21 октября 2019 00:36 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

БУДЬ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ, В ГОСУДАРСТВЕ С КАКИМ НАЗВАНИЕМ ВЫ БЫ ХОТЕЛИ ЖИТЬ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Антитеррор

Автор: Федор Бармин
ЧЕРНАЯ МЕТКА

1 Сентября 2006
ЧЕРНАЯ МЕТКА

Когда в Москве убивают первого заместителя председателя Центрального банка страны, ответственного за банковский надзор, — это означает, что у нашей страны большие системные проблемы. В глазах зарубежного биз­не­са, имеющего дело с Россией, случившееся является своего рода чер­ной меткой, перечеркивающей все высокие инвестиционные рейтинги пос­ле­дних лет.

ЧЕТЫРЕ ВЫСТРЕЛА

В Андрея Козлова стреляли, когда он вы­хо­дил из футбольного манежа «Спартак», рас­по­ло­жен­но­го на востоке Москвы, и собирался сесть в ма­ши­ну. В этот вечер он играл «в узком кругу» в кор­по­ра­тив­ный футбол. В ту среду на «Спар­та­ке» ко­ман­да Цен­т­ро­бан­ка раз­ми­на­лась со сбор­ной бан­ки­ров.

Козлов и водитель по­яви­лись на выходе чуть позже остальных членов фут­боль­ной команды Цен­т­ро­бан­ка, задержавшись в бане. Темно-си­ний Mercedes-600 банкира стоял уже не в плот­ном ряду припаркованных ав­то­мо­би­лей. По­дой­дя к ли­му­зи­ну, Козлов сразу направился к пра­вой пас­са­жир­с­кой двери, а шофер задержался у рас­кры­то­го ба­гаж­ни­ка, ук­ла­ды­вая туда сумки с по­ло­тен­ца­ми и формой. Дальнейшее известно. 41-лет­ний Коз­лов умер в по­ло­ви­не шестого утра в 33-й Го­род­с­кой боль­ни­це, после операции, длив­шей­ся пять часов, а 54-летний водитель Александр Се­ме­нов скон­чал­ся на месте.

По большому счету, это не самое жестокое пре­ступ­ле­ние в по­ст­со­вет­с­кой России (слу­ча­лись по­ку­ше­ния и со взрывами и многими че­ло­ве­чес­ки­ми жертвами). Зато — самое дерзкое, по­сколь­ку чи­нов­ни­ков такого ранга до сих пор не уби­ва­ли.

Розыском убийц Козлова за­ни­ма­ют­ся сотни со­труд­ни­ков МВД, ФСБ и Генеральной про­ку­ра­ту­ры. Если исключить фактор случайности, то ак­ция была выполнена предельно четко и про­фес­си­о­наль­но.

Банкира выследили, располагая сведениями о его перемещениях, выбрав практически иде­аль­ное место для покушения. В темноте пре­ступ­ни­ков, оде­тых в одинаковую темную одежду, никто тол­ком не разглядел. Только водитель ус­пел от­крыть зад­нюю правую дверь, как пре­ступ­ни­ки на­ча­ли стре­лять.

Сброшенные «стволы» нашли толь­ко сле­ду­ю­щим утром. Рукояти пистолетов были об­мо­та­ны матерчатой изоляционной лентой, что сде­ла­ло не­воз­мож­ным снятие отпечатков паль­цев.

Стреляли преступники с отменной меткостью: пер­вый двумя пулями по­пал в сер­д­це водителя Се­ме­но­ва, убив его на месте, а вто­рой, также ис­поль­зо­вав всего два патрона, смер­тель­но ранил в шею и го­ло­ву Ан­д­рея Козлова.

Охрана «Спартака» не видела и не слышала ни­че­го. Она вообще там находится больше для ви­ди­мо­с­ти. Камер наблюдения нет и в помине. Ма­неж расположен на территории парка в Со­коль­ни­ках, скрыться в котором не представляет никакого тру­да. Непосредственно в устранении банкира уча­ство­ва­ли двое мужчин среднего воз­ра­с­та, третий же со­уча­с­т­ник находился в машине, на которой впос­лед­ствии и скрылись пре­ступ­ни­ки. Собака, пред­по­ло­жи­тель­но взявшая след кил­ле­ров, по­те­ря­ла его на набережной Яузы.

Всего, как уже отмечалось, было произведено четыре выстрела (столько гильз обнаружено на ме­с­те преступления), а во время стрельбы с од­но­го из пистолетов сорвало самодельный глу­ши­тель. Убий­цы пересекли парк, окружающий спорт­ком­п­лекс, и выбросили оружие, после чего вы­лез­ли че­рез дыру в заборе и оказались на улице Олений Вал, где их под­жи­дал автомобиль. Не­смот­ря на все по­пыт­ки, след­ствен­ной бригаде не уда­лось со­ста­вить хотя бы ком­по­зи­ци­он­ные пор­т­ре­ты пре­ступ­ни­ков или чет­ко сформулировать их приметы, та­кие, как рост и те­лос­ло­же­ние. Оче­вид­цы (в ос­нов­ном во­ди­те­ли при­пар­ко­ван­ных неподалеку ав­то­мо­би­лей) путаются в показаниях, т. к. все про­изош­ло слиш­ком быстро и при пло­хом освещении.

На первый взгляд, обоснованные претензии нуж­но предъявить к службе безопасности ЦБ, ко­то­рая не обеспечила охраной чиновника такого ран­га, от­ве­чав­ше­го за опасный (по меркам рос­сий­с­кой дей­стви­тель­но­с­ти) участок работы. Од­на­ко если Коз­лов по ка­ким-то соображениям не желал тас­кать за собой се­кь­ю­ри­ти, чтобы, пред­по­ло­жим, не «све­тить» свои связи и контакты, — это уже воп­рос к самому ру­ко­вод­ству Цен­т­раль­но­го Банка Рос­сии.

Преступники знали распорядок дня Андрей Коз­ло­ва, что подразумевает либо наличие хо­ро­шо ин­фор­ми­ро­ван­но­го источника в ближайшем ок­ру­же­нии чиновника, либо факт про­слу­ши­ва­ния те­ле­фо­нов второго лица в ЦБ. Орга­ни­за­то­ры убий­ства зна­ли, что Козлов вообще не пользу­ет­ся ох­ра­ной. Они качественно спла­ни­ро­ва­ли отход с места пре­ступ­ле­ния.

ШТРИХИ К БИОГРАФИИ

Рассматриваются две основных версии.

Первая — месть за отозванные у банков ли­цен­зии. В этом году Козлов подписывал по 2-4 та­ких распоряжения в месяц, в основном по бан­кам, за­ни­мав­шим­ся обналичкой и схемами с «се­рым» им­пор­том. Вторая — превентивный удар. Убитый чи­нов­ник курировал в ЦБ самое кил­ле­ро­о­пас­ное на­прав­ле­ние — банковский надзор. Как показывает опыт, за маленькими банками, от­мы­ва­ю­щи­ми мил­ли­оны и миллиарды, зачастую сто­ят от­мо­ро­жен­ные «брат­ки», которые легко могут убить и того, кто отнял у них бизнес, и того, кто только со­би­ра­ет­ся это сде­лать.

Самое громкое дело по обналичке было свя­за­но с отзывом лицензии у Содбизнесбанка в 2004 году — тогда администрации ЦБ при­шлось брать здание штурмом, а потом случился па­мят­ный «кри­зис до­ве­рия», похоронивший не­сколь­ко бан­ков. Кстати, в октябре прошлого года быв­ший глава Сод­биз­нес­бан­ка Александр Слесарев погиб: две машины с ним и всеми его родными рас­стре­ля­ли на Каширском шоссе в Под­мос­ко­вье.

Насколько можно судить, основные усилия след­ствен­ной группы сосредоточены на вы­яв­ле­нии спис­ка заинтересованных в устранении Коз­ло­ва бан­ки­ров и изучении запутанных проводок и схем. С 2004 года ЦБ в общей сложности отозвал лицензии у 80 с лишним кредитно-финансовых организаций. Из них больше 40 были лик­ви­ди­ро­ва­ны только с на­ча­ла этого года — маховик борь­бы с отмыванием рас­кру­чи­вал­ся все сильнее и силь­нее. В активной раз­ра­бот­ке только у Де­пар­та­мен­та экономической бе­зо­пас­но­с­ти находится не­сколь­ко мелких банков, через которые пы­та­лись об­на­ли­чить суммы до $5 млрд., а у самого Козлова, по данным источника в МВД, таких на примете было несколько десятков.

Вообще говоря, сфера, в которой работал пос­ле­дние годы выпускник факультета меж­ду­на­род­ных экономических отношений Московского фи­нан­со­во­го института Андрей Козлов, — это самое дно банковского мира. В нем он был этаким Ви­до­ком, «то ли сыщиком, то ли игроком», вот и вос­при­ни­ма­ли его, мягко говоря, неоднозначно. И мно­гие те­перь первым делом со злостью вспо­ми­на­ют его био­гра­фию — одного из основателей пе­чаль­но из­ве­с­т­ной системы государственной «пи­ра­ми­ды», имев­шей целью покрытие бюд­жет­но­го де­фи­ци­та за счет заимствований на внут­рен­нем рын­ке через ГКО и ОФЗ. Первые торги по ГКО со­сто­я­лись в мае 1993 года, а в 1995-м трид­ца­ти­лет­ний Козлов становится зампредом Цен­т­раль­но­го бан­ка. В последующие два года маховик ГКО пре­вра­ща­ет­ся в неуправляемую пирамиду, при­вед­шую страну к дефолту. Страна находилась на пороге внешнего управления…

«Антикризисные» действия Андрея Козлова, предпринятые им якобы для стабилизации об­ста­нов­ки в роковом августе 1998 года, привели ровно к противоположному результату. Те­ле­ви­зи­он­ное об­ра­ще­ния зампреда ЦБ к населению в самый раз­гар дефолта с призывом к вкладчикам «про­блем­ных» банков перевести свои счета в Сбер­банк Вик­тор Ге­ра­щен­ко назвал «ошибкой». Хотя «ошибка» — это не то слово: кроме того, что вклады по­ве­рив­ших Козлову россиян ока­за­лись за­мо­ро­жен­ны­ми на дли­тель­ное время, так еще и выплаты по ним про­из­во­ди­лись по гра­би­тель­с­ко­му курсу из рас­че­та 9 рублей за один дол­лар, тогда как его реальная цена уже зашкаливала за 20 рублей.

При установлении причин дефолта 1998 года выяснилось, что огромная часть чиновников по­лу­чи­ла от кризиса прямую материальную выгоду. Не ос­тал­ся в стороне и Андрей Козлов, о дей­стви­ях ко­то­ро­го красноречиво говорят документы след­ствен­ной бригады Генпрокуратуры. Пра­во­ох­ра­ни­тель­ные органы тогда отметили, что «Козлов, за­ни­мая дол­ж­ность первого заместителя пред­се­да­те­ля Цен­т­раль­но­го банка, имел в нескольких ком­мер­чес­ких банках рублевые и валютные счета, на которые за­чис­ля­лись средства, полученные от ГКО. Только на его рублевый счет в Автобанке за 1998 год по­сту­пи­ло 12 платежей на общую сумму около 560 мил­ли­онов рублей, а на валютный счет — 42 тысячи дол­ла­ров…» («Новые Известия», 12. 07. 2002).

Можно предположить, что играть в ГКО Ан­д­рею Козлову позволяли свои собственные сред­ства. В расследовании, проведенном бывшим де­пу­та­том Государственной Думы и известным жур­на­ли­с­том Юрием Щекочихиным, были при­ве­де­ны сен­са­ци­он­ные на тот момент данные о зар­п­ла­тах топ-ме­нед­ж­мен­та Банка России. В этих ма­те­ри­а­лах прямо го­во­рит­ся, что официальный до­ход Андрея Козлова за 1997 год по основному месту работы составил по­чти 650 миллионов руб­лей. И это толь­ко надводная часть айсберга.

В январе 1999 года Андрей Козлов уволь­ня­ет­ся из Центробанка и становится председателем прав­ле­ния ЗАО «Банк Русский стандарт». Однако ж дела при Козлове не заладились. Многие объяс­ня­ют это тем, что Козлов был скорее чиновником, чем на­сто­я­щим банкиром. Во всяком случае, это офи­ци­аль­ная причина несостоявшегося почти го­до­во­го со­труд­ни­че­ства бывшего зампреда ЦБ с крупным ком­мер­чес­ким банком.

Следующее место работы вызвало удив­ле­ние у многих. Бывший второй человек в ЦБ в начале 2000 года уходит в туристическую ин­ду­с­т­рию на дол­ж­ность генерального директора 100-про­цен­т­ной «доч­ки» крупнейшего российского авиа­пе­ре­воз­чи­ка «Аэро­фло­та» — ту­ри­с­ти­чес­кой ком­па­нии «Мир Аэрофлота». Козлову были по­став­ле­ны по-на­сто­я­ще­му грандиозные задачи: через два-три года за­нять более трети всего ту­ри­с­ти­чес­ко­го рынка. Благо стартовые воз­мож­но­с­ти у этой компании были ог­ром­ны. Только уставной капитал фирмы составлял 15 мил­ли­онов рублей.

Справился ли Андрей Козлов с этой задачей — доподлинно неизвестно. Однако уже в се­ре­ди­не лета 2003 года «Мир Аэрофлота» прекратил де­я­тель­ность, а сам «Аэрофлот» подал на свою быв­шую «дочку» в суд. Всего в суды были на­прав­ле­ны шесть исков на общую сумму около полутора мил­ли­онов долларов. Схема была про­стой: «Мир Аэро­фло­та», несмотря на отказ авиа­ком­па­нии уве­ли­чить кредит на авиабилеты, про­дол­жал их ре­а­ли­зо­вы­вать, при этом не рас­пла­чи­ва­ясь со своей «пра­ро­ди­тель­ни­цей».

Однако без работы Козлов не остался. В ав­гу­с­те 2001 года его новыми работодателями стали аме­ри­кан­цы, пригласившие его возглавить орга­ни­за­цию с причудливым названием — Доб­ро­воль­чес­кий кор­пус по оказанию финансовых услуг. В должности управляющего директора столичного филиала этой иностранной организации он от­ве­чал за ко­ор­ди­на­цию практически всех проектов на территории Рос­сии и стран СНГ.

FSVC была создана в 1990 году бывшим гос­сек­ре­та­рём США Сайрусом Вэнсом и бывшим за­мом госсекретаря Джоном Уайтхэдом по ре­ко­мен­да­ции тогдашнего хозяина Белого Дома Джорджа Буша. Своей основной задачей эта не­пра­ви­тель­ствен­ная организация провозгласила содействие странам с переходной экономикой в построении надёжной финансовой системы. Оставим в сто­ро­не вопрос, как один из бывших руководителей ЦБ, имевший непосредственное отношение к уп­рав­ле­нию стра­ной, оказался во главе аме­ри­кан­с­кой орга­ни­за­ции. Что не запрещено, то раз­ре­ше­но, а эти­чес­кие воп­ро­сы в нашей стране мало кого ос­та­нав­ли­ва­ли.

О работе этого фонда в России известно не­мно­го. В России, финансируемый за счет суб­си­дий Аген­т­ства США по международному раз­ви­тию, а также частными корпорациями и лицами, фонд оказывает консультативную и юри­ди­чес­кую по­мощь не только частным, но и пра­ви­тель­ствен­ным структурам. Внеш­не его деятельность про­яв­ля­лась в том, что ус­т­ра­и­ва­лись различные се­ми­на­ры и «круглые столы», предоставлялись кон­суль­та­ции заинтересованным лицам. При­гла­ша­лись на эти ме­роп­ри­я­тия, как правило, депутаты Гос­ду­мы, а также со­труд­ни­ки ЦБ. Помимо это­го,­«­Доб­ро­воль­чес­кий кор­пус» работал в рос­сий­с­ких ре­ги­о­нах, на­при­мер в Са­ма­ре, но об этой сто­ро­не де­я­тель­но­с­ти аме­ри­кан­с­кой орга­ни­за­ции известно и того мень­ше.

Как заявлял бывший директор московского офи­са FSVC Адам Бланко, корпус «кон­суль­ти­ру­ет Думу по соответствующим вопросам, а так­же ока­зы­ва­ет консультационные услуги Цен­т­раль­но­му банку». Кроме того, Доб­ро­воль­чес­кий кор­пус «при­ло­жил руку» практически ко всем ба­зо­вым фи­нан­со­вым законам, таким, как «О банках и бан­ков­с­кой де­я­тель­но­с­ти» и «О Центральном бан­ке».

После обвального августа 1998-го россияне дол­го приходили в себя от последствий «доб­ро­воль­ных» консультаций американцев. Выходит, «по­вы­ше­ние общего уровня финансовых ус­луг», что дек­ла­ри­ро­ва­лось Козловым как спасительная миссия ДКОФУ в российской экономике, и при­ве­ло, соб­ствен­но, к дефолту.

Но что же в дальнейшем могло за­ин­те­ре­со­вать американцев в отставном заместителе пред­се­да­те­ля ЦБ? Судя по дальнейшему месту ра­бо­ты, бу­ду­щие возможности. И прагматичные янки не про­га­да­ли. В марте 2002 года Виктора Ге­ра­щен­ко сме­нил Сергей Игнатьев. Через месяц пос­ле своего на­зна­че­ния он призвал под свои зна­ме­на Козлова, набравшегося, видимо, не­об­хо­ди­мо­го звездно-по­ло­са­то­го опыта дядюшки Сэма в странах с «пе­ре­ход­ной» эко­но­ми­кой. Сложно пред­ста­вить, чтобы какой-нибудь быв­ший топ-чиновник Федеральной резервной си­с­те­мы США, поработав, например, в российской бла­го­тво­ри­тель­ной организации, за­тем вернулся в ФРС на прежнюю должность.

АВГИЕВЫ КОНЮШНИ

Дефолт, похоронивший большую и пре­об­ра­зив­ший меньшую часть крупных олигархических банков, практически никак не затронул нижние эта­жи банковской системы. Равно как и правила игры. Процветала полная непрозрачность в от­но­ше­нии отзыва лицензий у банков. С одной сто­ро­ны, не раз производились «показательные пор­ки». На­при­мер, как в случае с Межкомбанком. В разгар кри­зи­са за­ва­ли­ли этот один из самых про­фес­си­о­наль­ных бан­ков, который входил в то вре­мя в трид­цат­ку круп­ней­ших.

Межкомбанк уверенно переживал кризис, до­го­во­рил­ся со своими западными кредиторами о ре­с­т­рук­ту­ри­за­ции долгов в обмен на участие в ка­пи­та­ле. Но приехала миссия МВФ и по­тре­бо­ва­ла де­мон­ст­ра­ции активности в деле чистки бан­ков­с­ких рядов. И тогда Межкомбанк был выбран в ка­че­стве де­жур­ной жертвы — у него отозвали ли­цен­зию.

С другой стороны, в то самое время, когда ЦБ расправлялся с Межкомбанком, «СБС-Агро», прин­ци­пи­аль­но «кинувший» кредиторов, получил в Цен­т­ро­бан­ке стабилизационный кредит. И лишь через год, когда основная масса активов (ино­с­т­ран­ные кредиторы оценивают ее сумму при­мер­но в один миллиард долларов!) была уже без­воз­в­рат­но ра­с­та­ще­на, «СБС-Агро» был переведен под внеш­нее управление АРКО.

В пятой, самой низшей группе клас­си­фи­ка­ции над­зо­ра ЦБ (она включает банки в кри­ти­чес­ком фи­нан­со­вом положении) годами болталось пол­то­ры сот­ни банков, но к ним не применялось ни­ка­ких сан­к­ций. Кроме этого «шатающегося низа», на­счи­ты­ва­лось более пятисот банков с ото­зван­ны­ми ли­цен­зи­я­ми, не ликвидированных в ка­че­стве юри­ди­чес­ких лиц. Операции этих «живых трупов» ос­та­ва­лись аб­со­лют­но непрозрачными, находясь вне сферы над­зо­ра ЦБ. Именно эти ав­ги­е­вы конюшни бан­ков­с­кой си­с­те­мы России и их де­ся­ти­лет­нюю при­выч­ку жить «по понятиям» и взялся ло­мать, как было со­об­ще­но широкой об­ще­ствен­но­с­ти, Ан­д­рей Коз­лов.

«Сегодня сам Андрей Козлов говорит, что за два с половиной года своей работы в не­го­су­дар­ствен­ных структурах он «получил новый взгляд на си­ту­а­цию, — писала «Независимая газета» (но­мер от 01. 05. 2004). — Поэтому сейчас, когда я за­ни­ма­юсь надзором, я могу посмотреть на два-три уров­ня вглубь на те проблемы, которые фор­маль­но на­пи­са­ны на бумаге». Остается задать г-ну Козлову толь­ко один вопрос: от кого он по­лу­чил новый взгляд на ситуацию? Правдивого от­ве­та ждать при­дет­ся очень долго: те иностранцы, которые более 10 лет назад помогали Козлову «разбираться с тем, что потом стало рынком ГКО», преследуют со­вер­шен­но иные цели. Для которых им очень нужны отдельные власть имущие пер­со­ны, способные с легкостью при­ни­мать гу­би­тель­ные для России субъек­тив­ные ре­ше­ния».

Массовое истребление российских ком­мер­чес­ких банков декларировалось как благое на­ме­ре­ние ввести в России систему гарантирования вкла­дов населения, разработанную Андреем Коз­ло­вым. Вкрат­це: эта система страхования «от Коз­ло­ва» обя­за­тель­на для всех банков, однако ре­шать, какой банк допускать до нее, а какой нет, будет ЦБ. То есть Андрей Козлов. Основным ин­ст­ру­мен­том ста­ли про­вер­ки, призванные вы­яс­нить, грозит ли тому или иному банку бан­к­рот­ство в течение бли­жай­ших трех лет. Если ЦБ (т. е. Козлов) посчитает, что фи­нан­со­во-кредитное уч­реж­де­ние не со­от­вет­ству­ет этому пункту, банк в систему гарантирования вкла­дов до­пу­щен не бу­дет. И результаты проверок ока­зы­ва­ют­ся пустой формальностью.

Да, чиновником он был выдающимся. Только вот каждый понимает это слово по-своему. Одни вспоминают его «прямоту и эмоциональность», дру­гие — несколько… специфическую орга­ни­за­цию работы. Согласно первой оценке, пытаться «ре­шить вопрос» с Козловым в кулуарах было бес­по­лез­но. Его твердость по принципиальным воп­ро­сам была абсолютна. Об этом знали все и давно — коллеги по ЦБ, банкиры, депутаты, чле­ны пра­ви­тель­ства, чи­нов­ни­ки из Базельского ко­ми­те­та по меж­ду­на­род­но­му надзору. Это был че­ло­век, не шедший ни на малейшие компромиссы с со­ве­с­тью. Предлагать ему даже невинные ге­шеф­ты было бесполезно.

А вот что по этому поводу деятельности Ан­д­рея Козлова, ссылаясь на непоименованных пред­ста­ви­те­лей банковского сообщества, сообщает «Русский Newsweek«: «Он всех кидал — не вы­пол­нял то, за что брал деньги. Наладил четкие поборы за вхож­де­ние в систему (страхования вкла­дов). Его под­чи­нен­ные сначала обещали все раз­ру­лить, а потом при­хо­ди­ли к банкирам и деньги вымогали. Я вас уверяю: во многих московских офисах будут (в связи с его гибелью) банкеты», — спокойно пе­ре­ска­зы­ва­ет са­мые от­вра­ти­тель­ные слухи банкир.

«Обнал и проплата — без этого не обойтись в любом бизнесе (в России). Даже если вы зак­лю­ча­е­те контракт на поставку каких-нибудь пам­пер­сов — все равно нужен нал, чтобы вышло по­де­шев­ле», — напоминает он. Платишь зарплату по-чер­но­му — за обналичку отдаешь 5%. По-белому — на со­ци­альные налоги и подоходный за со­труд­ни­ков ухо­дит до 50%. Или минимизация рас­хо­дов при им­пор­те — тоже обнал, взятка та­мо­жен­ни­ку и эко­но­мия на та­мо­жен­ных пошлинах.

Занимается обналом множество мелких бан­ков, и всеми заправляет несколько «ста­биль­ных ко­манд», рассказывает один из сто­лич­ных бан­ки­ров. Эти люди еще в 90-е обросли кон­так­та­ми, на­шли постоянных клиентов и те­перь ра­бо­та­ют по­чти толь­ко на них. Они находят ка­кой-нибудь стаг­ни­ру­ю­щий банк, по­ку­па­ют его и «на­чи­на­ют ру­лить». Уви­деть это легко: был мер­т­вый банк — и вдруг через него начинают про­хо­дить боль­шие день­ги. Соб­ствен­но, так ЦБ, МВД и фи­нан­со­вая раз­вед­ка и находили себе оче­ред­но­го «кли­ен­та».

Такому банку сразу «перекрывают кис­ло­род»: лишают возможности открывать счета, при­ос­та­нав­ли­ва­ют кассовые операции и т. п. Если это про­ис­хо­дит (верный признак, что у банка скоро от­зо­вут ли­цен­зию) — значит, надо из него «де­лать ноги». Вот и делают: стремительно выводят ак­ти­вы, потом по­ку­па­ют новый банк и все по­вто­ря­ет­ся. «Основа это­го бизнеса в том, чтобы ус­петь про­дер­жать­ся хотя бы полгода-год, чтобы не закрыли сразу», — объяс­ня­ет ин­фор­ми­ро­ван­ный источник журнала «Рус­ский Newsweek«.

По оценке некоторых экспертов, борьба с об­на­лич­кой, которую вел Козлов, была отчасти не­пос­ле­до­ва­тель­ной и в итоге дала совсем не те ре­зуль­та­ты. С этим согласился даже президент Вла­ди­мир Путин, сказавший, что убийство Козлова, на его взгляд, сви­де­тель­ству­ет об «обострении си­ту­а­ции в борьбе с преступностью в сфере эко­но­ми­ки», поскольку «ис­поль­зо­ва­ние банковских ин­сти­ту­тов для кри­ми­наль­ных целей, к со­жа­ле­нию, про­дол­жа­ет­ся», и в стране ежемесячно об­на­ли­чи­ва­ют­ся миллиарды рублей.

И еще одна цитата: в России «сократились сро­ки работы «обнальных контор», а значит, умень­ши­лась их рентабельность. Результат — по­до­ро­жа­ние этой процедуры с 1 до 6% (такие рас­цен­ки озвучил президент Ассоциации рос­сий­с­ких банков Гарегин Тосунян). «Издержки вклю­че­ны в цену — вот вам и рост инфляции во всей стране, ведь речь идет о суммах в несколько про­цен­тов ВВП», — го­во­рит другой деятель фи­нан­со­вой сферы.

При этом Козлов, сам того не желая, уп­ро­с­тил жизнь командам, занимающимся об­на­лич­кой. «Сей­час стало много дешевых банков, не во­шед­ших в систему страхования вкладов (допуском в нее тоже занимался Козлов — «Newsweek»), зна­чит, не ра­бо­та­ю­щих с физлицами и потому не имеющих бу­ду­ще­го. Их скупали за бесценок и ус­т­ра­и­ва­ли им бы­с­т­рую и громкую смерть», — злит­ся один из «ци­ви­ли­зо­ван­ных» банкиров.

Другой бизнесмен, крупный банкир, говорит, что этим летом на рынке обналички, взбу­до­ра­жен­ном активностью ЦБ, была очень нездоровая ат­мос­фе­ра. «Было кидалово: все пытались друг дру­га со­жрать, наезжали на конкурентов. Вы­жи­ли те, у ко­то­рых покровители круче; туда по­бе­жа­ли с день­га­ми клиенты закрытых банков — так их деньги про­сто украли».

Из благожелательных характеристик, ко­то­рые давали Козлову знавшие его люди: «Он был труд­ным человеком» — «Редко уступал в спорах, был резким и категоричным» — «Считалось, что с ним сложно было найти контакт. Но он просто пе­ре­жи­вал, если не мог тебя убедить» — «Сам был очень аргументирован и требовал этого от дру­гих. К тому же его колкость была другой сто­ро­ной уди­ви­тель­ной порядочности и абсолютной не­под­куп­но­с­ти, и еще — прекрасного чувства юмора» — «Он делал то, что мог. Случилось то, что слу­чи­лось».

Из неблагожелательных оценок позволю себе выдержку из либеральной «Новой газеты» (но­мер от 03. 06. 2004): «Финансовые эксперты по­ла­га­ют, что последствием вводимых Козловым «ре­форм» может стать банковский кризис, по­доб­ный де­фол­ту в 1998 году. В этом случае хруп­кое до­ве­рие рос­сий­с­ко­го населения, две трети которого за годы на­сту­пив­ше­го капитализма по­те­ря­ли все свои вклады, к банковской системе будет потеряно на­всег­да. Апо­ка­лип­сис наступит для всей экономики России — без частных вкла­дов нет банковского сектора, а без банковского сектора нет ра­бо­та­ю­щих рыночных отношений. В этом случае воз­ни­ка­ет вполне за­ко­но­мер­ный вопрос: кому выгодно объявить Россию бан­к­ро­том? Чтобы получить от­вет на этот вопрос, нуж­но внимательно прочитать биографию зам­п­ре­да ЦБ Андрея Козлова».

Его похоронили с воинскими почестями на Тро­е­ку­ров­с­ком кладбище. У гроба тихо пла­ка­ли трое детей, младшей дочери исполнилось шесть лет.

Если в течение месяца по делу Козлова не бу­дет получено конкретных результатов, то его мож­но смело будет отнести в разряд «висяков».

Оцените эту статью
1569 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 0

Читайте также:

1 Сентября 2006

ХРОНИКА ТЕРРОРА

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание