22 сентября 2021 04:49 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

КАКАЯ ИЗ СИЛОВЫХ СТРУКТУР ВЫЗЫВАЕТ У ВАС НАИБОЛЬШЕЕ ДОВЕРИЕ?

АРХИВ НОМЕРОВ

Наша Память

Автор: АНДРЕЙ КУДРЯШОВ
СУДЬБА СОЛДАТА

30 Июня 2021
СУДЬБА СОЛДАТА
Фото: Публикации на интернет-ресурсах «Спецназа России» пробили стену молчания в СМИ вокруг смерти генерала Вертелко. Коллаж Анны Ширяевой и Павла Евдокимова

ПАМЯТИ ГЕНЕРАЛА ИВАНА ВЕРТЕЛКО

Ушла легенда… На 95-м году жизни скончался генерал-полковник в отставке Вертелко Иван Петрович. Судьбу этого незаурядного человека и воина можно охарактеризовать названием его мемуаров: «Служил Советскому Союзу».

Свою первую войну Иван Вертелко встретил в родной деревне Стригово Брянской области.

— Хорошо помню тот день 22 июня 1941 года, хотя мне тогда было всего четырнадцать. Утром мать послала меня за какой-то мелочью на базар, который был на железнодорожной станции между Брянском и Гомелем, километрах в пяти-шести от нашей деревни. Бродил я между торговыми рядами, приценивался, и вдруг музыка прекратилась, и из репродуктора донеслось: «Германия вероломно напала на Советский Союз…»

Со всех ног я рванул в деревню — у нас там радио не было, и я первым принес эту страшную весть. Родители мне сначала не поверили, а отец вообще отвесил подзатыльник, чтобы я глупости не говорил. Но мои слова, увы, оказались правдой…

При высоком росте ему было суждено стать танкистом. Судьба, однако! Очевидно, именно в этом качестве Иван Вертелко в дальнейшем был нужен стране

Буквально через несколько дней мы всей деревней начали строить противотанковые оборонительные сооружения вдоль Десны. Но наш труд пропал даром — фашистские войска обошли их стороной, и мы оказались у них в глубоком тылу. А через деревню на восток еще долго шли наши отступающие войска, которые стремились вырваться из котла. Многие были без оружия, оборванные, и мы отдавали им — какая уж была! — гражданскую одежду.

Где-то в конце июля — начале августа в деревню вошли немцы. В наш двор они поставили «летучку» — грузовую машину с закрытым кузовом, в которой размещалась передвижная мастерская. С ранних лет я пареньком был очень шустрым, и характер мой в это суровое время проявился сразу. Я все прикидывал, как бы фашисту насолить, и не придумал ничего лучшего, как спереть из этой машины ящик с инструментом и закопать его в огороде. Я считал это своим вкладом в дело борьбы с фашистами и гордился им.

А среди солдат, что остановились в нашем дворе, как я потом понял, были не только немцы, но и мадьяры, болгары и чехи. И когда они хватились своего ящика, то болгарин подошел к матери и на ломаном русском сказал, что если это ее сын взял инструменты, то пусть лучше вернет. Иначе может быть худо. Мать вся в слезах ко мне. Делать нечего — откопал я его и отнес обратно, — усмехался генерал Вертелко, завершая эту историю, которая могла ему стоить головы.

ПОБЕГ ОТ НЕМЦЕВ

В 1943 году Ивана и других молодых ребят намеревались угнать на принудительные работы в гитлеровскую Германию. Отловив, разместили в лагере (отстойнике): колючая проволока в три ряда.

— Охрана была смешанной, и среди полицаев я узнал одного, знакомого, из местных. Сказал, что у нас есть немецкие марки, продукты, — все ему отдадим, пусть он только ночью на час от ограды отойдет. Согласился.

Сумели убежать трое. Ранним утром добрались до полустанка, где лесозаготовки велись. Барак стоит. Я — самый рослый и боевой — рискнул, туда отправился. Там дивчина сидит молоденькая, что-то вроде учетчицы. Там и местные на заготовках работали, оказывается. Попросил: дай нам бланк, пусть и без подписи, что и мы здесь работали. Видно, понравился я ей, дала она нам липовые бумажки.

Мы прошли два десятка километров, никто нас не проверил. До Стригово добрались. Поздним вечером в хаты свои пробрались, ночь пробыли и решили больше не рисковать. В нескольких километрах от села, в овраге выкопали землянку, и до осени там прожили, — пока наши не пришли.

Осенью сорок третьего после освобождения Брянщины нас, молодых, вначале отправили работать на железную дорогу — ремонтировать пути, которые немцы поломали, попортили на десятки километров, а затем призвали в армию. Как оказалось в моем случае, призвали навсегда, — говорил Иван Петрович.

ВЫШЕЛ РОСТОМ

В биографии генерала Вертелко фронтовые дороги разведчика и танкиста, и война в Афганистане, на которой он, уже пограничник, провел почти девять лет.

При высоком росте ему было суждено стать танкистом. Судьба, однако! Очевидно, именно в этом качестве Вертелко в дальнейшем был нужен стране.

— Несмотря на свой довольно высокий, совсем не танковый рост — метр восемьдесят три, я быстро освоился со специальностью танкиста и за пару месяцев успел побывать в различных передрягах — и испытать на броне своего танка мощь фаустпатрона, и эвакуироваться из объятой пламенем машины, и получить ранение.

Не знаю, случайное это совпадение или нет, но как раз после ранения я и получил предписание о направлении на учебу в Казань. А дело было так. Когда начался артобстрел наших позиций, я находился неподалеку от своего танка. Поступила команда «К бою!», и я со всех ног рванул на броню. Если бы я был чуть подальше от танка или бежал чуть помедленнее, то все могло быть по-другому. Но у истории нет сослагательного наклонения. Все случилось так, как случилось…

Не успел залезть в люк — небольшой осколок вражеского снаряда попал мне в голову, и вместо поля боя я оказался в медсанбате. Правда, из него я очень быстро сбежал — не хотелось отставать от своего подразделения. Командир похвалил меня за верность фронтовому товариществу и… вручил предписание в училище.

«Над городом взлетали ракеты, и повсюду стояла пальба, которая казалась мне похоронным салютом по всем войнам, когда‑либо гремевшим на земле». Май 1945 года

…День Победы, который Вертелко мечтал встретить под стенами поверженного Рейхстага, застал его в Казани, куда он был направлен во 2-е тяжело-танковое училище.

— Мы, новоиспеченные курсанты, в сотню глоток кричали «ура». Над городом взлетали ракеты, и повсюду стояла пальба, которая казалась мне похоронным салютом по всем войнам, когда-либо гремевшим на земле.

БОРЬБА ЗА ТАНК Т-72

Генерал Вертелко не раз удивлял своими неординарными поступками. Он решительно встал на защиту конструкции танка, разработанного танкостроителями Нижнего Тагила в качестве основного боевого танка Советской Армии — вопреки постановлению ЦК КПСС и Совета Министров СССР о принятии на вооружение харьковского танка Т-64А со многими конструктивными недостатками.

Вот как описывает Иван Петрович это время в книге «Служил Советскому Союзу»: «Наша комиссия, составленная из людей обоих ведомств, работала в режиме «лебедя, рака и щуки» из басни Крылова. Взялись как будто везти один воз, но тащили его в разные стороны. Мои люди и я часами проводили за рычагами танков. Послушные, приземистые машины буравили снежную целину, карабкались в горы, ломая мелколесье, продирались через непроходимые лесные кущи, форсировали реки и озера по глубоким бродам и под водой, а «люди Устинова» все усложняли и усложняли задачи, надеясь хоть где-то выискать уязвимое место нового танка. Но он демонстрировал чудеса…»

7 августа 1973 года вышло новое постановление правительства о принятии на вооружение Советской Армии объекта 172М (танк Т-72) и постановке его на серийное производство на Уральском вагоностроительном заводе.

РАЗГОВОР С АНДРОПОВЫМ

Что поражает в биографии Ивана Петровича, так это жажда знаний. Еще подростком ему пришлось ходить за знаниями многие версты дороги, туда и обратно. В любую погоду. Школа, где он учился в шестом и седьмом классах, отстояла от дома на расстоянии сорок километров! В восьмом классе Ивану пришлось ходить «всего» семь километров.

В последующие годы Иван Петрович окончил Военную академию бронетанковых войск, затем получил очень престижное образование в Академии Генерального штаба.

Его кандидатура рассматривалась, как наиболее вероятная, на пост командующего танковой армией.

Однако трагические события на острове Даманский (1969 год) круто изменили его судьбу. Вертелко вызвал на беседу Председатель КГБ СССР Юрий Андропов. Видя в нем отличного специалиста, Юрий Владимирович предложил перейти в Пограничные войска.

В качестве первого заместителя начальника Главного управления пограничных войск КГБ СССР Иван Петрович осуществлял непосредственное руководство процессом внедрения новой техники на всем порубежье страны.

«ОРЛИНЫЕ ГНЁЗДА»

Перед вводом «зеленых фуражек» в Афганистан Вертелко облетел и объездил пограничную зону с Афганистаном, начиная с востока на стыке ее границы с СССР, Китаем, Индией, и далее — вдоль рубежей с Пакистаном и Ираном, до района Кушки.

На территории всей этой обширной зоны Вертелко руководил развертыванием афганских пограничных бригад, полков, батальонов, определял места их дислокации, боевые порядки. Он организовывал перекрытие самых опасных бандитских троп, закреплял в горах гарнизоны и посты, названные «орлиными гнездами».

Иван Петрович был счастлив тем, что за всю афганскую войну ни один из советских пограничников не познал позора плена и ни один не пропал без вести.

Не меньшую заботу Вертелко проявлял об афганских пограничниках и жителях этой страны. В течение шести месяцев, находясь в полном окружении в Аргуне, вел бой с душманами пограничный полк Афганистана.

Полк поредел в четыре раза, не хватало оружия, боеприпасов, питания. Сражающиеся люди не имели подручных средств для создания закрытых позиций на мерзлом, каменистом грунте. Техника и люди представляли собой открытые мишени.

С риском для жизни Вертелко и группа военных специалистов были заброшены вертолетом в расположение погибающего полка. И находились там, терпя невзгоды, выпавшие на долю защитников Аргуна, голодая до тех пор, пока не стабилизировалась обстановка.

Вручая генералу Вертелко орден Ленина, Председатель КГБ Виктор Чебриков сказал: «Когда снова будешь улетать в Афганистан, не забудь передать опыт, как удается сохранить столь стройную фигуру».

ОПЕРАЦИЯ В ПАНДЖШЕРЕ

Самым беспокойным местом в течение всей афганской войны был труднодоступный район Панджшерского ущелья, где сходились караванные пути и тропы, по которым из Пакистана доставлялось оружие душманам.

Хозяином тех мест был знаменитый полевой командир Ахмад Шах Масуд. В 1987 году его люди напали на один город, учинив расправу над жителями и вырезав мужчин, лояльных кабульским властям.

На спасение жителей, оказавшихся без пищи и тепла при 20-градусном морозе, были направлены наши «зеленые фуражки». Была поднята пограничная авиация.

Советские солдаты отдавали все, что могли: бушлаты, одеяла, сухари. Был разбит лагерь беженцев, куда «вертушками» доставляли обессиленных людей. Им оказывали медицинскую помощь.

После спасательной операции авиация нанесла удар возмездия по позициям «духов»…

За ту блестяще проведенную операцию президент Афганистана Наджибулла ходатайствовал перед Москвой о присвоении Вертелко звания Героя Советского Союза…

«ИКОНОСТАС» НАГРАД

Осенью 1990 года генерал-полковник Вертелко вышел в отставку. Через год не стало страны, того Советского Союза, которому он служил верой и правдой.

На протяжении многих лет Иван Петрович работал в Фонде социально-экономической реабилитации сотрудников и ветеранов спецслужб и правоохранительных органов «Альфа-Центр» и активно участвовал в жизни братства спецназа.

Его ратные подвиги и вклад в обеспечение безопасности государства отмечены девятью орденами — Ленина (двумя), Октябрьской Революции, Красного Знамени (двумя), Трудового Красного Знамени, Отечественной войны I степени, Красной Звезды, «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» III степени.

На его парадном мундире три афганских ордена, а также многие медали.

По поводу Звезды Героя Советского Союза, которая встречается на фотографиях с Иваном Петровичем. Это награда от Сажи Умалатовой — от народных депутатов СССР, которые не признали ликвидации Советского Союза.

За Афганистан Вертелко предложили на выбор: или Звезду Героя, или звание генерал-полковника. Он выбрал второе.

ПРОЩАНИЕ

Генерала Вертелко похоронили в Москве на Троекуровском кладбище.

В церемонии прощания приняли участие ветераны и действующие сотрудники ФСБ России.

Среди тех, кто выступил на траурном митинге, был ветеран первого состава Группы «А» КГБ СССР, командир подразделения в 1991-1992 годах Михаил Головатов.

Иван Петрович похоронен рядом со стелой-часовней, установленной в память о всех погибших сотрудниках и умерших ветеранах Группы «А» КГБ-ФСБ.

После троекратного ружейного салюта бойцы почетного караула прошли маршем под музыку «День победы».

Вечная память… И — слава! 

 

Площадки газеты "Спецназ России" и журнала "Разведчик" в социальных сетях:

Вконтакте: https://vk.com/specnazalpha

Фейсбук: https://www.facebook.com/AlphaSpecnaz/

Твиттер: https://twitter.com/alphaspecnaz

Инстаграм: https://www.instagram.com/specnazrossii/

Одноклассники: https://ok.ru/group/55431337410586

Телеграм: https://t.me/specnazAlpha

Свыше 150 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

 

Оцените эту статью
3299 просмотров
нет комментариев
Рейтинг: 5

Читайте также:

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание