23 февраля 2020 01:49 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

БУДЬ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ, В КАКОМ СПЕЦИАЛЬНОМ ПОДРАЗДЕЛЕНИИ ВЫ БЫ ХОТЕЛИ СЛУЖИТЬ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Антитеррор

РАЗГРОМ ДЖАМААТА "ЯРМУК"

31 Января 2005

Вслед за Ингушетией и Дагестаном до статуса зоны активных боевых действий постепенно подтягиваются и другие республики Северного Кавказа. За последний месяц, несмотря на все усилия боевиков в Чечне и в Ингушетии, на первое место по числу и ожесточенности боев с бандитами вышла Карачаево-Черкессия. Как уже упоминалось в декабрьском выпуске «Горячей хроники», в этой республике действует множество крупных и не очень ваххабитских группировок, известнейшей из которых по праву считался джамаат «Ярмук». Члены этой банды участвовали в боях в Дагестане и Чечне, накопили большой опыт подпольной работы и всегда действовали дерзко и решительно. Последним крупным успехом джамаата «Ярмук» стала атака на здание республиканского Госнаркоконтроля, когда бандиты убили четверых наркополицейских и захватили более 200 единиц оружия.

С тех пор была проделана определенная следственная работа, которая, как утверждают официальные лица, и вывела оперативников на след ваххабитов вечером 25 января – узнав о конфликте главаря джамаата «Ярмук» с Шамилем Басаевым, оперативники смогли выманить его с гор. По другим данным, на них вышли совершенно случайно – перевозивший бандитов к их дому таксист заметил, что пассажиры загрузили в багажник большие баулы, в которых было нечто, весьма напоминавшее оружие, и сразу же сообщил об этом в милицию.

Так или иначе, террористы оказались заблокированными в пятиэтажном доме на улице Северная. Они заняли оборону в двух квартирах, одну из которых снимали, а вторую – купили. Оборону в здании держали семь человек, четверо из которых оказались женщинами. Это, впрочем, не помешало им впоследствии отстреливаться до последнего патрона. Возглавлял оборону главарь джамаата Муслим Атаев и его «первая жена» Сакинат Кациева.

Более полутора суток представители оперативного штаба вели переговоры, которые, как и следовало ожидать, закончились безуспешно. Такая неспешность объяснялась двумя важными причинами. Во-первых, пятиэтажный многоквартирный жилой дом – это не чья-то частная одноэтажка, и восстановить ее в случае разрушения будет гораздо сложнее и дороже. Во-вторых, практически все террористы были представителями балкарской общины, которая, как считают не только сами балкарцы, но и некоторые независимые эксперты, находится в Кабардино-Балкарии в довольно угнетенном положении. Поэтому было решено не создавать впечатления жестокого обращения с балкарцами. Тот факт, что исламские террористы в массе своей действительно не имеют национальности и называют себя в первую очередь «мусульманами», почему-то никто не принял во внимание. По данным радиостанции «Эхо Москвы», именно в это время нескольким «неучтенным» боевикам удалось прорвать оцепление и скрыться.

После того, как стало ясно, что переговоры зашли в тупик, последовала команда на штурм. В 8 часов 38 минут утра 27 января двумя выстрелами из гранатометов начался штурм пятиэтажного дома, который продолжался с перерывами более шести часов, так как командование разумно решило беречь людей, а не здание, патроны или террористов.

Уже к 14 часам первый этаж был занят спецназовцами, которые нашли на нем 5 убитых боевиков, включая главаря джамаата «Ярмук», 30-летнего уроженца села Кенделен Муслима Атаева. Штурмующим оставалось «лишь» занять четвертый этаж, с которого бандиты забрасывали их гранатами и обстреливали из ручного пулемета.

В 14 часов 45 минут ручной пулемет был подавлен, все преступники – уничтожены, два спецназовца получили ранения, четвертый этаж дома оказался практически полностью разрушен, а некоторые квартиры в подъезде выгорели целиком – по ним стреляли выстрелами из реактивных огнеметов и зажигательными пулями из КПВТ.

После завершения операции осталось множество вопросов. Прежде всего, не совсем понятно, почему власти тянули со штурмом и тем самым дали боевикам возможность отлично подготовиться к обороне. Ссылки на межнациональную напряженность, как уже упоминалось выше, в данном случае не вполне уместны. Это подтверждает и экс-кандидат в президенты КБР Альберт Кажаров: «В республике никогда не было конфликтов на национальной почве. На подобные мотивы ссылаются власти, чтобы оправдать свою неспособность навести в республике порядок и вывести ее из экономического кризиса. Ваххабизм, который имеет место в республике, выращен нынешней властью. Ваххабизм – это следствие того, что в республике нет рабочих мест, когда наблюдается огромная иммиграция населения в другие регионы страны. Все, что движется, что шевелится, в республике взято под контроль кланом президента КБР Валерия Кокова».

Второй вопрос относится к более или менее невинным людям, оказавшимся рядом с террористами, в частности, к их детям. Сейчас уже можно утверждать более или менее определенно, что у Муслима Атаева и Секинат Кациевой была двухлетняя дочка Лейла, которая оказалась на первом этаже в начале штурма и с тех пор о ней ничего не известно. Вот что говорит «вторая жена» Муслима Атаева: «Муслим позвонил мне около девяти вечера в среду, накануне штурма. Сказал, что знает, что телефон на прослушке, и у меня будут проблемы, но другого выхода у него нет. Он и Сакинат сказали, что дверь их квартиры заблокирована снаружи. Они просят милицию выпустить женщин и детей через двери. А милиция требует, чтобы женщины разделись до нижнего белья и вылезали через окна, а они подгонят машины с раздвижными лестницами и с корзинами. Они боялись, что на женщинах пояса шахидок. Но женщины отказывались лезть в окна раздетыми и просили выпустить их через двери. А Сакинат вообще не смогла бы вылезти в окно - она была в квартире на первом этаже, а там окна заварены решетками. Она сказала мне, что надеется уговорить тех, кто сидит за дверью, открыть ее, и тогда она передаст им свою дочь Лейлу. Я спросила, как девочка попадет ко мне. Сакинат ответила, что вместе с ребенком передаст записку, в которой объяснит, кому отдать девочку. На этом связь прервалась. А через полчаса меня забрали из дома в милицию и продержали там до вечера четверга. О том, что был штурм, и как он закончился, я узнала только в конце следующего дня».

Разумеется, ни самих террористов, ни их «боевых подруг», взявших в руки оружие, жалеть не стоит. Но малолетние дети тут явно не при чем, и ставить их под удар было бы недостойно России и противоречит чести любого настоящего офицера, тем более офицера антитеррора. Этих детей надо рассматривать как заложников – заложников глупости и агрессивности их родителей.

Если бы при каждой операции такого рода детей удавалось спасти и во всеуслышание сообщить об этом факте, это вложило бы в руки бойцов антитеррора весомый моральный козырь – «С детьми мы не воюем». И этот козырь нужен не столько родственникам террористов, большая часть которых все равно никогда не оценит его по достоинству. Этот козырь нужен самим сотрудникам антитеррора. Ибо это – почти что единственная грань, которая в глазах «незаинтересованного» жителя Северного Кавказа разделяет офицера ФСБ и противостоящего ему ваххабита.

К счастью, при проведении следующей операции в Нальчике, осуществлявшейся 19-20 февраля против членов так называемого «кабардинского джамаата», этот опыт уже учли. Вместо использования крупнокалиберного оружия против террористов, прикрывающихся детьми, спецслужбы, по некоторым данным, просто «выкурили» обороняющихся с закрытых позиций газом «Черемуха-7», подставив их под огонь. В итоге трое бандитов было уничтожено, еще пятеро – задержано. Среди убитых оказался один дезертир из Мурманска, принявший ислам и воевавший на стороне боевиков, который «отметился» на видеозаписях пытками и казнями пленных солдат. Также была задержана Мадина Кочкарова – жена Николая Кипкеева, который руководил осуществлением теракта у метро «Рижская» в 2004 году и случайно погиб при взрыве. Ее двухлетнему ребенку и ей самой спасло жизнь только то, что она сдалась без сопротивления.

Оцените эту статью
2285 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 0

Читайте также:

31 Января 2005

ХРОНИКА ТЕРРОРА

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание