25 августа 2019 05:52 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

ВЫ ГОТОВЫ ПОЛУЧИТЬ ЭЛЕКТРОННЫЙ ПАСПОРТ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Спорт

НАМ НУЖНЫ ВОРОШИЛОВСКИЕ СТРЕЛКИ

1 Мая 2005
НАМ НУЖНЫ ВОРОШИЛОВСКИЕ СТРЕЛКИ

В этом номере мы продолжаем беседу о нынешнем состоянии и перспективах развития стрелкового спорта в России. Наш собеседник — вице-президент Всероссийской Федерации прикладных видов стрельбы К.Л. ИВАНОВ.

– Константин Львович, расскажите, пожалуйста, о выставке IWA-2005, которую посетило в марте руководство Федерации.

– Эта выставка — одна из двух ежегодных выставок спортивного и специального стрелкового оружия, которые представляют большой интерес как для спортсменов, так и для экспертов-оружейников. Другая выставка проводится в Лас-Вегасе и там основной акцент сделан на перспективные модели, более того — модели завтрашнего дня, которые сегодня едва ли возможно принять на вооружение в любой стране мира по целому ряду причин. Тем не менее, каждый из представленных там образцов оружия — настоящий сплав высочайших технологий, обладающий выдающимися характеристиками и поэтому интересный и для теоретиков, и для практиков.

А на Нюрнбергскую выставку отправляются те модели нового оружия, которые «доведены до ума», доработаны для безотказной повседневной работы спортсмена или спецназовца и поэтому могут быть приняты на вооружение уже сейчас. Так как наша Федерация ориентирована прежде всего на прикладные виды стрелкового спорта, нам были наиболее интересны именно образцы, представленные на выставке IWA.

По итогам ее работы нами заключены договоренности с ведущими оружейными фирмами, такими, как «ЗИГ-Зауэр», «Штейр-Манлихер», «Смит-Вессон» и другими. Согласно этим договоренностям, Федерация в ближайшем будущем приобретет оружие этих фирм и будет выступать с ним на российских и международных соревнованиях.

Эти соглашения выгодны обеим сторонам — спортсмены Федерации смогут пользоваться высококачественным оружием для «специалистов», которое, к сожалению, пока отсутствует в ассортименте российского спортивного оружия, а оружейные фирмы получают весомую прибавку авторитета и прибыли от того, что спортсмены с мировыми именами выступают с их фирменным оружием и завоёвывают с ним первые места.

– Как именно был представлен на выставке в Нюрнберге упомянутый Вами отечественный производитель?

– К сожалению, не самым выигрышным образом. Как известно, список ведущих производителей России давно известен — это Тула, Ижмех, Ижмаш, Климовск, рядом с которыми можно поставить очень немногих. И на этой выставке из российского спортивного оружия были представлены только пистолеты, разработанные по теме «Грач», да еще снайперские винтовки, к сожалению, тоже не слишком новые — главным образом вариации на тему СВД и МЦ-116М.

– Что, по Вашему мнению, может быть этому причиной?

– Причин этому довольно много. Во-первых, надо признать, что мы, к сожалению, порядком отстали от Запада в области изготовления высококачественного оружия прикладных калибров для профессиональных стрелков и элитных спортсменов. Где-то начиная с 1960-х годов упор окончательно был сделан на «массовость». Многие ура-патриоты из числа отечественных оружейников сейчас любят вспоминать, что СВД, мол, была первой в мире снайперской винтовкой, сделанной в этом качестве изначально. Но никто из них не добавит, что с тех пор ни одной оригинальной снайперской винтовки для стрелков экстра-класса и спортсменов создано не было.

Речь здесь, конечно, идет не о «мелкашках» для биатлона и пулевой стрельбы, а о винтовках прикладных стрелковых калибров, пригодных как для тонкой боевой работы, так и для установки мировых рекордов. Ведь за последние 15-20 лет элитные спортивные и снайперские винтовки практически перестали отличаться друг от друга. А у нас делали и делают в первую очередь армейские винтовки, с трудом пригодные даже для настоящего снайпинга — по крайней мере, западным требованиям к точности стрельбы СВД и ее модификации уже давно не отвечают. Мы научились делать неплохие специальные винтовки — малошумные, крупнокалиберные и так далее. Но в области производства спортивных снайперских винтовок экстра-класса наши оружейники только начали сокращать тот огромный разрыв, который появился между ними и западными фирмами. И я думаю, что это отставание через некоторое время удастся ликвидировать. У нас, в общем, все еще впереди.

– Что Вы можете сказать о российских пистолетах, представленных на выставке?

– В общем, то же самое. Наши «спортивные» пистолеты крупных калибров практически отсутствуют. К тому же самые новые модели боевых пистолетов до конца ещё не доведены. Наверное, сказывается нехватка средств и устаревшее оборудование. К сожалению надо признать, что производство спортивных пистолетов крупных калибров у нас до последнего времени вообще отсутствовало. А из существующих армейских образцов едва ли удастся сделать хороший спортивный пистолет — у них совершенно разные задачи. Может быть, это и было бы возможно, но только при условии полной «переборки» пистолета, точной подгонки всей его деталей, возможно, изменения технологии производства и принципа работы… Но тогда это уже будет совсем другой пистолет. Конечно, я не говорю о спортивных малокалиберных пистолетах в пулевой стрельбе. Возьмите, например, хотя бы пистолет Хайдурова — это настоящее произведение искусства, причем как с точки зрения дизайна, так и с точки зрения спортивных качеств. Хотя ради справедливости надо сказать, что даже лучшие образцы российского малокалиберного оружия уже давно не выпускаются. Возможно, что одной из причин сдерживающих развитие производства спортивных образцов крупнокалиберных пистолетов являются проблемы преодоления законодательных рогаток.

– Какие именно рогатки Вы имеете в виду?

– Их очень много. Я думаю, что первое серьезное препятствие, которое придется преодолеть заново создаваемому большому стрелковому спорту в России — это именно несовершенство законодательной базы. Причем нередко в сочетании с необоснованным и ненужным ригоризмом. Вот хотя бы один пример из этой области. Как известно, спортивные организации имеют право приобретать и хранить спортивное оружие для тренировок и выступлений. Федерация, как ясно из ее названия, делает упор прежде всего на прикладные виды стрелкового спорта. То есть 5,6-мм спортивные пистолеты остаются за кадром — мы используем исключительно служебные калибры. И сразу начинаются проблемы. Не без труда одному из клубов нашей Федерации удалось получить разрешение на покупку нескольких десятков пистолетов «Викинг», вполне пригодных для тренировок в массовом стрелковом спорте, но едва ли уместных в профессиональной матчевой стрельбе.

Даже эти несколько десятков пистолетов надо еще где-то приобрести. Оружейные заводы не очень любят такие мелкосерийные заказы — из-за проблем с оборудованием, недостатком финансирования и закрытостью российского оружейного рынка. Выполнения заказа пришлось дожидаться несколько месяцев.

Наконец, уже после того, как эти пистолеты приобретены, начинаются сложности с их хранением, многочисленные проверки, инспекции и так далее. Мы понимаем, что хранение и использование спортивного оружия должно строго регулироваться, но нам как членам Федерации, которая представляет собой не фан-клуб стрелков-любителей, а серьезную спортивную организацию всероссийского уровня, созданную, кстати, и с участием МВД России, понятно, что в области спортивного оружия наше законодательство имеет большие пробелы. И мы будем делать все, чтобы это поправить.

Более нормальная ситуация с длинноствольным спортивным оружием. Согласно действующему закону «Об оружии», спортивные организации могут приобретать и хранить любое оружие, отнесенное к категории спортивно-охотничьего. В эту категорию, слава Богу, попадают практически все западные винтовки для профессиональной стрельбы. Это и позволило нам заключить вышеупомянутые договоренности на Нюрнбергской выставке. Но правовое положение простого спортсмена пока еще почти не урегулировано. В частности, не до конца проработана законодательная база транспортировки спортивного оружия. К тому же спортсменам запрещено приобретать в частную собственность нарезное оружие и хранить его дома.

Вообще наше законодательство в области нарезного длинноствольного оружия можно было бы назвать достаточно мягким, если бы не большой «испытательный срок» — 5 лет владения гладкоствольным. Наши граждане могут приобретать «Тигры» и «Вепри», которые по своим боевым качествам мало уступают соответствующим образцам боевого оружия — ясное дело, с поправкой на охотничью специфику. И если по действующему законодательству разрешено приобретение нарезного длинноствольного оружия без испытательного срока профессиональным охотникам, лесникам, геологам и так далее, то почему его не может купить и хранить у себя дома профессиональный спортсмен, чья работа связана с оружием гораздо теснее, чем у того же лесника и тем более сотрудник правоохранительных органов или армии? Самое главное — спортсмен, в отличие от лесника, будет представлять Россию на международных соревнованиях и отстаивать ее престиж в тяжелой борьбе. Поэтому он еще более достоин права хранить дома нарезное оружие. Здесь закон «Об оружии» явно нуждается в серьезной доработке.

Существует еще одна сторона этой проблемы. Большой стрелковый спорт, как и любой большой спорт вообще, немыслим без массового стрелкового спорта. Многие российские любители оружия метко стреляют и хотели бы серьезно заниматься стрелковым спортом, но неурегулированность законодательной базы этому мешает. А разрешение на приобретение и хранение нарезного спортивного оружия без испытательного срока не только даст им возможность реально этим заниматься, но и будет привлекательным доводом для колеблющихся вступать в ряды спортсменов-любителей, представляющих собой хороший материал для отбора в большой спорт.

Как было раньше? Раньше был ОСОАВИАХИМ, были «ворошиловские стрелки», молодежь в массовом порядке училась стрелять из боевого оружия. И стреляла из него хорошо. Это и есть одна из наших целей. Сейчас говорят, что России поголовная и принудительная милитаризация уже не нужна. Но тогда надо дать возможность людям самостоятельно, без государственной указки, под эгидой невоенных и негосударственных спортивных организаций, заниматься стрелковым спортом. А такой возможности пока нет. И Федерация будет делать все возможное для того, чтобы эта возможность реально появилась.

Небогатый ассортимент отечественных производителей на выставке в Нюрнберге — прямое отсутствие массового, организованного и осознанного спроса на хорошее спортивное оружие. Как только такой спрос появится, как только в России появится большое число людей, требующих от наших оружейников качественного спортивного оружия и готовых за него заплатить — тогда, уверен, появится и предложение. Вспомните, какова была ситуация с российским гладкоствольным оружием в 1991 году и какова она сейчас. Та же самая тактическая «Сайга» мало в чем уступает мировым образцам тактического гладкоствольного оружия.

Я уверен, что уже через несколько лет после совершенствования законов о стрелковом спорте наши мастера смогут создать хорошее спортивное оружие. А еще через несколько лет стрелковый спорт станет достаточно массовым для того, чтобы Россия могла не опасаться падения своего престижа — как на международных стрельбищах, так и в любом другом месте, где есть работа для наших стрелков-профессионалов.

Беседовал Александр Алексеев

Оцените эту статью
1531 просмотр
нет комментариев
Рейтинг: 0

Читайте также:

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание