24.8 % желающих восстановления в прежнем виде. Честно говоря, я даже удивлен таким большим процентом — несмотря на мое положиетельное отношение к социализму как социальному строю, реализация его в СССР была на три с плюсом при Сталине и с минусом — после него. Впрочем, недостатки советского варианта социализма мы обязательно обсудим, но позже.

«Доминирующим строем в России (или будущем государстве, которое будет включать в себя Россию) должен быть…

Социализм (44.2 %)

Капитализм (10.5 %)

Некий их гибрид (31.3 %)

Иное (14.0 %)»

Процент за «чистый социализм» впечатляет. Нюанс тут в том, что, как показано выше, социализм вовсе не обязательно означает «государственную собственность на средства производства» и вполне допускает частную собственность в разумных рамках. Таким образом, «некий их гибрид» вполне попадает в рамки именно социализма: гибрид «много капитализма и чуть чуть социализма» невозможен, это будет лишь подмена социализма как строя неким набором социальных гарантий при капиталистическом строе.

За чистый капитализм высказались 10.5 %, что очень показательно. Честно говоря, удивлен 14 % «иного» — даже не представляю, что бы там могло быть, но это уже не существенно.

Интересно то, что на 18 % ответивших «совершенно не жалею о распаде СССР» приходится лишь 10.5 % «капиталистов».

«Реализация социализма, которую бы вы назвали хорошей…

Возможна прямо сейчас или в ближайшем будущем (45.9 %)

Возможна, но в отдаленном будущем (34.6 %)

Невозможна (19.5 %)»

Сами понимаете, что вопрос именно о хорошей реализации. Если же взять пропорцию хороший / удовлетворительный из раннего вопроса, то числа надо увеличить приблизительно в полтора раза — то есть удовлетворительная реализация в ближайшем будущем возможна с точки зрения более чем 70 % населения (а некоторые сочтут ее хорошей и даже отличной!).

«Нравится ли вам идея социализма?

Считаю социализм самым правильным строем (35.0 %)

Нравится с оговорками (21.0 %)

Нравится, но с существенными доработками (24.1 %)

Скорее не нравится (8.6 %)

Эта идея мне отвратительна (9.0 %)

Иное (2.3 %)»

Отвратительным социализм считают 9 % опрошенных, то есть — даже не все из тех, кто за капитализм.

«Ваше отношение к частной собственности (то есть, собственности на землю и средства производства)

Частной собственности быть не должно (11.6 %)

Частная собственность допускается только на персональные средства производства — те, в которых не используется наемный труд (18.6 %)

Частная собственность допускается только на небольшие участки земли и мелкие предприятия (производство сувениров, кафе, парикмахерские и т. п.) (38.6 %)

Частная собственность должна быть на все (21.0 %)

Иное (10.1 %)»

Обратите внимание, что «кондово советских» социалистов, не допускающих частной собственности, всего 11.6 %.

Какой можно сделать вывод? А очень простой: русские тяготеют к социализму как к строю, наиболее их устраивающему, даже если отвергают конкретную реализацию в виде СССР. Что не удивительно: марксистский вариант социализма у меня, например, тоже энтузиазма не вызывает.

Почему так? Не буду заниматься плагиатом, процитирую из интернета (ЖЖ-юзер blanqi):

«Для русских людей типичны такие черты, как искренность, жажда правды и справедливости, постоянное неосознанное желание воли как освобождения от власти быта. Русские не религиозны и не доверяют красивым словам. Если социальные законы общества противоречат таким чертам характера, то русский человек теряется, живет в разладе с самим собой, уродуется морально и физически.

Поэтому единственной национальной задачей является не постыдное солженицевское «сбережение народа», не биологическое выживание «русской породы», а обустройство общества, законы которого будут помогать русским раскрыть свои лучшие качества и сгладить последствия худших. В такой стране не страшны любые гости — «легальные» и «нелегальные».

В противном случае, сколь ни чиста будет кровь в венах российского народа, как народ русский он перестанет существовать. Люди — не скот. Национальная идея в России сегодня может быть только социальной. Единственной социальной идеей не из преданий старины глубокой и не со «шведским» лицом может быть только русский социализм.

Как бы ни отвращал первый неудачный опыт, куда бы не зазывал виртуальный «постиндустриальный» мир, какой бы новой русской кровью не грозило нам такое будущее — иного нет. Куда бы ни привел этот путь, он наш, русский путь.»

Добавлю от себя, что выходом для русской нации в нынешней ситуации является не просто русский социализм, а русский национальный социализм. Впрочем, если социализм русский, то это значит, что он национальный, не так ли? Но для ясности стоило обозначить.

«СОВКИ»

Этим термином любят клеймить тех, кто считает, что СССР — один из этапов русской истории. Не идеальный, но и не такой, за который надо «платить и каяться». Впрочем, каяться вообще не надо никогда и ни за что — надо делать выводы и исправлять ошибки.

Нередко «совками» называют всех подряд, живших в Союзе (кроме, разве что Благородных Интеллигентов — см. мою статью про интеллигенцию). Им приписывается специфический комплекс неприглядных качеств, например, такой:

«Бездельник, привыкший отсиживать на работе за гарантированную ему государством зарплату; безинициативный, закомплексованый, зашореный человек, с промытыми мозгами.

Любитель телевизора, пива и чтения «Спорт-экспресса» в транспорте.

Собирательно — бездумное животное, с превалирующими над всем инстинктами и рефлексами».

Что ж, процитирую ответ Кравецкого.

«Совки-бездельники как то умудрились выйти на первое/второе место в мире по производству всех жизненно важных продуктов. «Отсиживая» на своей работе, построили самую мощную в мире науку, второй по мощности ВПК, уверенно конкурирующий с первым, первыми вышли в космос. Страшно подумать, что бы они сделали, если бы не «отсиживали на работе», а еще и работали там.

«Безинициативный» совок сумел освоить крайний север, повернуть реки и выгнать немцев, которым инициативные европейцы сдались за две-три недели. «Закомплексованный» совок уверенно считал себя хозяином на своей земле и слагал в свою честь песни. Раскомплексованные постсовки же занимаются в основном тем, что срут на свою собственную Родину и рассказывают всем о своем комплексе раба. И лижут зад начальству, в чем от них не отстают свободные европейцы.» Зашореный» совок знал географию и математику, в чем ему сейчас могут позавидовать американцы и французы. Литературу, причем, не только свою, но и зарубежную. Ходил после работы во всевозможные клубы и студии, занимался творчеством. Зато его незашоренные последователи проводят свое время в кабаках, не знают, кто с кем воевал во Второй Мировой, и считают себя состоявшимися на основании того, что сумели купить автомобиль. И да, у совка были промыты мозги. Человеколюбием и бескорыстием. Совку с детства говорили, что самое главное — самореализация, а не деньги, творчество, а не шмотки, друзья, а не проститутки. Промывали мозги, другими словами. Зато теперь промывка кончилась. Зачем тогда специалисты по рекламе (коим является написавший послание из первого абзаца персонаж) непонятно».

Конечно, нельзя сказать, что «совков» не было вообще. Некогда Яробор очень точно вывел, кто такие «совки» на самом деле.

Даже сторонников Советского Союза, которые за его реставрацию один-в один, некорректно называть совками, ведь изначально — во времена СССР — этим словом называли советских обывателей. Не идейных коммунистов, а именно обывателей, причем самую одиозную их часть — тех, чьи ценности совпадают с общечеловеческими: кушать, спать, плодиться, сбиваться в стадо. В общем то, речь идет, если совсем откровенно, о быдле. Совками именовали советское быдло. То самое, что помогало разваливать СССР, диссидентствуя на кухнях, а потом составило материал для формирования «общества потребления». При Союзе они ретиво верили в прекрасную жизнь на Западе, пытались незаметно украсть что нибудь с места работы и ходили на праздники с плакатами «Ленин жив». После развала Союза они ждали, когда же демократия сделает им прекрасную жизнь как на Западе, пытались украсть что нибудь из того, что еще не было украдено, и ходили на праздники с плакатами «Ельцин — наш президент».

Но кого же уместно называть «совком» в наше время?

Возьмем людей, для обозначения которых термин «совки» использовался изначально, т. е. советское быдло, и рассмотрим его основные черты. Это позволит нам сравнить его с различными категориями нынешних россиян. Итак, для жившего в советское время совка характерными являются следующие особенности:

Преклонение перед всем западным, начиная от любых импортных товаров и заканчивая книгами и фильмами, и следующее из этого презрение ко всему отечественному;

Непоколебимая вера в наличие на Западе «цивилизации» и в то, что у нас ее никогда не было и не будет;

Жизнь по принципу «родина там, где задница в тепле»;

Отсутствие инстинктивного разделения людей по принципу «свой-чужой», заменяемое приспособленчеством («выпили вместе — уже свой») или приспособленческим стремлением («хочу жить так, как он — значит, он не чужой»);

Проекция собственной неполноценности и деградированности на остальных представителей своего народа (не «я — ленивый пьющий дурак», а «мы, русские — ленивые пьющие дураки»);

Замена отождествления себя с другими людьми по национальному признаку на отождествление по принципу схожести мышления (обывательский космополитизм);

Уважительное отношение к людям других национальностей («их критиковать опасно — могут и в морду дать») и одновременно постоянная критика своих, но не за что то, а просто потому, что раз свои, значит — можно;

Повышенная любовь ко всяким кухонным обсуждениям, но неспособность вести нормальную дискуссию вследствие своей необразованности и невладения логикой, из чего следует желание в случае появления несогласных уклониться от спора, заклеймив их фанатиками, фашистами / коммуняками и т. п. (список можно продолжать до бесконечности);

Постоянный поиск причин своих бед (сам себя совок не может считать причиной своих бед в принципе), неприятностей и «недостаточно хорошей жизни», который приводит в итоге к сваливанию всего на государство и народ (как уже говорилось выше, совок никогда не скажет «я живу плохо, потому что не умею вести хозяйство», он скажет «русские живут плохо, потому что не умеют вести хозяйство»);

Следующий из части приведенных выше пунктов перманентный комплекс вины за свой народ (но не за себя самого) перед «прогрессивным человечеством».

Кого все это напоминает? Правильно. Тех, кто в основном и пользуется термином «совки» для клеймения всех, кто с ними не согласен. Так что, господа расовые космополиты, национал сепаратисты, антиимперцы, русофобы-германофилы и прочие, вы — типичные совки. Как говорится, чем кумушек считать трудиться…

Рассмотрим социализм на примере СССР. Тема, надо сказать, весьма сложная. Казалось бы, прошло каких то два десятка лет, вокруг множество тех, кто ещё застал это время… Однако россказней ходит столько, что впору делать сборник «городские легенды» во всероссийском масштабе. Что очень показательно, «легенды» популярны среди тех, кто СССР застал максимум в дошкольном возрасте.

ЛЕГЕНДЫ ОТ БЛОНДИНОК

Недавно читательницы журнала «Космополитан» обсуждали тему «СССР или сегодняшняя Россия? Где лучше?». И, знаете ли, 64 % аудитории этого прозападного журнала сочло, что в эРэФии лучше. При этом лишь одна четвертая часть из них застала хотя бы закат СССР и то, — в глубоком детстве. Представьте сами возрастную категорию этого журнала, но… — на полном серьезе они рассказывают, что было при Сталине и Ленине, взывая к собственному опыту (оригинально) и называя тех, кто не спешит выливать на СССР ушат помоев, жертвами пропаганды, что особенно умиляет.

Что ж, давайте ознакомимся с характерными высказываниями.

«Мне однозначно лучше сейчас, потому что сейчас мне не приходится просить маму купить колбаски, а в ответ слышать, что у нее нет сейчас на нее талонов». Показательно: под видом СССР всё время пытаются пропихнуть «перестройку» имени Горбачева. Психологически это понятно: тяжелые воспоминания детства. Но при чем тут СССР? Талоны после войны отменили даже раньше, чем, скажем, в Англии — хотя на территорию последней вторжения не было.

«Сейчас нет уравниловки, не стригут под одну гребенку. Есть силы и мозги — работай, зарабатывай». Мозги, промытые мифом об американской мечте, — действующая модель. Миф об уравниловке рассмотрим позже, здесь же укажу направленность на «зарабатывай». То, что силы и мозги могут быть направлены на иное (скажем, науку) — в голову не приходит.

«По крайней мере, сейчас есть выбор. Ты можешь смотреть «Дом– 2», а можешь не смотреть; можешь любить Абрамовича, а можешь ненавидеть, и говорить об этом открыто на каждом углу». Знаете, с моей точки зрения куда лучше вообще не знать, что такое «Дом– 2», а про Абрамовичей читать только в анекдотах, а не в хрониках из жизни олигархов.

«Я, вот, мало что помню, но помню, как родственники присылали в посылке молоко и колбасу и это было счастье». Это было не просто счастье, — это было чудо. Посылка идет минимум неделю и хранится отнюдь не в рефрижераторе. Представляете, что будет с молоком, особенно если учесть, что оно тогда было без такого количества консервантов, как сейчас? Взрывоопасная бактериологически активная посылка счастья.

«… при СССР мы жили не просто плохо — это был тихий ужас. Моя мама была фармацевтом, папа — строителем. Кушали мы рожки и колбаску бумажную». Думаю, знаменитую «бумажную колбасу» специально изготовляли для таких вот… и продавали исключительно им. У меня отец всю жизнь на мясокомбинате проработал — при СССР в колбасу даже сою не добавляли, не то, что туалетную бумагу. Тем более что она то, как раз, действительно была дефицитом.

Но, ладно, вернемся к «тихому ужасу». Я несколько не понял — а что, в РФ доходы мамы-фармацевта и папы строителя резко выросли? На самом деле, все еще интереснее. Строители получали квартиры очень быстро, через несколько лет работы. Причем, обратите внимание, именно получали. Сравните с современной ситуацией — за сколько десятилетий строитель сможет накопить на квартиру, если не будет есть, одеваться, развлекаться и так далее? Да и фармацевты, знаете ли, в СССР не бедствовали.

«Я уверена, — никто из тех молодых, кто себе адекватно представляет советские реалии, не захотел бы оказаться в них НАВСЕГДА. Оставить машину, паспорт с Шенгенской визой, дамские тампоны, дисконтные карты на скидки в супермаркетах — и шагнуть в мир равенства и братства». Экая незамутненность: мол, у всех теперь есть машины и средства ездить по Шенгенской визе. А дисконтные карты как мерило цивилизации — это уже как то за гранью добра и зла.

«умерло или погибло большая часть населения страны. Как вы думаете, почему не было жилищного кризиса — да просто померла большая часть владельцев квартир и оставшиеся вполне спокойно поделили недвижимость». Оказывается, в СССР русские вымирали, а в эРэФии все замечательно, квартир теперь хватает, и, чем дальше, тем больше квартир освобождается. Вот только не для русских, а от русских.

«Вся страна ехала в Москву за колбасой». Вся, однозначно. Причем одновременно. На длинных зеленых электричках. А по пути люди умирали от голода и тем самым, как уже было сказано, решали жилищный вопрос,.

«А, главное, — что не давали кушать… годами… На этом фоне даже долгожданная дача квартиры как то меркла…» Гвозди бы делать из этих людей. Годами жили без пищи!

ЛЕГЕНДА О ДЕТЯХ И КРЫСЕ

Большой отрывок из «Антисоветского проекта» С. Г. Кара-Мурзы.

Дело было весной 1985 г., когда ничто еще не предвещало крутого поворота 1988 г. Я был заместителем директора одного из институтов АН СССР. Сидели мы в дирекции и мой коллега, тоже замдиректора, до этого долгое время работавший в ЦК КПСС, рассказал историю, которая якобы произошла на днях.

В детском саду на кухне утонула в кастрюле молока крыса. Повариха ее вытащила и выбросила, а молоко пожалела, разлила по стаканам и дала детям. А крыса то до этого отравилась крысиным ядом. И вот, 22 ребенка умерли, выпив этого молока. Мы все, услышав такое печальное известие, помолчали, пробормотав что то вроде «вот так все у нас…». Мол, «у-у-у, проклятая система».

Примечательно, что никто не усомнился в этом сообщении, хотя директор был биологом по образованию, а я — биохимик-экспериментатор с большим опытом. Мы не усомнились, хотя нам то должно было быть очевидно, что вся эта история — выдумка. Сейчас я ее вспоминаю, и меня бросает в жар. Как стыдно! Столько учился, сам работал с похожими вещами — что же вдруг так заблокировало твои знания и твой опыт? Почему тебя вдруг превратила в идиота эта примитивная «утка»?

Посудите сами. Крыса, животное весом около 200 г. (вообще то около 500, но принципиально это ни на что не влияет — прим. А. Б.), съела смертельную дозу крысиного яда. Яд этот, конечно, вреден для всех млекопитающих, но особенно сильно он действует на грызунов, на их специфически слабое место — желудок, вызывая кровоточивость его слизистой оболочки. В качестве яда используется антикоагулянт — вещество, затрудняющее свертываемость крови. Для людей он менее ядовит, чем для крыс.

Иными словами, человек весом 200 г., проглотив весь яд, который был в крысе, не умер бы, а скорее всего, лишь переболел. Но даже такой маленький человек никак не мог получить всего того яда, что проглотила крыса. Он выпил бы свою долю молока — 1 / 22 (при условии, что «умершие дети» выпили все молоко до капли), т. е., получил бы максимум 4 % того яда, что содержался в кастрюле.

Это, исходя из предположения, что весь яд перешел в молоко, что абсолютно невозможно. Яд находился в желудке и в тканях крысы. В молоко могла перейти лишь очень небольшая часть этого яда. Скажем, 1 % (но даже если 10 % — это дела не меняет). Таким образом, ребенок весом 200 г получил бы около 1 / 2200 смертельной для крысы дозы яда. Но детей весом 200 г не бывает даже в проклятых советских детских садах. Дети наши в то время весили по 10 15 кг. Совокупная масса тела 22 детей составляла, по меньшей мере, 220 кг — в тысячу раз больше, чем у нашего гипотетического ребенка размером с крысу. Следовательно, количество принятого с молоком яда составляло порядка одной миллионной части смертельной дозы.

Предположим даже невероятное, — что крыса съела десять смертельных доз! Значит, ребенок в среднем получил не одну миллионную часть, а одну стотысячную часть смертельной дозы, одну десятитысячную, наконец, и все равно это — слишком мало. Не могло идти речи не только о поголовной смерти воспитанников детсада, но и вообще о каком либо недомогании. Говорят, что дело могло быть не в яде, а в тех болезнетворных микробах, которые попали с грязной крысы в молоко. Но это была бы совсем другая история. Ну, заболел кто то из детей, кого то пронесло — это совсем не то. В любом случае, мало-мальски образованный в данной области человек сразу должен был бы усомниться, мы же этого не сделали, — вот в чём корень проблемы. Хотя эта история была явно «лабораторным» продуктом. Раз в нее сразу поверили, значит, к этому уже была предрасположенность.

Недавно я рассказал об этом на одном узком семинаре. Поразительно, что слово в слово история о крысе и гибели детей в тот год рассказывалась и в других местах. Ее слышал один из участников семинара, тогда моряк-подводник. То же молоко, те же 22 ребенка. В Интернете я попросил компетентных людей оценить обоснованность моих приблизительных расчетов. В общем, сошлись на том, что смерть детей от яда, находившегося в крысе, невозможна. Возможно заболевание от инфекции, но тогда бы не было быстрой и поголовной смерти.

По общему мнению, эта история была элементарно сфабрикована и была предрасположенность к восприятию таких историй в обществе. Один собеседник написал: «Да, была такая история, еще там один ребенок молока не пил и потому выжил, а повариха повесилась». Вплоть до того, что я встречал очевидца, видевшего «детские гробики в овраге на Хованском кладбище». Ну, понятно, что и гробики не могут валяться, и оврага там нет, но — «своими глазами».

…При обсуждении в Интернете истории с крысой, от которой якобы отравился целый детский сад, всплыла книжка некоего М. Веллера, который поведал эту историю в виде «документальных зарисовок» врача скорой помощи. «Врач» даже указал конкретный населенный пункт, где эта история произошла. Вот она, в чуть сокращенном виде:

Михаил Веллер. «Байки скорой помощи». «Отравление».

«День выдался на редкость: то сосулька с крыши, то рука в станке, то подснежник, то ножевое… И тут диспетчерша над карточкой затрудняется: звонят из Мельничных Ручьев, из яслей — что то детям плохо… Что плохо? — Похоже на отравление… Скорей. Едем, едем! А что — вообще? — Да дышат плохо. Синеют… — И у скольких это? — Да почти все… — Сколько!!! — Всего — тридцать семь… Массовое тяжелое отравление в яслях! Гоним все свободные машины… А на тяжелые случаи у детей мы едем быстро, чай не допиваем и в карты не доигрываем — рысью и под сиреной: это тебе не старушка-хроник преставляется и не алкаш в дорожное вмазался…

Ясельники… Рвотное, промывание, сердце поддерживать, кислород искусственно. Трясем воспитательниц: как, когда, что пили? — Накормили манной кашей, уложили спать, тут и началось. Санэпидстанцию сюда! — воду на анализ, молоко на анализ: что за эпидемия кошмарная, что за бацилла, что за яд такой? Детей пачками везем в больницы, кто то уже помер, лаборатория корпит в поту: в рвоте и поносе — ДДТ и мышьяк!.. Милиция роется в помойке, откапывает остатки каши, везет на экспертизу: есть мышьяк и ДДТ в каше! Родители уже рыдают по больницам, местное население гудит и собирается сжечь эти ясли, заперев предварительно персонал.

Звонок на скорую: повешение. Жив? Какое там, остыла. Кто? А заведующая этими яслями повесилась… Выяснилось, что они сварили крысу… На раздаче повариха зачерпывает со дна — батюшки! — из черпака хвост висит… Пришла заведующая. Обматерила повариху. Велела выкинуть крысу в помойное ведро и быстро убрать на помойку… И покормили кашкой… Выварилась химия из крысиного организма и напитала всю кастрюлю до той самой концентрации… Ну что. Заведующую на кладбище, поварихе восемь лет. А из детей шестерых так и не откачали».

Кара-Мурза пишет, что кто то даже не поленился и поехал на место происшествия, в поселок Мельничный Ручей неподалеку от Ленинграда. Детского сада там нет. Женщины, которым они пересказали эту историю, утверждают, что ничего подобного в их поселке никогда не было — «местное население не гудело и не собиралось сжечь эти ясли, заперев предварительно персонал».

В «Антисоветском проекте» убедительно обосновывается гипотеза о том, что подобные мифы были частью идеологической войны против Советского Союза. Вопрос «кто и каким образом содействовал развалу СССР» важен, но в этой статье нас интересуют лишь особенности социалистического строя. Поэтому важно разобрать соответствие подобных мифов действительности: мало кто в современности мыслит самостоятельно, а не берет готовые штампы из слухов, средств массовой информации и т. д. Обратите внимание, что и страшилка о крысе в молочной каше, и процитированные реплики гламурных девочек преподносятся именно в виде «так и было».

Важно понимать, что можно привести кучу статистики о тех временах, документов и прочего, но те, кто видит в советском периоде русской истории только отрицательные черты, будут с пеной у рта кричать о фальсификации истории и так далее. Вот типичное высказывание: «Нет, «второй» бухгалтерии просто не было. Она была одна — первая, она же и последняя. Никакой альтернативы официальной советской статистике не имелось. Потому и ссылки на неё, мягко говоря, не информативны».

Вот вы можете назвать какую либо страну, где параллельно официальной статистике ведется альтернативная? А еще лучше — две! Или три.

Но дело даже не в том. Все элементарно: ежели, как признается, советская статистика была одна, то именно она использовалась для управления страной. Логично, не так ли? Был же Госплан! Он ворочал горами информации, причём не для каких то там ООН или ЮНЕСКО, а для себя — чтобы управлять страной. Вот и подумайте, — возможно ли управлять шестой частью суши, если пользоваться неправильными данными. Я бы не взялся.

Но вера — на то и вера, чтобы отводить неугодные аргументы без осмысления. И верующие во «всё плохо» так и будут веровать. Но речь не о них: переубеждать фанатиков — не слишком то целесообразная трата времени. Давайте попытаемся сравнить мифы и действительность наглядно — не закапываясь в цифры, а на бытовых примерах.

ОТЛИЧИЕ СУТИ И ФОРМЫ

Очень важно: говоря о социализме в СССР, легко смешать очень различные реализации концепции социализма. С момента образования (30 декабря 1922 г.) и до развала в Союзе чего только не было — от нэпа до перестройки. Этим, кстати говоря, очень часто пользуются любители огульного охаивания: недостатки (а они были, — и существенные) отдельных периодов рассматриваются «оптом», хотя, скажем, во времена перестройки не было «сталинских репрессий», а при Сталине не было «черных вторников», «дефолтов» и прочих «прихватизаций». Поэтому давайте определимся, какое время считать относящимся к социалистической модели СССР, а какое — нет.

С другой стороны, это было бы подгонкой фактов под теорию — мол, вот этот эталонный год социалистический, а все остальное — ересь. Но проблемы нет. Во-первых, начальный период — на то и начальный, что определенной концепции не было как таковой, она лишь вырабатывалась. Не относить же к имманентным свойствам социализма, скажем, чаяния Маркса и Энгельса по теме семейных отношений. Думаю, отрывок из «Манифеста коммунистической партии» нагляден:

«Буржуазные разглагольствования о семье и воспитании, о нежных отношениях между родителями и детьми внушают тем более отвращения, чем более разрушаются все семейные связи в среде пролетариата благодаря развитию крупной промышленности, чем более дети превращаются в простые предметы торговли и рабочие инструменты.

Но вы, коммунисты, хотите ввести общность жен, — кричит нам хором вся буржуазия.

Буржуа смотрит на свою жену как на простое орудие производства. Он слышит, что орудия производства предполагается предоставить в общее пользование, и, конечно, не может отрешиться от мысли, что и женщин постигнет та же участь».

В «Манифесте» написано, что «нет ничего смешнее высокоморального ужаса наших буржуа по поводу мнимой официальной общности жен у коммунистов» — т. е., казалось бы, инсинуация и никакой общности не предполагается. Тем не менее, в 20 х годах существовала теория «стакана воды», которая заключались в отрицании любви и сведении отношений между мужчиной и женщиной к инстинктивной сексуальной потребности, которая должна находить удовлетворение без всяких «условностей», как утоление жажды (заняться сексом так же просто, как выпить стакан воды).

Однако такая «свобода» не прижилась. Ленин, кстати говоря, сразу раскритиковал таких вот озабоченных пролетариев: «Конечно, жажда требует удовлетворения. Но разве нормальный человек при нормальных условиях ляжет на улице в грязь, и будет пить из лужи?».

Отвлеклись. Но пример, думаю, нагляден: к социализму надо относить именно то, что свойственно социализму per se, а не локально-частные проявления.

Последующий период, довоенный, по понятным причинам являлся временем проб и ошибок (вспомните хотя бы ситуацию с колхозами и др. «перегибами на местах»). Индустриализация требовалась архисрочно — понятно, что тщательно планировать и минимизировать количество щепок при рубке леса, было просто невозможно. Таким образом, и здесь надо отслеживать, какие события могут относиться к социализму непосредственно, а какие — нет.

Период войны — форс-мажор по определению. Но и после Победы нельзя сказать: «все, теперь остались проявления именно социализма».

В самом деле, социализм — это, если использовать терминологию начального периода, именно Советы, которые шли «от народа» с его пониманием справедливости. Коммунистическая партия — это совсем другой вопрос, из серии «все равны, но некоторые равнее других». Еще Нестор Махно выдвигал концепцию «за Советы без коммунистов», что показательно. Таким образом, рассматривая исторические факты, надо учитывать не только «имманентное социализму либо преходящее», но и «от социализма или же от коммунистов».

Понятно, что во времена СССР «руководящая роль партии» превозносилась и была догматом, поэтому и насаждались лозунги вида «народ и партия едины» и пр. Удивительно другое, — почему сейчас даже махровые антикоммунисты стараются умалчивать об этом факте. Впрочем, забегая вперед, заявлю, что те, кто ненавидит коммунистов так, что «аж кушать не может», никогда не отделяют негативные последствия коммунистической идеологии от положительных проявлений социалистической идеи. В самом лучшем случае позиция выглядит как «да, было и в СССР что то положительное, и это надо бы применять, но ни в коем случае не упоминать, откуда заимствовано».

(продолжение в следующем номере)

Оцените эту статью
2506 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 0

Читайте также:

Автор: Андрей Борцов
1 Июня 2007

РУССКИЙ СЕПАРАТИЗМ — 2

Автор: Егор Холмогоров
1 Июня 2007

ТОЧКИ И ЗАПЯТЫЕ

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание