22 сентября 2021 05:47 О газете Об Альфе
Общественно-политическое издание

Подписка на онлайн-ЖУРНАЛ

ОПРОС

КАКАЯ ИЗ СИЛОВЫХ СТРУКТУР ВЫЗЫВАЕТ У ВАС НАИБОЛЬШЕЕ ДОВЕРИЕ?

АРХИВ НОМЕРОВ

История

Автор: ОКСАНА СЕЛИВАНЕЦ
РУССКИЙ ЛЕБЕДЬ

31 Мая 2021
РУССКИЙ ЛЕБЕДЬ
Фото: «Только увидев Павлову, я понял, ощутил, почувствовал силу танца, всё его обаяние, всю его красоту, красоту того искусства, где слово излишне, где о нём забываешь…»

Русский балет известен во всем мире. Во многих странах считают, что именно Россия — родина этого искусства. На самом деле возникновению феномена «русский балет» мы обязаны, прежде всего, итальянцам и французам.

К началу ХХ века балет в России достиг расцвета. Театр был императорским, денег на него не жалели. В Европе же балет захирел: во Франции его стали рассматривать как представление с участием хорошеньких женщин. В Англии он переместился в мюзик-холлы.

Когда Дягилев привез в Париж «Русские сезоны», это вызвало фурор. Именно тогда в Европе зародилась мода на все русское. (Западные исполнители даже стали брать себе русские имена). В «Сезонах» особое место занимает Анна Павлова — величайшая балерина XX столетия.

Кумир и балетный идеал как старшего, так и младшего поколений. Она стояла первой в списке мастеров русского балета

Золушка, дочь прачки и отставного солдата (по другим источникам, внебрачная дочь еврейского банкира), вознесенная Провидением на вершину славы, богатства и успеха — главное лицо Русских сезонов.

Зная ее биографию, начинаешь верить в чудеса и в то, что сказки иногда все-таки становятся былью, что бы ни говорили скептики. А ведь эта сказка — подлинная жизнь нашей соотечественницы.

Она была самой высокооплачиваемой балериной своего времени, ей подражали, она вызывала восторг и восхищение. В ее честь устраивались королевские приемы. Ее именем назван десерт, известный и по сей день, — он состоит из безе в виде балетной пачки и свежих фруктов. В ее честь слагали стихи, художники писали ее портреты.

Именем «Анна Павлова» назван один из самолетов национальной авиакомпании Нидерландов. «Венец Павловой» на Венере — это тоже в ее честь! Голландцы вывели сорт белых тюльпанов в честь Павловой.

Статуя Павловой венчает купол лондонского театра Victoria Palas. Позолоченная скульптура парит на высоте более пятидесяти метров, и балерина грациозно балансирует на одной ноге.

Установить фигуру решил владелец театра Альфред Бат. Впервые увидев Павлову в 1910 году, мистер Бат был поражен талантом балерины и стал ее самым горячим поклонником.

Там же, в Лондоне, в Palace Theatre до сих пор есть два места, на которые не продаются билеты: они предназначены для призраков Анны Павловой и актера Айвора Новелло.

И ко всему прочему, утонченная русская балерина диктовала европейским модницам стиль а-ля Павлова…

«МЫ БЫЛИ ОЧЕНЬ, ОЧЕНЬ БЕДНЫ»

В детстве маленькая Аннушка росла слабой и болезненной. Худенькая, малокровная, с очень хрупким здоровьем. Девочка обитала с матерью в Петербурге, поэтому для того, чтобы дочка окрепла, мама перевезла ее в село Лигово, где жила бабушка по линии отца. Свежий воздух закалил Анну, она перестала так часто и сильно болеть и стала чаще выезжать с матерью в столицу.

Во время одного из таких приездов, ставших судьбоносным, Анна оказалась в театре, на балете «Спящая красавица». Она завороженно смотрела на волшебное действие, не сводила глаз с артистов. Она наблюдала за каждым их движением, а когда спектакль закончился, то твердо заявила, что хочет танцевать точно так же, как принцесса Аврора.

Не чудо ли? Робкая и мягкая от природы девочка чуть ли не впервые высказала твердое и решительное желание — посвятить свою жизнь танцу.

Подумав, мама решила отвести Аннушку в балетную школу, куда, однако, с первого раза ее не взяли. Однако упорная девочка и не думала отказываться от своей мечты, пока в 1891 году не добилась своего и не поступила в Петербургское театральное училище, где занималась у известных педагогов Е. О. Вазем и П. А. Гердта…

Она была одарена редкой тайной «нарушать законы земного тяготения» и с необычайной лёгкостью порхать в воздухе, общее же впечатление от её классических танцев — обаятельность

В автобиографии, написанной в 1912 году, Павлова рассказывает: «Первое мое воспоминание — маленький домик в Петербурге, где мы жили вдвоем с матерью… Мы были очень, очень бедны. Но мама всегда ухитрялась по большим праздникам доставить мне какое-нибудь удовольствие. Раз, когда мне было восемь лет, она объявила, что мы поедем в Мариинский театр. «Вот ты и увидишь волшебниц». Показывали «Спящую красавицу».

С первых же нот оркестра я притихла и вся затрепетала, впервые почувствовав над собой дыхание красоты. Во втором акте толпа мальчиков и девочек танцевала чудесный вальс. «Хотела бы ты так танцевать?» — с улыбкой спросила меня мама. — «Нет, я хочу танцевать так, как та красивая дама, что изображает спящую красавицу».

Я люблю вспоминать этот первый вечер в театре, который решил мою участь.

«Мы не можем принять восьмилетнего ребенка, — сказал директор балетной школы, куда привела меня мама, измученная моей настойчивостью. — Приведите ее, когда ей исполнится десять лет».

В течение двух лет ожидания я изнервничалась, стала грустной и задумчивой, мучимая неотвязной мыслью о том, как бы мне поскорее сделаться балериной.

Поступить в Императорскую балетную школу — это все равно, что поступить в монастырь, такая там царит железная дисциплина. Из школы я вышла шестнадцати лет со званием первой танцовщицы. С тех пор я дослужилась до балерины. В России кроме меня только четыре танцовщицы имеют официальное право на этот титул. Мысль попробовать себя на заграничных сценах пришла впервые, когда я читала биографию Тальони. Эта великая итальянка танцевала всюду: и в Париже, и в Лондоне, и в России. Слепок с ее ножки и поныне хранится у нас в Петербурге».

Чтобы стать лучшей из лучших, Аннушке приходилось трудиться в зале по восемь часов в день. Вкалывать, не жалея себя. Но труд не прошел даром — по окончании училища Павлова, получив диплом с отличием, поступает в труппу Мариинского театра в Петербурге, где почти сразу получает небольшие сольные партии в «Спящей красавице», «Эсмеральде», «Жизели». Имя Павловой стало часто появляться на афишах театра.

«Я ПОНЯЛ, ЧТО НАПИСАЛ ПРЕКРАСНУЮ МУЗЫКУ!»

Судьба благоволила Павловой — в то время в Мариинке ставил балеты проставленный Мариус Петипа. Мэтр отнесся к Анне благосклонно, видя в ней безусловный талант. «Пушинка, легкость, ветер», — говорил он, описывая ее.

Павлова была активно задействована в его спектаклях, а ее партнером некоторое время был известный в будущем танцовщик и балетмейстер Михаил Фокин, — он ставил для нее номера, в том числе самый известный танец — «Умирающий лебедь» (1907 год).

Михаил Фокин придумал для Анны этот концертный номер на музыку Сен-Санса буквально за несколько минут. Поначалу Лебедь в этом танце не был умирающим — просто плыл по сцене в безмятежности, в невесомой белоснежной пачке, отороченной пухом. Но затем Анна Павлова добавила трагедию безвременной гибели, превратив номер в шедевр.

Небольшая хореографическая композиция «Умирающий лебедь» стала ее коронным номером. Исполняла она его, по мнению современников, совершенно сверхъестественно.

Луч прожектора спускается на сцену, он неотступно следует за балериной — от начала и до конца танца. А Павлова… Она, в образе, перемещается по сцене, не сходя с кончиков пуантов до конца номера. К концу силы Лебедя ослабевают, он угасает, смиряясь с неизбежным концом…

«Мадам, благодаря вам я понял, что написал прекрасную музыку!» — воскликнул потрясенный Сен-Санс. Исполнение было настолько глубоко, трагично и сильно, что Павлова стала олицетворением этого образа на долгие годы. Навсегда.

Одним из достижений Павловой можно назвать то, что она сумела дать новую жизнь едва не погибшему классическому танцу. Вот что сказал об этом великий хореограф Джордж Баланчин, основоположник американского балета: «Танцором рождаются. Никакой учитель не сотворит чуда, никакие годы занятий не сделают хорошего танцора из бесталанного ученика. Можно обрести определенные технические навыки, но никто никогда не сможет «обрести исключительный талант». Я никогда не тешил себя тем, что у меня есть необычайно одаренный ученик. У Павловой один учитель — Бог».

Павлова не злоупотребляла вращениями, но делала все пируэты и вращения, вплоть до фуэте, окрашивая их русской романтикой и лирикой

Или такая оценка Лаврентия Новикова, ее партнера по сцене: «Обаяние ее личности было настолько велико, что в каком бы танце Павлова ни появлялась, она производила на публику неизгладимое впечатление. Этим до известной степени и объясняется тот факт, что ее репертуар состоял из спектаклей, в которых не было ничего новаторского. Павлова не задавалась целью создать нечто сенсационное — она сама была сенсацией, хотя вряд ли это сознавала».

«ОБЛАКО, ПАРЯЩЕЕ НАД ЗЕМЛЕЙ»

Выступления приносили Павловой невероятный успех, а с 1908 года ее жизнь превратилась в сплошные разъезды. Популярность была невероятной, Анну приглашали все мировые государства. «Павлова — это облако, парящее над землей», — писала пресса. А балерина в каждой партии, в каждом своем танце поражала зрителя вновь и вновь.

«Только увидев Павлову, я понял, ощутил, почувствовал силу танца, все его обаяние, всю его красоту, красоту того искусства, где слово излишне, где о нем забываешь…» — писал критик драматического театра Э. Бескин.

Театральный критик Юрий Соболев, видевший Павлову на сцене, свидетельствует: «Она сочетала холодную технику классического балета с темпераментом искусства tегге а tегге и сочетала ее идеально, гармонично, слитно с живыми эмоциями своего тела. Ее учителя Камарго, Тальони, Фокин, Дункан — на четырех струнах этого удивительного балетного Страдивариуса она и научилась петь… свои дивные песни без слов…»

И он же: «Лирика — поэзия сердца — отзвук, неясный и волнующий, неземных песен — вот область раскрытия для Павловой во всей полноте. Но вот в лукавом гавоте улыбается Павлова из-под большой соломенной шляпы. Как тонок этот профиль, как нежны черты! Это женственность, торжествующая победа, женственность, обаятельная и влекущая…»

А немецкий балетный критик Оскар Би замечает: «Она — современный человек, но танцует старые па. Она техник, но живет душой. Она наивная и бессознательная выразительница тончайших эмоций. В своей якобы непосредственности она преобразовывает традицию, она изображает, она играет себя и поэтому она настолько же большая артистка, насколько танцовщица, обе в одном — она играет танец и танцует игру».

«РУССКИЕ СЕЗОНЫ»

Павлова посещала Францию, Бельгию, Германию, Англию и многие другие страны Европы. По ее предложению Дягилев добавил к оперным спектаклям балет.

Дягилев сомневался, что французам придется по вкусу русское балетное искусство. Однако с легкой руки Павловой, участие которой в гастрольном туре отдельно оговаривалось в контракте, балет стал неотъемлемой частью проекта. Сама она стала лицом «Русских сезонов», с успехом исполняя главные партии, а эмблемой антрепризы — ее портрет кисти великого Серова.

«С самого начала ее сценической деятельности необыкновенное чувство позы и равновесия обеспечивало ей блестящее исполнение адажио, — отмечал Дягилев. — Па де буре на пуантах через всю сцену она выполняла так стремительно и плавно, что, казалось, плыла в воздухе. Она не танцует, а летает».

Прима-балерина Мариинского (императорского) театра Анна Павлова и барон Виктор Дандре, который происходил из обрусевшей семьи французских аристократов

Одновременно с гастрольной деятельностью Анна вместе с американским танцором Адольфом Больмом организовали свою труппу. Через некоторое время она представила публике балеты «Привал кавалерии», «Волшебную флейту», «Жизель», «Пахиту» и второй акт «Лебединого озера».

А спустя некоторое время Анна начала выходить на сцену с собственными лирическими танцевальными миниатюрами, которые ничем не уступали шедеврам Михаила Фокина.

Павлова создала собственное направление танца, которое театральный критик Ю. Д. Беляев назвал «хореографической мелодекламацией». К таким номерам относятся «Стрекоза», «Бабочка», «Ночь», «Калифорнийский мак».

Вдохновение для своих номеров она черпала из впечатлений от танцев народов мира, которыми она активно интересовалась во время своих многочисленных путешествий.

После триумфа в Париже, во главе своей труппы Павлова стала гастролировать по миру, выступая в самых отдаленных уголках. Балерина посетила Китай, Японию, Австралию, Египет, Новую Зеландию. Особое внимание она уделяла танцевальным школам, которые посещала в каждой из своих поездок.

«Как мне всегда было жаль, что не могла зарисовать ее танца! — восклицала балерина Наталья Труханова. — Это было что-то неповторимое. Она просто жила в нем, иначе не скажешь. Она была самой душою танца. Только вот вряд ли душа выразима словами!»

«ВЫ ПОДАРИЛИ ИМ МИНУТЫ СЧАСТЬЯ»

Последний раз публика в Мариинке видела выступление Павловой в 1913 году, а год спустя, после начала Первой мировой войны она поселилась в Великобритании.

Несмотря на военное время, балерина продолжала гастролировать, вызывая восторг публики и придавая ей силы в это тяжелое время, — она выступила более чем в сорока странах. Причем были и такие уголки, где раньше о балете только слышали, но не видели его воочию.

Павлова выступала и в пользу Красного Креста.

«Всюду наши гастроли приветствовали как откровения нового искусства, — пишет она в воспоминаниях. — Из Лондона я поехала на гастроли в Америку, где танцевала в театре «Метрополитен». Разумеется, я в восторге от приема, устроенного мне американцами. Газеты помещали мои портреты, статьи обо мне, интервью со мной и — надо правду сказать — кучу вздорных выдумок о моей жизни, моих вкусах и взглядах. Я часто хохотала, читая это фантастическое вранье и видя себя тем, чем никогда не была…

В Стокгольме король Оскар каждый вечер приходил смотреть на нас. Но каково же было мое изумление, когда мне сообщили, что король приглашает меня во дворец. За мной прислали придворную карету, и я покатила по улицам Стокгольма, словно принцесса».

Восхищенный король Швеции пожаловал русский балерине орден «За заслуги перед искусством».

После выступления толпа провожала ее до отеля и долго не расходилась. «Растроганная до глубины души, я обратилась к своей горничной, спрашивая: «Чем я так очаровала их?»

— Сударыня, — ответила она, — вы подарили им минуты счастья, дав им на миг позабыть свои заботы.

Я не забуду этого ответа… С этого дня мое искусство получило для меня смысл и значение».

Что тут сказать… Анна Павлова была не только прекрасной драматической актрисой, предложившей новое прочтение классических партий балетов XIX века, но и неоромантической балериной, тонко чувствующей стилистические особенности каждой постановки.

Газеты писали: «Павлова — это облако, парящее над землей, Павлова — это пламя, вспыхивающее и затухающее, это осенний лист, гонимый порывом ледяного ветра…» Такова была невероятная сила воздействия ее искусства на зрителей.

АННА И ВИКТОР

В отличие от большинства успешных балерин XIX века, которые выставляли свою жизнь напоказ и предавали гласности все, что происходило с ними, Павлова тщательно скрывала свою жизнь. У нее любили брать интервью, но все ее высказывания касались балета и были крайне скудны, когда задавали вопросы о ее привязанностях и вкусах помимо искусства или танца.

Какая она была — представить себе довольно сложно, настолько была скрытна эта женщина. И даже из книги, написанной ее мужем, ничего нельзя понять о ней самой. Даже ее происхождение и рождение окутаны тайной, а жизнь овеяна слухами и легендами.

Неоспорим тот факт, что танцевальная карьера Павловой складывалась крайне успешно. Она добилась невероятных высот на сцене, чего нельзя было сказать об ее личной жизни.

"Мне всегда было жаль, что не могла зарисовать её танца! Это было что-то неповторимое. Она просто жила в нём... Она была самой душою танца"

В молодости у Аннушки было много поклонников. Однако она с упорством отказывалась от ухажеров, не принимала от них подарков и не читала любовных записок. Не хотела быть зависимой, не давала надежд на легкие отношения без всяких обязательств.

Единственным человеком, которого Анна приблизила к себе, был состоятельный аристократ французского происхождения Виктор Дандре.

Заядлый балетоман и петербургский красавец Дандре принадлежал к дворянскому сословию, был очень образован, успешен, владел несколькими иностранными языками, служил чиновником в Сенате и своим обаянием сумел растопить сердце неприступной балерины.

Дандре не мог позволить себе серьезных отношений, а Анна влюбилась всерьез. Она переехала по его просьбе на съемную квартиру в центр Петербурга. «Взамен» Дандре просил сопровождать его во время выходов в свет и на общественных мероприятиях.

Привязавшись к Виктору, Павлова со временем стала отчетливо понимать, что ей никогда не стать женой представителя высшего света: брак с молодой балериной для него невозможен.

Положение подруги-любовницы настолько ее тяготило, что Павлова, решившись, разорвала отношения. Мог ли тогда подумать состоятельный и успешный Виктор, какую роль предстоит сыграть этой хрупкой, но несгибаемой женщине в его дальнейшей судьбе?

Павлова страдала от душевного одиночества. Пытаясь забыться, она временами отчаянно кутила и веселилась, но продолжалось это недолго — никакие развлечения не могли развеять ее тоску.

Вот тогда-то у Павловой произошла судьбоносная встреча с Михаилом Фокиным, поставившим для нее «Умирающего лебедя» и давшим новый импульс для ее творчества. А сам Михаил Михайлович стал для нее близким другом, которых в ее жизни было не так много.

Полностью восстановиться Павлова смогла только с помощью зарубежных гастролей. Лучшим лекарством от всех проблем для нее, как всегда, была работа.

Личного счастья у Аннушки по-прежнему не было. Воспоминания и мысли возвращались к Дандре. Поводом для серьезных переживаний стали слухи, что Виктор находится в сложном материальном положении. В 1910 году он был обвинен властями Петербурга в растрате средств, выделенных на строительство Охтинского моста, и по причине неоплаченных долгов был посажен в тюрьму.

Случившееся с Дандре вынудило Павлову круто изменить свои планы. Она заключает контракт с представителями иностранного агентства «Брафф». Ей предстоит танцевать дважды в день — в Англии, Ирландии и Шотландии! Каторжные условия, работа на износ! Никто не мог понять, почему балерина согласилась на них. Сама она отвечала одно: «Я так хочу».

После того, как нужная сумма была заработана, Аннушка сразу же расплатилась по долгам Виктора и выписала его к себе, в Париж.

Несмотря на подписку о невыезде, Дандре, очертя голову, примчался во Францию. Некоторые источники утверждают, что в 1911 году влюбленные тайно обвенчались.

Надо отдать ему должное — Дандре был одним из самых удачливых импресарио своего времени. Он с успехом устраивал пресс-конференции, приглашал фоторепортеров на выступления, давал многочисленные интервью, связанные с жизнью и творчеством примы, чье имя было постоянно на слуху.

До нас дошли фотографии Павловой, в том числе на берегу «лебединого озера», с прекрасной птицей на коленях: снимки были сделаны известными фотографами по заказу Дандре.

Аннушка стала владелицей роскошного имения в Британии, у нее появился камерный театр в Лондоне. Виктор занимался хозяйством, бухгалтерией и организацией гастролей, вел переписку и переговоры, принимал и увольнял актеров, следил за костюмами и декорациями.

Все домашние обязанности лежали также на плечах Виктора, поэтому балерина не заботилась об устройстве быта, — она погрузилась в свое творчество с полной самоотдачей, не щадя своего здоровья и сил.

Но время неумолимо не только над человеком, но и над его чувствами. Спустя некоторое время Анна поняла, что она больше не любит Виктора, он начал ее раздражать. Это выражалось в скандалах, упреках, криках, битье посуды и бурных истериках со слезами.

Дандре терпеливо относился к ее срывам, он любил ее до глубины души и был невероятно благодарен за свое спасение из тюрьмы.

Так они и жили до тех пор, пока непосильная нагрузка — именно она, а не только простуда, ставшая катализатором беды, — не привела к безвременной кончине…

«ПРИГОТОВЬТЕ МОЙ КОСТЮМ ЛЕБЕДЯ!»

Балет для Павловой, объехавшей более сорока стран, был смыслом ее жизни, и она беззаветно служила ему.

За двадцать два года бесконечных гастролей Павлова проехала более полумиллиона километров и дала около девяти тысяч спектаклей. Мастер Ромео Нинолини изготавливал для нее две тысячи балетных туфель в год.

Не танцевать Аннушка просто не могла. Танец и был ее жизнью. Хотя деньги никогда не были лишними, ведь она много занималась благотворительностью. В Париже прима на свои средства основала приют для детей эмигрантов, помогала бедствующим русским артистам.

В январе 1931-го Павлова отправилась в гастрольный тур в Гаагу. Но по пути из Канн в Париж поезд попал в аварию. Анна не пострадала в аварии, но она находилась на платформе двенадцать часов.

Был холодный, снежный день, а на Анне была только тонкая куртка и шелковая пижама. Выйдя из поезда в Гааге, она почувствовала себя плохо. В отеле стало еще хуже.

Болезнь нарастала. Вызвали доктора. Тот обнаружил, что легкие наполнены жидкостью. И предложил немедленную операцию, но… ему не поверили.

Дандре решил посоветоваться с другим специалистом, что лечил королеву Нидерландов. Однако его вердикт оказался таким же — наличие жидкости в легких и необходимость скорейшей операции.

Доктора поставили дренажную трубку, однако было уже поздно — драгоценное время было упущено…

У постели Павловой днем и ночью дежурили врачи. Аннушка металась в жару, бредя. Иногда к ней возвращалось сознание, и она только спрашивала: «А моя труппа? Что будет с нею?»

Согласно легенде, в последний раз Павлова приподнялась на постели, как будто готовясь встать, и отчетливо сказала: «Приготовьте мой костюм Лебедя». Это были последние слова великой балерины.

Она не имела громких званий и наград, после её смерти была распущена её труппа, распродано имущество. Осталась только легенда о Лебеде, являвшаяся былью

Анна Павлова скончалась от воспаления легких 23 января 1931 года, не дожив всего неделю до своего 50-летия.

Почитатели никак не могли поверить этому горестному, трагическому известию. Невозможно было принять то, что белый Лебедь в исполнении Павловой больше никогда не появится на сцене.

Гостиничный номер в Гааге, где скончалась балерина, дирекция никогда больше никому не сдавала. А в городском театре еще много лет в годовщину смерти Павловой показывали странное действие — поднимался занавес, звучала музыка Сен-Санса, а по пустой сцене двигался лишь одинокий луч прожектора, будто следуя за движением невидимого Лебедя. Публика наблюдала за этим «танцем» стоя, в полном молчании, отдавая дань памяти величайшей балерине.

Поклонники решили, что тело Павловой должно быть предано земле на знаменитом кладбище Пер-Лашез, где покоится знаменитая танцовщица Мария Тальони.

Однако Дандре пристально следил за тем, чтобы последняя воля его супруги была исполнена в точности. Павлова же хотела, чтобы ее кремировали согласно древнеиндийскому обряду…

Да, именно так! Во время гастролей в Индии Аннушка была зачарована церемониями, во время которых тело сжигается на погребальном костре.

Урна с прахом балерины была захоронена в колумбарии на лондонском кладбище Голден Грин, недалеко от Дома Айви, где она жила с Дандре.

…Она не имела громких званий и наград, после ее смерти была распущена ее труппа, распродано имущество. Осталась только легенда о Лебеде, являвшаяся былью. 

 

Площадки газеты "Спецназ России" и журнала "Разведчик" в социальных сетях:

Вконтакте: https://vk.com/specnazalpha

Фейсбук: https://www.facebook.com/AlphaSpecnaz/

Твиттер: https://twitter.com/alphaspecnaz

Инстаграм: https://www.instagram.com/specnazrossii/

Одноклассники: https://ok.ru/group/55431337410586

Телеграм: https://t.me/specnazAlpha

Свыше 150 000 подписчиков. Присоединяйтесь к нам, друзья!

 

Оцените эту статью
3791 просмотр
нет комментариев
Рейтинг: 3.5

Читайте также:

Автор: ВЛАДИСЛАВ ШВЕД
31 Мая 2021
ГЕРОСТРАТ XX ВЕКА — 2

ГЕРОСТРАТ XX ВЕКА — 2

Автор: ВЛАДИСЛАВ ШВЕД
31 Мая 2021
ГЕРОСТРАТ XX ВЕКА

ГЕРОСТРАТ XX ВЕКА

Написать комментарий:

Общественно-политическое издание