27 июня 2019 15:26 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ЧЕМ ДЛЯ ВАС ЯВЛЯЕТСЯ ДЕНЬ 1-ГО МАЯ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Автор: Николай Протопопов
РУССКИЕ И ЗЛО

1 Мая 2007

«Зло шагает по свету неразборчиво, стремится испортить то, что еще не испорчено. Зло хочет сожрать все то, что еще не создано. У зла своя правда. Эта правда называется ложью». Эти слова из нового клипа «Дискотеки Авария», неожиданно вышедшего на экраны как раз во время событий в Эстонии, пробрали до костей каждого. Уточним — каждого человека, поскольку изучение нелюдей есть отдельная дисциплина. Пробрали не только потому, что прозвучали удивительно вовремя — как раз тогда, когда мы лицом к лицу столкнулись со злом в его почти химически чистом, шакальи-нацистском виде. Но и потому, что в слова облеклось то, что мы давно уже чувствовали, но в чем боялись признаться. Нам — России, русским — противостоят не просто «геополитические конкуренты», не просто мелковато-злобные соседи и заокеанские захребетники. Нам противостоит не просто слепое и глухое стихийное «нечто». Наш противник, с которым вновь приходится скрестить мечи на всех фронтах от политического до культурного — именно Зло. Зло с большой буквы.

Беда в том, что духовный образ Зла был для нас фактически потерян. Мы не видели врага в лицо и не знали, как с ним сражаться. Монополию на производства образов Зла давно уже захватил Голливуд, который лепит его по своему хотению и политическому заказу. Иногда, на вторых ролях, в образе мелких недотыкомок при этом киношном Зле пробегаем в голливудских поделках и мы, русские. Не крупно, а так, в роли второстепенной помехи носителям мудрости и света, «сынам Запада». В роли сынов света русские, напротив, никогда там не встречаются. Не наше амплуа.

В зачморенном этой «голливудщиной» русском сознании время от времени даже пробегают странные тараканы. Вроде мысли: «А не перейти ли нам и в самом деле на сторону Зла?». Мол, «их Христос» — это «Бог Запада», а нам, русским, о чём бы там не мечтала русская литература, «Русского Бога» не положено. Наше метафизическое место в одном ряду с орками, гоблинами, чертями, упырями, вампирами и прочей нечистью, в одном строю с тем глобальным чудовищем, которое Запад конструирует в качестве образа своего врага.

Нет, разумеется, ничего, более ложного и нерусского, чем такие рассуждения о пользе альтернативной термической обработки ушей в целях причинения огорчения своей «маман». И наши предки, и даже мы сегодня, когда просыпаемся от голливудского бодуна, знаем, что наше русское место — на переднем крае борьбы со Злом. Со Злом в его классическом виде. И, более того, мы знаем и обратное — если кто то или что то развязывает горячую или холодную войну против русских и России, то либо сразу, либо очень скоро на стороне противника обнаруживается Зло в своем предельном, инфернальном воплощении.

Сказанное не означает, конечно, что мы, русские, состоим из одного дистиллированного Добра, и что наш сапог и в самом деле всегда свят. Иногда мы оказываемся на стороне Абсолютного Добра, иногда на стороне меньшего зла, иногда за Правду, иногда — сами за себя. Но во всех комбинациях мы бываем против Абсолютного Зла и являемся для него главной и универсальной помехой. Такой помехой, что на своем пути в мир Зло раз за разом спотыкается, и каждый раз злобно шипит: «опять эти русские».

Это свойство уже давно подметили не только одни мы, — китайцы придумали для миссии русских в мире специальное прозвище: «убийца драконов». Русские никогда не навязывали другим своей гегемонии в мире, никогда не пытались поработить другие народы, мучить и унижать их (когда что то подобное вдруг и случалось в нашей истории, то каждый раз оказывалось, что жертва сама — ну, очень долго напрашивалась, намного дольше, чем длилось наше мучительство). Но как то так каждый раз оказывалось, что когда на место «господина мира» находился очередной претендент, каждый раз, когда он стремился навязать это господство силой или коварством, — он разбивался именно о Россию.

Мы сотворили немало добра разным народам, получив взамен довольно мало благодарности, впрочем, особенно на него и не рассчитывая. Опять же, спору нет, мы не причинили этим народам никакого зла — в том числе и того, которое они иногда вполне заслужили. Но, чаще всего, мы старались делать так, чтобы никому в этом мире не досталось несправедливости, горечи и смерти сверх меры. Заботились о том, чтобы чаша гнева, боли и скорби на весах этого мира не переполнилась.

Чтобы понять масштаб тех проблем, которые возникают у Мирового Зла с Россией, нужно, прежде всего, ответить на религиозно-философский вопрос: что такое Зло?

Сделать это не так то просто, поскольку на редко каком вопросе столь остро расходятся разные мировоззрения и столь сильно отличаются метафизические, догматические и нравственные системы разных религий.

Существует очень опасный взгляд, согласно которому Зло является неотъемлемой частью мира, его «темной стороной», как любят говорить голливудские персонажи. Само собой, «хорошим парням» переходить на темную сторону не следует, но все таки доброе и злое разлиты в мире в относительно равных пропорциях, распределяются по определенному алгоритму и можно, разве что только чуть чуть, сдвинуть точку равновесия в ту или иную сторону.

Можно смотреть на мир иначе, считая, что количества зла в нем неизбежно увеличивается, что сам наш мир, по сути, — Зло, и можно из него спасти лишь остатки чего то хорошего (частицу света, к примеру, как думали греческие философы и древние еретики-манихеи). Или вообще, не заморачиваться и думать, что само наше существование — это уже Зло и лучший способ борьбы с ним — ретироваться в нирвану и с нашим существованием покончить. Так думал, например, основатель буддизма, хотя его последователи отошли от такого тотального нигилизма.

Можно думать еще, будто Зло в мире — норма и нечто главенствующее. Добро, напротив, что то новое и маргинальное. Добро постепенно отвоевывает у зла все новую и новую территорию, добираясь наконец то до штабов и складов и, по мере наступления добра, Зло все больше звереет. Так может думать и радикальный либерал, и коммунист, и даже радикальный исламист. В ¬этой безупречной логике есть только одна загвоздка. Получается, что конечная цель Добра — разрушить мир, а не спасти его, а значит, все средства хороши, при этом методы установления царства Добра как то уж очень подозрительно напоминают методы самого подлого и низкого Зла.

Есть, наконец, еще одно понимание Зла. Православное, христианское, оно же и русское, поскольку в условиях, — когда миллионы русских в течение десятков поколений от Александра Невского и Андрея Рублева до Георгия Жукова и Юрия Гагарина были православными, старались жить и чувствовать как русские, православные люди, — этот взгляд не мог не укорениться в самые глубины нашего национального сознания.

Сущность этого взгляда состоит в следующем. Зло — не есть сила, равновеликая Добру, сатана — не близнец Творцу, и тем более не старше его. Напротив, — наш мир изначально сотворен как «хороший весьма» и призван через человека, через его подвиг и труд, свободно соединиться с Богом. Зло же возникает из попытки уклониться от этого божественного проекта. Это, с позволения сказать, контрпроект, выдвинутый сперва одним, хотя и весьма могущественным существом — Люцифером, сатаной, «отцом лжи» и как его там еще. Вместо: «соединись с Богом не потеряв себя», — совсем другое: «будем как боги, не соединяясь с Богом».

Понятно, что выигрыши от реализации этих «проектов» не равновелики, что второй уступает первому и главным оружием Зла на пути реализации своего «будем как боги» оказываются ложь и насилие. «У Зла своя правда. Эта правда называется ложью». Как можно убедить себя в том, что, несмотря на игнорирование божьих заповедей, «жизнь удалась»? Только ложью. Как убедить в этом других? Только ложью. Как убедить их пойти за собой? Только ложью. Что делать, если даже ложь не помогает, если даже обман не убеждает? Остается одно — насилие.

Зло не иллюзия. Далеко не иллюзия. Кому это чувствовать, как не нам, живущим в этом мире. Но оно и не реальность в том смысле, в котором реален наш живой, дышащий и движущийся мир. Это — параллельная реальность, выстроенная с помощью лжи и протягивающая к нам свои щупальца с помощью насилия. Только там, только в том мире проект сатаны «будем как боги» может хоть как то реализоваться. Это неважно, что Бог создал жизнь, создал вот этого, конкретного человека, — в наших силах его убить. Это ничего, что Бог создал нечто прекрасное, — в наших силах над ним поглумиться, выставив голую задницу и скорчив рожи, как макака. Отсюда и все родовые признаки Зла — ложь, убийство, цинизм, пошлость и подлость. Это то царство, которое стремится захватить в заложники наш мир. Не в силах создать свое сатана просто пытается умыкнуть чужое. Зло — это еще и кража чужого.

Как некогда человек был поставлен Творцом в центр проекта по «приуготовлению» мира к встрече с Богом, так и теперь он оказывается в эпицентре борьбы. Даст ли он захватить себя, подастся ли стокгольмскому синдрому или окажет сопротивление? Ответ на эти вопросы дается не в некоем абстрактном пространстве, а здесь и сейчас — в ходе Истории. Истории, в которой неразрывно переплетены священное и мирское, политика и экономика, вера и творчество, грязь и святость, подлость и подвиг. Все человеческие общества, государства, народы и царства являются равноправными участниками этой великой борьбы, в которой цель Зла — окончательно поработить себе весь мир, погрузить его в иллюзорное, поистине геббельсовское существование, а цель Добра — освободить из рук подлинного «международного террориста» хотя бы несколько захваченных им «заложников».

Россия — парадоксальная страна, основное свойство которой, как с грустью констатируют западные враждебные геополитики, состоит в том, что ее невозможно захватить и, еще более, — невозможно удержать. Которая, ну, никак не хочет быть встроена в глобальный порядок — либеральный или нацистский, капиталистический или даже коммунистический. Последнее оказалось наибольшим парадоксом. Логика революционеров XIX века, типичных представителей мирового хаоса, была очень простой: «Ни одна революция в Европе и во всем мире не может достигнуть окончательной победы, пока существует теперешнее русское государство», — писал Энгельс. А пламенный революционер В. И. Ленин отсюда сделал логичный вывод — надо бить по России, взяться за нее как за слабое и центральное звено и тогда в объятья мировой революции сразу рухнет весь мир. Но вот случилась в России революция, и… вот парадокс, тем самым немедленно провалилась революция мировая. Чуть ли не все страны мира сразу же стали против коммунизма, и особенно ратовали против него недавние революционеры, всевозможные «ренегаты Каутские». «Просвещенная» Европа немедленно выдумала еще большее Зло — нацизм и бросила его на Россию. А в самой России коммунизм стало медленно засасывать куда то между щелями нашего пространства, утрамбовывать в плотины строящихся ГЭС, укладывать вместе со шпалами новых железных дорог — так, что не успело пройти и двух поколений, как все стало на свои места. Вот — Зло, вот — мир, который оно хочет выстроить под себя, и вот — вечный булыжник у Зла в ботинке, называемый Россия. Булыжник, который в несколько раз больше самого ботинка.

Когда сегодня кто то уговаривает нас, русских, встать на сторону Зла, или согласиться, что мы то — и есть Зло и встроиться в «либеральный мир», войти в «белый расовый интернационал», «голубой фронт» или какую нибудь там «зеленую» и антисистемную коалицию, — мы должны помнить, что это Зло делает свою очередную, отчаянную попытку достроить свой иллюзорный мир без Бога и против Бога. Достроить свою систему лжи, кражи и насилия. Что нас призывают предать не только самих себя, не только своих предков — дравшихся под Сталинградом и освобождавших Эстонию, защищавших Севастополь и покорявших Сибирь, искавших руду на Урале и шедших по пути «из варяг в греки». Нас призывают предать не только всех добрых и, никому не сделавших Зла, людей в любых уголках мира — нас призывают предать даже лань в утреннем лесу, слона, весело поливающего ребятишек из хобота, снегиря на ветке, вековой дуб — видевший царей и стрельцов, буйный орешник, посылающий мальчишкам зеленые еще крепкие орехи. Предать ветер, нагонящий озорную волну на скалы, леса, вековым молчанием прикрывающие наши границы, ручейки и тропинки ведущие нас от маленьких тайн к большим загадкам. Предать солнце, луну и звезды, дающие нам свет из под небесного свода. Предать весь тот мир, который «хорош весьма» и который теперь «мучится и стенает» под бичами Зла. Его не предали наши деды, наши прадеды и пращуры. Не предадим и мы.

Мы силы Добра. Мы еще не разбиты.

Оцените эту статью
2332 просмотра
нет комментариев
Рейтинг: 0

Читайте также:

Автор: Андрей Борцов
1 Мая 2007

ЧТО ТАКОЕ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ?

Автор: Анатолий Астахов
1 Мая 2007

ЕДИНОМУ БОГУ И РУССКОМУ...

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание