28 февраля 2020 14:34 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

БУДЬ ТАКАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ, В КАКОМ СПЕЦИАЛЬНОМ ПОДРАЗДЕЛЕНИИ ВЫ БЫ ХОТЕЛИ СЛУЖИТЬ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Автор: Армен Асриян
ПРОЦЕСС ПОШЕЛ

1 Июля 2004
ПРОЦЕСС ПОШЕЛ

28 июня 2004 года в 16:00 у посольства Катара в Москве по адресу Коровий Вал, д. 7, состоялся пикет российской общественности против суда над российскими офицерами, арестованными в Катаре по обвинению в убийстве Зелимхана Яндарбиева. Идею выдвинула наша газета.Наше обращение было услышано и поддержано не только различными структурами (в первую очередь – Институтом Национальной Стратегии), но и простыми гражданами, нормальными людьми, которые потратили много времени и сил, чтобы идея была реализована. Сначала было опубликовано обращение инициаторов акции.

ОБРАЩЕНИЕ

«КАЗНЬ РОССИЙСКИХ ОФИЦЕРОВ ПОДОРВЕТ АВТОРИТЕТ ВЛАСТИ»

30 июня этого года в столице Катара должно состояться вынесение приговора двум гражданам России, обвиняемым в уничтожении известного чеченского бандита Яндарбиева - соучастника теракта на Дубровке, организатора убийств тысяч российских мирных граждан. Наши граждане были похищены катарскими спецслужбами на территории, принадлежащей российскому посольству - которое, согласно нормам международного права, обладает экстерриториальностью и является частью территории России. В катарской тюрьме наших граждан пытали. Их морили голодом, на них натравливали собак. Суд оказался издевательским фарсом: произвольно отводились свидетели защиты, в качестве основных свидетелей обвинения выступали сотрудники катарских спецслужб, вопрос о применении пыток во время следствия так и не был рассмотрен. Сколько-нибудь убедительных доказательств виновности наших граждан катарское правосудие не предъявило. Тем не менее, прокуратура настаивает на смертном приговоре, основанием для которого служит особый указ катарского эмира, принятый буквально за день до их задержания. Смертная казнь в Катаре - это не расстрел и не повешение, а садистический ритуал с отрубанием рук и ног, фактически четвертование.

Нет никаких оснований считать, что задержанные в Катаре российские граждане в самом деле уничтожили чеченского бандита. Однако, даже если это было бы так - террористы находятся вне закона, у них нет прав, в том числе и права на жизнь. Если верно то, что Яндарбиев был гостем главы Катара и пользовался в этом государстве особым статусом - это свидетельствует лишь о том, что катарский режим повинен в укрывательстве убийц и бандитов.

По некоторым сведениям, похищению наших соотечественников содействовали американские спецслужбы. Судя по всему, наглое нарушение всех правовых норм по отношению к России санкционировано Вашингтоном - видимо, затем, чтобы лишний раз поставить Россию на место. Нам непонятна позиция российских властей по этому вопросу. Возможно, они предпринимают усилия по освобождению наших граждан. Но нам об этом ничего не известно. Мы знаем одно: наших людей схватили, наших людей истязали, наших людей собираются убить - якобы за то, что они прикончили убийцу и террориста, который почему-то оказался любезен властям Катара.

Мы - обычные российские граждане, которым надоело терпеть подобное обращение с нашими людьми и нашей страной. Да, мы не можем остановить расправу. Но и покорно терпеть очередное унижение мы тоже не будем. Мы уверены: наш народ устал прощать оскорбления. Мы требуем прекратить неправедное судилище. Мы требуем, чтобы российские граждане были освобождены и возвращены в Россию. Если их есть за что судить - пусть их судят на Родине и по российским законам.

Всем заинтересованным сторонам следует понять: если российские граждане будут убиты по решению суда, граждане Катара вряд ли смогут рассчитывать на свою безопасность в России. Это будет обозначать также, что чувство собственного достоинства не позволит русским пользоваться услугами катарского туристического бизнеса. Несомненно, это приведет и к росту антиамериканских настроений в России, к скептическому отношению россиян к американской позиции по вопросу о международном терроризме.

Мы призываем власти Катара к благоразумию и трезвости в отношениях с Россией.

Помните: РУССКИЕ СВОИХ В БЕДЕ НЕ БРОСАЮТ!

Виктор Милитарев, Наталия Холмогорова, Вячеслав Макаров, Константин Крылов, Армен Асриян, Павел Святенков, Егор Холмогоров, Татьяна Шлихтер, Михаил Денисов, Егор Городецкий, Владимир Голышев, Вера Гыдова»

ПИКЕТ

Практически всю организационную часть взяли на себя Наталья Холмогорова и Вячеслав Макаров, при активном участии Виктора Милитарева. На акцию прислали своих представителей: Движение против нелегальной эмиграции (А. Белов), Союз Православных Граждан (К. Фролов), Православное братство «Радонеж», общественное движение «Партия России» (Ю. Крупнов).

Технологию дела пришлось выяснять в полевых условиях. Самым неприятным сюрпризом, было, пожалуй, то, что полученное нами официальное разрешение на мероприятие имело весьма серьёзные ограничения. Во-первых, нам разрешили не митинг, а пикет. То есть: участников должно быть не более 25 человек, и эти 25 человек должны молчать, в лучшем случае потрясая плакатами. Впрочем, как выяснилось, говорить всё же можно, но - без звукоусилительной аппаратуры. Ну что ж, пришлось повышать голос.

Катарское посольство оказалось очень хорошо замаскировано. Богатые, но экономные катарцы просто-напросто сняли несколько квартир в большом здании, где, кроме них, сидит ещё и «мавритания», а также всякие коммерческие лавочки. Само здание тоже оказалось неудобно устроенным: митинговать пришлось не под дверью, а под окнами сатрапов. Впрочем, напротив этих самых окон обнаружился удобный спуск, где мы и собрались.

Мероприятие продолжалось около получаса. Плакаты были умеренного содержания: мы были в курсе того, что любые резкие высказывания в письменной форме (даже типа «Катар - не государство, а диагноз», не говоря уже о призывах к уничтожению этой маленькой, но вредной страны) в данной ситуации крайне нежелательны. В результате тексты были выбраны достаточно вегетарианские. Несколько выходила за грань политкорректности разве что речь лидера ДПНИ Белова - но не слишком, и это было уместно.

Пресс-секретарь Союза православных граждан Кирилл Фролов сообщил, что катарские власти не пустили к заключенным епископа Ставропольского и Владикавказского Феофана, который собирался оказать им пастырскую поддержку. Оратор заявил, что православная общественность России будет молиться «за освобождение заточенных в неволе офицеров».

Всего на мероприятии было около пятидесяти человек: сам пикет (человек пятнадцать) и зрители и слушатели (которые, как водится, подходили - уходили). Ну и отдельно журналисты и милиция, которая вела себя очень дружелюбно. Ю.Крупнов и С.Милентьев попытались передать в посольство петицию протеста, подписанную полутора тысячами граждан России, однако сотрудники посольства отложили принятие петиции до консультации с эмиром Катара.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

30 июня суд приговорил Анатолия Яблочкова и Василия Пугачева к пожизненному заключению. Защита подала апелляцию на обжалование приговора в апелляционный суд страны. Рассмотрение апелляции начнется только через два месяца.

В соответствии с Венской Конвенцией о дипломатических сношениях, арест и последовавшие за ним процессуальные действия должны были быть признаны незаконными и аннулированы, поскольку арест был произведен на территории дипломатической резиденции. Кроме того, в соответствии с Нью-Йоркской Конвенцией против пыток, должны быть признаны недействительными и аннулированы показания, полученные под пытками. Тем не менее, есть вероятность, что положение россиян может ухудшится - государственное обвинение также подаст на апелляцию с требованием ужесточить приговор.

Так или иначе, решения можно ждать только к маю-июню будущего года. Российские «правозащитники» отметились только обращением к эмиру Катара, в котором требовали «жесткого, но справедливого наказания преступников».

Один из них, Николай Храмов, так комментировал впоследствии свою позицию: «Я решительно отвергаю смехотворные для меня обвинения в том, что подписанием подобного письма я «занял позицию одной из сторон в российско-чеченском конфликте», изменил «равноудаленному правозащитному подходу»... Я нигде и никогда не давал повода заподозрить меня в «равноудаленной позиции» по отношению к преступной войне, которую Кремль уже почти десять лет ведет в Чечне. Я занимал и занимаю совершенно определенную сторону в этой войне. Без оружия, вооруженный силой ненасилия - но я участвую в этой войне…»

Кто бы сомневался… И в этой, и в любой другой войне наши правозащитники участвуют всегда, и всегда – на стороне наших врагов.

Совет муфтиев России намерен обратиться к эмиру Катара с просьбой проявить милосердие к россиянам. «В Коране сказано, что Всевышний Аллах сам милосерден и любит милосердных, - заявил глава Совета Равиль Гайнутдин, - Совет муфтиев России, будет официально просить катарское руководство проявить гуманность по отношению к нашим гражданам». С обращением к эмиру Катара выступил и заместитель главы Центрального духовного управления мусульман России Мухаммедгали Хузин, по мнению которого «решение властей Катара должно быть не столько правовым, сколько политическим».

Смысл этих лукавых высказываний достаточно очевиден – обвиняемые, безусловно, виновны, но стоило бы их отпустить, потому что, по словам того же Мухаммедгали Хузина, «исполнение приговора в отношении россиян приведет к подогреванию исламофобских настроений в России».

Как удивительно созвучны призывы российских муфтиев с мнением присутствовавшего на процессе террориста Ахмеда Закаева:

«Мы полностью удовлетворены решением суда. Для нас очень важен сам факт признания того, что они виновны. Нам важно признание того, что это убийство совершили российские спецслужбы по заказу российского государства. И, по большому счету, нам теперь уже не важно, что с этими людьми будет в дальнейшем». Нам – важно.

К сожалению, нам приходится смиряться с тем, что добиться именно «правового, а не политического» решения Россия сегодня не в состоянии. И призвать к ответу виновных в похищении российских граждан с территории дипломатической резиденции – тоже. К сожалению, сегодня мы должны заботиться только о возвращении на родину наших сограждан. А значит – и впредь старательно соблюдать аккуратность в лозунгах и высказываниях – потому что любая наша неосторожность может негативно сказаться на судьбе жертв катарского государственного терроризма.

Нам придется учиться вещам, которыми никто из нас никогда не занимался.

Когда государство бессильно, а так называемые правозащитники с пеной у рта требуют казни российских граждан – нам необходимо создавать свою правозащиту. Это – всего лишь эффективная социальная технология, и монополию противника на эту технологию необходимо прекратить.

Оцените эту статью
2410 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Читайте также:

Автор: Егор Холмогоров
1 Июля 2004

АЗБУКА НАЦИОНАЛИЗМА-4

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание